ВЭ/ВТ/Адмиралтейская канцелярия (1707—1723 гг.)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Адмиралтейская канцелярия (1707—1723 гг.)
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 153—154 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Адмиралтейская канцелярия (1707—1723 гг.) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АДМИРАЛТЕЙСКАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ (1707—1723 гг.) первоначально образовалась в Петербурге в 1707 г., с развитием кораблестроения на Балтийском море. Первым начальником её был Кикин, получивший звание адмиралтейств-советника и назначенный в 1707 г. на место умершего Яковлева, олонецкого коменданта, в ведении которого находилось всё управление военным кораблестроением на севере. Помощниками его были дьяки Топильский и Степанов — по заведованию постройками при С.-Петербургск. адмиралтействе и кап. Вальронд, с званием экипажмейстера, по заведованию корабельными припасами и экипажескими магазинами. Для заведования олонецкой верфью Кикиным был назначен комисар Тормасов. Флагман Крюйс, командуя только что зарождавшимся флотом, фактически зависел от адмиралтейств, а потому старался влиять на деятельность и распорядительность лиц, заведовавших ими. В 1712 г., на представление о том, где следует ведать флагманов, офицеров, матросов и солдат, последовала резолюция государя учредить "особливую канцелярию адмиралтейства". Образованная так. обр. "Канцелярия воинского морского флота" была сначала совершенно самостоятельным учреждением и подчинялась непосредственно генерал-адмиралу, а с 1713 г., в виду частого отсутствия гр. Апраксина из Петербурга, по ходатайству Крюйса, тому же Кикину. В обязанности её входили, кроме заведования комплектацией флота, также обмундирование личного состава, удовлетворение его жалованьем, суд и расправа над ним и заведование медицинской частью. Все остальные корабельные дела, как-то постройка судов, вооружение, снабжение, ремонт и все адмиралтейские работы, составляли обязанность Петербургской Адм. К. Хозяйственная же часть (сбор денег, заведование заводами, поставками и заказами, Хамовным лесным двором, Иверским подворьем (склады припасов) и математической школой) лежала на Моск. адм. канцелярии. Такова была схема управления морской частью к 1712 г. В начале 1715 г., с увеличением флота, Петром была предпринята попытка к разделению управления под общим нач. ген.-адм. Апраксина между 2-мя самостоятельными начальниками: в.-адм. Крюйсом, возвращенным из ссылки, и ген.-м. Чернышевым, назначенным одновременно с этим обер-штер-кригс-комиссаром. Извещая об этом Чернышева письмом от 12 янв. 1715 г., гр. Апраксин, согласно именному повелению государя, след. обр. определяет его обязанности: ведать все доходы адм-ства и вести им счет, а сумму на верфи отдавать экипажмейстеру, всем морским чинам отпускать жалование, провиант и судить "во время зимы" всех морских служителей от матросов до обер-офицеров, кроме тех, которые на верфи работают. На в.-адм. Крюйса тогда же было возложено заведование адмиралтейством и верфями, экипажескими магазинами и вооружением флота. По вступлении в должность Чернышева, согласно его представлению о необходимости усилить и организовать воинского морского флота канцелярию, она была преобразована на следующих основаниях. В состав её вошли 3 обер-комиссара, из которых каждый заведовал самостоятельным отделом: 1) Вадковский — всеми чинами корабельного флота; в его распоряжении для этого были комиссары на всех судах флота (39 человек) и для письмоводства и отчетности 6 подьячих и 3 школьника; каждому комиссару на судне полагался 1 писарь; 2) Тормасов — чинами галерного флота, адмиралтейского батальона, мастерами и всеми мастеровыми; в его распоряжении были 2 комиссара, 8 подьячих и 3 школьника; 3) Кушелев — всеми провиантскими и фуражными магазинами, обмундированием