Библиограф №1 (1884, 1885)/Библиография и библиографическое общество

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Библиография и библиографическое общество
автор Николай Михайлович Лисовский
Из сборника «Библиограф № 1 (1884, 1885)». Опубл.: 1885. Источник: Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе Библиограф №1 (1884, 1885)/Библиография и библиографическое общество в дореформенной орфографии


[1]

Библиография и библиографическое общество

 

Развитие литературной деятельности в России в последние два столетия и, вместе с тем, развитие книгопечатания и журналистики вызвали потребность в самых разнообразных библиографических трудах, начиная с составления всевозможных реестров и каталогов книг и кончая разысканиями о книгах старинных, редких, исчезнувших по различным, иногда совершенно исключительным, обстоятельствам из обращения в публике. Предмет библиографии составляет книговедение, в самом обширном смысле этого слова. Сюда принадлежат вообще всякие разыскания о литературных и художественных древностях, история книгопечатания, описание и история библиотек, история книжно-торговой и издательской деятельности, известия о писателях и художниках, библиографах, типографах, книгопродавцах и т. п. Наконец, сюда же можно отнести разыскания о произведениях почему-либо не бывших в печати, описание старинных рукописей, различных автографов, объяснение анонимов и псевдонимов. Вся эта работа, сама по себе незаметная, кропотливая, требует не только большой усидчивости, но и знания и, в общем итоге, составляет ценный материал для историка литературы.

Многие понимают предмет библиографии только в смысле составления различных каталогов и указателей и в библиографе видят не более как каталогиста. Такой взгляд совершенно ошибочен. Основанием ему могло послужить то обстоятельство, что составление каталогов и указателей представляется в настоящее время делом довольно обширным; с внешней стороны оно обращает на себя гораздо более внимания, чем все прочие разыскания библиографа, сущность которых весьма [2]часто может быть передана в нескольких словах, хотя для этой незаметной и, по-видимому, незначительной работы быть может требовались годы настойчивого труда. Наконец, надо сказать, что занятия библиографией редко вознаграждаются в материальном отношении; менее всего вознаграждаются различные кропотливые разыскания о старине и потому некоторые библиографы всегда предпочитали заниматься преимущественно составлением каталогов и указателей, ввиду утилитарной цели, с которою они обыкновенно издаются.

