ВЭ/ВТ/Администрация военная, как наука

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Администрация военная, как наука
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 150—153 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Администрация военная, как наука в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АДМИНИСТРАЦИЯ ВОЕННАЯ, КАК НАУКА. Армия, соответственно цели её назначения, м. б. изучаема прежде всего, как организация, предназначаемая для выполнения функции вооружен. борьбы. Вопросы об организации армии соответственно её боев. задачам, т. е. вопросы о разделении армии на различные категории по роду службы, по назначению, вопросы тактической её организации и т. д. относятся всецело к области военной науки в тесном смысле этого слова и входят в область воен. администрации как науки лишь настолько, насколько воен. организация отражается на правовых отношениях армии. Но армия определяется в своей жизни и в своем устройстве еще и разнообразными социальными факторами и особыми задачами её деятельности и потому является частью госуд.-правовой организации; как таковая она м. б. рассматриваема, как государственное учреждение, как юридический институт, подчиняющийся в своем устройстве и во взаимных отношениях, составляющих его, элементов определениям права. И действительно, в каждом государстве, независимо от его устройства, мы всегда находим опредеденную совокупность правовых норм, на которых покоится не только устройство армии и вся система воен. организации государства в широком смысле этого слова, но и весь порядок внутренней войсковой жизни. Эти нормы в своей совокупности конструируются в особую отрасль права — право военное, которое, за выделением военно-уголовного и военно-судебного права, носит название права военно-административного. Хотя эти нормы и являются тесно связанными с нормами общегосударственными, как часть с целым, и подчиняются одной и той же идее государственного правопорядка, но, организуясь в особую систему, соответственно специальному характеру назначения армии и особенностям её внутрен. быта, они требуют и специального изучения, которое и является предметом особой науки — науки военно-административного права. Последняя есть, следовательно, наука о правовых нормах, определяющих устройство, организацию и комплектование армии и снабжение её всем необходимым, а также устройство, компетенцию и деятельность органов военной власти. Как изучающая юридическую природу армии, её правовую организацию и правовой порядок её жизни, наука эта является наукой юридической, будучи в тесной связи с наукой государств. и администр. права. Самостоятельною отраслью военных наук наука в.-адм. права стала только недавно. Являясь в сущности простым, систематическим изложением воен. законов государства, определяющих устройство армии и её внутренний быт, т. н. "военная администрация" (Militärverwaltung, Militärwesen, Heerwesen, Heersorganisation, administration et organisation de l’armée), до второй половины XIX в. не пробуждала и не могла пробудить к себе интереса научной мысли. Только с того момента, как всеобщая воинская повинность глубоко вторгнулась в народную жизнь и установила между нею и армиею тесную, неразрывную связь, пробудился в обществе интерес к вопросам военного быта. Явилось сознание, что этот быт близок народной жизни, и что его интересы — интересы самого государства, самого народа. Тогда-то пытливый ум исследователя начал искать юридич. обоснование этого быта в связи его с другими сторонами государств. жизни, и создал, наконец, вопрос о науке воен. права. Почин в научной разработке вопросов воен. права принадлежит немецкому юристу Лоренцу Штейну, который в своем известном сочинении: "Die Lehre vom Heerewesen als Theil der Staatswissenschaft" (Учение о воен. быте) — первый определил содержание и задачи науки о воен. быте в отличие от собственно воен. науки, рассмотрел воен. быт, как часть быта общегосударственного, установил органическую между ними связь и затем исследовал его правовые принципы и элементы. Однако, в России это движение з.-европ. научной мысли долго не оказывало влияния на исследование в.-администр. вопросов, и еще до настоящего времени наши курсы в. А. имеют мало общего с юридич. наукой. Только в последнее время начинает сознаваться необходимость изучения армии, как государств. учреждения, именно с правовой точки зрения (А. Греков. Правовое положение армии в государстве. Спб. 1908 г). В. А., как наука, изучающая особый круг правовых явлений и отношений госуд. жизни, должна в системе наук занимать самостоятельное положение. Но поскольку армия является учреждением, связанным со всей госуд. и народ. жизнью, постольку изучение основ её правовой жизни возможно лишь в связи с знанием результатов, добытых другими науками. Прежде всего нельзя не обратить внимание на живую, взаимнопроникающую связь, которая существует между военною и государственною организациею народов, а следовательно, между науками воен.