ВЭ/ВТ/Азовские походы Петра I

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Азовские походы Петра I
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 180—182 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Азовские походы Петра I в дореформенной орфографии


АЗОВСКИЕ ПОХОДЫ ПЕТРА I. Постепенный рост Московского государства, упрочение внутреннего единства и увеличение военной мощи позволили России поставить на очередь вопрос о перемещении своей южной границы к её естественному рубежу на Черноморском побережье. Действуя с большой настойчивостью, последовательностью и осторожностью, московская Русь передвинула шаг за шагом границу на ю., к Белгородской черте, закрепила пройденное пространство устройством оборонительных линий и колонизацией южных окраин, сосредоточила там же главную массу своих вооруженных сил, а во вторую половину XVII века уже вступила в борьбу с Турцией и авангардом её — Крымом. Но ни Крымские походы кн. В. В. Голицына, ни Чигиринские походы не привели к положительным результатам и турецкий вопрос, оставшись неразрешенным, был передан в наследие деятелям XVIII века. Явившийся на рубеже двух столетий Петр I, из числа вопросов внешней политики, прежде всего резко выдвинул вперед вопрос турецкий и сосредоточил на нём преимущественное внимание; последствием этого внимания и явились Азовские походы 1695—96 гг. Воспользовавшись тем, что союзники России, Польша и Австрия, договарившиеся с Турцией об условиях мира, не принимали во внимание интересов России, Петр открыл непосредственные переговоры с крымским ханом, требуя платежа дани, свободного плавания русских судов в Азовском и Черном морях и прекращения набегов. Татары оспаривали предложенные условия и затянули переговоры до 1694 г., когда Царь решил, наконец, добиться исполнения своих требований силою оружия. Главным предметом действий был выбран Азов, взятие которого давало России выход в Азовское море, предоставляло возможность построить морской флот и создать крепкий исходный пункт для дальнейших действий против Крыма и Турции; для отвлечения же внимания противника в сторону от А. решено было прибегнуть к демонстрации. 20 янв. 1695 г. в Москве был объявлен сбор ратных людей старого строя к Белгороду и Севску «для промысла над Крымом». Начальствование над этой армией (120 тыс.) было поручено боярину Б. П. Шереметеву, который д. б., выждав появления подножного корма и присоединения малороссийских казаков, направиться к низовьям Днепра. Пока Крымская армия явно собиралась в указанных ей пунктах, в Москве формировалась тайно Азовская армия (31 тыс., 104 мортиры, 44 пищали), составленная из трех дивизий лучших войск (Гордона, Лефорта и. Автомона Головина). Командование армией не было объединено в одних руках, для обсуждения важных вопросов д. б. собираться военные советы, решения которых могли приводиться в исполнение лишь с согласия бомбардира Петра Михайлова. В конце апр. авангард Гордона (9½ тыс.), сосредоточившись в Тамбове, двинулся степью к Черкасску, соединился там с донскими казаками и затем продолжал путь к ю. А., расположенный на левом берегу главного рукава Дона, в 15 в. от его устья, представлял довольно сильную по тому времени крепость в виде четырёхугольника с бастионами. В конце июня Гордон подошел к А. и расположился в укрепленном лагере на левом берегу Дона в виду крепости; для облегчения высадки главных сил, в 15 вер. выше А., у устья р. Кайсуги, им была построена пристань (Мытишевая), обеспеченная укреплением с особым гарнизоном. Между тем главные силы (20 тыс.), посаженные в Москве на суда, двинулись речным путем по рр. Москве, Оке и Волге к Царицыну, потом по сухопутью к Паншину, а затем снова речным путем по Дону к А., у которого сосредоточились 5 июля, расположившись южнее крепости до р. Кагальника. Осадный парк и боевые припасы были временно оставлены у Мытишевой пристани, откуда подвозились к армии по мере надобности. Осадные работы были начаты авангардом Гордона 3-го