ВЭ/ВТ/Англо-афганские войны

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Англо-афганские войны
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 447—456 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕВЭ/ВТ/Англо-афганские войны в дореформенной орфографии


АНГЛО-АФГАНСКИЯ ВОЙНЫ. (См. планы на стр. 428 и 429). Поступательное, в течение первых трех четвертей XIX ст., движение России на Кавказе и Туркестане заставило Англию обратить внимание на Афганистан, в то время еще отделенный от её индийских владений обширной територией Сейкских и Синдских владений. По мере приближения русских владений к границам Афганистана, военное значение Турции и Персии постепенно падало в глазах англичан и взамен этого становилось важным значение Афганистана, сделавшегося единственным барьером, отделявшим русские владения от пределов Индии. Отсюда — мысль о подчинении Афганистана или, по крайней мере, о прочном с ним союзе, сделалась обязательным элементом всех соображений англичан, касавшихся обороны их индийских владений. Таковы были причины, заставившие Англию уже в 1808 г. вступить в сношения с Афганистаном, а впоследствии дважды вести с ним тяжелую и продолжительную вооруженную борьбу (1838—42 и 1878—80 гг.). Посольство Эльфинстона, отправленное в Кабул в 1808 г., для установления дружественных сношений с Шах-Шуджей, впервые дало англичанам некоторые определенные сведения об Афганистане, до тех пор совершенно им неведомом. Однако, удачно завязавшиеся отношения, вследствие различных обстоятельств, не поддерживались в течение последующих 30 лет, вплоть до 1838 г., когда особые обстоятельства побудили Англию снова обратить свои взоры в это место центральной Азии. Первые 30 лет XIX ст. полны в истории Афганистана внутренними распрями, выражавшимися, главным образом, в борьбе двух главных колен династии Дураниев — Созаздаев (Шах-Шуджа и его наследники) и Баракзаев (Дост-Магомет). К 30-м гг. перевес оказался на стороне Дост-Магомета, который, оставаясь правителем Кабула и Газни, роздал провинции своим братьям и сыновьям; лишь Герат еще оставался во власти Камрана, племянника Шах-Шуджи; последний жил в Индии, получая от англичан небольшую субсидию. Междоусобная вражда настолько ослабила Афганистан, что соседи стали посягать на некоторые части его територии: с в. начали угрожать Пешаверу сейки, с з. претендовать на Герат персы. Положение Дост-Магомета становилось тяжелым, но оно еще более ухудшилось, когда Шах-Шуджа, побуждаемый англичанами, заключил в 1833 г. союз с сейками и вторгнулся в Синд, намереваясь затем идти на Кандагар и Кабул. Находя свои силы для борьбы с ним недостаточными, Дост-Магомет отправил в 1834 г. посольство в Россию с просьбой о помощи. Посланец эмира Хуссейн Али-хан добрался до Оренбурга лишь в 1836 г., где, через военного губернатора Перовского, вступил в переговоры с русским правительством. Результатом этих сношений было командирование в Афганистан в 1837 г., состоявшего при Перовском поручика Виткевича. Прибытие в дек. того же года в Кабул Виткевича, обнаружившее начавшиеся между Россией и Афганистаном переговоры, а также движение персидск. войск к Герату, произведенное под влиянием русской дипломатии в Тегеране, оказались достаточным для Англии поводом для того, чтобы объявить войну Дост-Магомету. 1 окт. 1838 г. вице-королем Индии была объявлена декларация, содержавшая в себе объявление войны и мотивировку принятого англичанами решения.

Первая англо-афганская война (1838—42). Еще в авг. того же года войсковые части, предназначенные для похода, были предупреждены об этом, а 13 сент. приказом главнокомандующего индийской армией (ген. Фэйна) был определен состав экспедиционного отряда. Пунктом его сосредоточения назначен Курноль. Отряд состоял из 5-ти пех. бригад (15 полк.), одной артиллер. (5 батарей) и одной кавалер. (3 кон. п.). Пех. бригады были сведены в две дивизии, под нач. ген. Коттона и Дункана. Кроме этого отряда, именовавшегося Бенгальской армией и собиравшегося под личным нач. главнокомандующего на сев. границе Индии, в Бомбее формировался другой отряд, в составе трех бригад: одной пех. (3 пех. п.), одной артиллер. и одной кавалер., под нач. ген. Кина (командующего Бомбейской армией). Войска, набранные Шах-Шуджей, имели около 6000 чел. Они должны были вместе с Бенгальской армией переправиться через Инд по дороге на Шикарпур и оттуда идти на Кандагар и Кабул. Наконец, из Пешавера на Кабул должны были направиться сейкские полки Ранджит-Синга, и небольшой отряд индо-брит. войск, всего около 10.000 чел., под нач. сына Шах-Шуджи, Теймур Мирзы, и под руководством англ. капит. Вэда. Между тем, пока войска сосредоточивались, обстоятельства в Афганистане сильно изменились: персы, осаждавшие в это время Герат, не могли его взять и в начале сент. 1838 г. вынуждены были удалиться; Виткевича уже не было в Кабулистане; Дост-Магомет оставался беспомощным. С отступлением персов от Герата, конечно, исчезал всякий предлог к походу в Афганистан, но тогдашний вице-король Индии лорд Оукленд настоял на осуществлении принятого решения. Однако, состав экспедиц. отряда всё же был уменьшен до 21.000 чел., в том числе бенгальских войск — около 9500 чел., сосредоточившихся в начале дек. у Фироспура (одна дивизия ген. Коттона, состоявшая из 3 пех. бриг.). Соединенные силы бенгальских и бомбейских войск получили наименование "Индской армии", командование которой было вверено ген. Кину. Количество обозных, сопровождавших войска, было чрезмерно велико и весьма затрудняло их движение; так, за бенгальским контингентом следовал обоз из 30.000 вьючных верблюдов с 38.000 чел. обозной прислуги. Бенгальские войска должны были следовать из Фироспура на ю.-з., через Багавальпур и затем через Синд до берегов Инда; переправа через реку у Суккура. Отсюда войска должны были следовать на с.-з. через Шикарпур и Баг, к началу Боланского прохода; затем, через проход к Кветте, и отсюда через Коджакский перевал к Кандагару. Силы, которыми располагал в то время Афганистан, были весьма незначительны. Дост-Магомет содержал 2.500 чел. пехоты, вооруженной фитильными крупно-калиберными ружьями, 12—13 тыс. всадников и около 45 орудий. Лучшим родом войск являлась кавалерия. Кроме этого "регулярного" войска, имелась милиция (ополчение), которая могла, при благоприятных условиях, дать несколько десятков тысяч необученных, недисциплинированных и плохо вооруженных солдат. Индская армия к апр. 1839 г. сосредоточилась у Кветты и затем продолжала движение на Кандагар и Газни, не встречая нигде сопротивления со стороны афганцев. Войска испытывали лишения от недостатка в продовольствии, а также в транспортных средствах, вследствие сильного падежа обозных животных. Около 20.000 голов пало только на пути до Кандагара. В Кандагар индо-брит. войска вступили без боя 25 апр. Дальнейший путь их лежал на Газни. Этот город оборонялся афганским гарнизоном под нач. Гайдер-хана, сына Дост-Магомета. В виду нежелания афганцев сдаваться, англичане миной взорвали