ВЭ/ВТ/Англо-французские войны

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Англо-французские войны
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 484—540 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Англо-французские войны в дореформенной орфографии


АНГЛО-ФРАНЦУЗСКИЕ ВОЙНЫ. Морские операции. Началом этих войн можно считать год вступления на англ. престол Иоанна Безземельного (1199 г.), которого папа Иннокентий III предал анафеме и поручил франц. королю Филиппу-Августу (1212 г.) силой заставить отказаться от престола. Англичане и французы вооружили значит. флоты, главн. образ. речные, т. к. огромное значение в этой борьбе имело обладание р. Сеной. Англ. речная флотилия, в составе около 70 судов, поднялась по р. Сене для защиты укрепленного замка Гальяр, но была разбита франц. флотилией, и англичане были вытеснены из бассейна р. Сены.Корабль Вильгельма Завоевателя.
Корабль Вильгельма Завоевателя.
После этого Ф.-Август направился во Фландрию, которая, бывши раньше его союзником, вступила теперь в союз с Иоанном. Филипп осадил Гент, а флот его, под нач. Савари вышедший в море, завладел побережьем и заблокировал устья каналов, соединяющих Гент с морем. Иоанн снарядил флот из 500 судов, который под нач. графа Солсбери напал врасплох (1213 г.) на франц. флот у города Дамма. Англичане взяли в плен 300 судов, около 100 сожгли и произвели высадку для взятия Дамма. Здесь они, в свою очередь, были атакованы Ф.-Августом, снявшим, по получении известия о поражении флота, осаду Гента, и должны были отступить. Между тем, англ. бароны восстали против Иоанна, нарушившая хартию вольностей, и предложили престол Людовику, сыну Ф.-Августа. Людовик вышел из Кале (1216 г.) с флотом в 600 судов, вошел в Темзу и был коронован в Лондоне. Но в это время Иоанн умер, большинство баронов стало на сторону его сына Генриха, и Людовик оказался осажденным. На выручку ему пошел франц. флот под нач. Роберта де-Куртенэ (впоследствии захватившего престол в Константинополе) и знаменитого пирата Евстафия монаха. Навстречу им вышел англ. флот пяти портов (см. адмирал пяти портов). 12 авг. 1217 г. произошел между противниками ожесточенный морской бой; французы были разбиты на голову, англичане заблокировали Людовика в Лондоне и принудили его отказаться от англ. престола. В продолжение XIII стол. между А. и Фр. возникала несколько раз война, вызывавшаяся стремлением англ. королей вернуть свои владения на материке и постоянными ссорами и столкновениями в приморских портах коммерческих моряков из-за конкуренции в морской торговле. Во время этих войн происходили многочисленные стычки на море, но крупных морских сражений не было. Морские экспедиции для нападения на торговлю и для разорения берегов снаряжались в большинстве случаев портовыми городами и имели место, когда официально государства даже и не вели войны. Особенно редко и только во время открытых войн принимал участие в них правительственный франц. флот, т. к. Фр. отвлекалась то крестовыми походами, то войнами с Испанией и Фландрией. Только в войне 1339—47 гг. операции на море приняли обширные размеры. Франц. король Филипп VI снарядил большой флот из нефов, который под нач. адм. Кьере и Бегюше произвел ряд набегов на англ. портовые города. Затем к этому флоту был присоединен наемный отряд генуэзских галер, под нач. кап. Барбаверы. На франц. флот была также возложена задача не допустить подвоза из А. подкреплений во Фландрию, где шла главная борьба на суше. В июне 1340 г. франц. флот находился у важнейшего порта фламандского побережья Слуиса (Sluis по англ. и немецк. источникам, Ecluse по франц.). 24 июня на него напал англ. флот под нач. короля Эдуарда III и разбил его на голову. Фландрия попала в руки англичан, и Эдуард перенес театр военных действий в Бретань. Вскоре противники заключили перемирие, но в 1345 г. вновь начались военные действия. 12 июля 1346 г. Эдуард высадился с 30.000 армией около мыса Ла-Хуг и, двинувшись вверх по Сене, разбил французов на голову при Кресси. Между тем, англ. флот, в составе около 700 судов разл. величины, заблокировал Кале, а затем и с суши его обложила англ. армия. Франц. флот, посланный на выручку, уступая значительно в силе английскому, был разбит. Не могла выручить Кале и франц. армия, и, после упорного сопротивления в продолжение года, крепость сдалась англичанам (1347 г.). Заключенное перемирие продолжалось до 1355 г., когда англ. армия, под начальством сына Эдуарда III (Черного принца), вторглась с моря в западные франц. провинции (Гиенна). Французы были разбиты при Пуатье (1356 г.), при чём франц. король Иоанн II попал в плен, и англичане завладели всей западной частью Франции. В 1360 г. в Бретинии был заключен мир. Карл V, вступивший на франц. престол в 1364 г., энергично приступил к созданию флота и в 1369 г. вызвал своими действиями А. на войну. Англичане через Кале вторглись во Фр., но были разбиты и отступили в Ла-Рошель, где были с моря заблокированы франц. флотом. На выручку пошел англ. флот, и в продолжение двух дней (23 и 24 июня 1372 г.) у Ла-Рошели длился отчаянный морской бой, в котором англичане были разбиты на голову, после чего, не получая подкреплений из А., потеряли большую часть своих владений на материке. В 1374 г. заключено было перемирие на год, но оно продолжалось до смерти Эдуарда III (1377 г.); в этом году франц. король опять начал военные действия, заручившись предварительно союзом с Испанией. Соединенный франко-испанский флот, под нач. Виенна и Томара, мешал подвозу подкреплений из А., вследствие чего англ. были вытеснены с материка, и, кроме того, соединенный флот разорил всё южное англ. побережье. В 1386 и 1387 гг. франц. деятельно готовились к высадке на берега Англии, для чего в Слуисе было собрано больше тысячи судов разл. величины; но раздоры между вассалами затягивали приготовления, и экспедиция так и не вышла в море. Дело ограничилось выходом в море отдельных эскадр, при чём произошло два сражения с англ. флотом: в одном из них победили французы, а в другом — англичане.Французский корабль XV стол.
Французский корабль XV стол.
После этого военные действия не возобновлялись до 1415 г., т. к. оба государства были заняты внутренними междоусобицами. С восшествием на англ. престол Генриха V (1413 г.) междоусобицы в А. ослабели, в то время как во Фр. они разгорались с особой силой. Генрих V этим воспользовался, высадился на франц. берег, разбил франц. при Азинкуре и к 1422 г. завладел почти всей Францией. В этом ему в значит. мере содействовал сильный флот, под нач. герцога Бедфордского, которому франц. не могли противопоставить никаких морск. сил. Только в 1429 г., с выступлением на сцену Жанны д’Арк, франц. начали освобождаться от англ. ига, и только в 1450 г. им удалось окончательно изгнать англ. из Нормандии. Этому немало способствовала разгоревшаяся в Англии война «Алой и Белой розы». В 1457 г. франц. уже собрались с силами, чтобы сформировать флот, который, под нач. Петра Брезе, явился у англ. берегов и разорил Сандвич. В свою очередь, англ. король Эдуард IV, освободившись от внутр. врагов, хотел вторгнуться во Фр. и высадился в Кале (1475 г.), единственном пункте, который оставался еще во власти англ.; но франц. королю Людовику XI, который был занят сплочением государства, удалось подкупить Эдуарда. Политика Эдуарда была последней вспышкой больше чем столетней борьбы Англии с Францией. Возобновилась эта борьба только в XVI столетии. Почти в продолжение всего этого столетия А. вела борьбу с Шотландией, при чём Фр. постоянно поддерживала католич. партию, обосновавшуюся в Шотландии. С 1562 по 1628 г. во Фр. шла жестокая борьба католиков с протестантами, в которой А. при всяком удобном случае поддерживала протестантов. Последствием этого явился ряд войн (1512—13 гг., 1522—25 гг., 1544—50 гг., 1556—59 гг. и 1626—30 гг.). За эти периоды можно отметить следующие более значительные морские дела.Английский корабль XVI стол.
Английский корабль XVI стол.
В 1513 г. англ. снарядили экспедицию для нападения на Брест, но собранный там франц. флот заставил их отступить. В 1544 г. англ. с помощью флота овладели Булонью. В 1545 г. франц. собрали флот из 150—200 кораблей, в состав которого вошло 25 галер из Средиземн. моря, и появились перед Портсмутом. Заблокировавши там англ. флот из 60 судов, франц. разграбили о. Уайт и всё побережье до Дувра, после чего заблокировали Булонь. Через месяц англ. довели свой флот до 100 судов и вышли в море. 15 авг. у о-ва Уайта противники встретились, при чём в последовавшем бою англ. потерпели поражение. Однако, 2 сент. англ. флоту удалось произвести удачный набег на берег Нормандии. В 1547 г. франц. флот высадил в Шотландии отряд в 6000 чел. и увез во Францию молодую королеву Марию Стюарт. В 1549 г. имела место борьба на море за Булонь, и в 1550 г. франц. овладели этой крепостью. В 1558 г. англ. потеряли последний принадлежавший им пункт на материке — Кале.Французский корабль XVII стол.
Французский корабль XVII стол.
В 1627—28 гг. англ. снарядили три экспедиции для выручки Ла-Рошели, но все они окончились неудачно. Кардинал Ришелье, принявший лично руководство осадой, чтобы отрезать сообщение крепости с морем, установил тесную её блокаду, и крепость сдалась. В 1652 г. произошло сражение между англ. и франц. флотами, хотя А. и Фр. не вели между собою войны: Фр. вела войну с Испанией (1635—59 гг.), при чём испанцы осаждали Дюнкирхен. Франц. эскадра из 8 кор. под нач. герцога Вандомского сопровождала в Дюнкирхен трансп. флот с войсками, боев. припасами и продовольствием. 7 сент. она встретилась с сильной англ. эскадрой под нач. Блэка (см. англо-голландские войны). Блэк внезапно обрушился на французов, взял 7 кор. и уничтожил и разогнал транспорты. Однако, это не вызвало войны, и Фр. ограничилась дипломатическим представлением, Испания же выразила благодарность англ. парламенту. Такой случай объясняется тем, что к этому времени между А. и Фр. уже накопился целый ряд недоразумений. Фр. не признавала в А. республики, и члены изгнанного королевского дома и роялисты находили в ней приют и покровительство. Франц. корсары нередко нападали на торговые англ. суда, и серьезные недоразумения возникли из-за права рыбной ловли у Нью-Фаундленда. В янв. 1666 г. Фр. присоединилась к Голландии, но флот её участия в войне не принял. По миру в Бреда (1667 г.) Фр. получила в окончательное владение Новый Брауншвейг и Нов. Шотландию, из-за которых между колонистами происходили постоянные столкновения.

Война 1688—97 гг. 15 ноября 1688 г. Вильгельм Оранский высадился в А., 18 дек. он вступил в Лондон и 18 февр. 1689 г. был провозглашен англ. королем. Иаков II (бывш. герцог Йоркский) бежал в январе во Фр., которая вела уже (с 24 сент. 1688 г.) войну с Германией и объявила войну Голландии при первом известии о высадке Вильгельма Оранского, т. к. он являлся главн. противником Людовика XIV и душою всех коалиций против Франции. И теперь Фр. вела войну против целой коалиции, состоявшей из А., Голландии и германской Аугсбургской лиги. Франц. флот, воссозданный Кольбером, в это время достиг необычайного расцвета и по силе и превосходной организации превышал соединенные флоты А. и Голландии. Основная ошибка Людовика XIV состояла в том, что, обладая могуществ. флотом, он не помешал высадке Вильгельма Оранского в А., хотя ему и советовали это сделать. Он положился на уверения Иакова II в приверженности к нему англ. флота, которым он долгое время командовал во время войн с Голландией. Между тем, флот, как и армия, сразу перешли на сторону Вильгельма, а на стороне Иакова оказались только католическая Ирландия и часть Шотландии. Были у него сторонники и в А., но в значит. меньшинстве. Теперь Людовик XIV поставил себе задачу — восстановить Иакова II на престоле, и поэтому войну он объявил только Голландии, а не А., считая, что последняя захвачена набегом Вильгельма и что Франция содействует освобождению А. от чужеземного владычества. На самом же деле эта война, конечно, была войной с А. Если бы Людовик XIV правильно оценил положение и сознал, что вся сила коалиции против Фр. лежала в А. и Голландии, на средства которых вели войну остальные члены коалиции, и что сила и финансы А. и Голландии лежат в их морокой торговле, опирающейся на силу их воен. флотов, он сосредоточил бы свои усилия на морской войне, где у него были все шансы победить, и высадил бы значительные силы в Ирландию и Шотландию, с помощью которых Иакову II, быть может, и удалось бы изгнать Вильгельма из Англии. Но Людовик XIV этого не понимал, отчасти вводимый в заблуждение Иаковом, который сильно преувеличивал число своих приверженцев, и поэтому Людовик главное свое внимание и финансовые средства сосредоточил в борьбе на суше. Это и привело Фр. к поражению в этой войне. 22—24 марта 1689 г. небольшой франц. отряд, под нач. адм. Габаре, высадил Иакова II с 8000 чел. сухоп. войск в Корке (Ирландия). Иаков был принят с восторгом и вступил через несколько дней в Дублин. Только в нескольких ирландск. городах удержались небольшие англ. гарнизоны. Сейчас же поднялись и сев. шотландцы под предводительством графа Дунди. Теперь надо было только владеть водами Ирландского моря, чтобы не позволить англичанам подвезти подкрепления в Ирландию и чтобы иметь возможность поддерживать шотландцев. Между тем, Габаре вернулся во Фр., чтобы перевезти в Корк еще один корпус франц. войск. По получении известия о высадке Иакова, англ. флот получил приказание идти в Ирландское море, но, из-за его неготовности, только 12 кор. под нач. адм. Герберта (Herbert) появились перед Корком. 9 мая подошла франц. эскадра, под нач. адм. Шато-Рено, который, узнав о присутствии Герберта, направился в бухту Бэнтри. Вечером 10 мая, в то время, когда французы уже начали высадку, там появился и Герберт. 11 мая произошел бой, при чём оба противника понесли серьезные потери, но победа осталась за французами, т. к. Герберт принужден был идти для исправлений в Плимут, а Шато-Рено докончил высадку и только после этого пошел в Брест. Уход франц. флота из Ирландск. моря имел очень печальные последствия для Иакова. Узнав о нём, Герберт послал туда 2 корабля, под нач. кап. Рука; последний, приспособив торгово-каботажные суда, составил, вместе с мелк. воен. судами, флотилию, с помощью которой безраздельно владел водами Ирландск. моря, благодаря чему в Ирландию были подвезены англ. войска, и якобиты в Шотландии лишились всякой поддержки. Между тем, в июне к Герберту присоединилась голланд. эскадра, что довело союзный флот до 61 кор. и 17 брандеров. Ему была поставлена задача — не допустить прихода в Брест шедшей из Тулона франц. эскадры из 20 кор. под нач. графа Турвиля; но это ему не удалось, т. к. из-за дурного снабжения кораблей пришлось вернуться в Торбэй. 31 июля Турвиль вошел в Брест и принял главное нач-во над 70 кораблями. В середине августа противники вышли в море и встретились у о-вов Сцилли, но оба уклонились от боя: союзники — вследствие слабости, а Турвиль, по-видимому, имел приказание не рисковать своим флотом и вступать в бой только при расчете на верную победу. Некоторые франц. историки (Шабо-Арно) утверждают, что этот флот был дурно снабжен из-за недостатка средств, отпускаемых на флот.Брандер XVII столетия.
Брандер XVII столетия.
В 1690 г. союзники разбросали свои силы, тогда как французам удалось их сосредоточить, но стремление последних беречь свой флот не позволило им достигнуть тех решительных результатов, которые были для них вполне возможны. Главные силы франц. флота готовились в Бресте, а 6 кор. — в Тулоне. Вследствие неготовности союзного флота, в марте франц. эскадра из 30 кор., под нач. адм. д’Амфревиля (d’Amfreville), перевезла в Корк 7000 чел. и боев. припасы. В том же месяце союзники отправили из Англ. канала караван торгов. судов в Средиз. море, под конвоем отряда воен. судов под нач. англ. адм. Киллигрю (Killigrew) и голландского адм. Альмонда (Almonde, голланд. Allemonda). Главным назначением этого отряда было перехватить франц. эскадру при выходе её из Тулона. Из этого отряда у исп. берегов была выделена часть кораблей для конвоирования торг. судов, другая для сопровождения в Корунну дочери Пфальцского курфюрста, невесты испанск. короля, и для главной цели в Кадиксе 18 апр. собралось только 15 кораблей. 19 мая Киллигрю получил известие о приближении французов и 22 мая увидел франц. отряд из 6 кор. под нач. Шато-Рено между Гибралтаром и Цеутой. Вследствие лучшего состояния франц. кораблей (чистое дно) Шато-Рено удалось уйти и благополучно дойти до Бреста. Киллигрю зашел в Кадикс, собрал караван из 150—200 торг. судов и 19 июня вышел на с., а 23 июля прибыл в Плимут. Другой отряд под нач. адм. Шовеля был отделен в Ирландское море, и вследствие ухода оттуда д’Амфревиля, под прикрытием этого отряда 24 июня была высажена в Каррикфергусе англ. армия, во главе которой находился сам Вильгельм III; последний 11 июля разбил Иакова ІІ на голову при Бойне. В то время как французы сосредоточили в Бресте 70 кор., Герберт имел в Портсмуте всего около 50 кор., из которых 18 голландских.Французский адмирал Турвиль.
Французский адмирал Турвиль.
23 июня Турвиль вышел, имея приказание атаковать союзный флот, и 3 июля он появился в виду о-ва Уайта, где стоял на рейде св. Елены союзный флот, при чём Герберт был настолько беспечен, что не имел разведчиков в море, и эскадра Турвиля застала его врасплох. Герберт снялся с якоря и начал отступать к востоку, откуда к нему присоединилось еще несколько англ. и голландск. кораблей. 11 июля около Бичи-Хеда (Beachy Head) противники вступили в бой, при чём союзники были разбиты, но Турвиль очень слабо преследовал их, и им удалось укрыться в Темзе, а Турвиль зашел в Гавр. На поражение союзников, конечно, имело значительное влияние отсутствие отрядов Киллигрю и Шовеля. Особого стратегического значения оно не имело вследствие победы Вильгельма при Бойне. Франц. флот мог сыграть огромную роль, если бы он вышел гораздо раньше и овладел водами Ирландского моря, разбив предварительно Герберта. Тогда дело Вильгельма могло быть проиграно совсем. Турвиль, превосходный тактик, но плохой стратег, плохо использовал победу. 29 июля он вышел, имея при себе еще отряд галер, и прошел по всему англ. побережью, но не предпринимал никаких решительных действий, хотя имел приказание атаковать в Плимуте отряд Киллигрю, который находился там с огромным караваном торг. судов. В конце августа Турвиль вернулся в Брест. Между тем, разбитый флот союзников, который мог быть уничтожен при энергичном преследовании после Бичи-Хеда, починился в Темзе и 26 сент. вновь занял свою прежнюю позицию у о-ва Уайта, в числе 50 кор., под нач. адм. Хэддока, Киллигрю и Ашби. В 1691 г. французы сосредоточили к 1 июня в Бресте 120 судов. К этому же времени союзники собрали в Доунсе около 100 кор. (из них 39 голландск.); кроме того, была еще сформирована особая эскадра из 11 кор. и нескольких фрегатов против многочисленных франц. каперов и для блокады главного их опорного пункта — Дюнкирхена. Главные силы под нач. англ. адм. Русселя и голландск. адм. Альмонда, вследствие задержек в снабжении судов, вышли только 20 июня и 30-го пришли в Торбэй. Между тем, Турвиль уже 25 июня вышел из Бреста, но с совершенно другими инструкциями, чем в прошлом году. Зимой умер во Франции морской министр Сеньелэ и его сменил Поншартрен, который считал, что главная задача воен. флота — это преследование морской торговли противника, и что это гораздо выгоднее для государства, чем победа над неприят. флотом.Флагманский корабль адмирала Турвиля Soleil Royal.
Флагманский корабль адмирала Турвиля Soleil Royal.