июля, а 9-го июля было произведено сильное бомбардирование, последствием которого явились серьезные разрушения в крепости. Тем не менее, дальнейшая осада подвигалась медленно. Отсутствие достаточно сильного флота не давало возможности русским установить полную блокаду крепости, благодаря чему гарнизон получал морем и подкрепления, и запасы. Турки, поддерживаемые татарской конницей, действовавшей вне крепости, производили частые вылазки. Вредно отражались также на ходе осады отсутствие в русской армии единоначалия и малое наше знакомство с инженерным делом. В ночь на 20 июля русские перешли частью сил на правый берег главного рукава Дона, построили там укрепление и вооружили его артиллерией, получив т. обр. возможность обстреливать А. с сев. стороны. К концу июля осадные работы были подведены на 20— 30 саж. к крепостному валу, 5 авг. произведен штурм, но неудачно. После этого осадные работы продолжались еще 1½ мес; 25 сент. решено было повторить штурм. Около 3 ч. дня взрывом мины был произведен небольшой обвал в крепостной стене, на который и взобралась часть штурмующих (дивизия Гордона), а через некоторое время гвардейским полкам и донским казакам удалось овладеть приречной стеной и ворваться в город с другой стороны. Несмотря на эти частные успехи, взять крепость нам всё-таки не пришлось: турки, воспользовавшись разновременностью штурмов и бездействием дивизии Головина, последовательно сосредоточили на угрожаемых участках превосходные силы и в конце концов вынудили русских к общему отступлению. Огорченный вторичной неудачей и большими потерями, Петр решил прекратить осаду. 28-го сент. началось разоружение батарей, а 2-го окт. последние полки покинули окрестности А. и двинулись через Черкаск и Валуйки на Москву. Действия Шереметева на Днепре были более успешны: он овладел крепостями Кизикерманом и Таганом и разорил брошенные турками крепости Орслан-Ордек и Шагин-Керман; но неудача на главном театре вынудила Царя оттянуть к границам также и армию Шереметева, Решивххшсь, однако, во что бы то ни стало достигнуть поставленной цели и отдавая себе ясный отчет в причинах неудачи, Петр еще во время обратного движения армии к Москве начал готовиться ко второму походу. Важнейшая из поправок плана 1-го А. похода заключалась в том, чтобы в будущем оперировать не только армией, но и флотом, который мог бы запереть А. с моря и лишить его возможности получать помощь извне. Имея это в виду, Петр приказал зимой же приступить к постройке судов в Преображенском и в Воронеже и, чтобы обеспечить успех работы, стал сам во главе этого дела, Попутно с постройкой флота шло и формирование новой азовской армии, усиленной отчасти на счет армии Шереметева (10 тыс. Регемана), а отчасти набором вольницы и призывом запорожцев. Наконец, чтобы восполнить недостаток в армии опытных инженеров, Петр обратился к своим союзникам, королю польскому и императору австрийскому, с просьбой прислать ему соответственно подготовленных иноземцев. Раннею весною 1696 г. армия генералиссимуса А. С. Шеина, состоявшая из 3 дивизий (Гордона, Головина и Регемана) и доведенная до 75 тыс. чел., была совершенно готова к походу, а также и новопостроенный флот (2 корабля, 23 галеры и 4 брандера), переданный в командование адм. Лефорту. Поручив снова производство демонстрации к низовьям Днепра Шереметеву и гетману Мазепе, Петр назначил сборным пунктом для азовской армии Воронеж, откуда большую часть войск предполагалось направить к А. сухим путем, а меньшую часть, артиллерию и тяжести перевезти рекою. Выступившая 8-го марта из Москвы пехота к концу мес. сосредоточилась в Воронеже и приступила к нагрузке судов, закончившейся 22 апр.; на следующий день головные части армии были уже двинуты к А. 19-го мая аванг. Гордона (3½ тыс. чел., посаженные на 9 галерах и 40 казач. лодках) высадился у Новосергиевска (в 3 вер. выше А.), а головной эшелон судов установил наблюдение за стоявшим на рейде турецким флотом. После небольших столкновений