ВЭ/ВТ/Алексеев, Павел Александрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алексеев, Павел Александрович
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 310—311 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Алексеев, Павел Александрович в дореформенной орфографии


АЛЕКСЕЕВ, Павел Александрович (1836—1906 г.), выдающийся воен. педагог. Окончив в 1858 г. блестяще Мих. Арт. Академию, А., в силу призвания перешел в в.-учеб. ведом. на должность репетитора по химии и артиллерии сначала в Конст., а затем в Орловский кад. корп. Затем, желая стать поближе к молодежи, он занял скромную должность офиц.-воспит. во 2-й С.-Петерб. в. гим. Это было знаменательное время "великих реформ" Царя-Освободителя, когда просвещенный и гуманный гр. Д. А. Милютин, из старых Николаевских корпусов создавал общеобразовательные "военные гимназии". Горячо любящий молодежь, искренно преданный своему святому делу, разносторонне образованный, А., конечно, обратил на себя особое внимание своего ближайшего начальства. Вскоре он б. переведен на должность оф.-воспит. в Паж. Е. И. В. корп., а затем помощ. инсп. клас. в Ник. Кав. учи-ще. Иллюстрация к статье «Алексеев, Павел Александрович». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Уже в это время молодой капитан А. часто приглашался в Гл. Упр. в.-у. з., в Педагогич. Комитет, чтобы там, среди почтенных педагогов, сказать свое, хотя и юное, но веское слово… Затем А. б. сделан инспектором клас. Паж. к-са и привел учебную часть этого заведения в блестящее состояние. Не менее выдающимся педагогом оказался А. и на следующем своем посту директора Влад.-Киевск. к. к-са, которым управлял почти 20 лет. Во время управления этим "пятисотенным" интернатом А., можно сказать, жил лишь корпусом и отдавал ему всё свое время. Своих воспитанников он наблюдал на уроках, за занятиями, в свободное время, на прогулках, за играми. Он знал каждого не только по фамилии, но и с его нравственной стороны; знал успехи в науках и поведение, черты характера и достоинства. Оттого и беседы его с кадетами производили на них впечатление не общих рассуждений на моральные темы, а заботливого и участливого обращения лица к лицу. Директор он был строгий, не в смысле изобретательности карательных мер, а по нравственной щепетильности, не допускающей компромиссов с совестью ради личных интересов. При этом он был строг не только к кадетам и сослуживцам, но и к самому себе. Помня хорошо свое детство и свою юность, протекшие в суровом режиме старых кад. к-сов, А. вполне понимал, что значит выражение: "недостатки, свойственные возрасту", знал, чего можно от молодежи требовать и чего нельзя. Он не карал за ошибки и заблуждения, за проявление ветренности и неустойчивости характера и т. п., а своими требованиями, советами и напоминаниями помогал юношам расти духовно, крепнуть, входить в разум, вырабатывать свою волю. И кадеты высоко ценили его доброжелательность и справедливость, его любовь к правде и строгость к самому себе, и безбоязненно объяснялись с ним, если им казалось, что он погорячился и неправильно обвинил кого-либо в проступке. Он допускал такие обращения к нему обиженных им, и бывали случаи, когда А. открыто и прямодушно, при товарищах обиженного, сознавал свою ошибку. Когда в 80 гг. XIX в. состоялось преобразование военных гимназий в кад. к-са, то А., принципиально не сочувствуя этой контр-реформе, был очень озабочен, чтобы она не заглушила того хорошего, что дал строй военных гимназий, и прежде всего, чтобы забота о показной, смотровой стороне дела не отодвинула на задний план учебно-воспитательную работу, и чтобы вновь созданные ротные командиры не убили самодеятельности воспитателей. В комитетах он широко допускал свободу суждений, не боясь противоречия своим взглядам и ценил в воспитателе выработанность его убеждений, хотя бы они и шли в разрез с его собственными. А. нередко вспоминал, что ему часто приходилось встречать в комитете сильную оппозицию в лице теперь уже тоже покойного ротного командира Киев. корп. Матковского, к которому сам А. относился с глубоким уважением, очень ценя его работу. М. командовал 1-й ротой, и строевое обучение