крепостн. стену и пошли на штурм. Гарнизон дрался до последней возможности. Около 1000 чел. его легло в бою, 1600 взяты были в плен, в том числе и сам Гайдер-хан. Британцам победа стоила всего 17 убит. и 165 ранен., в том числе 18 офиц. Несмотря, однако, на значительное превосходство неприятельских сил, Дост-Магомет не пал духом. Полагаясь на силу сопротивления креп. Газни, он решил свои лучшие войска под нач. сына Акбар-хана бросить сначала на Пешавер, куда в апр. начали стягиваться сейкские войска Ранджит-Синга, разбить последние и уже затем всеми силами обрушиться на Индскую армию. Однако, быстрое падение Газни разрушило планы эмира. Дост-Магомет изменил свое намерение и принял решение с отрядом войск, силой около 6000 ч., выступить из Кабула навстречу Индской армии, и на берегах Кабул-Дарьи дать ей сражение. Он дошел со своими войсками только до с. Арганды, где в отряде обнаружились такие тревожные признаки брожения и измены, что на успех сражения не оставалось никакой надежды. Тогда Дост-Магомет разрешил (2 августа) своим войскам покориться Шах-Шудже, а сам с небольшой горстью приверженцев (350 чел.) отступил на Бамиан. О бегстве эмира стало известно в британском лагере уже на другой день, за ним была послана погоня, но он успел миновать проходы Гиндукуша и достигнуть Афганского Туркестана. 7 авг. Шах-Шуджа торжественно вступил в Кабул, а недели через три сюда же прибыл сейкский отряд Теймур Мирзы, который, в виду смерти Ранджит-Синга (в июне 1839 г.), только в конце июля вступил в Хайберский проход, и после непродолжительной стычки у Али-Меджида, направился на Кабул, не встречая на пути никакого сопротивления. Т. обр. Шах-Шуджа был посажен на престол, и по духу декларации 1 окт. 1838 г., войскам надлежало возвращаться в Индию. Но в виду сомнительного положения дел, решено было возвратить домой лишь половину Индской армии, а прочие войска должны были оставаться в Афганистане, под нач. ген. Коттона. В сент. из Кабула ушла вся бомбейская дивизия, направляясь чрез Боланский проход; в окт. ушла часть Бенгальского отряда, направляясь на Пешавер. В Афганистане остались: 7000 чел. англо-инд. войск; 13.000 чел. Шах-Шуджи (содержавшихся на счет Ост-Индской компании) и 5000 сейского контингента. Главная масса этих войск оставалась в Кабуле, значительное их число было в Джелалабаде, а небольшие отряды были расположены в Кандагаре, Газни и Бамиане. Сначала всё обстояло благополучно. Прилив в страну денег внес в нее оживление и усилил торгово-промышленную деятельность, но затем вздорожание цен на предметы первой необходимости, назойливое вторжение иноземцев во внутренние дела страны, систематическое оскорбление ими религиозных и семейных чувств народа и др. причины внесли в страну общее недовольство. Назревая постепенно, оно начало обнаруживаться вскоре отдельными восстаниями в разных частях Афганистана. Гильзаи, не мало тревожившие Индскую армию на пути её от Кандагара в Газни, не признавали власти Шах-Шуджи н продолжали прерывать сообщения между Кабулом и Газни. Они были усмирены, но ненадолго, в сент. 1839 г. экспедицией майора Утрама. Весною следущего года гильзаи подняли восстание в более широких размерах, при чём посланные против них войска ген. Нотта с большим трудом привели их к покорности. Осенью же 1839 г. возмутились хайберцы. Весной 1840 г. восстали хезарейцы (возле Бамиана). Между тем Дост-Магомет, после недолгого своего пребывания в Хульме, попробовал искать убежища у бухарского эмира Насруллы, но ошибся в своих расчетах и возвратился обратно в Хульм. Около этого времени (средина 1840 г.) англичане, с целью повлиять на узбекских владетелей Афганского Туркестана, выдвинули небольшой отряд к с. от Бамиана, к Байгаку. Дост-Магомет воспользовался этим обстоятельством и уговорил хульмского хана напасть на Байгак. 30 авг. произведено было нападение на британский пост и занимавший его отряд должен был отступить к Бамиану. Дост-Магомет с узбекским отрядом преследовал англичан, но 18 сент. был разбит туземными частями ген. Денни. Потеряв надежду на содействие узбеков, Дост-Магомет ушел в Кугистан (провинция к с. от Кабула) и поднял в нём волнение. Против повстанцев из Кабула был выслан отряд под нач. ген. Сэля; в Перванской долине (к с. от Чарикара) 2 нояб. произошло сражение, в котором англичане понесли поражение. На следующий день отр. Сэля отступил к Чарикару. Таково было положение дел, когда совершилось непонятное и до сих пор невыясненное историей событие. На третий день после Перванского боя Дост-Магомет явился в Кабул и отдал себя в распоряжение англичан. Неудача у Насруллы, слабость узбеков, боязнь за свою голову, вероятно, недурно оцененную англичанами, вот, по-видимому, обстоятельства, могущие служить разгадкой поступка Дост-Магомета. Сдавшийся эмир был отправлен на жительство в Индию. С удалением Дост-Магомета и после неудачи Хивинского похода Перовского, пребывание англичан в Афганистане теряло свой смысл, почему Шах-Шуджа и напомнил им об этом. Однако, англичане, по-видимому, не намеревались уходить, устраиваясь в стране, как у себя дома, разводя здесь сады, строя дома, выписывая из Индии свои семьи. Такое поведение иноземцев еще более вооружало против них афганское население. Озлобление постепенно увеличивалось. Мятежи и волнение стали возникать между дураниями, гильзаями и другими племенами Афганистана. Усмирение этих мятежных вспышек поглощало всё внимание англичан, но чем дальше, тем менее успешным оно становилось. Положение дел грозило общим восстанием, которое и не замедлило обнаружиться. Поводом к нему послужило сокращение и даже прекращение денежных субсидий, выдававшихся вождям гильзаев, кугистанцев, кизильбашей и других афганских племен. Шах-Шуджа, на ряд обращенных к нему по этому поводу претензий, сослался на своеволие англичан, намекнувши на желательность освободиться от иноземцев. Этого намека было достаточно, чтобы в конце сент. 1841 г. составился заговор с целью добиться возвращения потерянного или ниспровержения господства иностранцев. Англичане, предупрежденные о заговоре, ничего не предпринимали. Начался ряд восстаний. В конце сент. восточные гильзаи заперли в своих горах все проходы, ведущие из Кабула в Джелалабадскую область, прервавши сообщение англичан с Индией. Усмирение гильзаев было поручено ген. Сэлю, уже назначенному со своей бригадой к возвращению в Индию через Пешавер; он должен был водворить порядок в гильзайских землях по пути, при следовании своем на Джелалабад. 