Поэтому в инструкции Турвилю говорилось, что первая его задача — захват каравана торгов. судов, шедшего из Смирны, стоимость которого Поншартрен оценивал в 30 миллионов ливров. «Овладение этим богатым караваном король считает важнее, чем вторую большую морскую победу», — говорилось в инструкции. Неприят. флот предписывалось только отвлекать, но не вступать с ним в бой, несмотря на то, что он считался более слабым. Вступление в бой допускалось только с явно слабейшими силами, или в случае нападения противников на франц. берега к западу от мыса Ла-Хуг. В противном случае надо было обратиться за приказаниями в Париж. Флоту предписывалось держаться в море до 1 сент., ни в коем случае не возвращаясь в Брест. Наступательные операции допускались только в августе, когда, по предположению Поншартрена, союзники будут иметь много больных, а потому предписывалось особенно тщательно охранять здоровье экипажей. Турвиль протестовал против такой инструкции, т. к. она требовала невозможного. Для захвата смирнского каравана надо было держаться у о-вов Сцилли, а для защиты франц. берегов нельзя было от них удаляться. По выходе из Бреста Турвиль расположился в расстоянии 20—40 миль от середины линии, соединяющей о-ва Сцилли с о-вом Уэссаном, рассылая во все стороны разведчиков. Руссель узнал об этом в начале июля и расположился на вышеуказанной линии, не имея никаких дальнейших сведений о французах. 16 июля Турвиль узнал, что 8 июля смирнский конвой видели к югу от занятой им позиции, а также узнал и о выходе Русселя. Т. к. в эти дни дул SW, он предположил, что караван поспел укрыться под защиту флота союзников у берегов Ирландии. Его расчет оказался правильным. 16 июля караван вошел в Кингсель (Kingsale). Там его нашел Руссель и провел в Англ. канал. В это время Турвилю удалось захватить несколько транспортов с боев. припасами, направлявшихся в В. Индию, и два воен. корабля, их конвоировавших. После этого он спустился к ю. до 48° сев. шир. Руссель, вернувшись на старое место, стал разыскивать франц. флот, но Турвиль всё время обманывал его хорошо рассчитанными движениями своих разведчиков, и достиг того, что в продолжение целого месяца англ. ни разу не видали его главных сил, тогда как он всё время держался у них на ветре в расстоянии 15—30 миль, и вся эта игра была разыграна на небольшом пространстве между параллелями Лориана и 49° сев. широты, в 120 милях от Уэссана. 14 авг. Турвиль вошел в Брест для пополнения запасов, и, узнав об этом, вернулся в Торбэй и Руссель. Опять Турвиль показал себя превосходным тактиком, и во франц. флоте не даром считают это 50-дневное крейсерство («Campagne Du Large») блестящим образчиком искусного маневрирования. Непосредственные результаты этого крейсерства были невелики, но, благодаря ему, главн. силы союзников были в продолжение двух месяцев отвлечены, и франц. каперы могли в широкой мере развить свою деятельность в Англ. канале и Сев. море, т. к. выделенная для борьбы с ними эскадра оказалась не в состоянии за ними уследить. Также для франц. оказалась возможной посылка подкреплений в Ирландию, но незначительность и разрозненность этих подкреплений уже не могли спасти дело. Вильгельм овладел понемногу всем островом и в октябре остатки ирландско-франц. армии сдались в Лимерике, при чём выговорили себе право свободного возвращения во Францию, что и было выполнено франц. эскадрой, высланной для этого из Бреста. Сам же Турвиль с главн. силами в этом году в море не выходил, не имея на то приказания. Вероятно, это происходило из-за финансовых соображений, т. к. в этом году и на суше операции франц. армии отличались вялостью.Английский адмирал Руссель.
Английский адмирал Руссель.
Руссель 7 сент. еще раз вышел в устье Англ. канала, но попал в жестокий шторм, и флот его разметало по всем берегам, при чём 3 корабля погибли, а остальные очень медленно и с большими повреждениями собирались на Спитхедском рейде. Опять франц. флот упустил превосходный случай нанести поражение союзникам на море, разбивая их по частям. Англичане же продолжали владеть водами Ирландск. моря, и караваны торг. судов союзников под охраной военных кораблей свободно проходили по Англ. каналу. В 1692 г. Фр. проявила больше энергии в действиях как на суше, так и на море. Была задумана высадка 30.000 армии уже не в Ирландию, а в А., под нач. Иакова II и маршала Бельфона (Belfonds). Эта армия и 500 транспортов для её перевозки были собраны на побережье между мыс. Ла-Хуг и Гавром. Турвиль с флотом из 70 кор., который готовился в Бресте, Рошфоре и Тулоне, должен был прикрывать высадку, предполагавшуюся в конце апреля; одною из задач её было отвлечь из Голландии сухопутные англ. войска, с которыми там был в это время сам Вильгельм. Людовик XIV рассчитывал, что Турвилю удастся предупредить соединение союзных флотов, при чём Иаков сумел его уверить, что значительная часть англ. флота, из-за сочувствия к нему, уклонится от боя и что десантный корпус встретит в А. широкую поддержку от его сторонников. Всё это оказалось неосновательным, а кроме того, франц. воен. флот оказался неготовым к сроку. В начале мая у Турвиля в Бресте оказалось готовых всего 39 кор., но, в надежде на опоздание голландск. флота и на измену англ. командиров Вильгельму, Турвилю было приказано выйти и атаковать флот противника, вне зависимости от его силы. Между тем, союзный флот 23 мая сосредоточился на рейде св. Елены в числе 88 кор., и 28 мая, узнав о выходе Турвиля, направился ему навстречу. Во главе союзного флота стояли опять адм. Руссель и Альмонд. Турвиль, вышедший 12 мая, был сначала задержан в устье Англ. канала западными ветрами, вследствие чего к нему поспешили присоединиться 5 кор. из Рошфора; но 27 мая ветер перешел в попутный, и франц. флот направился к в. Между тем, Людовик убедился в неосновательности своих надежд, и с 12 по 27 мая вышло 10 мелких судов из различн. портов Англ. канала, чтобы передать Турвилю приказание не удаляться от Бреста до прихода тулонской эскадры и уведомить его о соединении флотов союзников. Ни одно из этих судов не нашло Турвиля, а 29 мая он встретил союзников у мыса Барфлер и, согласно приказанию, атаковал их, несмотря на двойную их численность. После упорного и блестящего боя, не потеряв ни одного корабля, Турвиль решил отступить, и во время этого отступления англичане уничтожили 15 отставших и поврежденных французских кораблей, выбросившихся на мель у Шербурга и у м. Ла-Хуг. Остальные корабли укрылись в Гавре, С.-Мало и Бресте. Потеря 15 кор. не была слишком тяжелой для многочислен. франц. флота. Влияние же поражения сказалось в том, что теперь окончательно перевесили взгляды Поншартрена на роль флота: больше франц. флоту уже не ставилась цель овладеть морем, и он употреблялся исключительно для нападения на неприят. торговлю. Союзники хотели использовать победу и произвести высадку во Франции, чтобы отвлечь её сухопутные силы на с., для чего в Портсмуте были собраны войска и в начале августа даже начата была их посадка на транспорты; но заседавший в Лондоне воен. совет не приходил к определен. решениям, постоянно меняя планы, и в конце концов часть англ. войск была перевезена в Голландию, а другая осталась в Англии. В сентябре главные силы англ. флота были разоружены на зиму. К весне 1693 г. в Бресте был изготовлен флот из 71 кор., но единственной задачей ему был поставлен захват каравана торг. флота, отправлявшегося из А. в Средиз. море; для этого Турвиль 1 июня вышел в море и расположился в бухте Лагос, вблизи входа в Гибралтарск. пролив, почему караван не мог пройти незамеченным. А между тем, отказ французов от главн. операций против неприят. флота никогда не был так неудачен, как именно в этом году. Как между союзниками, так и между англ-ми возникли серьезные несогласия, что выразилось в отсутствии единой воли в руководительстве операциями. Составленные планы сейчас же отменялись или совсем не приводились в исполнение. Корабли снабжались плохо, и все операции отличались вялостью и отсутствием планомерности. Для защиты торг. пути из Средиз. моря было заключено соглашение с Испанией, по которому она должна была выставить 16 кор. и 25 галер, к которым А. и Голландия должны были прибавить еще 16 кор., и для всего этого флота Испания должна была оборудовать базу на зап. своем берегу. Но Испания, несмотря на свою слабость, выполнила свое обязательство, а А. и Голландия не прислали ни одного корабля. Затем союзники начали снаряжать сильную эскадру для отправления в Средиз. море, т. к. франц. там вооружали большое количество кораблей. К середине апреля у о-ва Уайта собралось 76 кор. (46 англ. и 30 голл.). Т. к. Руссель был устранен от командования вследствие недоразумений с правит-м из-за прошлогодних операций у Ла-Хуга, командование было вручено коллегии из трех адм. — Киллигрю, Шовеля и Делаваля, имевших пребывание на одном корабле. Голландской эскадрой командовал Альмонд. Очевидно, при таком порядке и не могло быть разумных действий. Не зная о выходе Турвиля вследствие плохой разведочной службы, союзники вышли 9 июня, сопровождая караван из 400 торг. судов. 14 июня, в расстоянии 35 миль к ю.-з. от о-ва Уэссана, были отделены торг. суда, шедшие в В. Индию, с соотв. конвоем. Смирнский караван пошел в Средиз. море под конвоем отряда адм. Рука, а главные силы вернулись в Англию. Хотя на обратном пути они получили известие о выходе Турвиля, адмиралы продолжали свой путь и пришли 2 июля в Торбэй, чтобы «пополнить запасы» и «получить инструкции». Это вполне характеризует снабжение и руководительство англ. флотом в этом году. Военный совет после долгого обсуждения решил, что нужно идти к берегам Испании, но собрались выйти только 21 июля. Между тем, Турвиль 27 июня напал на Рука (15 кор.) и овладел двумя голландск. воен. кораблями и 80—90 торг. судами, стоимость которых определялась около 1 мил. фунт. стерл. Т. к. встреча произошла в 6 час. веч., Руку удалось, под прикрытием темноты, с воен. и 50 торг. судами уйти и добраться до о-ва Мадеры. При выходе из Торбэя союзники получили известие о разгроме каравана и пошли к Бресту, чтобы ожидать возвращения Турвиля, но 26 авг. они вернулись в Торбэй, и после этого уже не предпринимали никаких операций до разоружения на зиму, за исключением неудачн. бомбардировки С.-Мало. Турвиль же вошел в Средиз. море и 18 июля около Малаги соединился с Тулонск. эскадрой. Но вместо того, чтобы явиться с этой огромной силой (94 лин. кор., кроме большого количества фрегатов и мелк. судов) в Англ. канал, он ограничился уничтожением нескольких англ. и голланд. судов на испанском побережье и пошел в Тулон. В середине сентября он вернулся в Брест только с той частью флота, с которой он оттуда вышел. В 1694 г. французы совершенно отказались от вооружения больших флотов. Вместо этого были сформированы небольшие отряды и распределены по различным портам, специально для нападения на торговлю и для борьбы с каперами союзников. Только в Средиз. море Турвиль командовал эскадрой из 20 лин. кор., к которым был присоединен отряд галер, и с этими силами он помогал армии при осаде Барцелоны. Союзники, напротив, в этом году собрали большие силы и проявили значит. энергию. Флотом командовали опять Руссель и Альмонд. Из-за позднего изготовления флота не удалось помешать переходу Турвиля в Средиз. море, но 1 июня союзники собрали уж 80 лин. кор., которые были разделены на две эскадры. Первая, из 44 лин. кор. под нач. самого Русселя, отправилась в Средиз. море. После присоединения находившихся уже там союзных и 10 испанск. кор., Руссель довел силу своей эскадры до 75 кор., и 8 авг. он появился перед Барцелоной. Турвиль должен был отступить и был заблокирован в Тулоне, а франц. пришлось снять осаду. В первый раз главные силы союзников не возвратились на зиму домой и перезимовали в Кадиксе, и после этого англ. вскоре совсем обосновались в Средиз. море. Вторая эскадра, под нач. адм. лорда Берклея, в составе 36 лин. кор. (16 голланд.) и большого количества фрегатов, брандеров и бомбардирских судов, была предназначена для нападения на сев. франц. побережье, главн. обр., на убежища каперов. Нападение на Брест окончилось неудачей, также не имели значительн. результатов бомбардировки Гавра, Дюнкирхена и Кале, но Диепп удалось совершенно разорить. К концу сентября эскадра Берклея, вышедшая в середине июня, возвратилась в Доунс. В 1695 г. Руссель держался у южн. франц. берегов и безраздельно владел водами зап. части Средиз. моря, а эскадра Берклея опять нападала на франц. побережье в Англ. канале (С.-Мало, Дюнкирхен, Кале), и хотя особых результатов достигнуто не было, но истребители торговли были значительно стеснены в своих операциях. Осенью Руссель был отозван в А., и в Кадиксе было оставлено только 20 лин. кор. под нач. адм. Рука. В 1696 г. умерла королева Мария, жена Вильгельма, через которую он и имел, главн. образ., права на англ. престол. Опять зашевелились якобиты, и Людов. XIV решил сделать последнюю попытку помочь Иакову вернуть себе престол. В Тулоне приступили к вооружению всего наличного флота, который должен был перейти в Брест, чтобы соединиться с отрядом де-Несмонда.Французский капитан Жан Бар.
Французский капитан Жан Бар.
Вместе с Дюнкирхенским отрядом под нач. Жана Бара (Jean Bart) они должны были прикрывать высадку в Англию 20-тыс. отряда войск, расположенных в Кале, для перевозки которых в Дюнкирхене было собрано около 300 трансп. Приготовления французов сейчас же отразились на действиях союзников. Прежде всего был отозван Рук, которого положение становилось опасным; это было сделано как раз вовремя, т. к. уже в марте из Тулона вышел Шато-Рено с 47 кор.; но его задержали штормы, и Рук в начале апреля поспел уйти на с. с караваном из 130 торг. судов. На севере союзники быстро собрали, сколько могли, кораблей, и уже в апреле, появившись у франц. берегов, Руссель обстрелял Гравелин и Кале. Вреда он им не нанес, но Людовик из этого заключил, что союзники готовы к отпору, и отказался от высадки в Англию. По прибытии Рука, он был назначен на место Русселя; в мае Рук вышел к Бресту, чтобы преградить дорогу Шато-Рено, но опоздал, т. к. последний уже прибыл туда 15 мая; вследствие отказа франц. от высадки Шато-Рено получил приказание разоружить большую часть своей эскадры. Тогда союзники приступили опять к операциям против берегов. На этот раз они (15—30 июля) напали на о-ва Хуат, Хэдик, Ре и на материке на город Сабль д’Олон (Sables d’Olonne); результаты опять были очень незначительны. После этого флот разделился на отряды для преследования франц. истребителей торговли. В 1697 г. начались переговоры о мире, а потому союзники ограничились вооружением более слабых флотов, которые действовали, главн. образ., против франц. каперов. Сосредоточение всех морских средств Фр. для нападения на морскую торговлю союзников дало свои плоды: за 1691—97 гг. они захватили около 4000 торг. судов, и хотя около половины этих судов было отобрано у них обратно, но всё-таки это был такой убыток, который тяжело ложился на финансы союзников и имел свое влияние на их склонность к миру. Особенно выделились своими подвигами во время этих операций знаменитые Жан Бар и Форбен.Французский капитан Форбен.
Французский капитан Форбен.
Но главные убытки несли союзники, когда после 1692 г. французы обратили все свои средства на преследование торговли, а они, всё еще ожидая более серьезных операций со стороны франц. флота, держали свои эскадры сосредоточенными и отделяли очень малые силы для преследования франц. каперов. Когда же план действий французов окончательно выяснился, и союзники обратились к борьбе с франц. истребителями торговли, то многие из них были переловлены, другие заблокированы, и торговля союзников вновь оправилась, тогда как франц. морская торговля была совсем уничтожена, а противодействовать французы этому не могли, т. к. сильного флота у них уже не было. Так. образ. и тут выяснилось, что преследование торговли достигало настоящих результатов только при поддержке воен. флота, владеющего морем. — Помимо европейских вод, борьба шла и в колониях, главн. образ., в В. Индии и в С. Америке. Сюда противники посылали время от времени небольшие отряды воен. судов и сухоп. войск, которые с помощью колонистов, вооруженных торг. кораблей и флибустьеров совершали набеги на соседние колонии, при чём некоторые из них несколько раз переходили из рук в руки. 20 сент. 1697 г. был заключен мир в Рисвике.