было поставлено им так, что М. И. Драгомиров, после смотров, неоднократно выражал ему полное свое удовольствие и даже предлагал перейти в строй, от чего М. отказался. После смотра, произведенного другим лицом, А. пришлось услышать совет передать строевую роту другому лицу, т. к., хотя рота и обучена правильно, но не достает строевого щегольства. Этот совет, преподанный А., дал ему повод твердо высказаться, что он ради щегольства фронтом никогда не пожертвует влиянием ротного командира на кадет старшей роты, которым в высокой степени обладал М. В этом ответе высказался взгляд А. на важность, какую он признавал за авторитетом наставника и воспитателя в глазах юношей, и особенно того возраста, когда силы их бродят и ищут решения "проклятых вопросов". Оставлять их в это время без руководства разумных и просвещенных людей было бы крупною и бессердечною ошибкою. М. был таким человеком и А. ценил и уважал его, несмотря на несогласие с ним по некоторым вопросам. В 1897 г. А., произведенный в ген.-лейт., был назначен состоять для особых поручений при Гл. Упр-нии в.-у. з. Здесь, благодаря огромному опыту и превосходной эрудиции, А. явился одним из полезнейших сотрудников в деле надежной постановки учебно-воспитательной части во всех кад. корпусах. Отчеты А. о постоянных посещениях им кад. к-сов всегда содержали в себе массу ценных и поучительных замечаний. При его ближайшем участии был выработан проект новой учебной программы курса кад. к-сов (1903 г.), применяемый в настоящее время, в виде опыта, в пяти кад. к-сах. Не мало полезного сделал А. для наших воен.-уч. заведений, заседая постоянно в Педаг. Комитете Гл. Упр. в.-у. з., а его соображения об отмене экзаменов заслуживают полного внимания всех тех, кто действительно интересуется делом воспитания и обучения нашей военной молодежи. В последнее время А. состоял еще членом конференции "Педагогических курсов", организованных для подготовки воспитателей и преподавателей для воен.-уч. ведомства. Тот авторитет, который А. имел в глазах слушателей курсов, ярко сказался в адресе, поднесенном ему слушателями выпуска 1906 г., по поводу выхода его в отставку. "Практический здравый смысл и многолетний педагогический опыт, — говорится в адресе, — соединялись в вас с редкой прямотой, отзывчивостью и широтою педагогических взглядов. Когда на наших педагогических конференциях вы делились с нами своими взглядами и плодами своего обширного опыта, мы с глубоким вниманием и интересом прислушивались к каждому вашему слову. От ваших слов веяло на нас задушевною теплотою, беспредельною искренностью и любовью к святому делу воспитания. Вы всегда отстаивали высокие педагогические принципы: развитие самодеятельности и воли воспитанников, гуманное отношение к детям и уважение к индивидуальности. Вы всегда ставили целью воспитания формирование человека, в лучшем смысле этого слова, и справедливо отрицали всякие увлечения профессиональными целями в средней школе. С мужественной откровенностью и с простотою истинно-благородной личности вы не стеснялись признавать ошибки, сделанные вами за время вашей педагогической практики, — ошибки, от которых не свободна ни одна практическая деятельность. Вы откровенно указывали на недостатки современной нашей школы и искренно скорбели об этих недостатках и о всех уклонениях от правильного пути дела воспитания"… Эти слова вполне дорисовывают симпатичный образ А. Щедрой рукой в течение многих лет сеял он "разумное, доброе, вечное", и "сердечное спасибо" скажет ему тот, кто его близко знал, кто у него учился, кто служил под его начальством. Некрологи ("Русская Школа", окт. 1906 года; "Русский Инвалид", № 163, 1906 года; "Воен. Голос", № 164, 1906 года; "С.-Петерб. Ведомости", № 183, 1906 г.). "Памяти П. А. Алексеева" — А. Н. Острогорского ("Педаг. Сборн.", сент., 1906 г.); Памяти П. А. Ал-ва. Оптимист "Воен. Гол." 1906 г., № 163. "Из воспоминаний воспитанника Владимирской Киев. воен. гимназии" — Н. Зотова. ("Педаг. Сборн.", июнь, 1907 г.); "Историч. очерк Вл.-Киев. кад. корпуса", Киев, 1908 г. стр. 74—93. Приказ по воен. уч. завед. от 10 июля 1906 г. № 81. "Педаг. Сборн.", окт., 1906 г., стр. 77).