11 окт. он вступил в Хурд-Кабульское ущелье и, ведя по пути беспрерывные бои с мятежниками, к 30 окт. едва добрался до Гандамака, понеся значительные потери. Одновременно вспыхнуло восстание в Кугистане и на пространстве между Кабулом и Кандагаром. Наконец, 2 ноября произошла резня в самом Кабуле, и одною из первых жертв пал англичанин Бёрнс, состоявший при Шах-Шудже в качестве неофициального советника. Два дома, в которых помещалась британская миссия, были разграблены, караулы при них были вырезаны, казна (170.000 рупий) разграблена, вся прислуга перебита. И всё это совершено было в присутствии 6000 чел. британских войск, запершихся в укрепленном лагере, в расстоянии получаса пути от возмутившегося города. Со стороны ген. Эльфинстона, командовавшего в это время войсками под Кабулом, не последовало никакого распоряжения, ни один британский офицер не явился на выручку своих!.. Безнаказанность резни 2 ноября явилась в глазах афганцев свидетельством слабости англичан; весть об успехе восстания облетела всю страну и толпы гази (сподвижников за веру) отовсюду повалили в город. Шах-Шуджа заперся в Бала-Гиссаре и ждал исхода событий. Во главе восстания стали могамедзаи, родственники Дост-Магомета, избравшие эмиром Магомет-Земан-хана, племянника Доста и бывшего правителя Джелалабадской обл. У английских войск была отнята большая часть их провиантских и артиллерийских запасов. В Кударе возмутившиеся солдаты Кугистанского полка сами перерезали своих англ. офицеров. В Чарикаре полк гуркасов был осажден афганцами в своих казармах, вынужден оставить их за недостатком воды и на пути к Кабулу был истреблен. В Чейн-дабаде, между Кабулом и Газни, был вырезан отряд капит. Вудборна; отряд капит. Фирриза был осажден в Хайберских горах несколькими тысячами афганцев и едва пробился до Пешавера. Слабый и нерешительный Эльфинстон видел лишь всё спасение в отступлении. Вместо того, чтобы принять энергичные меры, он вступил с афганцами в переговоры. Войска между тем голодали и постепенно совершенно деморализовались. Переговоры тянулись бесконечно. Английский представитель Макнактен, приглашенный на свидание с Акбар-ханом, был изменнически убит 23-го дек. Его отрубленную голову, воткнув на пику, понесли по улицам города, а изуродованное тело было выставлено на поругание на Кабульском базаре в течение трех дней. Со смертью Макнактена, вожди восстания сочли недействительным выработанный им договор и предложили Эльфинстону новые, более унизительные условия. В первый день 1842 г. договор с афганцами был скреплен печатями 18-ти сердарей. Во исполнение этого договора, англичанами были сданы афганцам: все денежные суммы, в количестве 1.400.000 рупий, вся артиллерия, за исключением 9 пушек, много различного огнестрельного и холодного оружия, все снаряды, амуниция, все больные и тяжело раненые с двумя при них врачами и, наконец, заложники в числе 6 офицеров. Обещанный же договором конвой из состава афганских войск не был назначен. Не получая обещанного конвоя, Эльфинстон решил двинуться в путь на свой страх и 6 янв. войска, в числе 4500 чел. боевого состава, с нестроевыми, женщинами, детьми и лагерной прислугой, выступили из Кабула, направляясь к Хурд-Кабульскому ущелью.Едва хвост колонны покинул лагерь, как начались нападения афганцев, орудия скоро были отняты у англичан и весь отряд был превращен в толпу, охваченную паникой. Недалеко от Джелалабада, где находился со своим отрядом ген. Сэль, афганцы довершили истребление отряда Эльфинстона; то, что спаслось здесь, погибло далее от холода, голода и лишений. Из 16.000 чел., выступивших из-под Кабула, уцелел единственный человек, доктор Брайдон, который 14 янв., израненный и совершенно истомленный голодом, добрался до Джелалабада. Судьба других британских отрядов, находившихся в Афганистане, была следующая. Сэль удачно держался в Джелалабаде, отражая и даже рассеивая скопища афганцев; также удерживался и ген. Нотт в Кандагаре; оба отказались сдать афганцам занятые ими позиции, несмотря на предписание Эльфинстона, выполнявшего договор 1 янв. В Келат-и-Гильзае успешно держался капитан Креги. В Газни долго сопротивлялся подполк. Памер, но, поверив афганцам, что они его пропустят в Пешавер, сдал цитадель (6 марта). Последовало немедленное нападение на гарнизон, и он был весь истреблен, за исключением Памера и нескольких офицеров, взятых в плен. Сообщения между Индией и Кабулом были прерваны еще в окт. 1841 г. Когда в Калькутте были получены сведения о Кабульском восстании, через Пешавер была послана для поддержки Кабульской армии бригада ген. Вильда, но она (янв. 1842) не могла пробиться через Хайберский проход и была отброшена с большим уроном. Для спасения остававшихся в Афганистане отрядов Сэля и Нотта были приняты следующие меры: Поллок, сменивший Вильда, был усилен 4 пех. полками, кавалерией и артиллерией, а из Синда была двинута в Кандагар бригада ген. Энглянда. Последний в конце марта был встречен на Коджакском перевале афганцами и отступил к Кветте. Поллок уже в февр. был в Пешавере, но оставался здесь в течение двух месяцев. В дальнейшем, однако, действия англичан были более решительными и удачными. Выступив 3 апр. к Хайберу, Поллок прошел в несколько дней до Джелалабада, где и соединился с Сэлем. 10 мая, после небольшого дела на Коджакском перевале, прибыл в Кандагар и ген. Энглянд. После этого, британским войскам предстояло или уйти из Афганистана, или наступлением вглубь страны восстановить свой престиж и освободить заложников и пленных. Новый вице-король лорд Эленбороу склонялся на первое, общественное мнение Англии громко требовало второго. Наконец, Нотту было приказано немедленно начать отступление из Афганистана, но кружным путем, через Газни-Кабул-Пешавер, Поллоку же было предложено поддержать Нотта движением на Кабул. Нотт выступил из Кандагара 7-го, Поллок из Джелалабада 20 авг. Между тем в Кабуле, начиная с 6 янв. (дня ухода Эльфинстона) междоусобные распри продолжались, что значительно ослабляло способность афганцев к сопротивлению. Поллок и Нотт двигались к Кабулу почти беспрепятственно, легко рассеивая нестройные толпы афганцев. 15 сент. в Кабул прибыл Поллок, а на другой день и Нотт. Отсюда были посланы ими в различные части страны небольшие карательные экспедиции, а Кабул отдан войскам на разграбление. После почти месячного пребывания под Кабулом, 12 окт. английские отряды выступили на Пешавер. Это отступление было похоже на бегство. Отряд Нотта, шедший позади, подвергался непрерывным нападениям афганцев. В последних числах декабря войска достигли пределов Индии. Тогда же Дост-Магомет получил разрешение возвратиться в Афганистан, где, в виду смерти Шах-Шуджи, вскоре и занял престол эмиров. Так кончилась первая англо-афганская война. Она стоила более 18.000 челов., 15 милл. фун. стерлингов и сильно умалила политическое значение и военный престиж англичан в средней Азии. (H. Havelock. Narrative Of The War In Afghanistan, In 1838—39, 1840; Kennedy. Narrative Of The Campaign Of The Army Of The Indus, In Sind And Kabool, In 1838—39, 1840; Outram. Rough Notes Of The Campaign In Sind And Afghanistan, In 1838—39, 1840; W. Hough. A Narrative Of The March And operations Of The Army Of The Indus, In The years 1838—39, 1841; Atkinson. The expedition Info Afghanistan, 1842; Ogle. The Campaign In Afghanistan; W. Kayc. History Of The War In Afghanistan, 1851; Ch. Nash. History Of The War In Afghanistan from its commencement to its close, 1843; В. В. Григорьев Кабулистан и Кафиристан).