Что касается русской библиографической летописи или последовательной хронологической описи издаваемых в России книг, то в этом отношении русская библиография может похвалиться несколькими весьма почтенными трудами, последовательно идущими один за другим, с незначительными промежутками в несколько лет, в течение которых библиографические указатели не издавались. Серьезные библиографические труды появляются уже во второй половине прошлого столетия: одним из первых считается, богатый по материалу, труд Бакмейстера, содержащей в себе обозрение выходивших в России книг с 1772 по 1787 год: «Russische Bibliothek, zur Kenntniss des gegenwärtigen Zustandes der Literatur in Russland, herausg. v. Hartw. Ludw. Christi. Bachmeister». Petersburg, Riga und Leipzig. 1772—1787 (11 томов). Это издание, выходившее выпусками, прекратилось от недостатка в подписчиках; в настоящее время оно составляет большую редкость. После труда Бакмейстера следует «Систематическое обозрение литературы в России в течении пятилетия с 1801 по 1806 г.» А. Шторха и Ф. Аделунга. Спб., 1810—1811 гг. (в 2-х частях). В 1813—1821 г. издан был «Опыт российской библиографии» книгопродавца, а впоследствии библиотекаря Императорской Публичной Библиотеки, В. С. Сопикова. В 1-й части, после обширного предисловия о библиографии, о книгопечатании, о типографиях и т. п., помещен список книг церковной печати; в последующих частях указаны книги гражданской печати. Всех книг во всех 5-ти частях исчислено у Сопикова 13,249. Труд этот остается еще до сих пор, несмотря на многочисленные пропуски и ошибки, необходимым руководством для занимающихся библиографиею и для всех нуждающихся в справках о старинных книгах. Наименее остальных полезна в настоящее время 1-я часть (о книгах церковной печати), после работ И. Каратаева, В. М. Ундольского и др. Дополнением к труду Сопикова служат, изданные в последнее время две брошюры: 1) «Алфавитный указатель имен авторов, переводчиков, издателей и других лиц, упоминаемых в Опыте Российской библиографии В. С. Сопикова (Том II—V)», составить П. Морозов. Спб., 1877 г. и 2) «Заметки и разъяснения к Опыту российской библиографии В. Сопикова», В. Саитов. Спб., 1878 г. После Опыта российской библиографии Сопикова следует «Роспись российским книгам для чтения из библиотеки Александра Смирдина» (в 4-х частях). Спб., 1828 г. Эта весьма полная роспись составлена В. Г. Анастасевичем; в неё внесено, по XXIII отделам, всего 9,934 заглавий книг. Продолжением росписи служат четыре прибавления: 1-е прибавление издано в 1829 г. (содержит в себе №№ 9,935—10,696), 2-е прибавление — в 1832 г. (№№ 10,697—12,036), 3-е прибавление — в 1852 г. (№№ 12,037—16,904) и 4-е прибавление - в 1856 г. (№№ 16,905—18,364 и дополнение). К этому же времени относится изданный М. Д. Ольхиным «Систематический реестр русским книгам с 1831 по 1846 г.» Спб., 1836 г. С 1837 по 1854 год помещался довольно полный указатель книг в прибавлениях к «Журналу Министерства Народного Просвещения». [3]В 1856 году при 3-й книге «Русской Беседы» была издана «Бяблиография за 1855 год». При V томе «Известий 2-го отд. Академии Наук» также был издан библиографический указатель за 1855 год, составленный П. П. Ламбиным. Этот указатель гораздо полнее предыдущего. В 1856 и 1857 годах, при «Отечественных Записках» издавалась роспись книг В. Межова, под заглавием «Библиографические листки Отечественных Записок». В настоящее время составлением систематического каталога русских книг, почти исключительно, занимается В. И. Межов, неутомимый библиограф, доведший свою деятельность, по части составления каталогов,а также указателей журнальных статей по различным предметам знания, до громадных размеров. Первый его каталог (основной) вышел в 1869 году. С этого времени к каталогу постоянно выходят прибавления; первые два прибавления издавались ежегодно, а последующие — по истечении каждых 2-х лет. Издание этого труда начато книгопродавцом Базуновым, затем перешло к Исакову я в последнее время к Глазунову. Труд г. Межова с первого же появления обратил на себя внимание своею полнотою, а главным образом, многочисленными указаниями критических статей, рецензий и библиографических заметок о книгах.

По части обозрения книг славяно-русских, в нашей библиографии можно отметить почтенные труды А. Ф. Бычкова, И. Баратаева, П. П. Пекарского, И. П. Сахарова, В. М. Ундольского и др.

О литературе XVIII столетия и начала ХIХ-го, по части обозрения книг, напечатанных гражданским шрифтом, имеются труды Г. Геннади (Справочный словарь о русских писателях и ученых и список русских книг 1725—1825 гг.; труд этот, за смертию составителя, продолжает в настоящее время г. Собко) и Н. В. Губерти (Материалы для русской библиографии: обозрение редких и замечательных русских книг 1725—1800 гг.).

Что касается указателей статей, помещенных в различных периодических изданиях, то особенно серьезного внимания заслуживаешь труд А. Н. Неустроева, составившего полный указатель всех статей ко всем периодическим изданиям прошлого столетия. Труд г. Неустроева единственный в своем роде; жаль, что к нему не приложен алфавитный указатель, без которого почти невозможны никакие справки, так как каждый раз приходится пересматривать почти всю книгу с начала до конца. К новейшим, более крупным журналам, тоже, время от времени, издаются особые указатели.