-администр. и государ. права. Сознание такой связи между этими двумя областями наук уже настолько сильно, что большинство немец. юристов не признает даже за воен.-адм. правом самостоятельного значения и включает его под названием Heerwesen, Militärwesen, Kriegswesen и т. п., как составную часть, в курсы государ. и адм. права (Laband, G. Meyer, Anschütz и др.). — Нельзя не отметить также связь, которая возникла между правом в.-адм. и гражданским со времени введения всеобщей воинской повинности. Признавая вполне справедливым принцип, что каждый военнослужащий, поскольку это не ограничивается специальными условиями воен. службы, должен рассматриваться в сфере гражд.-правовых отношений, как полноправный гражданин, подлежащий действию общегражданских законов, нельзя упускать из виду, что граждане, вступая в ряды армии, попадают в совершенно особые условия жизни, в силу которых некоторые принципы гражд. права не могут получить в отношении их полного применения. И вот на долю в. А., как науки, изучающей воен. быт во всех его своеобразных отношениях, падает задача выяснить и указать, насколько действие начал гражд. права ограничивается в отношении лиц, призванных в армию. Связь науки воен.-адм. права с другими отраслями наук логически вытекает из тех особых отношений, в которых армия находится к народному хозяйству, к народонаселению страны, его экономическому положению, этнографическим его особенностям и т. д. Влияние всех этих факторов на образование, устройство армии и её содержание несомненно и неотразимо. Наиболее сложные отношения возникают между армиею и народн. хозяйством. Современные армии, по образному выражению фон-дер-Гольца, подобно ненасытному чудовищу, нуждаются в постоянном питании и, как Антей, сохраняют свою силу только до тех пор, пока они в состоянии черпать ее от матери-земли, т. е. отечества. Отсюда — чрезвычайно важное значение для в. А. политич. экономии, как науки, изучающей законы хозяйств. явлений и отношений. Указанная только что зависимость эконом. жизни армии от народного хозяйства, а следовательно, и от государств. хозяйства (отсюда отношения в. А. к науке о финансах), обусловливает собою и значение для воен. хоз-ва промышленной и хозяйственной статистики, дающей не только богатый фактический материал для суждения о наличии средств страны и их распределении, но и ряд общих принципов и руководящих начал, выведенных из изучения экономич. жизни государства вообще. Другой отдел статистики, статистика народонаселения, имеет громадное значение для решения вопросов о комплектовании и организации армии. Общее количество населения, распределение его на государств. територии, племенные его особенности, духовные и физические способности, бытовые условия жизни, — всё это факторы, оказывающие несомненное влияние на численность и качество армии. — Затем нельзя не указать еще на ту живую связь, которая существует между наукою в.-администр. права и собственно военною наукою (теория воен. искусства), имеющею своим предметом исследование принципов употребления войск во время войны. Эта связь вполне понятна. Война господствует над военным бытом; она подчиняет его своим требованиям. Стало быть, и основы организации армии, характер её учреждений, система управления, принципы внутреннего быта, — всё это определяется в своей ценности и практичности только тем, насколько они способны служить к выполнению армией её прямой задачи — вести войну. Наконец, должна быть отмечена еще та связь, которая существует между наукою военно-административного права и социологией. Армия, как объединенная совокупность людей, есть не только государств. учреждение, но и обществен. организация, находящаяся во внутренней связи с другими обществ. группами и разнообразными социальными факторами. Наличность этих взаимных влияний и отношений сама по себе исключает уже возможность понимания и объяснения многих военно-правовых институтов вне связи их с другими социальными явлениями, законы которых раскрывает нам наука об обществе. Достаточно указать, напр., на те социальные факторы, которые повели к образованию феодальных ополчений и затем к постепенной замене их наемными войсками; или же отметить то влияние, которое оказала отмена крепостн. права на формы отбывания населением воин. повинности, чтобы убедиться в том, что все изменения, происходящие в строении общества, естественно и необходимо находят свое отражение и в той общественной организации, которая называется войском. — Обращаясь к указанию методов, т. е. путей, которыми идет наука к разрешению задач, ей поставленных, должно сказать, что задачею в.