Война за испанское наследство 1702—13 гг. В 1701 г. умер без прямых наследников последний испанск. король из Австр. линии, оставив по завещанию престол внуку Людовика XIV, герцогу Анжуйскому; испанская корона с её обширными владениями в различных частях Европы (Нидерланды, Неаполь, Южная Италия, Милан, Сицилия, Сардиния, Балеарск. о-ва) переходила в дом Бурбонов. Против этого восстали Англия, Голландия и Австрия. Первые две требовали себе Нидерланды (Бельгию), чтобы сделать из неё буфер между Фр. и Голл., а последняя — исп. владения в Италии. Кроме того, А. и Голл. опасались за свои торговые привилегии в исп. колониях, которыми они заручились в предыдущей войне, и не хотели допускать туда франц. торговлю. Людовик XIV решил защищать права своего внука на все исп. владения. В мае 1702 г. союзники объявили войну Фр. и Испании. Сначала союзники не возражали против восшествия на исп. престол герц. Анжуйского, обставляя лишь это вышеуказан. условиями; но уже после начала войны (1703 г.) союзники выставили кандидатом на испанский престол Карла Австрийского, при чём к союзу была привлечена Португалия, опираясь на которую, Карл должен был с помощью англо-голл. флота завладеть Испанией. У Карла III были сторонники в Каталонии и Аррагонии, южная же Испания была на стороне Филиппа V (герц. Анжуйского). Англия воспользовалась этим случаем, чтобы посредством особого договора с Португалией получить такие торговые привилегии, которые отдавали португ. торговлю почти целиком в её руки. Театрами воен. действий явились Нидерланды (Бельгия), Германия, Италия, Испания и колонии воюющих держав. В Европе действия на море сосредоточились у берегов Испании и Италии, при чём в общем они были тесно связаны с операциями на суше. Подготовка и передвижение флотов (мобилизация и стратег. развертывание) начались еще с 1701 г. Голландия выставила 24 лин. кор., но часть из них и значит. количество фрегатов она оставила у своих берегов для защиты проходов, т. к. опасалась вторжения французов из Нидерландов. В ней находился отряд в 10.000 чел. англ. войск под нач. Мальбруга. Большая часть лин. кораблей под нач. адм. Альмонда присоединилась к англ. флоту, который начал еще в апреле собираться в Портсмуте под нач. адм. Рука. Назначение союзного флота было производить давление на Испанию, завладев на её берегах надежными базами, чтобы не позволить соединиться франц. морск. силам, готовившимся в Тулоне и в Бресте, и не дать им устроить себе базы из испанск. портов. Действительно, Людовик потребовал от исп. прав-ства, чтобы были укреплены и снабжены Кадикс, Гибралтар и Порт-Магон. Франц., между тем, в августе выслали из Бреста два отряда (адм. Кетлогон и Шато-Рено) в В. Индию с войсками и снабжением для колоний, а также, чтобы провести оттуда «серебряный флот», от прибытия которого из Южн. Америки зависели матер. средства Испании для ведения войны. Англичане, с своей стороны, решили перехватить этот флот. По получении известий о выходе Кетлогона, адм. Руку было приказано наблюдать за Брестом, но он подошел к нему уже после выхода Шато-Рено. Тогда Рук отделил эскадру (25 англ. и 10 голл. кораблей) под нач. вице-адм. Бенбоу к исп. берегам, чтобы перехватить «серебряный флот», после чего Бенбоу должен был с 10 англ. кор. идти в В. Индию для поддержки операций колонистов, а остальные корабли прислать в Портсмут, куда Рук направился теперь же. 10 окт. Бенбоу прибыл на Азорск. о-ва, где ему сообщили, что «серебр. флот» уже вошел в Кадикс, а потому Бенбоу отослал свою эскадру в А., а сам с 10 кор. прибыл 13 ноября на о-в Барбадос. Между тем, известие оказалось ложным. «Серебрян. флот» и не выходил, т. к. галеоны не были готовы, и испанцы считали отряд Кетлогона (Coëtlogon) слишком слабым для надежного прикрытия, вследствие чего он в феврале 1702 г. вернулся в Брест. Отряд Шато-Рено (10 кор.) из Бреста пошел сначала в Лиссабон, чтобы произвести давление на Португалию, верность которой союзу с Испанией уже тогда являлась подозрительной. Оттуда в конце октября он перешел в Кадикс. В Кадиксе отр. Ш.-Рено встретился с франц. эскадрой из 20 лин. кор. под нач. графа д’Эстре, которая еще с мая выдвинулась сюда из Тулона. Получив известие о появлении эскадры Бенбоу и о возложенной на него задаче, Шато-Рено отправился с 14 кор. за «серебр. флотом», а д’Эстре, слишком слабый после этого, чтобы противодействовать Бенбоу, покинул Кадикс, взявши испанские войска для перевозки в Неаполь и Сицилию, после чего вернулся в Тулон. Шато-Рено прибыл в С.-Круц и в марте 1702 г. тронулся с «серебр. флотом» в Европу через Гаванну. Начало воен. действий было задержано смертью англ. короля Вильгельма III (8 мар. 1702 г.). Только в конце июня 1702 г. в Портсмуте было сосредоточено 30 англ. и 20 голл. лин. кораблей, 13 фрег., 9 бранд., 8 мортирн. судов и около 100 транспортов с 9000 англ. и 4000 голл. войск. Предполагалось завладеть Кадиксом, чтобы устроить из него базу для экспедиций в Средиземн. море, для перерыва сообщения между Тулоном и Брестом, для операций против испанск. и франц. морской торговли и для защиты торгового пути в Средиз. море. Главное начальство над экспедицией было вручено адм. Руку, голл. эскадрой командовал адм. Альмонд. В англ. канале для блокады Бреста и защиты торговли должна была остаться англ. эскадра из 30 кор. под нач. адм. Шовеля, и у голл. берегов голл. эскадра из 15 кор. под нач. в.-адм. Эвертсена. Только 1 авг. Рук вышел из Портсмута. Он уже имел известие от Бенбоу из В. Индии, что Шато-Рено в марте вышел с «серебрян. флотом». Поэтому, после завладения Кадиксом он должен был вернуться на с., чтобы ждать Шато-Рено у сев. исп. берега, а Шовель получил приказание стеречь его у франц. берегов. Считалось более вероятным, что Шато-Рено приведет «серебр. флот» в один из франц. портов. 23 авг. Рук появился перед Кадиксом, но попытка овладеть им окончилась полной неудачей. 1 окт. экспедиция перешла в Лагос, где суда налились водой, и 6 лин. кор. с 3000 войск на транспортах были отправлены в В. Индию для усиления отряда адм. Бенбоу. Экспедиция же тронулась в А., подвигаясь очень тихо вдоль берега вследствие противных ветров. Шато-Рено с «серебрян. флотом» прибыл в Виго 27 сентября, и как раз вовремя, т. к. адм. Шовель только что получил приказание перейти от Бреста к мысу Финистерре. Через англ. посланника в Лиссабоне известие о нахождении «серебр. флота» дошло до Рука, и он решил им завладеть. 23 окт. он ворвался на рейд (см. Виго), уничтожил эскадру Шато-Рено и захватил значит. часть «серебр. флота». Это был огромный и важный успех для союзников, которому французы оказались не в состоянии помешать, т. к. не могли собрать достаточно сильного линейного флота, чтобы вступить в борьбу с флотом союзников в открытом море. Франц. флот опять был разбит на небольшие отряды, находившиеся в различн. портах, при чём главн. назначение их было способствовать нападению на торговлю противников. Если бы собрать их вместе, они могли бы, в особенности в 1702 г., когда союзный флот действовал с крайней медленностью, удержать его в Англ. канале или Средиз. море, но это не входило во франц. планы ведения морской войны. В результате — потеря 14 лин. кор. и огромных средств, на которые надеялись для продолжения войны, и появление в 1703 г. эскадры союзников уже в Средиз. море. 12 июля туда отправился с 35 лин. кор. адм. Шовель, тогда как операции остальной части флота в этом году ограничивались наблюдением за франц. сев. побережьем. Шовель имел приказание: провести до Мальты караван торг. судов; войти в сношения с пиратскими государствами сев. берегов Африки, чтобы побудить их на войну с Фр.; оказать давление на Тоскану и Венецию, которые тяготели к Фр., и заставить их соблюдать нейтралитет; обеспечить австрийцам свободу сообщений по Адриат. морю (там появился небольшой франц. отряд, сильно стеснявший действия австр. войск); поддерживать габсбургскую партию в Неаполе; если обстоятельства окажутся благоприятными, напасть на Кадикс, Тулон или другие порты; привести осенью в А. торг. суда из Средиз. моря. Задержка в отправлении Шовеля произошла из-за позднего прибытия 12 голл. кор. (25 июня), которые должны были войти в состав его эскадры. Со смертью Вильгельма III, объединявшего в своем лице А. и Голл., голландцы, ссылаясь на отсутствие денег, начали уклоняться от принятых на себя обязательств по вооружению определенного числа кораблей. Для экспедиции в Средиз. море они должны были дать 18 кор., а прислали только 12; в эскадру канала (адм. Рука) они в этом году не прислали ни одного корабля. У своих берегов и против Дюнкирхена они держали два отряда, общей численностью в 22 корабля. Начались также несогласия между англ. и голл. адмиралами из-за того, что англ. третировали последних. Шовель пробыл в Средиз. море до ноября, после чего вернулся в А., оставив 6 голл. кор. в Лиссабоне. Хотя он и не мог выполнить все возложенные на него поручения, но франц. флот из-за присутствия англ. не мог тронуться из Тулона. В эту зиму в Доунсе во время страшного шторма в начале декабря погибло 9 англ. лин. кор. В 1704 г. союзный флот должен был перевезти в Лиссабон выставленного союзниками претендента на исп. престол Карла III с 10.000 чел. пех. и 2000 кавал., и на этот флот была возложена задача содействовать операциям сухоп. войск на исп. театре войны. Но самые эти операции союзники считали не более как диверсией на правом фланге общага театра войны (Испания — Фр. — сев. Италия — Дунай), чтобы дать возможность австрийск. армии одолеть французов на левом фланге. Этому должен был способствовать союзный флот, действуя против испанск. портов в Средиз. море и франц. центра в Тулоне и в сев. Италии. Необходимость для Фр. морской силы в Средиз. море явилась настоятельной, и Людовик XIV решил употребить все усилия, чтобы собрать сюда весь свой флот. Всю зиму шли деятельные приготовления в портах. Однако, сделать это было очень трудно, т. к. личный состав рассеялся по многочисленным каперам и стремился больше на отряды, назначенные для преследования торговли и обещавшие ему большие денежные выгоды; кроме того, франц. порты были плохо снабжены для изготовления больших эскадр. В Бресте вооружались 25 кор., и 30 кор. — в Тулоне. 24 февр. союзный флот из 17 англ. и 12 голл. кор. и 300 транспортов с войсками, под общим нач. адм. Рука, вышел в Лиссабон, и французы не могли этому помешать, т. к. их флот еще совершенно не был готов. 8 мая Рук с 33 лин. кор. вышел в Средиз. море и в конце месяца прибыл в Барцелону. Надежда на то, что губернатор примет сторону Карла III, не оправдалась, а для правильной осады города не было достаточных средств. Тогда решено было идти к Гиерским о-вам, чтобы оперировать против Тулона. Здесь Рук получил известие, что франц. эскадра вышла из Бреста, и что ее видели у португ. берегов. Сейчас же было решено идти к франц. навстречу, и, если не удастся их встретить или окажется, что они поспеют укрыться в укрепл. порту, напр., Кадиксе, — идти дальше на с., чтобы соединиться с англ. эскадрой адм. Шовеля, которая должна была наблюдать за Брестом и имела приказание, если она упустить французов, следовать за ними, чтобы соединиться с Руком. Действительно, Брестская эскадра под нач. графа Тулузского вышла в море, благополучно пробралась мимо Шовеля и т. к. Рук шел всё время впереди его и задержался лишь у Барцелоны, то он подошел к Тулону (7 июня) как раз в то время, когда вблизи его был и Рук, вышедший от Гиерск. о-вов. Счастливое для франц. направление, очень слабого притом, ветра не дало возможности Руку немедленно их атаковать. Два дня противники маневрировали в виду друг друга, при чём франц. удалось так близко подойти к Тулону, что Рук, потерявши надежду отрезать их от этого порта и опасаясь, что оттуда к ним подойдут подкрепления, решил идти на соединение с Шовелем, и граф Тулузский вошел в Тулон. Так. обр., благодаря счастливым обстоятельствам, франц. удалось сосредоточить 55 лин. кор. в Тулоне, но вооружавшиеся здесь корабли были еще далеко не готовы, а потому франц. не могли помешать операциям более слабого по численности (33 кор.) Рука. Благоприятный случай нанести поражение союзникам на море был потерян, т. к. 26 июня в Лагосе Рук соединился с Шовелем, и тепер его эскадра состояла из 58 лин. кор., т. е. несколько превосходила по силам французскую. Сначала он получил приказание Карла III овладеть Кадиксом, но произошла большая задержка с присылкой необходимых для этого войск, и 27 июля воен. совет на эскадре пришел к решению сделать попытку овладеть Гибралтаром, которого укрепления были ничтожны. 1 авг. Рук появился перед Гибралтаром, выставив сторожевой отряд у Малаги, чтобы обеспечить себя от внезапного появления франц. флота, и 4 авг. крепость была уже в руках союзников (см. Гибралтар). Только 22 июля франц. флот оказался в состоянии выйти из Тулона и направился в Барцелону, где надеялся найти союзников. Там он узнал о захвате Гибралтара и получил приказание Филиппа V во что бы то ни стало отобрать его назад, для чего уже был послан корпус войск сухим путем. У графа Тулузского было 51 лин. кор., к которым могли присоединиться еще франц. и исп. галеры. У Рука тоже был только 51 кор., т. к. 5 голл. кор. было отправлено для провода каравана торг. судов в Плимут и затем доставки оттуда боев. припасов в Лиссабон, и еще несколько кор. пошли на Азорские о-ва, чтобы привести оттуда португальские торг. суда, возвращавщиеся из Бразилии. Рук принял все меры, чтобы укрепить Гибралтар, а с флотом 12 авг. направился в Тетуан, чтобы налиться водой. 19 авг. он вышел в море только с 39 кор., т. к. остальные 12 еще не кончили наливаться водой, и в это время разведчики донесли, что неприятель в виду, в расстоянии всего 30 миль. Положение было очень опасное, но пока воен. совет никак не мог решить, что делать, — от разведчиков пришло известие, что франц. идут в Малагу. Французы решили, найдя противника, налиться в Малаге водой и присоединить находившиеся там галеры. Эта задержка спасла Рука. Он поспел послать в Гибралтар за свезенными там на берег морск. солдатами, которые прибыли к нему 20 авг., и дал знать кораблям, оставшимся в Тетуане, которые присоединились к нему в этот же день. Французы показались только 23 авг., и 24 авг. (см. Малага) имело место нерешительное сражение, после которого граф Тулузский, — не потеряв ни одного корабля, тогда как у союзников был уничтожен один корабль, и несмотря на то, что во время маневрирования в бою он расположился между эскадрой Рука и Гибралтаром, — ушел через Аликанте в Тулон. А между тем, у Рука не было боевых припасов, и он уже решил прорываться в Гибралтар, пожертвовав своими поврежд. кораблями, которым было приказано сжечь себя, если не удастся уйти от французов. 31 авг. Рук пришел в Гибралтар как раз вовремя, т. к. испанск. армия была уже в виду. После этого Людовик XIV окончательно потерял веру в возможность чего-нибудь достигнуть с помощью линейных флотов, и опять все корабли и средства портов были обращены на преследование морской торговли союзников. В Аликанте граф Тулузский получил приказание Филиппа V непременно поддержать осаждающую армию с моря, вследствие чего он отделил адм. Пуанти (Pointis) с 13 кор., который должен был конвоировать в Гибралтар транспорт с 3000 чел. войск, запасами и осадным парком. Но всё это было готово только к октябрю. Т. к. эскадра Рука настоятельно нуждалась в исправлении и оставаться у Гибралтара не могла, с неё было свезено сколько возможно людей (ок. 2000), боев. припасов и провианта, и 5 сент. она ушла, оставив на зиму в Лиссабоне отряд из 10 кор. под нач. в.-адм. Лика (Leakes), который, из-за дурного состояния португ. верфей, был готов к выходу тоже только в конце октября. В это время Пуанти пришел в Гибралтар, высадил войска, выгрузил припасы и, оставив здесь только фрегаты, ушел в Кадикс за провиантом. Лик мог выйти только 5 ноября и прибыл 9-го вечером в Гибралтар, который был в большой опасности. Как раз на 10 ноября был назначен штурм, при чём предполагалось высадить отряд войск с моря в тылу, под прикрытием франц. фрегатов. Появление Лика спасло Гибралтар. Положение Лика было опасно в виду незащищенности Гибралтарской бухты от зимних штормов и вследствие того, что в тылу у него был более сильный отряд Пуанти. Между тем, в Лиссабон прибыли транспорты с новыми подкреплениями для Гибралтара. Лик решил идти к Кадиксу, заблокировать там Пуанти, и тем дать возможность транспортам пройти. Его задержали штормы, а в это время Пуанти вышел, чтобы завладеть транспортами, для чего он расположился на их пути, подняв англ. и голландск. флаги; но он слишком рано начал маневрировать для их окружения; из 20 транспортов ему удалось взять только два, и Гибралтар вновь был снабжен. Пуанти вернулся в Кадикс, а Лик прошел в Лиссабон. В 1705 г. франц. и испанцы делали большие усилия, чтобы взять Гибралтар. Были прекращены операции на португальской границе, и войска с маршалом Тессе во главе были направлены к Гибралтару. Тессе потребовал содействия флота; Пуанти получил категор. приказание выйти, и 16 марта он пришел в Гибралтар с 13 лин. кор. Несмотря на его протесты об опасности бухты, Тессе не позволил Пуанти держаться в море. 18 марта 8 кор. было сорвано с якорей и унесено в море, а 20-го внезапно появился Лик с 32 кор. (19 англ., 4 голл. и 9 португ.) и транспортом с 3 полк. пехоты и большими запасами. 3 франц. кор. было взято, 2 выбросилось на берег и зажгли себя, а 8 унесенных кор. ушли в Тулон. Тессе пришлось снять осаду. В 1705 и 1706 гг. союзн. флот под нач. адм. Шовеля и Альмонда помогал Карлу III в овладении Каталонией. Для этой цели к находившимся уже в Средиз. море силам были присоединены новые корабли, и 5 авг. союзный флот достиг численности в 58 лин. кор., 11 фрег. и 9 бомб. судов. Под его прикрытием была высажена союзная армия, и 3 октября, с помощью флота, она овладела Барцелоной, после чего вся Каталония перешла на сторону Карла III, и её примеру последовали Валенция и Аррагония. Союзный флот 23 октября направился домой, оставив в Лиссабоне на зиму эскадру из 25 кор. под нач. Лика и Вассенаара. В 1706 г. франц. предприняли решительные шаги, чтобы возместить прошлогодние неудачи. Чтобы успеть достигнуть решительных результатов раньше, чем в Средиз. море придет союзный флот, они вторглись в Каталонию, отбросили Карла III к Барцелоне, которая была обложена с суши 40.000 франц. армией, а с моря франц. флотом из 30 кор. и отряда галер, под нач. графа Тулузского. Получив известие о приготовлении французов, союзники тоже поторопились в этом году. 9 марта Лик вышел из Лиссабона, 14 апр. в Гибралтаре он имел уже 30 лин. кор., а в начале мая у Алтеи к нему присоединились дальнейшие подкрепления, так что его силы дошли до 50 линейн. кор. (36 англ., 14 голл.), 6 фрег., 2 бранд., 2 морт. суд. и транспортов с войсками и запасами. 6 мая около Тортозы он получил сообщение от Карла III, что Барцелона едва держится и только приход флота может ее спасти. Лик приказал своей эскадре, не соблюдая порядка, форсируя парусами, идти к Барцелоне. Передовые его корабли подошли к Барцелоне рано утром 7 мая, но франц. флота уже не было. При известии о приближении флота союзников, он ушел в Тулон. В тот же день прибыл весь союзный флот, войска были высажены на берег, и Барцелона, а с нею и Каталония были спасены. 10 мая маршал Тессе снял осаду, бросив около 100 орудий и раненых. После этого союзный флот получил приказание перевезти войска из Каталонии в Валенцию, откуда они сухим путем пошли на Аликанте, оплот сторонников Филиппа V. Пока войска совершали этот переход, флот явился (10 июня) перед Картагеной и под угрозой нападения заставил ее признать власть Карла III. Затем флот перешел к Аликанте (7 июля), и с его помощью 6 сентября город был взят. Из Аликанте Лик направился к Балеарским о-вам. О-в Ивица немедленно признал Карла III, а на Майорке население принудило к тому же губернатора, когда Лик пригрозил бомбардировать г. Пальму. Союзникам очень хотелось завладеть Миноркой с её превосходной гаванью Порт-Магоном, но Лик нашел свои десантные средства недостаточными, чтобы одолеть находившийся там франц. гарнизон. 4 окт. союзный флот направился на зиму домой, оставив в Лиссабоне 17 англ. кор., под нач. адм. Бинга. После выручки Барцелоны война на сухом пути ознаменовалась для Карла III целым рядом успехов. 26 июня был взят Мадрид, и Филипп V вместе с франц. армией отступил во Францию. В Англ. канале англ. флот участвовал (июнь) во взятии Остенде. Однако, успех Карла III был непродолжителен. В Кастилии было слишком много сторонников Филиппа, и когда в Испанию вступила опять франц. армия (герц. Бервик), Кастилия восстала; Карлу III пришлось отступить в Каталонию, Филипп V вступил в октябре в Мадрид, и после поражения союзных войск при Альманзе (25 апр. 1707 г.), вся Испания, за исключ. Каталонии, опять оказалась в руках Филиппа. В ответ на это союзники решили нанести удар в центре французского расположения — взять Тулон и, базируясь на него, овладеть Провансом. Уже в янв. 1707 г. адм. Шовель из А. пошел в Средиз. море и высадил в Аликанте, в помощь Карлу III, 7000 войск; но после этого ему пришлось вернуться в Лиссабон, т. к. флот его далеко не был в готовности для продолжительного плавания в Средиз. море, вдали от базы. 10 апр. из Лиссабона был выслан адм. Бинг с готовой частью флота и с дальнейшими подкреплениями к вост. берегу Испании. В Аликанте он узнал о поражении Карла III при Альманзе и о том, что остатки разбитой армии отступили к Тортозе. Поэтому он перешел к каталонскому берегу, собрал в различных пунктах берега эти остатки, и вместе с новыми подкреплениями доставил их 20 мая в Барцелону. Вскоре сюда прибыл и Шовель. 4 июня союзный флот направился к берегам сев. Италии, чтобы обеспечить безопасное движение австр. армии принца Евгения по этому берегу к Тулону и коммуникационную линию с его базами — Генуей и Ливорно. В середине июня флот вошел в связь с армией, и 11 июля с его помощью армия беспрепятственно перешла пограничную р. Вар. 29 июля Тулон был осажден с суши и с моря, но к 22 авг. выяснилось, что надежды овладеть им нет (см. Тулон, осада[ВТ 1]), и австр. армия отступила в сев. Италию, при чём флот опять сопровождал ее вдоль берега. Главн. причина неудачи заключалась в малочисленности осадной армии, а это произошло потому, что австр. император отделил значит. часть армии для захвата Неаполя, т. к. ожидалось начало мирных переговоров, и он хотел к этому моменту фактически овладеть Неаполем. Англия и Голл. убеждали его, что Неаполь сам собой окажется в его руках, если удастся завладеть Провансом, но импер. остался при своем. Единственный результат нападения на Тулон заключался в том, что французы, опасаясь истребления своего флота при бомбардировке, затопили его, и потом им удалось только небольшую его часть привести в пригодный вид для дальнейшей службы. По окончании совместных операций с австр. армией, союзный флот направился домой, оставив в Гибралтаре 12 англ. и 6 голл. кор., под нач. к.-адм. Дилька, который, перевезя из Барцелоны войска в Ливорно, перешел в Лиссабон (24 марта 1708 г.). На обратном пути над эскадрой Шовеля разразилась катастрофа, которой постоянно опасались моряки при возвращении поздней осенью из Средиз. моря. При входе в Англ. канал эскадра попала в жестокий шторм, при чём погибло 4 лин. корабля и, выброшенный на берег после крушения, сам адм. Шовель был убит грабителями. Необходимость удобной базы в Средиземн. море явилась настоятельной. Как таковая, была намечена Минорка, с её превосходной гаванью — Порт-Магоном. В 1708 году союзный флот, оперировавший в Средиз. море под нач. адм. Лика, состоял всего из 31 кор., т. к. опасаться франц. флота было уже нечего, а потому значит. часть морских сил была оставлена на севере, для борьбы с франц. истребителями торговли. Эскадра Лика оказывала деятельную поддержку операциям на сухом пути, перевозя постоянно войска, смотря по надобности, то в Испанию, то в сев. Италию. 22 мая удалось захватить 67 из 100 прибрежных торг. франц. судов, которые везли провиант франц. армии, действовавшей в Испании, что чрезвычайно выгодно отразилось на операциях Карла III. По указаниям последнего, что желательно овладеть Сардинией, как продовольственной базой, Лик 12 авг. появился перед Каллиари, и, под угрозой бомбардировки, губернатор, принужденный к тому и населением, признал власть Карла III, которую затем признал и весь остров. После того Лик, совместно с генер. Стэнхопом, атаковал Порт-Магон, и 29 сент. Минорка оказалась во власти союзников. Главные силы Лика не дождались взятия крепости и ушли домой, оставив для содействия сухопутным войскам 12 англ. и 3 голландск. лин. кораблей, 5 фрег. и 3 морт. судна, под нач. к.-адм. Уитакера. Но перезимовать еще в этом году и этой эскадре в Порт-Магоне не удалось, из-за отсутствия соответственно оборудованных береговых учреждений для починки и снабжения флота. На севере французы в этом году предприняли попытку поднять восстание в Шотландии, в пользу Иакова III, высадив там его с 6000 франц. войск. Вследствие полного упадка регулярного флота, адм. граф Форбен, который должен был конвоировать транспорты с войсками, имел всего 5 воен. кор., а остальные конвоиры были каперы. В А. дошли слухи о планах французов, и 12 марта адм. Бинг был уже под Дюнкирхеном, откуда должна была выйти экспедиция. Ночью 19 марта, когда он был отброшен штормом к Доунсу, экспедиция вышла, и добралась благополучно до Фортского залива, но оказалось, что надежды на восстание шотландцев нет никакой и на берегу готовы отразить высадку силой. Бинг, между тем, уже шел следом за Форбеном, который, услышав о его приближении, вышел 23 марта в море на глазах Бинга. Несмотря на энергичное преследование, Форбену удалось ловкими переменами направления пути ночью обмануть англичан и добраться до Дюнкирхена с потерей только одного корабля. В 1709—12 гг. союзному флоту не приходилось участвовать в каких-либо больших делах, в виду отсутствия значительной морской силы у противника, а также и в виду того, что все важные цели были достигнуты (Гибралтар, Минорка, Сардиния) и теперь надо было только удержать занятое положение. Разделенный на отряды, что не представляло опасности в виду слабости противника на море, союзный флот везде помогал сухопутным операциям, поддерживая сообщение между армиями в Испании и в Италии, подвозил им продовольствие и не давал возможности пользоваться морским подвозом французам. Впрочем, иногда последним удавалось обмануть бдительность союзников. Напр., капитану Кассару (Cassard) удалось в 1709, 1710 и 1711 гг. привести караваны с хлебом в Марсель, что имело важное значение, т. к. во Фр. в эти года был неурожай. В 1712 г. ему же удалось уйти из Средиз. моря в В.-Индию и разорить некоторые из англ. и голландск. колоний. Однако, попытки союзников утвердиться на франц. территории кончались неудачей. В июле 1710 г. им удалось овладеть портом Цеттой, но удержаться здесь они не могли. Вследствие слабости франц. на море, численность эскадры союзников в Средиз. море всё уменьшалась, и они могли оставить бо́льшие силы для борьбы с истребителями торговли в Англ. канале и Сев. море, после чего успех франц. каперов начал быстро падать, несмотря на их многочисленность, т. к. франц. правительство отдало для этой цели все воен. корабли, личный состав и средства портов. Франц. же морская торговля совсем должна была прекратиться, а также погиб в этой борьбе окончательно и франц. флот. Со стороны франц. выделилось в этой борьбе несколько офицеров, совершивших целый ряд блестящих и иногда изумительных подвигов, но эти частные успехи не могли уравновесить общих успехов на море союзного флота. Таковы были капитаны Форбен[ВТ 1], С. Поль[ВТ 1], Дюге-Труен, Кассар и адм. Дю-Касс (см. эти имена). В колониях шла борьба в В.-Индии и в Сев. Америке. В В.-Индии с самого начала войны имелись у противников отряды воен. судов, адм. Кетлогона и Шато-Рено — со стороны франц. и адм. Бенбоу — со стороны англичан. После ухода Кетлогона и Шато-Рено с «серебр. флотом», туда был отправлен в 1702 г. адм. Дю-Касс с 4 лин. кораблями и 8 трансп. с войсками для усиления гарнизонов испанских колоний. Чтобы его перехватить, Бенбоу отделил 6 лин. кораблей под нач. адм. Витстона к южн. берегу о-ва Гаити, а сам с 7 лин. кор. направился к Картагене, куда, по слухам, шел Дю-Касс. 29 авг. они встретились, и, несмотря на вдвое слабейшие силы и присутствие транспортов, Дю-Кассу в продолжение 5 дней удавалось блестящим образом отбиваться от нападений англичан (см. Картагенский бой), которым пришлось отступить на о-в Ямайку; Дю-Касс же высадил войска в Картагене, и, кроме того, провел в Европу галеоны с серебром. Ему удалось это сделать и в 1708 и 1711 гг., и этим он в значит. мере облегчил Фр. и Испании ведение войны. Остальные воен. действия ограничивались взаимными набегами на отдельные острова, при чём с 1708 г., когда англ. могли сюда прислать бо́льшие силы, т. к. на главном театре войны дело было уже кончено, они почти безраздельно владели водами и В.-Индии, и франц. удавалось лишь случайно одержать какой-либо частный успех. В Сев. Америке борьба долго велась только между милициями колонистов и вооруженными ими купеческими судами, при чём франц. имели перевес. Но в 1710 и 1711 гг. появились и здесь англ. эскадры и войска, франц. потеряли Порт Рояль в Новой Шотландии, и морск. торговля и рыбная ловля их были стеснены; однако, попытка англичан в 1711 г. завладеть Квебеком не удалась.Капитан Дюге-Труен.