Sher Ali Khan of Afghanistan.jpg

2-ая англо-афганская война (1878—1880 гг.). Причины, вызвавшие эту войну, были те же, что вызвали и первую: желание англичан сохранить за собою преобладание в Афганистане и стремление их устранить Россию от всякого влияния в этой стране. Дост-Магомет умер 9 июня 1863 г., через несколько дней после овладения Гератом, которым он закончил объединение Афганистана. Сын его Шир-Али-хан утвердился на престоле, после борьбы с братьями, лишь к концу 1868 г. и не без содействия англичан (деньгами и оружием). Однако, отношения между эмиром и англичанами не были дружественными и постоянно приводили к недоразумениям. Вице-король Индии тщетно добивался у эмира согласия на назначение в Кабул и др. города Афганистана английских агентов; эмир решительно отклонял допущение в страну агентов-европейцев. 30 марта 1877 г., с целью повлиять на упрямого Шир-Али, лорд Литтон прервал переговоры и даже отозвал из Кабула своего доверенного. В таком положении отношения между Англией и Афганистаном оставались в течение целого года. Летом 1878 г., в ответ на английские интриги, имевшие целью ослабить влияние наших успехов, достигнутых русско-турецкой войной, мы сформировали три отряда в Туркестане и один на вост. бер. Каспийского моря, с целью угрозы Индии; почти одновременно с этим выехало из Самарканда в Кабул посольство ген. Столетова. В виду этого англичане потребовали, чтобы эмир принял в Кабуле и английское посольство Невиля Чемберлена, которое и было немедленно же направлено в пределы Афганистана. Но афганцы не допустили его перейти границу и вынудили вернуться в Индию. Это послужило для англичан поводом для враждебных действий и война Афганистану была объявлена особой декларацией 9 нояб. 1878 г. 2-ю. англо-афганскую войну часто разбивают на две кампании: 1878—79 гг., закончившуюся Гандамакским трактатом, и 1879—1880 гг., с момента убиения в Кабуле англ. резидента Каваньяри (21 авг. 1879) до дек. 1880 г. Однако, для такого разделения нет достаточных оснований, п. ч., как в военно-политическом, так и в стратегическом отношениях эти оба периода составляют, в сущности, одну кампанию. План англичан состоял в том, чтобы быстрым движением на Кабул окончить войну возможно скорее. Для этого удара были предназначены две колонны — Пешаверская и Курамская, формировавшиеся в окрестн. Пешавера и Когата. Кроме того, была сформирована третья колонна, Кандагарская, предназначенная для захвата Кандагара и наблюдения за ю. Афганистаном. Она составилась из Мультанской дивизии, сформированной в Мультане, и из войск Кветского гарнизона, присоединившихся к ней в пути. В каждой из колонн пехота состояла на ⅘—¾ из туземных частей; кавалерия придавалась в размерах от полка до бригады в каждую колонну. 9-го ноября 1878 г. англо-инд. действующая армия, силою в 36.000 чел., тремя колоннами двинулась в пределы Афганистана. Пешаверская колонна, под нач. г.-л. Самуила Броуна (16.000 чел. при 48 ор.), направилась через Хайберский проход к Дакке и Джелалабаду. В Хайберском проходе, у Али-Меджида, колонна имела 9 и 10 ноября стычку, окончившуюся отступлением слабых афганских сил к Дакке. Курамская колонна (6600 чел. при 18 оруд.), под нач. г.-м. Робертса, двинулась по долине Курама и 18 ноября неудачно штурмовала Пейвар-Котальский перев. Через два дня штурм был возобновлен, и перев. был занят. Кандагарская колонна, под нач. г.-л. Стюарта (13.000 чел.), долго сосредоточивалась к Боланскому проходу; затем, не встречая препятствий со стороны неприятеля, перевалила 20 дек. горы по перев. Гваджа и Коджак, 26-го имела стычку у Тахт-и-Пуля и на следующий день вступила в Кандагар. Афганская армия пока ничем не обнаруживала себя. Шир-Али-хан, покинув Кабул и передав временное управление государством своему старшему сыну Якуб-хану, выехал в Мазар-и-Шериф. В Афганистане начались беспорядки; вместо того, чтобы объединиться, в виду стоявшего на их територии врага, афганцы принялись за обычные распри. Однако, за первыми успехами англичан последовал ряд неудач, совершенно расстроивших их планы. Осмотревшись в неожиданно создавшейся для них обстановке, афганцы бросились на сообщения англ. колонн. Нападения афганск. отрядов на сообщения совершенно расстроили транспортную часть английской армии. Не имея возможности высылать верблюдов на подножный корм, англичане принуждены были доставлять им фураж, который требовался в огромном количестве. Начался страшный падеж вьючного скота, неблагоприятно отражавшийся на подвозе к войскам продовольствия. Вместе с тем, неудачная экспедиция ген. Робертса в дол. Хоста (к ю. от дол. Курама) поставила Курамскую колонну в критическое положение. Между тем, ген. Стюарту предписано было двинуться из Кандагара на Герат, при чём решено было усилить его подкреплениями из Индии; но так как вместо 10.000 верблюдов, которые требовались для этого, собрали лишь 1600, то все операции на ю. театре военных действий были приостановлены. Колонну Стюарта необходимо было спасать от голодной смерти. Когда был занят Кандагар — в Кветте не было ни зерна провианта. Собранный в Суккуре 4-мес. запас продовольствия не мог быть доставлен в отряд по неимению перевозочных средств. К этому времени Кандагарская колонна потеряла свыше 20.000 верблюдов. При таких условиях, Стюарт разделил свой отряд на три части и направил одну часть за продовольствием в Гиришк, а другую — за тем же в Келат-и-Гильзай. В Пешаверской колонне, большая часть которой была распределена по этапам, охранявшим сообщения с Индией, погибло к тому времени более 14.000 верблюдов; в войсках началась болезненность, что вынудило направить некоторые, наиболее расстроившиеся части обратно в Индию. Вообще, зимняя кампания дорого обходилась англичанам. Положение со дня на день ухудшалось. Горные пограничные племена находились всё время в состоянии опасного возбуждения. В виду чрезвычайных продовольственных затруднений, встреченных колонной ген. Стюарта, решено было уменьшить её численность. Свыше 7000 людей было отправлено в Индию; в отряде оставлено всего около 4000 чел. Между тем, 9 февр. 1879 г. в Мазар-и-Шерифе внезапно скончался Шир-Али-хан и власть перешла в руки Якуб-хана. Новый эмир, по вступлении на престол, находился некоторое время в нерешительности, не зная, что ему предпринять. С целью воздействовать на него, англичане произвели со стороны Пешавера небольшое движение в дол. Лагмана, как бы намереваясь двигаться на Кабул. И действительно, непосредственно после этого и неожиданно для самих англичан, Якуб-хан явился в Гандамак и изъявил готовность приступить к мирным переговорам. 