Наконец, по различным предметам знания составляются и издаются специальные указатели статей, помещаемых в различных периодических изданиях. Из таких указателей обращают на себя внимание: Н. А. Бунге (Указатель русской литературы по математике, чистым и прикладным естественным наукам, медицине и ветеринарии, издаваемый в Киеве с 1872 г.); Г. Геннади (Литература русской библиографии); С. Каратаева (Библиография финансов, промышленности и торговли со времен Петра Великого по настоящее время, 1714—1879 гг.); П. и Б. Ламбиных (Русская историческая библиография, 1855—1864 гг.); В. Межова (Литература крестьянского вопроса в России, 1764—1864 гг.; Литература русской словесности, 1855—1870 гг.; Литература русской географии, этнографии и статистики, 1859—1880 гг.; Русская историческая библиография, 1965—1876 гг. и проч.).

По своим библиографическим разысканиям замечательны труды: П. А. Ефремова, П. П. Пекарского, В. М. Ундольского и многих других.

Указав наиболее капитальные труды по библиографии, которых с первого взгляда кажется весьма немало, всё-таки нельзя не заметить, что [4]труды эти представляют явления единичные и не имеющие между собой ничего общего, ни по плану исполнения, ни по времени, к которому относятся собранные в них указания. Поэтому они нередко повторяют друг друга. Кроме того очень многие труды раз появившись, более не продолжаются и таким образом остается немалый промежуток времени, за который в нашей библиографической литературе по многим предметам не имеется почти никаких указаний. Более всего чувствуется потребность в систематическом каталоге ежегодно выходящих новых книг и затем в общем указателе статей ко всем периодическим изданиям. При этом, разумеется, было бы весьма полезно, чтобы такие каталоги и указатели выходили своевременно, т. е. за более короткие промежутки времени и без больших запаздываний. Последовательное издание такого труда из года в год, составило бы в будущем весьма ценный вклад в библиографию, служа ключом ко всей нашей литературе. Разумеется, такая работа непосильна одному человеку: она только и может быть выполняема каким-либо специально для этого созданным учреждением, соединенными силами нескольких лиц.

Предмету библиографии нередко были посвящаемы периодические издания. Первым периодическим изданием (по времени) надо считать «Библиографические листы», издававшиеся П. Кёппеном в 1825 и 1826 г. Всего вышло 43 номера. Это издание вполне отвечало требованиям библиографии; здесь помещались известия о новостях в литературе, науках и искусствах, библиографические статьи, выписки из старинных рукописей, рецензии о выходивших в то время книгах и периодических изданиях, роспись первопечатным славянским книгам, некрологи некоторых ученых, статьи археологические, филологические, этнографические, статистические и т. п. После «Библиографических листов», весьма серьезным журналом были «Библиографические записки», издававшиеся в Москве Н. Щепкиным, под редакциею А. Афанасьева, в течение 1859 года. На 20-м № это издание прекратилось; затем оно было возобновлено в 1861 г., под редакциею Н. Щепкина и Касаткина, но на 20-м № снова прекратилось вследствие недостатка в подписчиках. С начала шестидесятых годов издавались один за другим следующие библиографические журналы: «Книжный Вестник» (1860—1867 гг.), «Книжник» (1865—1866 гг.), «Библиограф» (1869 г.), «Указатель по делам печати» (1872—1878 гг.), «Российская Библиография» (1879—1882 гг.).

