Белочки (Брайтвин; Кайгородов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Белочки
автор Элиза Брайтвин (1830—1906), пер. Дмитрий Никифорович Кайгородов (1846—1924)
Язык оригинала: английский. — См. Оглавление. Из сборника «Дружба с природой». Опубл.: ориг. 1890, пер. 1897. Источник: Commons-logo.svg Элиза Брайтвин. Дружба с природой. В русском изложении Дм. Кайгородова. — СПб.: Издание А. С. Суворина, 1897 Белочки (Брайтвин; Кайгородов) в дореформенной орфографии



БЕЛОЧКИ

Живя в деревне, неподалеку от леса, много удовольствия доставляет попытка заманить этих милых зверьков к самому дому и иметь возможность наблюдать вблизи за их весёлыми и грациозными движениями и играми. При этом иногда случается оказывать им даже и благодетельные услуги, помогая их пропитанию — в дни нужды.

Как я уже рассказывала, у меня вывешивается перед окном корзиночка с кусочками сала и жира для синичек. В эту же корзиночку кладу я орехи — для поползней, которые и не заставляют себя долго ждать: они являются и разделяют вместе с синицами содержимое моей корзинки. Эти же орехи приманили однажды хорошенькую белочку, и в короткое время она к нам так привыкла, что преспокойно оставалась сидеть в корзинке и щёлкать орехи, в то время, когда мы ходили по комнате и даже подходили к самому окну. Однажды я пыталась заманить этого милого зверька в комнату, положив на стол, неподалёку от окна, несколько орехов. Не прошло и пяти минут, как белочка сидела уже на столе, и в настоящее время она стала настолько ручною, что разделяет с нами наш обед и как бы сделалась членом нашей семьи. Сидя на столе, с орехом в передних лапках, она энергично работает своими острыми зубками, добираясь до вкусного зерна, причём, не стесняясь, разбрасывает скорлупки во все стороны и плутовски смотрит на нас, своими выпуклыми чёрными глазёнками.

Насколько больше доставляет удовольствия такой свободный любимчик, сравнительно с бедною белкой-пленницей, без устали вращающею колесо своей клетки и осуждённою на скучную, однообразную, одинокую жизнь, без общения со своими товарками по зелёному лесу! В городе, конечно, нет другого выбора. Впрочем, и там можно несколько скрасить жизнь одинокого зверька хорошим уходом, разнообразием пищи, смехом и ласковою болтовней с ним и выпусканием время от времени из клетки; если же при этом белочка ещё из молодых, то можно, в конце концов, настолько её приручить, что она сделается настоящим маленьким весёлым товарищем.

Посещения белочек доставляли нам очень много радостей. Одна за другою карабкаются они, бывало, по косяку окна, пробираясь к корзинке, для того, чтобы вскочить в неё, выхватить орешек и затем вышелушить из него зёрнышко на ближайшей ветке дерева. При этом они играли и шутили друг с дружкой самым очаровательным образом.

Вскоре и другая белочка приручилась настолько, что стала приходить к нам в комнату — на стол, за орехами, и при этом однажды так поссорилась с нашею давнишнею приятельницей-белочкой, что откусила у бедного маленького зверька почти половину уха, так что пришлось даже смывать губкой следы крови на столе…

Величайший враг белок — кошка. Едва можно поверить, чтобы она могла поймать столь проворное маленькое создание, но я собственными глазами видела, как однажды кошка подкарауливала белку под старым дубом нашего сада. Я считала положительно невозможными чтобы она могла сделать ей что-нибудь дурное, но, воспользовавшись одним благоприятным моментом, кошка бросилась, как тигр, на свою добычу. Хотя белочка тотчас же стремительно обратилась в бегство, но, — увы! — прежде чем я успела прийти к ней на помощь, кошка схватила её и убежала, держа несчастную в зубах.

Один садовник говорил мне, что у него есть кошка, которая держит всех белок в приличном отдалении от его сада. Правда, что эти зверьки лакомятся горохом и молодыми всходами пихт и каштанов в весеннее время; в одно очень сухое лето они нередко хозяйничали также и на наших персиковых и сливовых деревьях. Но я прощаю им эти маленькие грехи и очень бы скучала, если бы белочки перестали посещать лужайку моего сада, на которой они — нередко вчетвером и впятером — так мило забавляются. Они с изумительною ловкостью и грацией гоняются друг за дружкой, вокруг древесных стволов, и выражают своё неудовольствие уморительным своеобразным хрюканьем и топаньем лапками, вроде того, как это делают кролики. Осенью я велю собирать для них жёлуди и буковые орешки; весной же и зимой я разделяла всё это между голодными белочками, обильно разбрасывая жёлуди и орешки, вместе с другими зёрнами, под упомянутым уже выше старым дубом. Этот корм является также большою притягательною силой и для соек, диких голубей, поползней, ворон и всякой прочей пернатой публики.

Мои продолжительные наблюдения над белками привели меня к убеждению, что хвост этих зверьков служит им для выражения различных настроений духа, а также, может быть, и для других более или менее важных целей. Так, будучи закинут на спину и распластан, он защищает, наподобие крыши, от дождя; изогнут ли он в виде вопросительного знака, лежит ли горизонтально на земле, вздёрнут ли прямо кверху, как палка, — все эти положения имеют своё значение.