26 мая в Гандамаке, между Якуб-ханом и англ. представителем, майором Каваньяри, был заключен договор, по которому эмир подчинил свои внешние сношения контролю Англии, допустил постоянное пребывание в Кабуле британского резидента, передал британцам Хайберский проход и, наконец, уступил им на неопределенное время долину Курама, округа Сиби и Пишин, с правом контроля над соседними горными племенами. Англия, в свою очередь, обязалась уплачивать эмиру ежегодную субсидию в 600 тыс. рупий. Гандамакским трактатом закончилась первая часть второй англо-афганской войны. Она ясно обнаружила органические недостатки британской военной системы: слабую подготовку оперативных планов, неумение обеспечивать свои сообщения, обременение отрядов массой нестроевых и полное подчинение военных операций политическим соображениям. Уже в июне 1879 г. большая часть войск экспедиц. отрядов была отправлена на постоянные квартиры. Пешаверская колонна, более всех пострадавшая от болезней, была почти вся отправлена в Индию; Курамская была расформирована, но значительная часть её еще была оставлена в Курамской долине; из войск Кандагарской колонны лишь небольшой отряд в 2000 чел. оставался еще с ген. Стюартом в Кандагаре. Во исполнение одной из статей Гандамакского договора майор Каваньяри прибыл 12 июля в Кабул в качестве британского резидента и поселился в Бала-Гисаре (цитадель Кабула). При нём был конвой, состоявший из 25 кавалеристов и 50 пеших, под нач. поруч. Гамильтона. Афганцы, недовольные пребыванием в своей столице иноземцев, не скрывали своего неудовольствия, почему уже с первых же дней пребывания англ. миссии в Кабуле, между чинами англ. конвоя и населением начались недоразумения, часто сопровождавшиеся кровавыми столкновениями. Брожение среди афганских войск и кабульского населения постепенно росло. И нужен был только малейший повод, чтобы искра упала на заготовленный в изобилии горючий материал и пожар вспыхнул. Таким поводом явилось недовольство трех афганских пех. полков недополучкой жалованья. Солдаты возмутились и, подстрекаемые муллами и агитаторами, 21 авг. бросились на помещение английской миссии. Англичане и их конвой геройски защищались, но почти все были перебиты. Майор Каваньяри и поруч. Гамильтон погибли. 25 авг. пришло в Симлу первое известие о катастрофе. Избиение членов миссии требовало быстрого наказания, почему пришлось формирование новых действующих отрядов производить одновременно с немедленным открытием военных действий. Отряд, назначавшийся для движения на Кабул, под нач. г.-м. Робертса, состоял из 3-х полков брит. и 4-х полков туземн. пехоты, роты сапер, эск. брит. кавалерии, 2½ полков туземн. кавалерии и 3-х батарей артиллерии, всего до 6500 чел. Отряд был разделен на 3 бригады: две пеших, г.-м. Макферсона и Бекера и одну конную — г.-м. Масси. Назначение этого отряда заключалось в занятии Кабула и местности между этим городом и Шутаргарданским перев. Для занятия местности, лежащей между последним и Талем, был сформирован особый отряд г.-м. Гордона, в составе 1 брит. пех. полка, 5 полков туземн. пехоты, 2-х полков туземн. кавалерии и 2-х батарей, всего около 4000 чел. Пешаверская колонна г.-м. Брайта была пополнена до 2-х полков брит. пехоты, 5-ти полков брит. кавалерии, 4-х полков туземн. кавалерии и 5 батарей, всего около 6600 чел., не считая гарнизона Пешавера и войск, занимавших Хайберский проход. Этот отряд предназначался для обеспечения сообщений между Пешавером и Гандамаком, для образования гарнизонов на промежуточных пунктах и для различных мелких предприятий между Пешавером и Кабулом. Для усиления индийской армии пришлось взять из Европы и других колоний 10 б. пех., 4 кавалер. полка и 8 батарей. Базой для Пешаверской колонны должен был служить Пешавер (от Пешавера до Кабула 290 вер.), базой для Курамской колонны — Когат или Пешавер. Тотчас по получении известия о гибели англ. миссии в Кабуле, вице-король приказал ген. Масси, стоявшему в то время с остатками Курамской колонны в дол. Курама, немедленно занять бригадой Шутаргарданский перев., а с прочими войсками двинуться на Кабул. Масси еще до получения этого приказания двинулся на перев. с одним полком и, занявши его, немедленно окопался. Вскоре в Али-хейль (у перев. Пейвар-Коталь) прибыл г.-м. Робертс и начал деятельно готовиться к походу на Кабул. Однако, он встретил такое количество затруднений при организации транспортной части, что вынужден был простоять в дол. Курама более двух недель. Наконец, не дождавшись сформирования своего обоза, он двинулся за перевал, в пределы Афганистана. Военные действия были открыты афганцами 7 сент. нападением на Шутаргарданский перев., занятый к этому времени бригад. ген. Бекера; афганцы были отбиты. 10 сент. ими произведено второе нападение, но тоже неудачно. 11 сент. бригада Бекера покинула перевал и заняла сел. Куши (в 75 вер. к ю. от Кабула), а 19 сент. здесь же сосредоточилась вся колонна Робертса. 