-адм. права является разрешение двух вопросов: каково содержание положительного воен. права и каковым это содержание должно быть. Первый вопрос, теоретический, разрешается изучением догмы воен. права и его истории; второй вопрос — построением должного, совершенного права, т. е. политикой права. Уяснение содержания воли законодателя, выраженной в нормах в.-адм. права, логическая разработка следствий, вытекающих из данных законодательных положений, и затем изучение отдельных военно-правовых институтов, — вот самая важная и существенная задача догматики. К выполнению этой задачи она идет логическим путем. Она анализирует, синтезирует и затем классифицирует нормы воен.-адм. права, сводит их к известным категориям, выясняет их принципы и в конце концов из всего этого материала строит логически-стройную научную систему. Этот прием изучения действующ. законодательства носит название юридического метода (юридическое направление в науке военно-административного права) и применение его имеет чрезвычайно важное научн. и практ. значение. Но без исторической перспективы, без знания прошлого, нет правильного понимания настоящего. Это изучение прошлого приобретает особенно важное значение там, где положительное право, как, напр., наш свод военных постановлений, представляет из себя пеструю смесь наслоений различных эпох и направлений, и оно приводит к применению другого научного метода, — историко-органического. Не всегда, однако, догма военного права и его история могут дать вполне правильное понятие о данном военно-правовом институте. Изучая военный строй различных государств, нельзя не обратить внимания на то, что многие из воен. учреждений являются в этих государствах вполне аналогичными, несмотря на то, что политический строй и характер народной жизни в них весьма различны. Возникновение таких однородных военно-правовых институтов м. б. объяснено или действием одних и тех же причин, приводящих к одинаковым результатам, или заимствованием их одним народом у другого. Действие этих причин на возникновение и развитие тех или других правовых институтов особенно ярко обнаруживается в военном строе государств, который аналогичной организацией своих войск и устройством их быта стремятся уравновесить шансы победы над врагом. Развитие постоянных армий, усвоение современными государствами принципов всеобщей воин. повинности, создание института сверхсрочно-служащих, сокращение сроков действ. службы и т. д., — всё это, очевидно, вызвано действием одних и тех же причин или является результатом взаимных заимствований. Необходимость объяснить возникновение таких однородных институтов и уяснить их истинную природу приводит к применению в науке в. А. сравнительного метода исследования. Что касается политики в.-адм. права, то задачей её является анализ воен.-правов. явлений с точки зрения соответствия их тем целям, для которых существует войско, и выяснение необходимости сохранения или преобразования существующего военно-правового порядка. Внесение этого элемента в догматическую воен. юриспруденцию имеет весьма существенное значение. Оно не позволяет игнорировать реальную жизнь, находящуюся в постоянном движении, и стремится сглаживать и устранять противоречия, неизбежно возиикающие между положительным военным правом и уходящей вперед жизнью.

Вопросы, исследуемые наукою воен.-админ. права, в настоящее время являются предметом преподавания в воен. академиях и воен. училищах. Но как предмет преподавания в. А. преследует прежде всего практические цели, излагая, гл. обр., на основании существующих законоположений, вопросы комплектования, организации и мобилизации армии, порядка прохождения воен. службы, устройства воен. управления (центр., мест. и строев.) и военного хозяйства, как в мирное, так и в воен. время, а в воен. академиях и по сравнению с иностр. армиями.

(Еллинек. Общее учение о государстве. Спб. 1908. Редигер. Комплектование и устройство вооруженной силы. Спб. 1900. Эртель. Военно-административное право. Лекции, читанные в воен.-юрид. акад. Греков. Правовое положение армии в государстве. Спб. 1908. Макшеев. Военная администрация, как предмет изучения в академии. Рус. Инв. 1901 г., №№ 231, 232. Гумплович. Основы социологии. Спб. 1899. Ивановский, В. В. Наука административного права в её прошлом и настоящем. Журн. М-ва Юстиции 1903, № 9. Новгородцев. Государство и право. Вопросы философии и психологии, № 74 и 75. 1896. Сергеевич, В. Задача и метода государственных наук. Моск. 1871. Ковалевский, М. Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права. М. 1880. Леер. Метод военных наук. Спб. 1894. Барон Корф. Связь военных наук с общественными. Спб. 1897. Гребенщиков, Я. Военная организация и статистика. Сборник государственных знаний, т. VII. Спб. 1879. Лузанов. Военно-административные законы. Спб. 1885. Gareis. Encyklopädie und Methodologie der Rechtswissenschaft. Giessen 1900. См. также литературу под статьей "администрация военная").