всех чинов флота, госпиталем, каторжными невольниками, работниками, присылаемыми из городов; ему предписывалось смотреть и рапортовать о всех работах, кроме верфи; в его распоряжении для этого были 3 офицера и 2 писаря, 2 провиантмейстера, 12 подьячих и 7 школьников. Кроме этих отделов, была еще общая для всех отделов канцелярия в заведовании особого дьяка, в коей состояло 14 подьячих и 5 школьников для письмоводства; ведению канцелярии подлежали все дела о присылке мастеров, мастеровых людей и работников, доношения в Сенат о всяких делах. Для ведения экипажмейстерских дел с финансовой стороны в ней состояли 1 секретарь, 8 подьячих и 10 школьников, и независимо от этого аудитор с 4 подьячими, 2 переводчика и обер-фискал, обязанности которого определены указом 4 августа того же года. Из этой организации военного флота канцелярии, подчиненной ген.-м. Чернышеву, видно, что он захватил в свое заведование не только морских служителей, но и всех мастеров, мастеровых, работников, все работы, кроме верфи, экипажмейстерские дела, т. е. почти всё управление морскою частью, что, при отсутствии каких-либо указаний и инструкций в.-адм. Крюйсу, стоявшему во главе адмиралтейской канцелярии, повело к нескончаемым между ними столкновениям и недоразумениям. Вследствие сего, повелением государя от 28 окт. 1715 г. было сделано новое распределение обязанностей между в.-адм. Крюйсом и ген.-м. Чернышевым, а именно: в заведовании Чернышева состояли "кто во флоте служит, также все материалы, которые работниками готовятся", в заведовании Крюйса — "все материалы, которые покупаются и подряжаются, а также и люди к верфу надлежащие". Но и это распределение обязанностей по чисто внешнему, случайному признаку, а не по существу дела не могло положить конца недоразумениям между начальниками. В.-адм. Крюйс неоднократно настаивал, для сокращения переписки и потери времени, перед Чернышевым, Апраксиным и государем, на необходимости совместной работы и определения их отношений, доходя в своих жалобах до просьб об отставке. Вследствие сего указом государя от 8 ноября 1717 г. были вновь распределены; обязанности по морскому управлению между Чернышевым и Крюйсом. Первому были подчинены все чины, служащие во флоте, все города, приписанные к адмиралтейству, госпитали, аптеки, провиант, поставляемый натурой, из губерний и все вообще доходы; второму — всё судостроение, артиллерия, ластовые суда у адмиралтейства и пильные мельницы со всеми по этим частям служащими; для заведования же деньгами, предназначавшимися на подряды, покупки для флота и верфей, на жалованье всем служащим и на провиант подрядный, а также и всеми казенными строениями мор. вед., была учреждена особая должность обер-комиссара, на которую назначен полк. Норов. Суд над всеми чинами флота до капитанского ранга принадлежал ген.-м. Чернышеву, а над служащими при верфях — в.-адм. Крюйсу. При этом, "дабы и потом истязаны не были", обоим начальникам предлагалось "о всём, что сами решить не могут, требовать указа от генерал-адмирала", а в его отсутствие решать дела "с общего совета, без всякого спору или ссоры, как членам коллегии адмиралтейств подлежит". С дальнейшим разрастанием морского управления, в Петербурге постепенно образовались сверх военно-морской и адмиралтейской канцелярий, особые конторы и канцелярии, каждая для заведования своим родом дел: провиантская, мундирная, экипажеская, обер-сарваерская конторы и счетная и лесная канцелярии. Начальниками этих учреждений были штаб-офицеры — ген.-м. Головин, дьяк Арцибашев, комисар кн. Хилков и др. В этом виде все эти учреждения просуществовали до 1723 года, когда по предложению ген.-адм. Апраксина адмиралтейств-коллегия переименовала все канцелярии в конторы. (Чубинский. Историческое обозрение устр. упр. морск. ведомств. в России. Материалы для истории флота, т. I, II, III, IV).