22 сент. Робертс продвинулся до Загидабада (в 23 вер. от Кабула), где англ. войска пришли в соприкосновение с передовыми частями афганцев. Предстояло сражение за обладание Кабулом. Оно состоялось 24 сент. близ сел. Чар-Азиаб, в 12 вер. от Кабула. Афганский отр. состоял из 11 б. с многочисленной артиллерией и занимал высоты к с. от Чар-Азиаба. План афганцев, по-видимому, состоял в том, чтобы одновременно с фронтальной атакой, бросить в тыл англичанам свою конницу. С своей стороны, Робертс, произведя рано утром рекогносцировку, решил, демонстрируя с фронта, обойти оба неприятельских фланга: правый — отрядом майора Уайта (600 чел.), левый — войсками ген. Бекера (1600 чел.); в резерве было оставлено 2800 ч. Обе обходные колонны последовательно и без труда овладели высотами на флангах противника, не встречая серьезного сопротивления; афганцы дрались весьма вяло, а гильзаи, предназначенные для движения в тыл неприятеля, оставались в бездействии, ограничиваясь бесполезными демонстрациями. Бой длился с 11 ч. утра до 5 ч. веч. Афганцы, обойденные с флангов, отступили, понеся значительные потери. Английская кавалерия не преследовала их. 30 сент. Робертс направился к Бала-Гиссару, занял его, и затем торжественно вступил в Кабул. Здесь была назначена следственная комиссия, при чём за выдачу лиц, причастных к избиению англ. миссии, было назначено денежное вознаграждение. В день вступления Робертса в Кабул, на небольшой отряд полк. Монея, занимавший Шутаргарданский перев., было произведено нападение афганцев, удачно отбитое англичанами. Однако, в виду того, что нападения на этот перевал всё-таки продолжались, Робертс решил бросить свои сообщения по Курамской долине и базироваться исключительно на Кабул и его окрестности. Несмотря на тактический успех, сопровождавший действия отряда ген. Робертса, его положение не могло считаться удовлетворительным, пока он не установил связи с Пешаверским отрядом, а следов., пока он не восстановил своих сообщений с Индией. На это именно и было теперь обращено Робертсом всё его внимание. Между тем, формирование Пешаверского отряда шло чрезвычайно медленно. В состав его вошли 18 б. пехоты (англ. — 5), 5 конных полков (англ. — 1), 5 батарей (2 кон. и 3 пеш.) и 6 рот индийских сапер, всего около 14.000 чел. Из них 5000 должны были оставаться, в качестве резерва, у Пешавера и Равальпинди, а 9000 предназначались для занятия линии Пешавер-Хайбер-Джелалабад-Кабул. Эти войска двигались на назначенные им места чрезвычайно медленно. Лишь 17 сент. была занята Дакка (от Кабула 240 вер.); 1 окт. был занят без сопротивления Джелалабад, 11-го — Гандамак. С этого дня была установлена связь с отр. Робертса, посредством курьеров. Лишь 26 окт. Робертс мог выступить навстречу Пешаверской колонне и соединиться с ней в Катасанге. Как только сообщение с Пешавером было установлено, был организован правильный подвоз продовольствия, и войска экспедиц. отрядов приобретали теперь свободу действий. Вместе с тем, в назначении и наименовании этих отрядов были произведены некоторые изменения. Пешаверская колонна, как потерявшая уже самостоятельное значение, была назначена исключительно для этапной службы на линии Кабул-Пешавер, подчинена ген. Робертсу и получила наименование 2-й дивизии Кабульского экспедиц. отряда. Сам Робертс был произведен в ген.-лейт. и назначен начальником войск всего В. Афганистана. 16 окт. 1879 г. Якуб-хан отрекся от престола, и страна, оставшаяся теперь без эмира и раздираемая междоусобными распрями, была охвачена полной анархией. Отречение Якуб-хана, происшедшее не без влияния англичан, еще более озлобило против них население. Меры умиротворения и разоружения, принятые Робертсом, не приводили к желательным результатам; оружие сдавалось в ничтожном количестве, денежные штрафы собирались с большим трудом. При таких условиях англичанам приходилось зимовать в Кабуле. Робертс выбрал местом зимовки для своего отряда Шир-Пурский укрепленный лагерь севернее Кабула и принял решительные меры по сбору на зимние месяцы продовольственных запасов. Между тем, афганцы готовились к продолжению враждебных действий. Газни сделался средоточием союза племен среднего Афганистана. Во главе этого союза стал престарелый Мушк-и-Алим, один из наиболее почитаемых мулл, и командование войсками принял генерал покойного эмира Магомет-Джан. По всей стране начали формироваться ополчения, постепенно собиравшиеся к Кабулу. Чтобы парализовать это движение, ген. Робертс выслал по различным направлениям отряды, с целью рассеять афганские скопища раньше, чем они успеют сосредоточиться. 28 ноября отр. ген. Макферсона, направленный в Кугистан (к сев. от Кабула) для рассеяния кугистанских партий, встретил значительные силы кугистанцев и в бою 29 нояб. потерпел неудачу, потерявши несколько орудий. Отр. ген. Бекера, посланный в тыл газнийскому ополчению, был окружен неприятелем, но 1 дек. успешно пробился. К концу ноября в окрестн. Кабула собралось значительное число афганских отрядов, одно присутствие которых должно было внушить англичанам серьезные опасения. Однако, ген. Робертс не придавал этому обстоятельству серьезного значения. Скоро события вынудили его посмотреть на это серьезнее. Кох-и-Асмайское дело открыло ему глаза. Рано утром 2 дек. густые массы афганцев заняли удлиненный кряж гор, Асмай, отходящий к с.-з. от Кабула и выказали намерение атаковать англ. лагерь. Робертс, не дожидаясь нападения афганцев, решился немедленно сам атаковать неприятеля. Для атаки был назначен отряд ген. Бекера, в составе 750 чел. и 10 горн. оруд. После подготовки огнем, отряд обошел лев. фл. афганцев и атаковал их, стараясь отбросить неприятеля в сторону Кабула. Афганцы начали отступать; Робертс приказал кавалерии перехватить отступавших на равнине, а бригаде ген. Макферсона атаковать их с Бала-Гисарских высот, т. е. с ю.-з. В это же время 6 горн. оруд. были поставлены на командующей высоте у с.-з. оконечности горн. кряжа Асмай для обстреливания отступавшего неприятеля. Но в это время афганцы внезапно перешли в наступление и направили свои главные усилия на овладение командующей высотой, на которой располагалась англ. артиллерия. Скоро им удалось овладеть этой высотой и захватить два англ. орудия. Между тем, показались свежие части неприятеля, начавшие энергичн. наступление, а вслед за этим и преследование англ. войск, вынужденных к отступлению. Ген. Робертс искал спасения в Шир-Пурском лагере, куда притянул и бриг. ген. Макферсона. Англичане, укрывшись за стенами укреплен. лагеря, не показывались из него в течение 9 дней, пока их не выручил отряд, направленный из Пешаверской колонны. Поражение Робертса под Кабулом произвело большое впечатление в Индии. Из Европы были потребованы подкрепления, а войскам Пешаверской колонны было приказано двинуться для выручки Робертса. С большим трудом удалось собрать в Джигделике отряд силой в 3700 чел. при 12 оруд. (г.