Капитан Дюге-Труен.
Наиболее удачной из франц. экспедиций было нападение на Рио-де-Жанейро в 1712 г. капитана Дюге-Труена, который забрал богатую добычу и взял с города огромную контрибуцию. Эта экспедиция имела влияние и на заключение мира, т. к. удар был нанесен по самому чувствительному месту Португалии: в Бразилии лежал источник её богатства. Целый ряд удачных выходов небольших франц. отрядов, которые, хотя и не оказывали значительн. влияния на общий ход воен. действий, но всё-таки наносили иногда очень чувствительные уколы противникам Фр., имели место, главн. образ., потому, что в это время еще не вошло в сознание понятие о настоящей тесной блокаде. Союзники наблюдали за берегами противника из своих баз, появляясь перед ними изредка и выходя в море обыкновенно только по получении известий о приготовлениях французов, а потому сплошь и рядом опаздывали. Только впоследствии, главн. образ., во время войн франц. революции и империи, выработались у англ. приемы тесной блокады, во время которой их эскадры и отряды неотступно наблюдали непосредственно за выходами из неприятельских портов. 11 апр. 1713 г. был заключен Утрехтский мир, к которому не присоединилась Австрия, но после блестящей для французов кампании 1713 г., заключен был и с ней мир 7 марта 1714 г. В результате Филипп V был признан испанским королем и Испания сохранила свои владения в Америке, но в Европе Нидерланды, Сардиния, Милан и Неаполь отошли к Австрии, Сицилия — к герц. Савойскому, Минорка и Гибралтар — к Англии. Франция обязалась уничтожить Дюнкирхенский порт, служивший главной базой для её истребителей торговли, и уступила А. Новую Шотландию и Нью-Фаундленд. Ничего не получила только Голландия. А. оправдывала это тем, что голландцы не доставляли во время войны для союзного флота то количество кораблей, которое они обязывались доставлять по договору, и потому приписывала свои приобретения в Средиз. море только своему флоту. Между тем, война совершенно истощила Голландию, которая, перестав быть соперницей А. по морской торговле, перестала быть великой державой. Англия же овладела торговлей Португалии, заключила выгодные торг. договоры с Фр. и Испанией, которой торговля тоже в значит. мере попала в её руки, и крепко утвердилась в Средиз. море, обеспечив себя превосходной базой против Фр. — Миноркой, и промежуточными базами на пути — Гибралтаром и всегда находившимся в её распоряжении Лиссабоном.

Война 1744—48 гг. Франция с 1741 г. находилась в войне с Австрией и в морскую войну с А. она была втянута вследствие своего союза с Испанией (см. англо-исп. войны). В 1743 г. испанцы хотели произвести высадку в Генуе, которая склонялась на их сторону, но появление англ. эскадры заставило их отступить в Тулон, который англичане заблокировали, устроив себе стоянку на Гиерском рейде. Испанцы на основании договора потребовали, чтобы франц. флот проконвоировал испанский флот. 19 февр. 1744 г. союзники (16 франц. кор., под нач. адм. де-Курта, и 12 исп., под нач. адм. Дона Наварро) вышли, а за ними немедленно с Гиерского рейда погналась англ. эскадра из 29 кор., под нач. адм. Матьюса. 22 февр. произошел нерешительный бой (см. Тулонское сраж.[ВТ 1]), после которого Матьюс отступил и не мешал союзникам продолжать свой путь. После этого сражения Фр. объявила войну Англии. На сев. была снаряжена армия в 15.000 чел., которую предполагалось под прикрытием флота перебросить через канал с претендентом на англ. престол Карлом Стюартом, но экспедиция была рассеяна англ. флотом и штормами. В след. году (1745) претендент один высадился в Шотландии, которая вся восстала в его пользу, и А. одно время угрожала серьезная опасность. В этом году англ. колонисты с помощью нескольких англ. кораблей овладели франц. колонией Кап-Бретоном с крепостью Луисбургом. Для выручки французы послали эскадру из 10 кор., нескольких фрегатов и транспортов с 3500 чел. войск, под нач. герц. д’Анвиль. Он вышел из Бреста 22 июня 1746 г. и только через 3 месяца прибыл в Америку. Выдержав целый ряд штормов, во время которых было потеряно неск. транспортов, и потеряв от болезней больше 2000 чел., эскадра, не приняв участия в воен. действиях, вернулась в ноябре во Францию. В октябре 1746 г. англ. сделали попытку уничтожить Лориан, служивший складом товаров О.-Индской компании. Англ. эскадра из 16 кор. под нач. в.-адм. Лестока, высадила у Лориана 7000 чел. войск, но взять город англ. не удалось, и им пришлось отступить. Дальнейшие попытки франц. послать подкрепления в Америку также не всегда были удачны. 14 марта 1747 г. 6 франц. кораблей, конвоировавших 30 транспортов и 5 суд. О.-Индск. компании в Канаду и в О.-Индию, под нач. капитанов де-ла-Жонкьер и Гроута-де-С.-Жорок, были атакованы у мыса Финистерре англ. эскадрой из 14 лин. кор., под нач. в.-адм. Ансона. Все франц. корабли (см. сраж. при Финистерре[ВТ 1]) были взяты, но вследствие разумных распоряжений Жонкьера и медлительности Ансона торговые суда поспели уйти. 14 окт. 1747 г. опять у м. Финистерре 8 франц. лин. кораблей под нач. коммод. Детербье де л’Этандюэра, конвоировавшего 250 трансп. в В.-Индию, были настигнуты англ. эскадрой из 14 лин. кораблей под нач. адм. Хауке (Hawke). После упорного боя 6 франц. кораблей были взяты, но и англ. эскадра была так повреждена, что не в состоянии была преследовать остальные корабли и транспорты. В виду этого Хауке послал в В.-Индию небольшое судно с извещением о транспортах и вследствие этого часть их попала там в руки англичан. Но усмотреть за всеми караванами англичане не могли, т. к. в общем их действия в эту войну были вялы, число кораблей, ими выставленных, не было достаточно велико и блокада неприят. портов не была достаточно упорной. Поэтому всё-таки испанские и франц. колонии в Америке, за исключ. Кап-Бретона, с успехом защищались против англичан. В О.-Индии франц. даже взяли перевес. Талантливый губернатор о-вов Иль-де-Франса и Бурбона Махе де-ла-Бурдоннэ из судов О.-Индской компании сумел сформировать хорошую эскадру из 10 кор., в то время как у англичан такой силы в тех водах не было. Но использовать свое преимущество Бурдоннэ не мог, т. к. О.-Индск. компания, у которой он был на службе, заключила соглашение с англ. О.-Индской компанией о нейтралитете, несмотря на то, что война между метрополиями уже была объявлена. Англ. компания с радостью ухватилась за это франц. предложение, т. к. она была слабее в это время, но предупредила, что это не связывает действия англ. правит-ства и воен. флота.Английский адмирал Матьюс.
Английский адмирал Матьюс.
В 1745 г. в Индейский океан была послана англ. эскадра из 6 кор. под нач. коммод. Пейтона (Peyton), начала нападать на франц. торг. суда и в июле 1746 г. появилась у вост. берега О.-Индии, чтобы поддержать атаку против Пондишери, которую в то время подготовлял губернатор Мадраса. Но в это время подоспел Бурдоннэ, получивший свободу действий, и 6 июля у Негопатама напал на Пейтона (см. Негопатамское сраж.), следствием чего явилось отступление последнего к Цейлону, и воды, омывающие вост. берега Индостана, оказались во владении французов. В сентябре Бурдоннэ овладел Мадрасом, но допустил включение в условие сдачи права англичан выкупить его за 2 мил. долларов. На этой почве возникли серьезные пререкания между Бурдоннэ и Дюплексом, ген.-губернатором франц. О.-Индии, с которым у него и раньше происходили постоянные ссоры. В это время ураган разбил 2 франц. корабля и серьезно повредил остальные, и Бурдоннэ покинул Индостан. Тогда Дюплекс нарушил условия капитуляции, занял Мадрас и начал его укреплять. В августе 1748 г. у Коромандельского берега появился сильный англ. флот с отрядом войск, под общим нач. адм. Боскауена (Boscawen) и осадил Пондишери, но вследствие неудач через 2 месяца принужден был снять осаду. В это время в Европе воен. действия уже закончились. В апреле 1748 г. был подписан Аахенский мирный договор между А., Фр. и Голландией, а в октябре к нему присоединились и остальные державы. По этому договору А., Фр. и Испания остались при тех владениях, которые у них были до войны, т. к. Луисбург был обменен на Мадрас. Голландия вышла из этой войны вновь страшно ослабленной вследствие целого ряда неудач на суше.

Война 1756—63 гг. (семилетняя). Разгоревшаяся во время предыдущей войны борьба между англ. и франц. колонистами и торговыми компаниями в Сев. Америке и О.-Индии совершенно не была разрешена Аахенским мирным договором. В О.-Индии еще огромное пространство земель оставалось во владении различн. крупных и мелких местных князьков, и конкуренция между англ. и франц. О.-Индскими компаниями в подчинении их своему влиянию ставили эти компании в условия постоянной скрытой борьбы. В Сев. Америке дело обстояло еще серьезнее. Французы, владевшие Канадой и Луизианой, с границами, далеко еще не определенными, стремились соединить свои владения посредством занятия еще незаселенной европейцами долины р. Охайо. Но если бы это случилось, англ. колонии, расположенные между берегом Атлант. океана и Аллеганскими горами, оказались бы отрезанными от берегов Тихого океана. Победить в решении этих насущных для англ. и франц. вопросов очевидно должен был тот, кто окажется победителем на море, т. к. без поддержки метрополии колонисты были бессильны и беззащитны. Между тем, Фр. деятельно восстановляла свой флот, и А. без явной опасности для себя этого допустить не могла. Так. обр. неизбежно должна была возникнуть война, главной задачей которой для А. было — уничтожить возрождающийся франц. флот и, пользуясь своим преимуществом в морской силе, захватить франц. колонии и те земли, на которые франц. имели виды.Английский адмирал Джон Бинг.
Английский адмирал Джон Бинг.
В Сев. Америке англ. колонии в 1755 г. сделали неудачную попытку овладеть фортом Дюкен (теперь Питсбург). Французы, с своей стороны, для усиления Канады послали туда в мае 1755 г. транспорты с войсками и с новым губернатором де-Водрейлем под конвоем эскадры под нач. адм. Дюбуа де-ла-Мотт. Хотя войны не было, англ. протестовали против этой посылки и отправили вдогонку эскадру под нач. адм. Боскауена, с приказанием не допускать прибытия франц. в Канаду. Но франц. поспели дойти благополучно, и англичанам удалось захватить 8 июня из экспедиции только 2 отделившихся корабля. В июле англ. эскадра, под нач. адм. Хауке расположилась в Бискайском заливе и начала захватывать франц. торговые суда. Это привело к отозванию франц. посланника из Лондона, но война всё еще не объявлялась, хотя к 1756 г. англ. захватили около 300 коммер. судов с 6000 матросов и этим, помимо матер. убытков (6 мил. доллар.), очень затруднили снаряжение франц. воен. флота. Франция решила нанести А. чувствительный ударь тоже без объявления войны, который собственно только и могь удаться при этом условии. На с. начались серьезные приготовления к вторжению в А., и в то время, как её внимание было сосредоточено на Бресте, в Тулоне была очень быстро снаряжена экспедиция для занятия Минорки. Экспедиция вышла 10 апр. 1756 г. в составе 150 транспортов с 15.000 войск, под нач. герц. Ришелье, под конвоем эскадры адм. Галиссоньера из 12 кор. и 6 фрег., благополучно достигла Порт-Магона, овладела Миноркой и осадила форт св. Филиппа, куда укрылся англ. гарнизон. Известия о снаряжении экспед. поздно дошли до А., и посланная в Средиз. море англ. эскадра из 13 кор., под нач. адм. Бинга, подошла к Минорке через месяц после начала осады. Только теперь, 17 мая, была объявлена война. 21 мая Бинг напал на Галиссоньера, но потерпел неудачу (см. Миноркское сраж.) и отступил для исправления повреждений в Гибралтар. Галиссоньер, хотя имел к тому возможность, не нанес решительного поражения Бингу, т. к. в случае неудачи франц. осадная армия осуждалась на гибель. 30 июня форт св. Филиппа сдался. Дела франц. начались хорошо и в Европе, и в Сев. Америке, куда им удалось перебросить значит. подкрепления, но непонимание ими главной сущности возникшей войны увлекло их к участию в войне против Фридриха Вел., затеянной Австрией. Это отвлекло внимание и матер. средства Фр. от колоний и от флота, без помощи которого не могли быть успешными операции в колониях, а А. воспользовалась благоприятным случаем и, деятельно поддерживая щедрыми субсидиями Фридриха, нанесла целый ряд ударов франц. колониям. В 1757 г. французы еще имели у берегов Сев. Америки эскадру из 16 кор. под нач. адм. Дюбуа де-ла-Мотта, и попытка англ. адм. Хольборна, имевшего 15 кор., взять Луисбург была неудачна. Но развившиеся на франц. эскадре болезни заставили ее вернуться во Фр., оставив в Луисбурге всего 5 кор. Попытка франц. послать в начале 1758 г. подкрепление из 8 кор. из Тулона в Сев. Америку не удалась. Англ. эскадра из 18 кор., под нач. в.-адм. Осборна, находившаяся в Гибралтаре, загнала франц. в Картагену, откуда им с большим трудом удалось уйти в Тулон, с потерею 2 кор. Между тем, в Канаду англ. отправили 12.000 войск, и адм. Хольборн был заменен энергичным адм. Боскауеном, при чём численность эскадры была доведена до 23 кор. В июне 1758 г. Луисбург был осажден с суши и с моря и 17 июля сдался на капитуляцию. Вход в р. св. Лаврентия был открыт, и в след. году англ. завладели Квебеком. Вследствие временного отсутствия англ. эскадры, французам под нач. талантливого Монкальма чуть было не удалось отобрать Квебек обратно, но англ. эскадра поспела вернуться вовремя, и Монкальм принужден был отступить. Окруженные в Монреале со всех сторон, без всякой надежды на прибытие выручки из метрополии, франц. были принуждены к сдаче 8 сент. 1760 г., и вся Канада перешла во владение англичан. Так же успешно действовали англ. и в В.-Индии, где они захватили о-ва Гваделупу, Мартинику, С.-Лючию, С.-Винцент и Гренаду. В О.-Индии при возникновении войны дела французов тоже начались хорошо. В 1756 г. у англ. возникло недоразумение с Бенгальским набобом, последствием чего явилось в июне взятие последним Калькутты. В декабре англ. удалось отобрать ее обратно, но все сухоп. и морские силы их были отвлечены от Мадраса, и набоб пригласил франц. присоединиться к нему. Хотя уже было известно об объявлении войны, франц. О.-Индская компания повторила ошибку 1744 г., предложив англ. О.-Индск. компании соблюдать нейтралитет, и отказала набобу в помощи. Благодаря этому, англичане разбили набоба, после чего сейчас же обратились против франц. и отобрали от них Чандернагор. Французы в ответ захватили значительную часть побережья между Мадрасом и Калькуттой, и к ним скоро (26 апр. 1758 г.) прибыла помощь из Фр. в виде эскадры из 9 кор. (около половины слабые, принадлежавшие О.-Индской комп.) под нач. коммодора д’Аше и 1200 ч. войск. 28 апр. французы осадили Гуделур (форт св. Давида), а 29 апр. подошла англ. эскадра из 7 кор., под нач. адм. Покока, который немедленно напал на д’Аше, но (см. Гуделурское сраж.) потерпел неудачу и принужден был вернуться в Мадрас, вследствие чего Гуделур 2 июня сдался. По исправлении повреждений д’Аше и Покок встретились у Негопатама 3 августа. Сражение опять было нерешительное и противники ушли для исправлений в Пондишери и Мадрас. Портовые средства в Пондишери оказались столь скудны, что д’Аше нашел необход., несмотря на то, что имел приказание оставаться у Коромандельского берега до 15 окт. (в это время дул сев.-вост. муссон, во время которого пребывание у этого берега для парусных судов считалось опасным), идти 2 сент. для исправлений на Иль-де-Франс. Но Фр., снарядивши в начале войны экспедицию д’Аше, после этого отвлеклась сухопутн. операциями против Фридриха Вел. и не снабдила порт на Иль-де-Франсе ни провизией, ни кораб. материалами, ограничившись посылкой только еще 3 кор. Поэтому губернатор требовал, чтобы д’Аше уходил, т. к. и на берегу был недостаток в провианте, за которым пришлось посылать корабли на мыс Доброй Надежды (голландская колония). Кое-как снабженный и плохо отремонтированный, д’Аше вышел в О.-Индию в июле 1759 г., и 10 сент. встретился вновь с Пококом у Порто-Ново. Опять сражение было нерешительное, но вследствие невозможности надлежащим образом исправить и снабдить эскадру д’Аше окончательно покинул О.-Индию, после чего все франц. поселения попали в руки англичанам, и 16 янв. 1761 г. сдался и Пондишери. Англия не бездействовала и в Европе. В сентябре 1757 г. 10.000 англ. войск, под прикрытием 30 кор. овладели о-вом д’Э (d’Aix). В 1758 г. под прикрытием эскадры под нач. адм. Хауке, англ. произвели высадки в С.-Мало и в Шербурге, при чём сожгли много торг. судов и уничтожили сооружения, предназначавшиеся для улучшения порта. Ряд жестоких поражений в колониях, как следствие превосходства англ. морской силы, и попытки англ. уничтожить и самые ресурсы франц. морской силы, посредством нападений на франц. порты, побудили Фр. сделать попытку нанести серьезный удар Англии.Французский корабль XVIII столетия.