у устья Дона, турки в конце мая решили выслать в крепость подкрепление, но как только наша, успевшая уже к этому времени сосредоточиться, флотилия стала сниматься с якорей для атаки неприятеля, суда с десантом возвратились назад; вслед за этим прикрывающая эскадра турок, поставив паруса, вышла в море и более уже ничего не предпринимала для выручки А. Гарнизон крепости не ожидал, по-видимому, вторичной осады; турки не приняли никаких мер к усилению крепостных верков и не засыпали даже наших прошлогодних траншей. Вследствие этого подошедшие в период между 28 мая и 3 июня русские войска, сделав небольшие исправления в укреплениях своих лагерей, сразу заняли вполне сохранившиеся прошлогодние подступы и приступили к постановке артиллерии. Вторичная осада А. была поведена значительно более успешно, нежели первая. Правда, татары, сосредоточившиеся, как и прежде в значительных силах за р. Кагальником, от времени до времени беспокоили осаждавших своими нападениями, но гарнизон А., удрученный сознанием, что он отрезан от сообщения с внешним миром, оборонялся значительно пассивнее, чем в предыдущем году. Непосредственное руководство осадными работами исходило от генералиссимуса Шеина, т. к. Петр жил в море на галере «Principium» и только иногда съезжал на берег, чтобы ознакомиться с ходом осады и дать общие указания относительно дальнейших действий. 16-го июня вечером началось бомбардирование крепости, веденное одновременно как с левого берега, так и с правого, где нами было снова занято укрепление, построенное во время прошлой осады; но стрельба, продолжавшаяся в течение двух недель, не дала заметных результатов: и валы, и крепостные стены оставались целыми. Тогда было решено насыпать вал более высокий нежели крепостной, постепенно продвинуть его к крепости и, засыпав крепостной ров, произвести штурм. Для исполнения этой гигантской работы назначалось ежедневно до 15 тыс. человек: строилось одновременно два вала, один за другим, при чём задний из них предназначался для установки артиллерии. В начале июля в армию приехали давно ожидаемые цесарские инженеры, минеры и артиллеристы. Прибытие последних было особенно полезно: под их руководством стрельба пошла значительно успешнее и нам удалось сбить палисад в угловом бастионе. 17 июля скучавшие от продолжительной осады запорожцы, сговорившись с донскими казаками (всего 2 тыс. казаков), произвели внезапное нападение на крепость и, овладев частью земляного вала, вынудили турок удалиться за каменную ограду. Этот успех казаков решил окончательно дело в нашу пользу. После нескольких неудачных контр-атак, отбитых нами при помощи прибывших на помощь казакам подкреплений, упавшие духом и ощущавшие уже недостаток в боевых и продовольственных припасах турки начали переговоры о сдаче, а 19 июля русские войска вступили в город. А. походы показали Петру, что и войскам нового строя присущи также многие недостатки, устранению которых не могли содействовать, по недостатку знаний, ни сам Царь, ни окружавшие его иноземцы. Имея это в виду, Петр решил лично отправиться за границу, чтобы приобрести там нужные знания, а также чтобы заодно побудить своих союзников, короля польского и императора австрийского, к продолжению войны с Турцией. Постройку флота было решено произвести с помощью «кумпанств», а для создания русских техников — послать за границу 50 знатных молодых людей «учиться архитектуры и управления корабельного». (Леер. Обзор войн России, 1898 г., ч. IV, кн. I. Устрялов. История царствования Петра Великого, 1858 г., т. II. Ласковский. Материалы для истории инженерного искусства в России, 1861 г., ч. II. Масловский. Записки по истории в. искусства в России. 1891 г., в. I. Брандебург. Азовский поход Шеина 1697 г. (В. Сб. 1868 г. № 10). Ратч, Азовский поход 1695 г. (Артил. журн. 1857, г., № 5). А. Мышлаевский. Азов. походы. (В. Сб. 1901 г. № 1).

Взятие Азова
(С гравюры А. Шхонебека 1699 г., исполненной в Москве под личным наблюдением Петра I).