-м. Гофа) и отправить его к Кабулу, куда он прибыл 12 дек. и освободил гарнизон Шир-Пурского лагеря. Видя невозможность овладеть англ. укрепл. лагерем, Магомет-Джан, руководивший действиями афганцев, отступил от Кабула. После отступления неприятеля, англичане приступили к сбору продовольств. припасов и к укреплению своего лагеря, скоро превратившегося в небольшую крепость. Не лучше шли дела и в Кандагарской колонне ген. Стюарта. В день убийства Каваньяри последние 2000 ч. этой колонны начали покидать Кандагар, но их вернули обратно. Усилить этот небольшой отряд долго не представлялось возможным за дальностью расстояния и необезпеченностью его сообщений с Индией. После сраж. при Чар-Азиабе (24 сент.) решено было поторопиться с усилением действующих отрядов, для возможности более энергичных наступательных действий. Пока же положению англичан в Кандагаре и его окрестностях не угрожала еще серьезная опасность. В сент. 1879 г. Стюарту было приказано выслать к Газни отряд для связи с Кабулом; командированный для этого небольшой отр. ген. Гюка, однако, не мог пройти далее Келат-и-Гильзая, где и остановился на зимовку. С наступлением же нов. года войска Стюарта были усилены дивизией ген. Примроза, а весь Кандагарский отряд решено было направить через Газни к Кабулу, с целью нанести по пути поражение скопищам афганских племен и усилить войска в В. Афганистане, где ожидалось решение кампании. Войска Стюарта (6000 чел.) выступили в путь 19 марта; они были обременены огромным колич. нестроевых (6300 чел.) и большим обозом (3500 лош. и мул., 6300 вербл. и 11 слонов). Как только войска тронулись, патаны бросились на форт Дубрай (между Кандагаром и Кветтой), вырезали его гарнизон и прервали сообщения Стюарта с Индией. Войскам Стюарта пришлось выдержать по пути ряд боевых столкновений с неприятелем; более серьезное дело случилось у Ахмет-хейля (15 вер. к ю. от Газни). 20 апр. Стюарт достиг Кабула, соединился здесь с Робертсом и принял главное нач. над всеми войсками, действовавшими в В. Афганистане. Между тем, в течение зимы в отряде Робертса не произошло никаких крупных событий. Гильзаи по-прежнему производили свои нападения на сообщения: так, Джигделик, Джедзаильх (возле Джелалабада), форт Мични и др. пункты не раз подвергались их атакам. Англичане фактически владели лишь узкой полосой местности, по которой пролегала дорога, связывавшая Пешавер с Кабулом. Таково было положение дел на театре военных действий, когда на горизонте политических событий появился сердарь Абдурахман-хан, племянник покойного эмира Шир-Али-хана; он покинул Самарканд, где проживал в изгнании и быстро собрав вокруг себя своих приверженцев, успел к тому времени подчинить себе Бадахшан и Афганский Туркестан, явно обнаруживая намерение сделаться эмиром Афганистана. Англичане воспользовались появлением Абдурахмана и решили, при помощи этого нового претендента, выйти из того положения, в которое они попали. В Кабул был командирован в качестве политического комиссара для переговоров с Абдурахманом, Леппель Гриффин и уже 1 апр. ген. Робертс объявил в Кабуле афганцам, что англ. войска будут отведены в Индию, как только афганские начальники согласятся между собою на счет выбора эмира, расположенного дружески к англичанам; на вопрос афганцев об Якуб-хане Гриффин заявил, что о возвращении его в Кабул не может быть и речи. Начались очень долгие переговоры. Абдурахман держался уклончивой политики, пока не выяснил, что англичане намерены выделить Кандагар в отдельную область, под протекторатом Англии. Против этого проекта он возражал очень упорно. В то же время он вел в Афганистане сильную агитацию против англичан и сумел заявить себя поборником единства и независимости своего отечества. Скоро влияние Абдурахмана начало сказываться. В Кабуле произошло покушение на жизнь ген. Робертса; поблизости Кабула начали собираться афганские скопища, на линии сообщения Кабула с Джелалабадом происходили непрерывные нападения. Было очевидно, что страна перешла на сторону Абдурахмана и готова была вновь поднять знамя общего восстания. 2 июня англичане послали Абдурахману ультиматум, а через два дня в Кабуле было получено известие, что претендент на афганский престол двинулся к столице с 2-тыс. отрядом при 12 оруд. 14 июня был получен ответ Абдурахмана, в котором он твердо заявлял, что должен владеть той же територией, как и его дед Дост-Магомет. Англичане не знали, что им делать, но видя, что на сторону Абдурахмана, перешел Мушк-и-Алим, а также и союз афганских племен, выставивший в окрест. Газни 20-тыс. ополчение, что сам Абдурахман идет к столице, что нападения неприятеля учащаются, и что, наконец, со стороны Кандагара идут тревожные вести о наступлении Эюб-хана, решили примириться с существующим положением дела. 10 июля в Кабуле был собран дурбар (народное собрание) и афганцам было объявлено, что англ. королева Виктория признает Абдурахмана эмиром Афганистана, и что англ. войска скоро очистят страну. Этим, в сущности, и была закончена война; дальнейшие же события на ю. Афганистана были вызваны разгромом англ. войск у Мейванда и вытекавшей отсюда необходимостью восстановления британского престижа. Сущность этих событий заключается в следующем. В Герате правил в то время родной брат покойного эмира сердар Эюб-хан, даровитый и пылкий молодой человек. Пока англо-инд. войска занимали Кандагар, внимание Эюб-хана с осени 1879 г. и до апр. 1880 г. было направлено на укрепление своей власти в Герате и на подготовку движения к Кандагару. Когда обозначились успехи Абдурахмана в сев. Афганистане, и шансы Якуб-хана, за которого стоял Эюб-хан, начали уменьшаться, он решил двинуться на Кандагар. Общая численность его отряда достигала 5000 чел. при 37 оруд. Навстречу отряду Эюба из Кандагара была выслана 23 июня англо-инд. бригада ген. Бурроуза, (2800 чел. при 6 оруд.), впереди которой шел кандагарский вали Шир-Али, ставленник англичан, с туземным отрядом, состоявшим из 3000 чел. пехоты, 1500 чел. кавалерии и 6 оруд. Как только войска Шир-Али ветретились с передовыми частями Эюба в окрест. Гиришка, в них обнаружилось брожение, враждебное англичанам. 