Французский корабль XVIII столетия.
Решено было сосредоточить весь наличный флот в Бресте и под прикрытием его высадить армию значит. силы на англ. берега. Это был, конечно, правильный замысел, как единственное средство сломить англичан и вернуть всё потерянное, но план имел очень мало надежды на успех, т. к. надо было предварительно овладеть морем, а для этого франц. флот был слишком слаб. Приготовления начались с начала 1759 г. В Гавре, Дюнкирхене, Бресте и Рошфоре было выстроено множество плоскодонных ботов, на которых предполагалось перевезти армию в 62.000 чел., из коих 12.000 перебросить в Шотландию. Прежде всего франц. Тулонской эскадре надо было добраться до Бреста, но это было очень трудно, т. к. англичане впервые установили тесную блокаду Тулона и Бреста. Адм. Боскауен, командовавший англ. эскадрой из 14 кораблей в Средиз. море, при попытке овладеть двумя франц. фрегатами, стоявшими на внешнем Тулонском рейде, неосторожно ввязался в бой с берегов. укреплениями, при чём 3 его корабля настолько пострадали, что ему пришлось идти для исправлений в Гибралтар. Этим воспользовалась Тулонская эскадра из 12 кор., под нач. адм. де-ла-Клю, вышла и в ночь с 17 на 18 авг. прошла Гибралтар. Боскауен догнал ее у Лагоса. 5 франц. кор. укрылись в Кадиксе, а 7 остальных англ. атаковали с двойными силами (см. Лагосское сраж.), при чём только двум франц. кораблям удалось уйти. Однако, это не остановило выполнения намеченного франц. плана. В конце октября зап. штормы заставили англ. эскадру, блокировавшую Брест в числе 25 кор., под нач. адм. Хауке, отойти в Торбэй. Такое направление ветра не позволяло и французам выйти с рейда, но как только задул благоприятный ветер, франц. эскадра из 21 кор., под нач. в.-адм. Конфлана, вышла в море и направилась к устью Луары, где были собраны транспорты с войсками. Еще раньше, 15 окт., из Дюнкирхена вышел франц. отряд из 6 фрегатов с войсками, под нач. корсара Тюро, который должен был произвести диверсию в Ирландию. 20 ноября у Киберонской бухты Хауке настиг Конфлана и нанес ему жестокое поражение (см. Киберонский бой), вследствие чего план высадки окончательно рушился. Между тем, Тюро обогнул Шотландию, крейсеровал там несколько месяцев и 21 марта 1760 г. овладел городом Каррикфергусом, что уже было бесполезно после Киберонского погрома. На обратном пути отряд Тюро, который в это время состоял всего из 3 фрегатов, был захвачен англичанами. В 1761 г. под прикрытием эскадры адм. Кеппеля, англ. 10-тыс. отряд овладел 7 июня о-вом Бель-Иль. В это время Фр. удалось привлечь на свою сторону Испанию, но это не могло спасти дела, т. к. франц. флот был уже разгромлен и А. быстро после этого расправилась с новым противником (см. англо-исп. войны). Одновременно с главн. операциями и, главн. образ., со стороны Фр., шла ожесточенная крейсерская война, но никакого влияния на общий ход войны, как это было и прежде, она не оказала. Напротив, благодаря приобретению новых колоний и преследованию англичанами нейтральной торговли, помимо полного уничтожения французской, англ. торговля всё увеличивалась, несмотря на очень значительное число её торг. судов, захваченных франц. приватирами. Самое увеличение числа этих приватиров, несмотря на постоянное их уничтожение англ. флотом, показывало, что франц. торг. морякам и судам оставалось одно средство для добывания пропитания — приватирство. Мир был заключен в Париже 10 февр. 1763 г. Франция потеряла Канаду, Новую Шотландию, все острова в заливе св. Лаврентия, долину р. Охайо и всю свою территорию на вост. берегу р. Миссисипи, за исключ. г. Нового Орлеана. Право рыболовства Фр. сохранила только у берегов Нью-Фаундленда и в заливе св. Лаврентия. В В.-Индии А. отдала Фр. назад Мартинику, Гваделупу и С.-Лючию, удержав за собой С.-Винцент, Тобого, Доминику и Гренаду. Минорку А. получила обратно, а Фр. были возвращены её владения в О.-Индии, но с лишением её права воздвигать укрепления и держать войска в Бенгалии.

Война 1778—83 гг. После Парижского мира Франция и Испания обратили серьезное внимание на восстановление своих флотов, чтобы при первом удобном случае обрушиться на А. Таковой представился, когда против А. восстали её сев.-америк. колонии, вынужденные к тому явной эксплуатацией и притеснениями метрополии. Недоразумения с этими колониями начались в 1765 г., и в 1776 году 13 колоний провозгласили свою независимость, образовав Соединен. Штаты Сев. Америки. Для поддержки восставших, которые особенно нуждались в боев. припасах, Фр. и Испания дали по миллиону франков на образование особого торгов. дома (Бомарше), который снабжал Соед. Штаты этими припасами, получив разрешение приобретать их в правительств. арсеналах. Кроме того, много франц. офицеров поступало на службу Соед. Шт., и в мае 1777 г. туда прибыл франц. ген. Лафайет. В октябре 1777 г. восставшие одержали первый крупный успех, принудив при Саратоге к сдаче англ. ген. Бергойна с 7000 регул. войск, не считая вспомогат. отрядов. 2 дек. известие об этом дошло до Европы, а 16-го франц. министр иностр. дел заявил находившимся во Фр. представителям конгресса, что король готов признать независимость Соед. Шт. и заключить с ними оборонительный союз и торговый договор. Соглашение было подписано в феврале 1778 г., и 13 марта Фр. известила о нём англ. правительство, которое немедленно отозвало из Парижа своего посланника, но воен. действия начало только в июне. 16 июня 1779 г. войну А. объявила и Испания, а с 20 дек. 1780 г. к Фр. и Испании присоединилась Голландия. Франц. флот состоял из 80, а исп. из 60 лин. кор., против которых А. могла выставить ок. 150 лин. кор., т. ч. силы почти равные. Союзники поставили себе сначала правильную задачу — овладеть морем в Англ. канале и произвести высадку на англ. берега. Этим были бы достигнуты и те цели, из-за которых велась война, — возвращение колоний и уничтожение морского, военного и торг. могущества А., т. к. последняя не могла бы посылать подкреплений в Америку, в О.-Индию и в Средиз. море, где Испания поставила себе целью вернуть Гибралтар и Минорку. Но затем взяли верх, в особ. у Испании, частные цели, и она всё время тянула франц. флоты к Средиз. морю, очень неохотно посылая свои в Англ. канал, и вместе с тем силы союзников постоянно разбрасывались посылками значит. эскадр и отрядов в колонии. Англии, для которой эта война была оборонительной, особенно выгодно было сосредоточить все свои силы на тесной блокаде главн. неприят. портов в Европе, т. к. только отсюда могли выходить союзные флоты, которые были разъединены, и дальнейшее назначение которых угадать было трудно, вследствие возможного разнообразия их целей; а после их выхода известия о том, куда именно они пошли, приходили, по отсутствию быстрых сообщений, очень поздно. Но и А. отвлекалась всё время частными задачами и разбрасывала свои силы, из-за чего не раз ей грозила очень серьезная опасность, которая миновала А. только благодаря такому же образу действий со стороны союзников, постоянным несогласиям между ними, медлительности и вялости их совместных действий. Отличительный характер этой войны от предыдущих и последующих войн заключался в том, что она была чисто морская, т. к. не была связана сухопутной войной в Европе, и достижение всех задач, поставленных себе её участниками, не только в колониях, но и в Европе, зависело исключ. от владения водами того или другого театра войны, т. е. от успеха морских операций. В смысле тактическом эта война характеризуется нерешительностью многих эскадренных сражений, которая вызывалась ложными взглядами, утвердившимися тогда в морской тактике; на первый план ставили стройность маневрирования, не допуская нарушения строя и общей свалки, а к этому со стороны французов (за исключ. Сюфрена, выступившего в конце войны) прибавлялось ложное стремление избежать решит. боя, надеясь и без него достигнуть поставленных себе целей, которые ставились французами выше разбития неприят. флота.

Европ. театр войны. В 1778 г., когда Фр. была еще одна, дело ограничилось встречей между флотами 27 июля, у о-ва Уэссана (см. Уэссанское сраж.[ВТ 1]), в которой каждый из противников (адм. д’Орвилье и Кеппель) имели по 30 кор. Сражение было нерешительное и стратегическое его значение неясно, т. к. неясны были и задачи, для чего собственно эти флоты вышли в море. Оба флота после сражения вернулись в свои порта. На 1779 г. была предположена высадка на англ. берегу (Портсмут или Уайт), для чего в портах Ламанша была собрана армия под нач. марш. Во. 3 июня 1779 г., т. е. за 2 недели до объявления Испанией войны, из Бреста, который не был заблокирован англичанами, вышел адм. д’Орвилье с 28 лин. кор. К нему должен был присоединиться исп. флот, но, несмотря на то, что объект операции был в Ламанше, франц. флот отправился к исп. берегам. Однако, исп. флот оказался совершенно неготовым и собрался только к 22 июля, после чего еще неделя была потеряна на выработку общей сигнализации, т. к. раньше это не было предусмотрено. В конце июля союзный флот из 66 лин. кор. и 14 фрег. появился в Ламанше в то время, как А. располагала здесь всего 40 кор. Но французы, бывшие в море уже 2 месяца, истратили почти все свои запасы, и на эскадре сильно развились болезни, при чём многие корабли из комплекта 800—1000 чел., имели здоровых всего 300—500 чел. Лето шло к концу, и наступили дурные погоды. 17 авг. союзники подошли к Плимуту и захватили один англ. лин. корабль, но вост. шторм заставил их выйти из Ламанша. Количество больных дошло до того, что 8 кор. пришлось отправить в Брест. Воен. совет решил, что какие-либо серьезные операции невозможны, и в сентябре флоты разошлись по своим портам. Грандиозная экспедиция потерпела полное крушение из-за отсутствия надлежащей подготовки и дурного снабжения. Немедленно после объявления войны испанцы осадили Гибралтар, который был плохо снабжен продовольствием и боев. припасами. 29 дек. 1779 г. вышла англ. эскадра из 20 лин. кор., под нач. адм. Роднея, конвоируя транспорт с подкреплениями для Гибралтара и Минорки. 8 янв. 1780 г. у мыса Финистерре он захватил 16 исп. транспортов с продовольствием и сопровождавшие их несколько воен. судов. 16 янв. он встретил около Кадикса исп. эскадру из 11 лин. кор., под нач. адм. Лангара; последний принял англичан за транспорты и подошел слишком близко, а потом уже не мог избежать боя, в котором (см. Кадикское сраж.) испанцы потеряли 7 кор.Английский адмирал Хауке.
Английский адмирал Хауке.
Через несколько дней Родней подошел к Гибралтару, где не оказалось исп. флота, т. к. он для исправления повреждений, полученных во время шторма, только что ушел в Кадикс. Поэтому Родней свободно снабдил Гибралтар и Минорку, и 13 февр. с 4 лин. кор. отправился в В.-Индию, куда он был назначен начальником морск. сил, а остальная эскадра пошла в Англию. В 1780 г. союзники опять собрали в Кадиксе 36 лин. кор. (20 франц. под нач. адм. д’Эстенга и 16 исп. под нач. адм. Кордовы), но этот флот ограничился крейсерством у португ. берегов, при чём ему удалось захватить 60 англ. торг. судов с воен. припасами, предназначенных для О. и В.-Индий. 24 окт. в Кадикс прибыл, вернувшись из В.-Индии, адм. Гишен с 19 лин. кор. (см. америк. театр в.), так что теперь союзники располагали 55 кор., но и теперь они ничего не предприняли, и франц. корабли в январе 1781 г. вернулись в Брест. 13 марта 1781 г. из Портсмута вышла англ. эскадра из 28 лин. кор., под нач. адм. Дерби, конвоировавшая ок. 100 транспортов с подкреплениями для Гибралтара. Несмотря на то, что Дерби прошел в виду Кадикса, Кордова не вышел, чтобы преградить ему путь, и Дерби свободно снабдил Гибралтар и Минорку, а в мае был уже снова в Ламанше. Только 23 июня из Бреста вышел Гишен с 18 кор. и в Кадиксе соединился с 30 кор. адм. Кордовы. Задача была — взять Минорку и затем идти в Ламанш, для операции у англ. берегов. 22 июля союзники вышли в Средиз. море, высадили 14.000 исп. солдат на Минорку и, ничего не предприняв против Гибралтара, направились в Ламанш, куда пришли в августе. Эскадру адм. Дерби они застали в Торбэе, где была возможность ее атаковать, но на воен. совете против этого единодушно восстали испанцы, т. к. главной задачей флота выставлялся захват англ. воен. и торг. судов, возвращавшихся из В.-Индии. Но таковые не показывались, и 5 сент. союзники разошлись по своим портам, не достигнув никаких результатов. В начале декабря Гишен вновь с 19 кор. вышел в море. С 12 кор. он должен был идти в Кадикс, т. к. предполагалась экспедиция для взятия Гибралтара, а остальные корабли должны были конвоировать 150 транспортов для снабжения Мартиники и Иль-де-Франса. 12 дек. он встретил в расстоянии 150 миль к з. от о-ва Уэссана 12 англ. кораблей, под нач. адм. Кемпенфельда. По недосмотру Гишена в это время транспорты были у него на ветре, что позволило англ., тоже появившимся с наветра, овладеть 20 транспортами. После того шторм рассеял франц. суда, и до В.-Индии добрались только 2 лин. корабля и 5 трансп., Гишен же привел свои корабли в Кадикс. 5 февр. сдался Порт-Магон, и Минорка оказалась во власти Испании. Собравшийся в Кадиксе союзный флот в числе 40 кор. не пошел, однако, к Гибралтару, а крейсеровал в течение лета 1782 г. в Бискайской бухте, прикрывая движение своих торг. судов и перехватывая английские; но столь же успешно действовал и англ. адм. Хоу, несмотря на то, что у него было всего 22 кор., помимо того, что его присутствие в Ламанше не позволило присоединиться к союзникам голландцам. Так. образ., уклонение союзников от эскадренного боя дало более слабой англ. эскадре значит. свободу действий. После этого бесплодного крейсерства союзники вернулись в Кадикс и 10 сент. направились к Гибралтару, где они должны были поддержать решительную атаку с суши. Но эта атака не удалась, и осталась только надежда принудить Гибралтар к сдаче голодом; для этого надо было помешать англ. флоту снабдить крепость, что, казалось, было нетрудно, т. к. союзный флот состоял из 50 лин. кор. Однако, несмотря на это, адм. Хоу всего с 34 лин. кор., подошедши к Гибралтару с транспортами 13 окт., благодаря своему искусному маневрированию и вялости действий союзников (см. Гибралтар, осада), к 19 окт. снабдил крепость войсками и провиантом на целый год и направился в океан. Союзники последовали за ним, и 20 окт. произошло сражение в Гибралтарск. проливе, которое союзники вели так вяло, что Хоу вышел из неравного боя, не потеряв ни одного корабля, и ушел в Англию. Союзники ушли в Кадикс. Так. обр., для союзников весь результат кампании на европ. театре войны свелся к занятию Минорки, и не только они ничего не предприняли против англ. берегов, но не сумели англичанам помешать три раза снабдить Гибралтар войсками и запасами, вследствие чего этот порт так и не был взят.

Одиночный бой фрегатов. С английской гравюры в музее Морского Корпуса.
Одиночный бой фрегатов.
С английской гравюры в музее Морского Корпуса.