Все эти периодические издания хотя и были посвящены библиографии, но издатели их понимали задачи подобного журнала довольно различно и, сообразно с этим, заключали программу своих изданий в очень узкие рамки. Библиографические журналы являлись у нас то исключительно научными (в историко-литературном отношении), то с преобладанием критических статей, то органами книжно-торгового дела. Разумеется, так специализируясь, они никогда не могли найти себе достаточного числа подписчиков, тем более, что вообще контингент подписчиков на подобные издания, сам по себе, довольно ограничен. При этом библиографическая летопись, т. е. списки вновь выходящих книг, эта необходимая принадлежность каждого библиографического журнала, велась часто весьма неудовлетворительно, без определенной системы и весьма серьезно мешала успеху издания. Некоторые библиографы пришли даже к сомнению в возможности у нас издания библиографического журнала. Но сомнения эти можно считать совершенно лишенными основания, так как библиографические журналы, в особенности издававшиеся в [5]последнее время, хотя и прекращались действительно вследствие денежных затруднений, но затруднения эти происходили не столько от недостатка в подписчиках, сколько, от неудовлетворительного и часто непроизводительного расходования выручаемых от издания денег. Существование библиографического журнала возможно при условиях более исключительных, чем всякого другого издания, могущего рассчитывать на значительное число подписчиков. Подобное издание, разумеется, не скоро можно будет эксплуатировать как коммерческое предприятие; в нём почти немыслимо личность издателя выделить из среды библиографов и поставить в положение предпринимателя, дающего только деньги на издание, оплачивающего все расходы, не исключая вознаграждения редактору, и потому, естественно, желающего на свой затраченный капитал и за риск получить более или менее порядочный доход. Напротив, легко может случиться, даже при весьма удовлетворительном ведении дела, что за покрытием всех расходов, на долю предпринимателя останется очень мало, а подчас и ничего; после этого предпринимателю, разумеется, остается отказаться от невыгодного предприятия, если только он не проникнется сознанием необходимости и полезности библиографического журнала и не согласится поддерживать его своими средствами с полным бескорыстием. Совсем другое дело, когда издатель сам принимает большое участие в библиографических работах и в своем лице совмещает все обязанности редактора; тут уже исключается вопрос о доходе в пользу предпринимателя, отдельно от редактора, следовательно к валовому доходу издания будут предъявляться гораздо меньшие требования. Между тем, издание библиографического журнала всегда может дать доход, достаточный для покрытия типографских расходов и затем, может образовать еще остаток на вознаграждение редактору и некоторым другим лицам, разделяющим с ним труды по редакции. Другое, весьма важное условие, необходимое при издании библиографического журнала и могущее упрочить его существование, состоит в возможно большей солидарности работающих в нём лиц и в готовности ограничиться, хотя на первое время, тем размером вознаграждения за свои труды, какой окажется возможным по соображению дохода со всеми остальными расходами по изданию.

Солидарность между нашими библиографами вообще была бы очень полезна в интересах развития у нас библиографического дела; она необходима для успешного исполнения различных работ, часто непосильных одному человеку, как напр, ведение библиографической летописи и своевременное издание различных каталогов и указателей новейшей литературы. Разнообразные и многочисленные библиографические работы, начатые в свое время В. И. Межовым и исполнявшиеся им параллельно и при этом довольно своевременно, теперь делаются почти немыслимыми и г. Межов, к общему сожалению, принужден от них отказываться, несмотря даже на то, что у него есть помощники. За недостатком времени и сил, он вынужден был прекратить свой замечательный труд по составлению указателей литературы русской географии, этнографии и статистики; систематический каталог новых книг тоже стал выходить весьма несвоевременно и уже не с прежнею полнотою и отчетливостью сведений. Всё это служит немалым подтверждением высказанного выше соображения о необходимости совместного участия нескольких библиографов в работах подобного рода.

В 70-х годах в некоторых газетах сообщались слухи, что в среде наших библиографов возникла мысль об учреждении библиографического [6]общества. Но до настоящего времени по этому предмету еще ничего не сделано и саму мысль, если она когда-нибудь действительно возникала, теперь надо считать совсем забытою. Между тем такое общество могло бы оказать немалую услугу библиографии.