2 июля бриг. Бурроуза расположилась биваком у р. Гельменда, в 2-х вер. от Гиршика, а за рекою стал отр. Шир-Али. В этот день весь этот отряд, исключая кавалерии, которою руководил сам вали, открыто перешел на сторону Эюба, и англичанам пришлось усмирять вчерашнего своего союзника. Орудия были удержаны, но пехота ушла к Эюбу. Численный перевес перешел теперь на сторону афганцев, и Бурроуз, оставшийся с одним Шир-Али, счел за лучшее отойти к Кушк-и-Нахуду. Эюб тотчас же перешел в наступление; он располагал в то время силами до 12 тыс. при 37 оруд. и имел на своей стороне сочувствие местного населения. 8 июля он перешел р. Гельменд в 18 верстах выше Гиршка, у Гейдерабада; по-видимому, он остановился на мысли обойти правый фланг англичан и отрезать им путь отступления на Кандагар. Чтобы воспрепятствовать Эюбу выполнение этого маневра, Бурроуз 15 июля выступил из под Кушк-и-Нахуда на сев., наперерез Эюбу и в тот же день у Мейванда произошло кровавое столкновение. Англичане атаковали афганцев и потерпели полное поражение. Из 2800 чел. они потеряли убитыми и ранеными 1100 человек и два знамени. Англо-инд. отряд отошел по прямой дороге на Кандагар (см. Мейвандское сражение). В это время в Кандагаре находился ген. Примроз с остальною частью своей дивизии (3230 чел. при 16 оруд.), в Келат-и-Гильзае было 800 чел. и в дивизии Файра, стоявшей на сообщениях с Индией 5300, а всего до 12.000 человек; но эти войска не имели возможности оказать отряду Бурроуза своевременную поддержку. К началу июля положение англичан в Афганистане представлялось в следующем виде: общая числен. войск доходила до 60 тыс. чел., из них 20 тыс. в трех дивизиях Кабульского отряда, 16 тыс. на сообщениях, 8 тыс. в Курамском отряде и 12 т. в ю. Афганистане. Остатки бриг. Бурроуза вместе с ген. Примрозом заперлись в Кандагаре, а войска Эюб-хана осадили город. 30 июля афганцы приступили к обстреливанию города и начали приготовления к штурму. 4 авг. англичане пытались сделать вылазку, для чего был назначен отряд силой в 1100 чел. под нач. ген. Брука. Отряд потерпел неудачу, потеряв 223 чел. и в том числе своего начальника. Мейвандское поражение требовало решительных мер для восстановления британского престижа и для выручки войск ген. Примроза. Решено было направить дивизию Файра в Кандагар, усилить Кандагарский отряд дивизией из Бомбейской армии и послать ген. Робертса с особым отрядом из Кабула через Газни в Кандагар. Одновременно с выступлением последнего, началась эвакуация Кабула английскими войсками, предпринятая по требованию Абдурахмана. 27 июля выступил Робертс, а 30 июля Кабул покинули остальные англ. части во главе с г.-л. Стюартом. Отряд ген. Робертса состоял из 12 б., 13 эск. и 18 ор., всего около 10 тыс. чел. Число нестроевых и обозных было ограничено и не превышало 7 тыс. чел. Число вьючных животных доходило до 6 тыс. На каждое орудие было взято 236 снарядов, на ружье по 100 патронов сверх комплекта. Отряд двигался совершенно беспрепятственно и ни в чём в пути не нуждался, п. ч. Абдурахман оказывал англичанам полное содействие в доставке всего необходимого. Весь путь до Кандагара (474 вер.) был пройден в 24 дня. 19 авг. Робертс подошел к Кандагару и на другой же день, не дожидаясь ген. Файра, атаковал Эюб-хана, отошедшего еще 12 авг. от Кандагара к р. Аргенд-абу, на 12 вер. к сев. Зная, что против него находятся соединенные силы Робертса, Примроза и Файра, значительно превосходившие его силы (10.000 ч. при 37 оруд.), Эюб-хан решил отступить, пославши предварительно ген. Робертсу нечто в роде извинительного письма. На это письмо ответа не последовало, а на следующий день 20 авг. англичане атаковали не успевшего еще уйти Эюб-хана. Лагерь афганцев отделялся от Кандагарской равнины длинным и узким хребтом с перевалом Баба-вали. План сражения, составленный Робертсом заключался в следующем: войска ген. Примроза (3000 ч. и 14 оруд.), только что освободившиеся от осады, демонстрировали с фронта, от Кандагара на перев. Баба-вали, а все прочие войска Робертса (8000 чел. и 18 оруд.) направились в обход горного кряжа с юга и атаковали афганцев в обход их правого фланга. Афганцы оказали упорное сопротивление, но после 4-часового боя обратились в бегство, оставивши в руках англичан весь свой лагерь и 30 орудий (см. Кандагарское сраж.). Эюб-хан с горстью своих войск бежал к Герату. Кандагарским сражением закончилась 2-я англо-афганская война. Военный престиж англичан был восстановлен, Афганистан имел уже нового эмира, и англичанам не оставалось ничего более, как продолжать эвакуацию своих войск. 27 авг. одна бригада из войск Робертса была направлена в Индию (с ней отправился и ген. Робертс), 3 сент. туда же пошла другая бригада, а 18 сент. ушли в Индию последние части Кабульского отряда. В самом Кандагаре оставался еще до нового года 10-тысячн. отряд, выжидавший выяснения внутреннего положения Афганистана. Несомненно, что эта война еще более усилила ту ненависть, которую афганский народ питал к англичанам с дней первой афганской войны. Что же касается военной стороны дела, то в этой кампании вновь обнаружились прежние недостатки военной системы англичан: ненадежность туземных индийских войск, неумение устраивать и охранять свои сообщения, малая продуманность военных операций и отсутствие заблаговременной подготовки для борьбы с Афганистаном. Но хуже всего было то, что эта война, как и первая, показала, что европейские войска могут быть биты нестройными, необученными и плохо вооруженными скопищами азиатов. (H. Hensman. The Afghan War Of 1879—80, 1882; Robertson. Kuram, Kabul And Kandahar, being record Of impressions In Three Campaigns under general Roberts; Williams. Notes Of The operations In Lower Afghanistan, 1878—79, 1880; Л. Н. Соболев. Англо-Афганская распря, 1885; The Second Afghan War, 1878—80. Official Account, 1908; B. B. Hanna. Second Afghan War, 1910; Le Marchand. Campagnes des Anglais dans l’Afghanistan, 1878—79, Paris, 1879. Его же. Campagnes des Anglais dans l’Afghanistan, 1879—80, Paris, 1881).