Американский театр войны. В Сев. Америке англ. держались в Нью-Иорке, Нью-Порте (Наррагансетская бухта) и в Филадельфии. Доступ к последней с тыла был открыт через неукрепленный Чезапикский залив. Американцы владели Бостоном. В этом районе, т. е. между Балтиморой и Бостоном, и шли все воен. действия. Попытка англ. в 1776 г. взять Чарльстон (см. англо-америк. войны) потерпела неудачу. В В.-Индии на Малых Антильск. о-вах положение А. и Фр. было почти одинаково. Главн. опорный пункт англичан, о-в Барбадос, обладал некоторыми выгодами по отнош. к франц. базе — о-ву Мартинике, т. к. он был на ветре. В группе Больших Антильских о-вов выгода положения была за союзниками, т. к. исп. владели о-вами Кубой, Порто-Рико и вместе с франц. о-вом Гаити, которые представляли удобные базы для действий, как против Ямайки, так и против Флориды; последнюю исп. поставили себе задачей отобрать от Англии. Испания на америк. театре войны никаких других целей и не преследовала, кроме овладения своими прежн. колониями, отобранными у неё А.; как мы видели выше, того же образа действий она держалась и в Европе. Франция поставила себе задачей сломить морское могущество А. и делала к этому попытки на главном европ. театре войны, хотя и неудачные и вялые, главн. образ., из-за того, что Испания тянула ее всё время в Средиз. море. На поддержку Соед. Шт. Фр. смотрела как на средство отвлекать силы противника, а потому она оказывала эту поддержку в умерен. количестве и с перерывами, т. к. быстрая победа американцев над англ. освободила бы последних для сосредоточения всех сил против Франции. Т. к. Соед. Шт. восстали бы против стремлений Фр. вернуть себе Канаду, на которую они сами имели виды, то Фр. хотела себя вознаградить полным вытеснением А. из В.-Индии. 15 апр. 1778 г. франц. эскадра из 12 кор. и 5 фрег., под нач. адм. графа д’Эстенга, вышла из Тулона в Сев. Америку; д’Эстенг подвигался крайне медленно и прибыль в зал. Делавар только 8 июля. Из-за этого англичане поспели послать приказание очистить Филадельфию. Адм. Хоу, командовавший в Сев. Америке англ. эскадрой из 9 кор., очень быстро собрал транспорты, погрузил все тяжести армии и за 10 дней до прихода д’Эстенга, англ. эскадра с транспортами ушла в Нью-Йорк, куда армия налегке пошла сухим путем. Д’Эстенг последовал за Хоу и 11 июля подошел к устью р. Гудсона, но Хоу уже поспел занять крепкую позицию и настолько ее усилил, что д’Эстенг, не желая подвергать излишнему риску свои корабли, отказался от намерения атаковать Нью-Йорк и решил сделать попытку овладеть другой базой англ. — Нью-Портом. Он подошел к Наррагансетскому заливу в конце июля и только 8 авг. прошел первую линию батарей, и приготовился совместно с америк. армией атаковать укрепления; но 9 авг. появился Хоу, получивший незначит. подкрепления, и 10 авг. д’Эстенг вышел в море, надеясь вызвать Хоу на бой. Тот принял вызов и вышел, но, пока флоты маневрировали, задул жестокий шторм, который настолько повредил корабли, что англ. ушли в Нью-Йорк, а д’Эстенг в Бостон. Хоу, исправивши свои повреждения, последовал за ним, и действовал так быстро, что подошел к Бостону только на 4 дня позже д’Эстенга, но атаковать его не мог, т. к. тот занимал очень крепкую позицию. 4 ноября д’Эстенг, закончив исправление кораблей, вышел в В.-Индию. В этот же день из Нью-Йорка вышел англ. отряд из 5 кор., под нач. коммодора Хотама (Hotham), конвоировавший транспорт с 5000 солдат; последний предназначался для захвата в В.-Индии франц. о-ва С.-Лючия, который имел важное стратегич. значение, т. к. лежал рядом с Мартиникой, и его гавань Грос-Айлот представляла огромное удобство для наблюдения за главной базой французов — Форт-Роялем. Несмотря на сильн. шторм в пути, Хотам, на попечении которого было около полусотни транспортов, подвигался скорее и 10 ноября прибыл на Барбадос, тогда как д’Эстенг только 9-го пришел в Форт-Рояль, лежащий на 100 миль ближе. За день перед этим маркиз де-Булье, франц. губернатор на Мал. Антильских о-вах захватил о-в Доминику. Адм. Баррингтон, начальник англ. сил в В.-Индии, 12 ноября вышел с Барбадоса с 7 кор. и трансп. к С.-Лючии, и 13 ноября высадил десант, а эскадра его стала на якорь поперек бухты, чтобы преградить туда доступ. 14 ноября появился д’Эстенг, но, несмотря на превосходство в силах, ограничился перестрелкой на дальней дистанции и ушел в Форт-Рояль, что повело за собою сдачу о-ва англичанам. В 1779 г. к июню как франц., так и англ. получили подкрепления, и эскадра д’Эстенга дошла до 25 кор., тогда как адм. Байрон, который вступил теперь в командование англ. морскими силами, имел в своем распоряжении 21 кор. В середине июня Байрон нашел нужным со своей эскадрой вывести далеко в океан большой караван торг. судов, идущих в Англию. Этим временем воспользовался д’Эстенг и снарядил небольшую экспедицию, которая 16 июня захватила о. С.-Винцент, а 2 июля появился со всем флотом у о-ва Гренады и высадил десант. 4 июля англ. гарнизон сдался, а 6 июля появился Байрон с флотом и войсками. Последовавший бой (см. Гренадское сраж.) был нерешительным, но в результате Байрон отступил. Между тем, в Сев. Америке, англичане, оставившие там несколько кораблей, в то время как д’Эстенг увел в В.-Индию всю свою эскадру, безраздельно владели морем.Французский адмирал граф д’Эстенг.
Французский адмирал граф д’Эстенг.
Этим англ. воспользовались, чтобы перенести театр воен. действий на юг, где они ожидали найти многих оставшихся верными Англии. В конце 1778 г. они завладели Саванной и всем штатом Георгией и начали операции против штата Южн. Каролины. Получив известие об этом, д’Эстенг, имевший уже приказание вернуться с частью эскадры во Фр., пошел с 22 кор. к Саванне, но атака этого города, совместно с америк. войсками окончилась неудачей, и д’Эстенг отправился с частью эскадры в Европу, а остальные корабли вернулись на Мартинику. Тогда англ. снарядили экспедицию для взятия Чарльстона, которая прибыла туда в марте 1780 г., и 12 мая Чарльстон сдался. Между тем, в В.-Индию, на место д’Эстенга, прибыл в марте адм. Гишен и с 22 кор. направился к о-ву С.-Лючии, чтобы попробовать отбить его у англ., у которых было всего 16 кор.; но командовавший ими адм. Гайд-Паркер расположился на якоре в столь крепкой позиции, что Гишен не решился его атаковать и вернулся на Мартинику 27 марта, как раз в тот день, когда к Паркеру присоединился пришедший из Европы адм. Родней, принявший общее начальство над англ. морскими силами. 13 апр. Гишен вышел в море, чтобы встретить вышедшую из Кадикса исп. эскадру из 12 кор. под нач. адм. Солано, конвоировавшую транспорт с войсками. Чтобы перехватить испанцев, вышел в море и Родней. Три раза — 17 апр., 15 и 19 мая — флоты встречались у о-ва Мартиники, но все три сражения были нерешительны, и в результате Родней отступил, а Гишен соединился с Солано, и оба пришли на Мартинику. Полученный перевес в численности, однако, не был использован союзниками, и Гишен, проводивши испанцев до С.-Доминго, оставил там, согласно полученных им инструкций, несколько кораблей, а с остальными повел караван торг. судов в Кадикс, куда прибыл 24 окт. Не зная, куда направился Гишен, Родней, опасаясь и за Ямайку, и за Сев. Америку, разделил свою эскадру и, оставив одну половину в В.-Индии, с другой пошел в Нью-Йорк, куда прибыл 12 сент. Конечно, это была грубая стратегическая ошибка, но она не имела последствий, т. к. Гишен ушел в Европу. Но и в Сев. Америку Родней опоздал. Еще 12 июля из Фр. прибыло 5000 войск под нач. ген. Рошамбо, в сопровождении эскадры из 7 лин. кор., под нач. адм. де-Тернэ (de Ternay). Англичане еще в прошлом году, при появлении флота д’Эстенга у берегов Георгии, сосредоточили свои силы на с., в Нью-Иорке, и очистили Нью-Порт. Теперь сюда и пришли де-Тернэ с Рошамбо. Родней, собрав все морские силы, бывшие на севере, с 21 кор. появился в конце сентября перед Нью-Портом, но франц. так сильно укрепились, что он отказался от нападения и, тревожимый положением дел в В.-Индии, вновь направился туда. Там он узнал о войне с Голландией и сейчас же занял голландские о-ва св. Евстафия и св. Мартина, захватив при этом огромную добычу, стоимостью до 15 мил. долларов. Франц. флот был, однако, вследствие ухода Гишена, слишком слаб, чтобы предпринять что-либо, как на с., так и в В.-Индии, и почти целый год англ. владели морем. Но 28 апр. 1781 г. к Мартинике подошел из Европы адм. де-Грасс с 21 кор. и многочислен. транспортами с запасами. Форт-Рояль, в котором было только 4 франц. кор., был заблокирован 18 англ. кораблями (остальные с Роднеем находились у о-ва св. Евстафия) под нач. адм. Худа. Несмотря на то, что, вследствие неудачной позиции Худа, этим 4 кор. удалось выйти и присоединиться к де-Грассу, последний не атаковал англичан и вошел 29 апр. в Форт-Рояль, упустив, так. обр., случай разбить противников по частям. На следующий день он вышел и погнался за Худом, но тот уклонился от боя и у о-ва Антигуа соединился с Роднеем. Де-Грасс же сделал попытку овладеть о-вом св. Лючия, но потерпел неудачу. Тогда он направился к о-ву Тобого, которым овладел 2 июня, а оттуда прошел на о-в Гаити, где его ожидал фрац. фрегат с депешами от Вашингтона и Рошамбо о положении дел на севере. После взятия Чарльстона, англичане под нач. ген. Корнваллиса приступили к покорению Сев. Каролины, но в апреле 1781 г. ему пришлось отступить к морск. берегу, к Вильмингтону, где находились его запасы. Его противник, ген. Грин, двинулся тогда в Южн. Каролину. Корнваллис же решился присоединиться к небольшим англ. отрядам, действовавшим на р. Джемс в Виргинии, подступом к которой с моря являются глубоко врезывающиеся в нее ответвления Чезапикского залива. Так. обр., англичане занимали три позиции — Нью-Йорк, Чезапикский залив с впадающей в него р. Джемс и Чарльстон. Промежуточное пространство было в руках американцев, и потому судьба англ. армии зависела вполне от свободы морск. сообщений. Для противодействия в долине р. Джемса, туда был послан Лафайет, и 8 марта 1781 г. туда же вышла из Нью-Порта франц. эскадра из 8 кор. под нач. коммодора де-Туша, овладеть водами Чезапикского залива. 10 марта вышел за ней в погоню от о-ва Лонг-Айленда адм. Арбутнот, тоже с 8 кор. Противники подошли ко входу в Чезапинский зал. одновременно — 16 марта, где произошло между ними нерешительное сражение, результатом которого явилось, несмотря на более значит. повреждения англичан, удаление де-Туша в море, и занятие Чезапикского залива Арбутнотом. Эта удача дала возможность англ. доставить сюда еще 2000 войск из Нью-Йорка, и когда сюда прибыл и Корнваллис (см. выше), то у него собралось 7000 чел., с которыми он занял крепкую позицию в Йорктоуне, на полуострове между рр. Джемс и Йорк, сила которой тесно была связана с обладанием окружающими водами. Чтобы атаковать его, необходимо было овладеть этими водами. Точно так же необходимо было владение морем, чтобы атаковать англичан в Нью-Иорке. Т. к. де-Барра, сменившему де-Туша, это было не по силам, а благоприятный случай, представившийся французам 16 марта, мог не повториться, Вашингтон и Рошамбо обратились к де-Грассу с просьбой прийти к ним на помощь. Де-Грасс взял на Гаити 3500 солдат и с 28 лин. кор. и транспортами направился, чтобы скрыть свое движение, кружным, малопосещаемым путем — Багамским каналом — в Чезапик, куда прибыл 30 авг. Туда же вышла 27 авг. из Нью-Порта франц. эскадра из 8 кор., под нач. коммодора де-Барра, конвоировавшая транспорт с осадной артиллерией, а союзная армия, под нач. Вашингтона и Рошамбо, направилась туда сухим путем. Родней, принужденный по болезни вернуться в А., узнав об уходе де-Грасса, послал за ним адм. Худа с 14 кор., который, идя прямым путем, пришел в Чезапику на 3 дня раньше французов.Английский адмирал Худ.
Английский адмирал Худ.
Тогда он решил, что де-Грасс пошел к Нью-Йорку, и направился туда, где поступил под нач. адм. Грэвса (Graves), у которого было только 5 кор. Грэвс как раз в это время получил известие о выходе де-Барра и направился 31 авг. в Чезапик, но застал там вместо ожидаемых 8 кораблей всю эскадру де-Грасса. Он всё-таки 5 сент. атаковал его, но неудачно, и принужден был вернуться для исправления повреждений в Нью-Йорк. Лишенная поддержки с моря, армия Корнваллиса сдалась 19 окт. 1781 г. Это был очень крупный успех, который при наличии превосходных франц. морских сил и энергичных дальн. действиях, мог привести к окончанию войны в Сев. Америке. Но это не входило в планы Фр., и, вероятно поэтому, де-Грасс не поддался настояниям Вашингтона и 5 ноября ушел в В.-Индию. Он пришел на Мартинику 26 ноября, на след. день после того, как марк. де-Булье отобрал от англ. о-в св. Евстафия. Де-Грасс и де-Булье начали готовить экспедицию для взятия Барбадоса, но неудобный в это время года ветер заставил их направить ее на о-в св. Христофора. 11 янв. 1782 г. они высадили на него 6000 солдат, которые осадили англ. гарнизон. Известие об этом достигло до адм. Худа, который последовал за де-Грассом в В.-Индию; 14 янв. с 22 кор. он вышел с Барбадоса, зашел на о-в Антигуа за войсками и 24 янв. появился в виду франц. флота, стоявшего на якоре. 25 и 26 янв. между противниками произошли сражения (см. С.-Христофорские сраж.[ВТ 1]), в результате которых Худ занял место де-Грасса на якоре, и тот, не будучи в состоянии сбить англичан с их позиции, имея значит. повреждения, ушел к о-ву св. Евстафия. Худ продолжал занимать свою позицию, надеясь на прибытие подкреплений, но 12 февр. англ. гарнизон сдался французам, а 13 февр. появился де-Грасс, теперь уже с 33 кор. и стал на якорь ок. соседнего о-ва Невиса. Т. к. о-в св. Христофора всё равно был потерян, Худ в ночь на 14 февр. незаметно для французов ушел в море. Последствие такой крупной стратег. ошибки де-Грасса, упустившего прекрасный случай разбить англ. флот, не замедлило сказаться. 19 февр. прибыл на Барбадос из Европы адм. Родней с 12 кор. и 25 февр. соединился с Худом у о-ва Антигуа. Теперь силы англ. сравнялись с франц., и Родней направился в погоню за де-Грассом, который поспел, однако, уйти в Форт-Рояль, а Родней, для наблюдения за ним расположился в С.-Лючии, где к нему присоединилось еще 3 корабля, пришедших из Англии. В этом году Фр. и Испания задумали снарядить экспедицию для взятия о-ва Ямайки. Де-Грасс должен был взять войска с Мартиники и идти на Гаити, чтобы соединиться с испанцами. Вся экспедиция должна была состоять из 50 лин. кор. и 20.000 войск. Задача Роднея была помешать этому соединению. 8 апр. де-Грасс вышел и Родней погнался за ним. 9 и 12 апр. между о-вами Доминикой и Гваделупой произошли сражения (см. Доминикские сраж.), при чём французы были разбиты на голову, и сам де-Грасс вместе с 5 кор. попал в плен. Остальные корабли, благодаря тому, что Родней их не преследовал, добрались до о-ва Гаити. Так. обр. экспедиция против Ямайки расстроилась.

Ост-Индский театр войны. Известие об объявлении войны пришло в Калькутту 7 июля 1778 г., и англичане немедленно захватили Чандернагор и осадили Пондишери, который сдался после 70-дневн. осады его с суши и с моря, т. к. небольшой франц. отряд судов принужден был уйти на Иль-де-Франс, ибо англичане получили подкрепления. В начале 1779 г. в О.-Индию пришел адм. Юз (Hughes) с 6 лин. кор. и, при отсутствии всякой морск. силы, нераздельно владел морем. Все владения франц. были взяты, а когда в конце 1780 г. к Фр. присоединилась Голландия, англичане захватили и её владения — Негопатам и Тринкомале. Особенно важное значение имел последний порт, единственный на вост. берегу, где можно было найти надежную защиту от сев.-вост. муссона. Несмотря, однако, на все эти успехи, положение англичан в О.-Индии было неустойчиво вследствие образовавшегося против них союза целого ряда племен под предводительством талантливого Мизорского раджи Гайдер-Али. В 1779 и 1780 гг. он нанес англичанам три жестоких поражения. В янв. 1781 г., в то время когда адм. Юз ушел в Бомбей, у Коромандельского берега появилась, наконец, франц. эскадра из 6 лин. кор. под нач. коммодора Орвеса, и к нему обратился Гайдер-Али, осаждавший в то время Куддалор, за помощью; но Орвес, видя, что все франц. владения находятся в руках англ., решил, что бороться бесполезно, отказал Гайдеру-Али в своем содействии и ушел на Иль-де-Франс, упустив, так. обр., прекрасный случай серьезно пошатнуть положение англичан в О.-Индии. А 1 июля 1781 г. Гайдер-Али был разбит. Как для англ., так и для франц. большое затруднение в посылке подкреплеий в О.-Индию представляло отсутствие промежуточных баз на пути. С выступлением против А. Голландии Фр. могла пользоваться очень удобно такой базой — мысом Добр. Надежды, но в начале 1781 г. были получены сведения, что англ. отправляют особую экспедицию для захвата этой базы, под нач. коммодора Джонстона.Английский адмирал Родней.
Английский адмирал Родней.
Это вызвало отправку 22 марта 1781 г. отряда из 5 кор. и трансп., под нач. капит. Сюфрена, задача которого состояла в снабжении мыса Добр. Надежды войсками и запасами и в противодействии Джонстону, после чего корабли его должны были присоединиться к эскадре Орвеса. Джонстон вышел раньше Сюфрена и 11 апр. зашел в дружественную португальскую гавань Порто-Прайя на о-вах Зел. Мыса. У него было 5 лин. кор., несколько фрег. и 35 трансп., большею частью вооруженных. Недостаток в воде заставил зайти туда же 16 апр. и Сюфрена, который, несмотря на нейтралитет Португалии, немедленно атаковал Джонстона (см. Порто-Прайское сраж.). Сюфрен, хотя и получил очень серьезные повреждения, но сумел их исправить в море, и продолжал свой путь, а вышедший было его преследовать Джонстон, принужден был вернуться в П.-Прайя. Так. обр., Сюфрен упредил англ. в прибытии на мыс Д. Надежды, и, когда через 2 недели (5 июля) туда пришел Джонстон, последний не решился атаковать голландцев, которые уже были предупреждены и усилены франц. войсками. Джонстон вернулся в А., отправив лин. корабли на подкрепление эскадры адм. Юза. Сюфрен 25 окт. прибыл на Иль-де-Франс. 17 дек. Орвес вышел в О.-Индию, но на пути (9 февр.) умер, и командование эскадрой перешло к Сюфрену, как к старшему. Сюфрен решил вступить в энергичную борьбу с англичанами, по положение его было исключит. трудное, т. к. он не имел ни одного опорного пункта, не только для исправления и снабжения эскадры, но и для того, чтобы высадить имевшийся у него 3-тыс. отряд войск, и чтобы войти в сношения с Гайдер-Али, которому он решил оказывать деятельную поддержку. Он направился прямо к Мадрасу, в надежде застать его врасплох, но там оказалась на якоре в крепк. позиции эскадра Юза. Тогда он пошел на ю. вдоль берега, и Юз принужден был выйти и его преследовать, т. к. иначе он мог овладеть необходимой ему гаванью. 17 февр. 1782 г. противники сошлись у Садраса (см. Садрасское сраж.[ВТ 1]); Сюфрен, несмотря на явное противодействие некотор. из своих подчиненных, с каковым противодействием ему приходилось бороться в продолжение всей этой кампании, нанес Юзу столь серьезные повреждения, что тот ушел для исправлений в Тринкомале, откуда вернулся в Мадрас только 12 марта, а Сюфрен вошел в сношения с Гайдер-Али и высадил войска около Куддалора, которым они и овладели 4 апреля. Сюфрен же вышел 23 марта к Мадрасу с намерением помешать присоединению к Юзу ожидавшихся им подкреплений, но опоздал. Юз уже ушел опять в Тринкомале, с войсками и запасами, чтобы обеспечить свою лучшую базу. Сюфрен погнался за ним. 12 апр. он догнал Юза почти у самого Тринкомале и принудил его к бою (см. Тринкомальское сраж.[ВТ 1]), при чём оба флота потерпели так сильно, что принуждены были стать на якорь около о-ва Проведиен, и пробыли целую неделю в расстоянии 2-х миль друг от друга, исправляя свои повреждения. Сюфрен окончил исправления раньше и 19 апр. снялся с якоря и направился к месту стоянки Юза, но тот не решился выйти, а позиция его была столь сильна, что атаковать его было невыгодно. Поэтому Сюфрен ушел на юг, в Батаколо, т. к. ожидал прибытия с Иль-де-Франса транспорта с припасами, который присоединился к нему 3 июня. С транспорта пришло к Сюфрену приказание из Парижа возвратиться на И.-д.-Ф., т. к. там считали, что при том скудном снабжении, которое ему послано, он не может удержаться у берегов О.-Индии.Бой канонерских лодок с гребными судами. С английской гравюры в музее Морского Корпуса.
Бой канонерских лодок с гребными судами.
С английской гравюры в музее Морского Корпуса.
