Белочки (Брайтвин; Кайгородов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Белочки (Брайтвин; Кайгородов)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Бѣлочки
авторъ Элиза Брайтвинъ (1830—1906), пер. Дмитрий Никифоровичъ Кайгородовъ (1846—1924)
Языкъ оригинала: англійскій. — См. Оглавленіе. Изъ сборника «Дружба съ природой». Опубл.: ориг. 1890, пер. 1897. Источникъ: Commons-logo.svg Элиза Брайтвинъ. Дружба съ природой. Въ русскомъ изложеніи Дм. Кайгородова. — СПб.: Изданіе А. С. Суворина, 1897 Белочки (Брайтвин; Кайгородов)/ДО въ новой орѳографіи



[32]

БѢЛОЧКИ.

Живя въ деревнѣ, неподалеку отъ лѣса, много удовольствія доставляетъ попытка заманить этихъ милыхъ звѣрьковъ къ самому дому и имѣть возможность наблюдать вблизи за ихъ веселыми и граціозными движеніями и играми. При этомъ иногда случается оказывать имъ даже и благодѣтельныя услуги, помогая ихъ пропитанію — въ дни нужды.

Какъ я уже разсказывала, у меня вывѣшивается передъ окномъ корзиночка съ кусочками сала и жира для синичекъ. Въ эту же корзиночку кладу я орѣхи — для поползней, которые и не заставляютъ себя долго ждать: они являются и раздѣляютъ вмѣстѣ съ синицами содержимое моей корзинки. Эти же орѣхи приманили однажды хорошенькую бѣлочку, и въ короткое время она къ намъ такъ привыкла, что преспокойно оставалась сидѣть въ корзинкѣ и щелкать орѣхи, въ то время, когда мы ходили по комнатѣ и даже подходили къ самому окну. Однажды я пыталась заманить этого милаго звѣрька въ комнату, положивъ на столъ, неподалеку отъ окна, нѣсколько орѣховъ. Не прошло и пяти минутъ, какъ бѣлочка сидѣла уже на столѣ, и въ настоящее время она стала настолько ручною, что раздѣляетъ съ нами нашъ обѣдъ и какъ бы сдѣлалась членомъ нашей семьи. Сидя на столѣ, съ орѣхомъ въ переднихъ лапкахъ, она энергично работаетъ своими острыми зубками, добираясь до вкуснаго зерна, при чемъ, не стѣсняясь, разбрасываетъ скорлупки во всѣ стороны и плутовски смотритъ на насъ, своими выпуклыми черными глазенками.

Насколько больше доставляетъ удовольствія такой свободный любимчикъ, сравнительно съ бѣдною бѣлкой-плѣнницей, безъ устали вращающею колесо своей клѣтки и осужденною на скучную, однообразную, одинокую жизнь, безъ общенія со своими товарками по зеленому лесу! Въ городѣ, конечно, нѣтъ другого выбора. Впрочемъ, и тамъ можно нѣсколько скрасить жизнь одинокаго звѣрька хорошимъ уходомъ, разнообразіемъ пищи, смѣхомъ и ласковою болтовней съ нимъ и выпусканіемъ время-отъ-времени изъ клѣтки; если же при этомъ бѣлочка еще изъ молодыхъ, то можно, въ концѣ-концовъ, настолько ее приручить, что она сдѣлается настоящимъ маленькимъ веселымъ товарищемъ.

Посѣщенія бѣлочекъ доставляли намъ очень много радостей. Одна за другою карабкаются онѣ, бывало, по косяку окна, пробираясь къ корзинкѣ, для того, чтобы [33]вскочить въ нее, выхватить орѣшекъ и затѣмъ вышелушить изъ него зернышко на ближайшей вѣткѣ дерева. При этомъ онѣ играли и шутили другъ съ дружкой самымъ очаровательнымъ образомъ.

Вскорѣ и другая бѣлочка приручилась настолько, что стала приходить къ намъ въ комнату — на столъ, за орѣхами, и при этомъ однажды такъ поссорилась съ нашею давнишнею пріятельницей-бѣлочкой, что откусила у бѣднаго маленькаго звѣрька почти половину уха, такъ что пришлось даже смывать губкой слѣды крови на столѣ…

Величайшій врагъ бѣлокъ — кошка. Едва можно повѣрить, чтобы она могла поймать столь проворное маленькое созданіе, но я собственными глазами видѣла, какъ однажды кошка подкарауливала бѣлку подъ старымъ дубомъ нашего сада. Я считала положительно невозможными чтобы она могла сдѣлать ей что-нибудь дурное, но, воспользовавшись однимъ благопріятнымъ моментомъ, кошка бросилась, какъ тигръ, на свою добычу. Хотя бѣлочка тотчасъ же стремитѣльно обратилась въ бѣгство, но, — увы! — прежде чѣмъ я успѣла прійти къ ней на помощь, кошка схватила ее и убѣжала, держа несчастную въ зубахъ.

Одинъ садовникъ говорилъ мнѣ, что у него есть кошка, которая держитъ всѣхъ бѣлокъ въ приличномъ отдаленіи отъ его сада. Правда, что эти звѣрьки лакомятся горохомъ и молодыми всходами пихтъ и каштановъ въ весеннее время; въ одно очень сухое лѣто онѣ нерѣдко хозяйничали также и на нашихъ персиковыхъ и сливовыхъ деревьяхъ. Но я прощаю имъ эти маленькіе грѣхи и очень бы скучала, если бы бѣлочки перестали посѣщать лужайку моего сада, на которой онѣ — нерѣдко вчетверомъ и впятеромъ — такъ мило забавляются. Онѣ съ изумительною ловкостью и граціей гоняются другъ за дружкой, вокругъ древесныхъ стволовъ, и выражаютъ свое неудовольствие уморительнымъ своеобразнымъ хрюканьемъ и топаньемъ лапками, въ родѣ того, какъ это дѣлаютъ кролики. Осенью я велю собирать для нихъ жолуди и буковые орѣшки; весной же и зимой я раздѣляла, все это между голодными бѣлочками, обильно разбрасывая жолуди и орѣшки, вмѣстѣ съ другими зернами, подъ упомянутымъ уже выше старымъ дубомъ. Этотъ кормъ является также большою притягательною силой и для соекъ, дикихъ голубей, поползней, воронъ и всякой прочей пернатой публики.

Мои продолжительныя наблюденія надъ бѣлками привели меня къ убѣжденію, что хвостъ этихъ звѣрьковъ служитъ имъ для выраженія различныхъ настроений духа, а также, можетъ-быть, и для другихъ болѣе или менѣе важныхъ цѣлей. Такъ, будучи закинутъ на спину и распластанъ, онъ защищаетъ, на подобіе крыши, отъ дождя; изогнутъ ли онъ въ видѣ вопросительнаго знака, лежитъ ли горизонтально на землѣ, вздернутъ ли прямо кверху, какъ палка, — всѣ эти положенія имѣютъ свое значеніе.