Библиографическое общество должно служить для сближения между собою всех лиц, занимающихся библиографиею. В особенности это сближение может быть полезно для тех из предпринимающих библиографическую работу, которые недостаточно опытны в этом деле. При всей кажущейся на первый взгляд простоте и незамысловатости библиографических работ, они в действительности представляют немало трудностей даже для посредственного их исполнения и только тогда могут быть полезными и достигать своей цели, когда исполняются по заранее обдуманной и хорошо разработанной программе. Недостаток системы часто делает работу библиографа еще более тяжелой и в результате мало полезной. В таких случаях общество могло бы принести весьма существенную пользу уже тем, что в нём, среди его членов, все неопытные в библиографии лица могли бы найти для себя хороших руководителей; здесь они получали бы полезные советы, наставления и указания. Кому неизвестно, что библиографические труды обыкновенно очень мало оплачиваются и заниматься ими можно или по особому пристрастию к делу, или за неимением другой, более выгодной работы; поэтому еще более приходится желать, чтобы те немногочисленные труженики, которые берутся за библиографические работы, обставлены были бы в своих занятиях более лучшими условиями и работали бы на этом поприще с возможно большим успехом. Библиографическое общество должно, следовательно, приносить своим членам двоякую пользу: во 1-х, содействовать возможно лучшему исполнению работы и во 2-х, помогать материально в тех случаях, когда такая помощь будет требоваться. Сближение членов общества должно выяснить им кто именно и какие работы предпринимает чтобы они могли избегать повторений в своих работах и не делать одно и то же дело вдвойне, — или же соединяться вместе для одной общей работы. Кроме того, в обществе могут выясняться вопросы о том, какие например работы целесообразны, полезны и желательны в данное время. За лучшие работы своих членов общество, в некоторых случаях, может выдавать денежные премии и другие награды. Далее, общество должно оказывать содействие своим членам в распространении их трудов. Различные книги по библиографии расходятся у нас в очень ограниченном числе экземпляров; поэтому на многие библиографические труды нелегко бывает найти издателя, а тем более получить за них какое-нибудь вознаграждение. Более или менее выгодно устраивать свои работы удается немногим, приобретшим себе известность многолетним и упорным трудом. Для успешного распространения работ своих членов, общество должно входить в сношения с различными издателями, книгопродавцами, библиотеками, учебными и учеными учреждениями, а также с частными лицами, приобретающими ежегодно книги в большом количестве. Общество ведет продажу различных работ своих членов; кроме того, оно может само, по мере средств, заниматься издательскою деятельностью, преимущественно издавая труды своих членов. Кроме специально библиографической цели, общество может преследовать вообще историко-литературные цели, как можно более расширяя круг своей деятельности и распространяя её на всё, что только имеет с библиографией хотя какую-нибудь связь. Средства общества, на первое время, разумеется, будут весьма ограничены и могут [7]образоваться из членских взносов, известная часть которых должна отчисляться в основной капитал. Затем этот капитал может пополняться доходами от изданий, от продажи книг и от различных комиссионных операций, связанных с издательским и книжно-торговым делом. Изыскать средства для общества вовсе не представляется делом невозможным. На первое же время, при скромном начале дела, можно обойтись с самыми ограниченными средствами. Наконец, со временем, когда общество хотя чем-нибудь проявит свою деятельность и зарекомендует себя с полезной стороны, можно надеяться, что правительство придет к нему на помощь и обеспечит его существование назначением ежегодной субсидии, как это делается по отношению ко многим другим обществам. Что касается устава общества, то разработка его должна быть произведена с крайнею обдуманностью, чтобы в будущем, действуя на точном основании устава, общество могло постоянно преуспевать в своей деятельности и чтобы никакие непредвиденности не тормозили его естественного развития. Ввиду этого, весьма полезно предложить проект устава всем интересующимся этим делом и готовым содействовать его успеху, чтобы они с своей стороны сделали на него свои замечания[1]. Во всяком случае такому обществу, если только ему суждено осуществиться, можно предсказать будущность; труден только первый шаг, трудно начать дело, а раз начатое — оно будет развиваться само собою. Дело это близко касается всех наших библиографов и от них, разумеется, будет главным образом зависеть его успех.

Н. Лисовский

Примечания

  1. Проект устава «Библиографического общества» в настоящее время уже разрабатывается; в непродолжительном времени он будет напечатан в одном из следующих номеров «Библиографа»


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.