Но Сюфрен, несмотря на ропот своих командиров и министерское приказание, решил не уходить, т. к. считал необходимым неустанно преследовать Юза и не давать ему даже временно неоспоримого владения морем. Недостаток в снабжении он пополнил энергичными действиями своих фрегатов, хотя у него их было только два, которые добыли ему призы. С их помощью, а также и с помощью голландцев, с которых Сюфрен сумел вытребовать всё, что только можно, он снабдил свою эскадру на 6 мес., а пшеницей и рисом на целый год. Сейчас же по прибытии транспортов он направился через Транкебар (датск. влад.) в Куддалор, для свидания с Гайдер-Али. Так. обр. он держался на коммуникационной линии Юза с Мадрасом, решив дать ему сражение, когда он пойдет на сев., с тем, чтобы потом атаковать, совместно с Г.-Али, Негопатам. Юз прибыл в этот порт 23 июня; 5 июля, когда подошел Сюфрен, Юз вышел в море, а 6 июля противники вступили в бой (см. Негопатамск. сраж.), в котором оба были сильно повреждены и потеряли много людей. Юз ушел в Негопатам, а Сюфрен в Куддалор, но, благодаря энергии Сюфрена, он был готов к бою 18 июля, тогда как Юз только собрался к этому времени идти в Мадрас для окончания своих исправлений. Там к его услугам имелись всевозможные запасы и материалы для исправлений, а Сюфрен ничего не имел в Куддалоре. Но он считал необходимым как можно скорее выйти в море, чтобы идти в Батаколо, куда он ожидал прихода подкреплений, чтобы попытаться затем овладеть Тринкомале раньше, чем закончить свои исправления Юз. Поэтому Сюфрен снял мачты с малых судов и возобновил рангоут на лин. кораблях; недостающий лес ему привезли посланные им специальные суда из Малаккского пролива; доски для починки кораб. корпусов он добыл, разломав дома на берегу. Несмотря на совершенно открытый рейд и волнение, работа, под личным наблюдением Сюфрена, шла день и ночь и, переговорив опять с Г.-Али, он 9 авг. прибыл в Батаколо, 21 авг. к нему присоединились подкрепления, а 25 авг. он появился перед Тринкомале. Немедленно были высажены войска, Сюфрен дал корабельные пушки для возведения батарей, и 31 авг. Тринкомале сдался, при чём Сюфрен благоразумно согласился на всевозможные льготы англ. гарнизону, т. к. главное было — кончить дело до прибытия Юза, который действительно и появился 2 сент. Но Сюфрен уже поспел вернуть пушки и команды на корабли, и немедленно напал на англ., стремясь во что бы то ни стало принудить их к бою, т. к. знал, что к ним идут сильные подкрепления. Юз попробавал уклониться от боя, уходя к югу, но 3 сент. Сюфрен его догнал и в последовавшем бою (см. Тринкомальское сраж.[ВТ 1]) оба противника опять были так повреждены, что должны были разойтись, и Юзу пришлось оставить надежду отбить Тринкомале. Захват этого порта имел огромное стратегическое значение, т. к. приближался период сев.-зап. муссона, и Юзу пришлось уйти к Малабарскому берегу, тогда как Сюфрен мог базироваться на Тринкомале. Уход англичан и пребывание французов у Коромандельского берега произвели большое впечатление на туземных раджей, что для Сюфрена представляло тоже значительные выгоды. В начале декабря Юз соединился в Бомбее с 6 лин. кораблями, которые ему привел адм. Бикертон, и теперь имел значительное преимущество в силах перед Сюфреном. Кроме того, вследствие дурного управления 2 франц. лин. корабля потерпели крушение, а Тринкомале, хотя и обеспечивал от муссона, но имел очень нездоровый климат и требовал соответствующего питания, которого тут достать было нельзя; и вообще Тринкомале был очень дурно снабжен.Французский адмирал Сюфрен.
Французский адмирал Сюфрен.
Сюфрену уже давно были обещаны подкрепления, которые вел ген. Бюсси, но, вследствие различных задержек, захвата англичанами значит. части транспортов и болезней, Бюсси не мог прибыть к Короманд. берегу до наступления сев.-вост. муссона, а потому написал Сюфрену, что он пойдет в Ачин (на о-ве Суматре). Чтобы освежить команду, т. к. климат в Ачине здоровый, забрать там необходимую провизию и лес, туда же пошел 15 окт. и Сюфрен, не боясь оставить на время Коромандельский берег, т. к. попутн. муссон обеспечивал ему быстрое возвращение, и путь из Бомбея был длиннее. Там он пробыл 2 месяца, и в это время получил известие, что отправление Бюсси с Иль-де-Франса отложено на неопределенное время вследствие эпидемии в войсках. Сюфрен решил тогда возвратиться к Коромандельск. берегу, т. к. опасался, что известие о задержке Бюсси, которого нетерпеливо ожидал и Гайдер-Али, вместе с прибытием значит. подкреплений к англичанам, может заставить раджей прекратить войну, о чём уже давно шли у них переговоры с англичанами, и отсутствие франц. эскадры может быть истолковано как лишний признак слабости Франции. Поэтому он пошел к сев. части Коромандельск. берега, чтобы, спускаясь оттуда с попутн. ветром, пройти вдоль всего берега, показывая везде франц. флаг, атакуя при благоприятных обстоятельствах все англ. фактории и перехватывая англ. торг. суда. Он прибыл в Ганжам 8 янв. 1783 г., но через 4 дня узнал о смерти Гайдер-Али. Это заставило его немедленно идти в Куддалор, чтобы привлечь на свою сторону нового Мизорского султана Типпо-Саиба. И действительно было время. Англичане уже поспели заключить мир со всеми остальными раджами. А Бюсси всё медлил на Иль-де-Франсе, хотя эпидемия прекратилась уж в ноябре. Из Куддалора Сюфрен прошел в Тринкомале, и, наконец, здесь к нему присоединился Бюсси, с 3 лин. корабл. и транспортом с войсками. Сюфрен немедленно с лучшими ходоками своей эскадры повел транспорты в Куддалор, и 11 апр. подходил к Тринкомале, когда встретился с возвращавшимся из Бомбея Юзом, у которого теперь было 17 кор.; но французы поспели войти в порт, и Юз прошел в Мадрас. Англичане обложили Куддалор, а Сюфрен выжидал событий и результатов сухопутных операций, не желая без особо серьезн. причин покидать Тринкомале и уходить от него под ветер (в это время дул уже юго-зап. муссон), опасаясь, что в его отсутствии Юз может им завладеть. Но когда он 10 июня получил извещение от Бюсси, что Куддалор осажден англичанами с суши и с моря, он немедленно вышел и 13 июня подошел к Куддалору. Как раз в этот день франц. армия после жаркого боя принуждена была отступить в город. 3 дня ветер не позволял Сюфрену подойти близко, а когда 16 июня задул соотв. ветер, Юз, чтобы не быть атакованным на якоре, вышел в море, намереваясь туда увлечь и Сюфрена. Однако, последний не поддался на это и искусным маневрированием добился того, что к вечеру 17 июня стал на якорь у Куддалора и посадил на корабли 1200 чел. войск, взамен недостававших у него людей. 20 июня, когда задул благоприятный ветер, Сюфрен атаковал Юза с 15 кор. против 18 (см. Куддалорск. сраж.), и, несмотря на то, что потери были равны, Юз ушел после боя в Мадрас, куда бежали все англ. транспорты, снабжавшие армию припасами. Положение англ. армии стало критическим, но 29 июня дошло до неё известие о заключении мира, предварительные условия которого были подписаны в Версали еще 20 янв. 1783 г. По этому миру А. признала независимость Соедин. Штатов, Франция вернула А. все занятые о-ва в В.-Индии, за исключ. Тобого, и получила от А. о-в С.-Лючию. Также Фр. получила назад все свои владения в О.-Индии, а Испания получила Флориду и Минорку.

Сражение 1-го июня 1797 года. С английской гравюры в музее Морского корпуса.
Сражение 1-го июня 1797 года.
С английской гравюры в музее Морского корпуса.

Война 1793—1801 гг. Захват Фр. в ноябре 1792 г., во время войны с Австрией, Нидерландов и объявление свободы плавания по р. Шельде, которая была ограничена предыдущими договорами в пользу А. и Голландии, привели к натянутым отношениям Фр. с этими державами, и 1 февр. 1793 г. она объявила им войну, а 7 марта объявила войну и Испании. Франц. флот совершенно был дезорганизовать революцией, и в продолжение нескольких первых лет этой войны не мог предпринять никаких серьезных операций, но и потом действия его были крайне неудачны вследствие плохого состава офицеров, некомплекта и недисциплинированности команд и плохого снабжения. Англия тоже не была готова к войне, т. к. в 1792 г. держала в плавании лишь 12 лин. кораблей. Необходимость набрать огромный личн. состав затянула мобилизацию, и только во второй половине года были изготовлены к плаванию 85 лин. кораблей. Из них 25 составляли, под нач. адм. Хоу, эскадру канала, 25, под нач. адм. Худа, пошли в Средиземное море, 12 кор. пошли в В.-Индию, а остальные составили резерв в Портсмуте и Плимуте. Главным театром воен. действий в этой войне явились европейские воды. В первый же год войны франц. сами отдали в руки англичанам значит. часть своего флота. В августе 1793 г. в Тулоне произошла конитр-революция, Людовик XVII был провозглашен королем, и в виду того, что на юг шла республиканская армия, город решил разоружить флот и передать его и укрепления под защиту адм. Худа, командовавшего англ. эскадрой в Средиземн. море, при чём Худ поручился, что, по заключении мира, форты и корабли в целости будут возвращены Франции. 27 авг. соединенный англо-исп. флот из 40 корабл., под нач. адм. Худа и де-Лангара, вошел на тулонск. рейд. В октябре Тулон был осажден республиканскими войсками, и 16 дек. они взяли возвышенные форты, которые командовали над рейдом; 19 дек. союзный флот очистил Тулон, при чём Худ не выполнил своего обещания и хотел уничтожить адмиралтейство и флот, и только спешность отступления помешала ему выполнить это в полной мере. Из 27 лин. кор. 9 были сожжены, а 4 лин. кор. и 15 легк. суд. англичане увели с собой. На севере в этом году флоты противников не встречались. Поздняя готовность эскадры адм. Хоу не позволила англичанам оказать существенную поддержку восставшей Вандее, а к концу года это восстание было подавлено. В 1793 г. во Фр. был сильный неурожай, а получить хлеб от соседей было нельзя, т. к. с ними со всеми она вела войну. Поэтому хлеб был заказан в Соед. Штатах, и 11 апр. 1794 г. из Чезапикского залива вышел караван в 130 коммерч. судов под конвоем 2 лин. кораблей и 3 фрег., под нач. к.-адм. Ван-Стабеля. 10 апр. из Бреста вышел к.-адм. Нилли (Nielly) с 5 лин. корабл. навстречу и расположился в 100 мил. к з. от Бель-Иля, выслав вперед по разн. направлениям мелкие суда для встречи каравана. Кроме того, был мобилизован весь наличный флот в Бресте, и 16 мая оттуда вышел адм. Вилларе-Жуаёз с 25 лин. кораблями. Франции грозил голод, а потому всеми операциями франц. на море в этот период руководили соображения о благополучном проводе хлебного каравана, и главной задачей англ. флота было этому помешать. Вилларе должен был соединиться с Нилли и уклоняться от боя с англ., если они не будут непосредственно угрожать каравану. В А. знали о караване и лучший способ помешать ему прийти во Фр. — это было захватить его у берегов Соед. Штатов. Но это не было сделано. Вследствие неготовности эскадры, адм. Хоу вышел из Портсмута с 34 лин. корабл. и 15 разведчиками только 2 мая, при чём он еще долж. был вывести в океан 140 торг. судов, направлявшихся в Америку и О.-Индию. У мыса Лизард он отправил с ними адм. Монтегю с 6 лин. кор., который, доведя торг. суда до м. Финистерре, долж. был крейсеровать в Бискайском заливе на предполагаемом пути каравана, а сам направился к о-ву Уэссану, чтобы собрать сведения об эскадре Вилларе. Удостоверившись, что тот стоить на рейде, Хоу тоже начал крейсеровать в Бискайском заливе. Но 19 мая он получил известие о выходе Вилларе и о нахождении в море отряда Нилли. Т. к. со времени выхода Вилларе, который имел, очевидно, задачу соединиться с Нилли, прошло уже 3 дня, то надеяться помешать этому соединению было нельзя, и настоятельно важно было присоединить к себе Монтегю. Вместе с тем, погоня за Вилларе могла увлечь Хоу от каравана, т. к. задача Вилларе могла состоять именно в таком отвлечении. При такой обстановке лучшим выходом для Хоу было сосредоточить свои силы и крейсеровать с ними между Рошфором и Брестом — крайними пунктами назначения каравана, рассылая по различным направлениям разведчиков, чтобы его не пропустить. Вместо этого Хоу, узнав от встречн. торг. судов о районе нахождения Вилларе, погнался за ним и догнал его 28 мая в расстоянии 400 миль к з. от о-ва Уэссана. Вилларе начал уходить и взял направление на с.-з., расходящееся с путем каравана, а Хоу последовал за ним. 28 и 29 мая произошли стычки, в результате которых 1 англ. корабль и 4 франц. выбыли из строя и были отосланы в свои порта. Но 30 мая к Вилларе присоединился Нилли, и у него оказалось 26 лин. корабл. против 25 английских. Последовавший продолжительный туман помешал сражению, которое произошло только 1 июня (см. Морское сражение 1 июня 1794 г.), при чём франц. были разбиты и англ. взяли 6 корабл., но отсутствие Монтегю не позволило Хоу добить франц. и он вынужден был для исправления повреждений уйти в Портсмут, куда прибыл 13 июня, а Вилларе пришел 11 июня в Брест. Это было первое последствие стратегической ошибки Хоу, а второе состояло в том, что хлебный караван прошел 30 мая как раз через то место, где Хоу догнал Вилларе 28 мая, и 12 июня он благополучно прибыл в Брест.Английский адмирал Хоу.
Английский адмирал Хоу.
Монтегю, хотя и получил сведения о выходе Вилларе и о том, что Хоу за ним погнался, не сделал попытки к нему присоединиться, а опасаясь встречи с превосходными силами французов, ушел в А. и 30 мая пришел в Плимут. В январе 1795 г. франц. заняли Голландию, которая превратилась в Батавскую республику и стала союзницей Франции. Это заставило А. отделить часть эскадры канала для действий против голландского флота и увеличило для неё воен. расходы, т. к. до этих пор она вместе с голландцами поддерживала субсидиями ведение войны на суше против Фр., а теперь ей приходилось это делать одной, и богатства голландск. купцов теперь могли быть использованы Францией. Однако, А., пользуясь бессилием своих противников на море, вознаградила себя за счет голландск. морской торговли и колоний. В Средиземн. море в 1794 г. дела франц., вследствие слабости их флота, половина которого была уничтожена в Тулоне, были плохи. Задача англ. флота состояла в поддержке сухопутных операций противников Фр. в узкой береговой полосе между Альпами, Аппенинами и морем и в оказании давления на различные итальянские государства, а в случае нужды и помощи им, направляя их на продолжение борьбы против французов. Для этого англ. флоту непременно нужна была база вблизи итал. берегов, и когда в декабре 1793 г. англичанам пришлось очистить Тулон (см. выше), они наметили для этой цели о-в Корсику, северные гавани которого — Кальви, С. Фиоренцо и Бастиа — в полной мере удовлетворяли этим условиям. Этот план являлся удобоисполнимым, т. к. внутри острова было в полном разгаре восстание против французов, которые только и держались в сев. его части, имея гарнизоны в перечисленных трех портах. После оставления Тулона эскадра Худа, на которой находился и англ. гражд. комиссар сэр Эллиот, назначенный было для управления Тулоном, перешла на Гиерский рейд. В январе 1794 г. Эллиот отправился на Корсику, где вошел в сообщение с восставшими, а 7 февр. англ. эскадра овладела С. Фиоренцо; 3 апр. Худ осадил Бастью и принудил ее к сдаче 21 мая. 19 июня был осажден Кальви, 10 авг. сдался и он, и уже 19 июня корсиканцы предложили корону Корсики английск. королю, который ее принял и назначиль Эллиота вице-королем. Французы, с своей стороны, сосредоточили 18.000 войск в Тулоне, чтобы перевести их для операций против Корсики, но слабость их флота связывала их по рукам и ногам. Это привело их к стремлению перевести в Средиземное море часть северного флота, где у них на воде и в постройке было 44 лин. корабля. В конце 1794 г. адм. Вилларе получил приказание выйти с 35 корабл. и, дойдя до мыса Финистерре, отправить в Средиз. море 6 кораблей. «Комитет общественной безопасности», совершенно невежественный в морском деле, не принял никаких возражений о полной невозможности для дезорганизованного и плохо снабженного флота зимнего плавания, и 24 дек. Вилларе вышел из Бреста. Уже при выходе разбился один корабль, а во время страшного шторма 1 янв. 1795 г. погибло еще 4 корабля, и эскадра была приведена в такое плачевное состояние, что ей пришлось возвратиться в Брест, при чём часть кораблей была разбросана штормом по другим портам. Адм. Хоу был противником тесной блокады неприят. портов и считал, что постоянное крейсерство, в особенности в зимнее время, ослабляет флот. Поэтому англичан не было перед Брестом, и Хоу, получив сведения о движении франц., вышел из Портсмута только 14 февр., тогда как к 1 февр. франц. уже были в своих портах, и случай уничтожить дезорганизованный и приведенный штормом почти в беспомощное состояние флот противника был упущен. Узнав о возвращении франц., Хоу тоже возвратился в Портсмут. А между тем, 22 февр. 6 корабл., под нач. адм. Ренодена, вышли из Бреста и на этот раз благополучно добрались до Средиземн. моря. Однако, французы не дождались его прихода в Тулон, и 2 марта 1795 г. адм. Мартен вышел оттуда с 15 корабл. и фрегатами и 7 марта подошел к мысу Корсо. В это время англ. эскадра, которая состояла теперь из 14 корабл., под нач. адм. Хотама, сменившего адм. Худа, находилась в Ливорно, куда зашла для снабжения после долгого и тяжелого крейсерства. В С. Фиоренцо был оставлен исправлявшийся там 1 лин. корабль, который, идя в Ливорно на присоединение к флоту, встретил у мыса Корсо франц. и был ими захвачен. Узнав о выходе неприятеля в море, Хотам 9 марта погнался за ним. 13 и 14 марта у мыса Ноли ему удалось вступить с франц. в бой, в результате которого англ. взяли 2 корабля. Адм. Хотам удовольствовался этим и не стал преследовать франц., и те ушли в Тулон. Бурная погода заставила его зайти в Специю, при чём у Хотама разбился один корабль, а затем он пошел в С. Фиоренцо. Как раз в это время вошел в Средиз. море адм. Реноден и, благодаря таким передвижениям Хотама, прибыл 4 апр. благополучно в Тулон. Преимущество в численности теперь было на стороне франц., которые могли выставить 20 корабл. против 13 английских. Хотам ожидал подкреплений, и для франц. теперь был лучший момент, чтобы не допустить их прибытия и разбить противника по частям. Но как раз в это время в Тулоне начался мятеж якобинцев, которые не позволили флоту выйти, и пока правительство с ними справилось, прошло 2 месяца, и только 7 июня адм. Мартен вышел с 19 корабл., с большими нехватками команды, разбежавшейся во время беспорядков. Было уже поздно, т. к. 27 апр. к Хотаму прбыл караван с припасами, а 14 июня около Минорки к нему присоединился к.-адм. Манн с 9 лин. корабл., а затем 22 июня и другой караван, и 29 июня он вернулся в С. Фиоренцо. Адм. Мартен между тем крейсеровал у берегов Генуэзского залива и погнался за небольшим англ. отрядом, под нач. Нельсона, который был выслан Хотамом для содействия австрийской армии. Подойдя к Фиоренцо и увидав там многочисленный англ. флот, он поспешно отступил, и погнавшейся за ним Хотам настиг его только 13 июля у самого Гиерского рейда, т. что англичанам удалось овладеть только одним отставшим кораблем. Так же плохо шли дела франц. и на севере. Франц. отряд из 3 лин. корабл., конвоируя большой караван каботажных торг. судов, шедших из Бордо, был настигнут 8 июня англ. отрядом из 5 лин. корабл., под нач. адм. Корнваллиса, который овладел 8 торг. судами. Узнав об этом, адм. Вилларе вышел из Бреста с 9 лин. корабл. и, соединившись с вышеупомянутыми тремя, погнался за Корнваллисом, но, хотя и нагнал его 17 июня, не мог принудить к бою и прекратил погоню. 12 июня вышла из Портсмута эскадра канала, в числе 14 корабл., под нач. адм. Бридпорта, и 22 июня он встретил Вилларе, который в свою очередь начал отступать к Лориану; но 23 июня в небольшом расстоянии от о-ва Груа англ. завладели тремя задними кораблями, при чём Бридпорта обвиняли в том, что он упустил случай захватить всю эскадру Вилларе. Все эти неудачи, как на севере, так и в Средиз. море, привели французов к решению не высылать в море свой линейный флот и ограничиться крейсерской войной, т. более, что снабжение его было оч. затруднительно, т. к. корабельные материалы шли, главн. образ., из Балтики и с Корсики, а не только последняя и путь из Балтики были в руках англичан, но А. еще, кроме того, заключила оборонит. союз с Россией. В целях крейсерской войны и нападения на колонии, из остатков Тулонской эскадры, с которой после сраж. 13 июня дезертировало большинство матросов, было с большим трудом изготовлено к плаванию 7 кор. и 8 фрег., из которых 6 кор. и 3 фрег., под нач. адм. Ришери, вышли 14 сент. из Тулона, с назначением идти в Сев. Америку, а остальные, под нач. капит. Гантома, пробрались к Леванту. Это была вина Хотама, который очень вяло блокировал Тулон; узнав 22 сент. о выходе Ришери, он только 5 окт. послал в погоню за ним к.-адм. Манна с 6 кор. Но Ришери уже поспел пройти Гибралтар, и 7 окт. он нагнал караван торг. судов, шедший из Леванта, под конвоем 3 лин. кораблей. Ему удалось завладеть одним из них и всем караваном, который он решил отвести в Кадикс, т. к. уже 22 июля Фр. заключила с Испанией мир, но здесь он был заблокирован Манном. Через год общая картина положения дел изменилась. Блестящая итальянская кампания Бонапарта 1796 г. лишила А. всякой опоры на берегах Италии и имела следствием усиление франц. партии на Корсике, которая, при поддержке Фр., начала серьезно грозить англ. гарнизонам; последние держались, только опираясь на силу англ. эскадры, которой с конца 1795 г. командовал адм. Джервис. Но и эта опора становилась ненадежной. 19 авг. 1796 г. Испания заключила с Фр. оборонительно-наступат. союз, и при первых слухах об этом Джервис отозвал Манна из Кадикса, т. к. ему грозили теперь, помимо отряда Ришери, находившиеся там 20 исп. лин. кор. И действительно, вскоре после ухода Манна, 4 авг. Ришери вышел в сопровождений всей исп. эскадры, которая провела его на 300 миль в океан, а испанцы вернулись в Кадикс. Манн, спеша соединиться с Джервисом, сделал крупную ошибку, не пополнив свои запасы в Гибралтаре. Между тем, Джервис сам испытывал, вследствие перемены в обстановке, огромные затруднения в снабжении своей эскадры, так что ему пришлось отправить Манна назад в Гибралтар за продовольствием и для остальных судов. Но в это время испанская эскадра из 19 кор., под нач. адм. Лангара, уже вошла в Средиз. море, и 1 окт. Манн ее встретил и едва ушел от неё в Гибралтар. Здесь он решил, и воен. совет его поддержал, что раз между ним и Джервисом находится испанская эскадра, возвращаться невозможно, а потому он ушел в А., ослабив этим в такую критич. минуту Джервиса. Между тем, Лангар прошел к Картагене, взял там еще 7 кор. и 26 окт. вошел в Тулон, где, так. обр., собралось 38 лин. кор. против 14 кор. Джервиса. Присоединение Испании к Фр. привело англ. прав-ство к решению очистить и Корсику, и Средиз. море, т. к. послать подкрепления Джервису не решались в виду приготовлений французов на севере к высадке в А., с поддержкою испанск. и голландск. флотов. Джервис получил приказание об эвакуации 25 сент., и 1 дек. он был уже в Гибралтаре. Только бездеятельностью союзного франц.-исп. флота в Тулоне можно объяснить то, что он не помешал Джервису выполнить эту трудную операцию. На пути Джервис получил новые приказания, вызванные времен. успехами австрийцев в Италии — не очищать Корсики, если это еще не сделано; но теперь овладеть Корсикой уже было невозможно, и англ. гарнизон остался только на о-ве Эльбе.Английский адмирал Джервис.
Английский адмирал Джервис.
По приходе в Гибралтар Джервиса ждали новые приказания — идти в Лиссабон, т. к. Фр. и Исп. замышляли нападение на Португалию; кроме того, ему приказано было очистить и Эльбу. Между тем, в Бресте деятельно готовились к высадке в Ирландию, при чём для прикрытия к эскадре Вилларе должен был присоединиться Ришери из Сев. Америки, где он нанес серьезный вред англ. рыбным промыслам и захватил около 100 англ. торгов. судов, а также было приказано идти в Брест отряду из 6 лин. кор., под нач. адм. Вильнёва, из Тулона. 1 дек. Вильнёв вышел в сопровождении всей испанск. эскадры, которая свернула в Картагену, а Вильнёв 10 дек. с попутн. штормом проскочил Гибралтарск. пролив, в виду эскадры Джервиса которому, тот же шторм не только мешал сняться с якоря, но и сорвал с якорей 3 лин. корабля. Ирландская экспедиция, под нач. ген. Гоша и адм. Морар-де-Галля, вышла из Бреста 16 дек., но окончилась полной неудачей — не из-за встречи с англ. морскими силами, а из-за дурной организации и плохого личного состава и снабжения франц. флота. Счастье же, напротив, благоприятствовало французам в том отношении, что они добрались до берегов Ирландии, не встретив англ. эскадры канала, и почти все их суда благополучно вернулись во Францию. Произошло это опять вследствие отсутствия тесной блокады Бреста, от которого англ. адмиралы часто уходили для исправления и снабжения в Портсмут, оставляя перед Брестом только разведочные суда. Эта экспедиция, хотя и неудавшаяся, но показавшая, что англ. флот недостаточно охраняет берега, возбудила большую тревогу в А. Между тем, во Фр. приготовления к высадке продолжались и, по полученным англичанами сведениям, исп. флот должен был перейти в Брест, чтобы совместно с франц. прикрывать эту высадку, а голландск. флот должен б. отвлечь часть англ. флота из Ламанша в Немецкое море. Задача остановить испанск. флот возложена была на адм. Джервиса, который 16 дек. 1796 г. вышел из Гибралтара в Лиссабон, отправив коммод. Нельсона с 2 фрег. для эвакуации о-ва Эльбы. Эскадру Джервиса преследовали несчастья. При шторме 10 дек. в Гибралтаре и в р. Таго он потерял 5 корабл., и когда он 18 янв. 1797 г. вышел в море, чтобы преградить дорогу испанск. флоту, у него оказалось всего 10 кораблей. 1 февр. исп. эскадра из 27 лин. кор., под нач. адм. Кордовы, вышла из Картагены для следования в Брест. Между тем, 6 февр. Джервис, который занял позицию у мыса С.-Винцент, получил подкрепление из 5 лин. кор., а 13 февр. к нему присоединился и Нельсон, удачно выполнивший свое поручение. 14 февр. показалась исп. эскадра, и Джервис, несмотря на огромное неравенство сил, атаковал и разбил Кордову (см. С.-Винцентское сраж.[ВТ 1]), при чём англ. взяли 4 исп. корабля. Победа эта произвела огромное впечатление в А., где целый ряд неудач и страх перед высадкой французов привели к финансовой панике и к угнетению обществ. мнения. Между тем, французы, оставив план отправления экспедиции из Бреста, начали ее готовить в Текселе. Но и эта экспедиция не могла быть осуществлена. 11 окт. 1797 г. адм. Дункан с 15 лин. корабл. напал против деревни Кампердоун на голландск. эскадру, тоже из 15 лин. кор. под нач. адм. Винтера (см. Кампердоунское сраж.), и разбил ее на голову, при чём 9 гол. корабл. вместе с Винтером попали в плен. В 1798 г. в Ирландии вспыхнуло восстание и Фр. делала обширные приготовления на севере для посылки подкреплений восставшим, но главная цель этих приготовлений была — отвлечь внимание англ. от Средиземн. моря, где Бонапартом была задумана и приготовлялась грандиозная экспедиция в Египет. В Ирландию же в авг. и сент. были отправлены 3 небольших отряда, но они (см. Ирландские экспед.) потерпели полную неудачу. Момент был выбран Бонапартом очень удачно, т. к. англ. флота в Средиземн. море не было, и он удерживался на севере демонстративными приготовлениями франц. на берегах Ламанша. С Австрией — главн. противником Фр. на суше, 17 окт. 1797 г. был подписан Кампоформийский договор, по которому Фр. получила Нидерланды и Ионические о-ва, и на севере Италии была создана Цизальпинская республика, находившаяся под полным влиянием Франции. Теперь А. оставалась почти одинокой, и с этого года, вплоть до своего падения, Наполеон считал А. главным и самым могущественным своим врагом, и все его действия вытекали из основной задачи, им себе поставленной, — сломить теми или другими способами могущество А. Также и экспедиция в Египет, где А. не имела никаких владений, должна была служить этапом для вытеснения А. из О.-Индии. Англ. морские силы в это время были сосредоточены в Ламанше и у Кадикса, где Джервис тесно блокировал исп. флот, скрывшийся туда после сраж. при С.-Винценте. Чтобы внести разнообразие в утомит. службу блокады, Джервис посылал небольшие отряды для различных партизанских действий. Именно с этой целью он разрешил в июле 1797 г. адм. Нельсону с несколькими судами произвести нападение на исп. о-в Тенерифу, где англичане надеялись захватить «серебряиный галеон», но экспедиция эта окончилась полной неудачей (см. Тенерифская экспед.[ВТ 1]). Нельсон был серьезно ранен и только в апр. 1798 г. вновь присоединился к Джервису. Вскоре были получены известия о грандиозных приготовлениях франц. в портах Средиз. моря, и Джервис на свой страх отправил туда Нельсона с 3 лин. кор. для наблюдения за действиями французов. Но уже и в Лондоне забили тревогу и вскоре после отправления Нельсона Джервис получил приказание отправить в Средиз. море эскадру из 12 лин. кор.; взамен их из А. вышло к Джервису 8 кор., которые прибыли к нему 24 мая, и в ту же ночь был отправлен отряд для подкрепления Нельсона. По было уже поздно.Маневренные переходы перед Абукирским боем. Май-июль 1798 г.
Маневренные переходы перед Абукирским боем. Май-июль 1798 г.
19 мая Египетская экспедиция тронулась в путь, и ее не видел и Нельсон, который хотя и подошел к Тулону 17 мая, но был отброшен штормом к Сардинии. Французы, захватив по пути о-в Мальту, благополучно избежали встречи с преследовавшим их Нельсоном и высадились в Александрии (см. Египетская экспед.); но 1 авг. франц. флот был уничтожен при Абукире, и попытка Бонапарта овладеть Сирией также, вследствие противодействия англ. флота при Акре, окончилась неудачей; лишенная сообщения с Фр., армия в Египте оказалась в плачевном положении и в 1801 г. принуждена была капитулировать. Бонапарт, когда выяснилась безнадежность Египетской экспедиции, побуждаемый также угрожающим положением, которое заняла относительно Фр. новая составлявшаяся против неё коалиция, покинул 22 авг. 1799 г. Египет, счастливо пробрался мимо англ. крейсеров и в октябре вернулся во Фр., где в ноябре овладел верховной властью. За это время русско-турецкий флот овладел Ионическими о-вами, а англ. овладели 16 ноября 1798 г. о-вом Миноркой; на Мальте население о-ва восстало против фанц., которые заперлись в Ла-Валетте и были заблокированы с моря португальск. и англ. судами. Но крепость продержалась еще до сент. 1800 г. Средиз. море, находившееся в продолжение 1½ лет в полном владении Фр., теперь было занято английск., русск., турецк. и португ. эскадрами и отрядами, и к концу 1798 г. у франц. оставался в этом море только один лин. корабль, запертый на Мальте. Весной 1799 г. Фр. сделала попытку восстановить утраченное обладание Средиз. морем, для чего в командование брестским флотом вступил сам морской министр, адм. Брюи. 26 апр., пользуясь тем, что перед Брестом англ. имели в это время только 16 кор., под нач. адм. Бридпорта, который в этот день отошел к о-ву Уэссану, Брюи вышел с 25 лин. кор. и 10 фрег. и направился на юг. Он поставил себе задачей деблокировать находившуюся в Кадиксе исп. эскадру из 19 лин. кор., войти с ней в Средиз. море, деблокировать Мальту, овладеть Миноркой и восстановить сообщение между Фр. и армией Бонапарта в Египте. Бридпорт, получив известие о выходе франц., решил, что они направились в Ирландию, но на всякий случай послал извещение главноком-щему англ. морск. силами адм. Джервису в Гибралтар и нач-ку англ. эскадры перед Кадиксом адм. Кейту. В виду недостаточности сил, находившихся в распоряжении Джервиса, 6 мая к нему было отправлено 5 кор., а когда выяснилось окончательно, что Брюи пошел в Средиз. море, то 1 июня Бридпорт отправил туда еще 16 кор. 4 мая Брюи появился перед Кадиксом; у Кейта было только 15 кор., положение его было очень опасно между 25 франц. и 19 исп. кораблями, которые в каждый момент могли выйти из порта. Но в это время задул шторм от с.-з., мешавший испанцам выйти. Брюи не решился со своим неопытным личным составом атаковать англ. при такой погоде и, не желая терять времени, 5 мая вошел в Средиз. море, на глазах у Джервиса, находившегося в Гибралтаре, но имевшего при себе только один лин. корабль и получившего только накануне извещение о выходе Брюи из Бреста. Англ. морск. силы в этот момент сильно разбросались. У Минорки было 4 корабля под нач. коммод. Дукворта; коммод. Трубридж с 4 кор. блокировал Неаполь, где франц. гарнизон был осажден местным населением, к которому шел на присоединение русский десант; капит. Болл с 3 кораблями блокировал Мальту, адм. Смит находился с 2 корабл. у Акры, и Нельсон, всего с одним кораблем, стоял в Палермо, куда бежал неаполит. король, видевший в англ. корабле единственную свою опору и защиту. Так. обр. Брюи с 25 корабл. мог наделать много бед англичанам. Джервис немедленно решил сосредоточить свои силы, для чего послал Кейту приказание снять блокаду Кадикса и идти в Гибралтар, а Нельсона известил о возможности выхода испанск. флота из Кадикса и возможном его появлении перед Миноркой, высказав предположение, что Брюи имеет назначением Мальту и Александрию. Нельсон приказал Дукворту, Трубриджу и Боллу, оставив на месте фрегаты, идти на соединение с ним к о-ву Маритимо (Эгадские о-ва), чтобы с 12 корабл. преградить Брюи путь между Сицилией и африк. берегом. Но всё это требовало значит. времени, а пока Брюи был хозяином положения. Но он нашел нужным, вследствие плохого снабжения, направиться в Тулон, куда и прибыл 14 мая, и оставался там до 26 мая.Английский адмирал Дункан.
Английский адмирал Дункан.
Между тем, Кейт пришел 12 мая в Гибралтар, а 20-го Джервис с 16 кор. пришел в Порть-Магон, где к нему присоединился Дукворт, не считавший Нельсона своим нач-ком и не исполнивший его приказаний. Здесь Джервис узнал о том, что Брюи направился в Тулон, и, дав знать об этом Нельсону, он пошел к исп. берегу, т. к. получил известие, что испанцы вышли из Кадикса и вошли в Средиз. море. Но испанская эскадра из 17 кор. уже 20 мая вошла в Картагену, при чём 11 кор. после шторма пришли туда в таком плачевном состоянии, что не могли двинуться дальше, на соединение с французами. 26 мая Брюи вышел из Тулона с 22 кор., оставив там 3 кор., нуждавшихся в серьезном исправлении. Он прошел до Генуи, повидался с Моро, командовавшим тогда армией в Италии, выгрузил припасы для армии, 22 июня вошел в Картагену и соединился с исп. эскадрой. Здесь выяснилось, что Испания, вследствие неудач, постигших Фр., уже колеблется и склонна к миру с А. и что на исп. корабли для боя с англ. флотом рассчитывать трудно. Фр. через своего посланника в Мадриде удалось всё-таки настоять на приказании исп. эскадре сопровождать франц. эскадру в Брест, и 29 июня Брюи вышел из Картагены в сопровождении 16 исп. кораблей. Этим Фр. как бы брала эти корабли в залог против перехода Исп. на сторону А., но вместе с тем первоначальным задачи Брюи остались недостигнутыми. Все эти передвижения Брюи не соответствовали тем задачам, которые предполагали у него англ., сбили их с толку и они его не нашли. 11 июля Брюи уже вошел в Кадикс, а адм. Кейт, сменивший заболевшего Джервиса, только 10 июля пошел за ним в погоню из Порт-Магона с 31 кор. и 30 июля вышел в океан.Сражение при Абукире, 1—2 августа 1798 года.
Сражение при Абукире, 1—2 августа 1798 года.
Между тем, Брюи уже 21 июля вышел из Кадикса с 40 лин. кор. и 13 авг. вошел в Брест. Кейт подошел сюда же только на 1 сутки позже и отправился в Торбэй. Вследствие прихода франц.-исп. флота в Брест, в А. вновь началась тревога за свое побережье, но теперь и англ. сосредоточили в Ламанше огромную силу из 56 лин. кор. Ставши во главе правительства, Бонапарт постоянно думал о помощи армии в Египте и употреблял всевозможные усилия для того, чтобы вытеснить англ. флот из Средиз. моря. Он принимал деятельное участие в образовании второго «вооруженного нейтралитета» северных держав, закрывшего для англ. торговли Балтийское море и долженствовавшего отвлечь туда значительную часть её, морской силы; вместе с тем, после успешных действий Фр. против Австрии и Неаполит. королевства, все итальянские порты были закрыты для англ. флота, и Бонапарт получил право занять южные итальянские порты (Таранто, Бриндизи и друг.) 15-тысячным отрядом франц. войск. Всё это имело целью, затруднив для англ. пребывание в Средиз. море и, опираясь на итальянские порты, выслать из них подкрепления в Египет, как только представится случай безопасного прохода в вост. часть Средиз. моря. Для большего затруднения англ. он энергично побуждал Исп. к нападению на Португалию, чтобы отнять от англ. флота возможность базироваться на её порты. Всё-таки возможность выручки египетской армии, помимо всех этих подсобных средств, зависела, главн. образ., от способности франц. и испанск. флотов выйти из своих портов, справиться хотя бы и с ослабленными англ. морскими силами и добраться до Египта. Но вот этого и не удалось достигнуть Бонапарту. С апр. 1800 г. нач-ком англ. морских сил в Ламанше был адм. Джервис, который коренным образом видоизменил систему блокады, при чём обратил особое внимание на Брест, где было собрано 48 франц. и исп. кораблей. Базу блокирующего флота он перенес из Портсмута в Плимут и всегда держал от 24 до 30 лин. кор. у Бреста, при чём передовой отряд неотлучно находился у входа в порт и был в постоянном сообщении с главн. силами, державшимися у о-ва Уэссана. Для исправлений корабли ходили в Плимут по-одиночке, не имели права оставаться там, даже для перемены мачт, больше 10 дней и сейчас же заменялись резервными. В случае прорыва противника на юг и невозможности передовому отряду войти в сношения с главн. силами, если они будут отогнаны неблагоприятным ветром, нач-к передового отряда имел полномочие немедленно идти к Кадиксу, чтобы усилить блокировавшую этот порт англ. эскадру. Целая цепь мелких судов по сев. франц. побережью и берегам Бискайск. залива тщательно следила за подвозом к Бресту, который нуждался в огромн. количестве материалов и припасов для союзного флота. Результатом этого явилась скудость снабжения союзных корабл., что делало их неспособными к продолжит. плаванию, и возможность им выходить только в исключит. штормовые погоды, которые отгоняли англичан, что обыкновенно приводило к серьезным повреждениям союзн. кораблей. Вследствие этих причин Брюи не мог выполнить приказания Бонапарта в февр. 1800 г. выйти из Бреста с 30 союзн. кор., чтобы перейти в Тулон, освободить Мальту и быть готовым для плавания в Египет. В виду отсутствия снабжения для большого флота, Бонапарт приказал в октябре выйти из Бреста адм. Гантому с 7 лин. кор., на которые было посажено 5000 солд. и погружено значит. количество боев. и продовольств. запасов, собранных со всего флота, которые он должен был доставить в Египет. Но Гантому удалось выйти только 23 янв. 1801 г. во время жестокого шторма, отогнавшего англ. эскадру, при чём франц. корабли разбросало так, что только через неделю им удалось соединиться, при чём большинство их было серьезно повреждено. Но всё-таки Гантом продолжал свой путь и 9 февр. вошел в Средиз. море. За ним погнался адм. Уоррен, блокировавший с 5 кор. Кадикс. Между тем, Гантом узнал, что англ. эскадра из 7 кор., под нач. адм. Кейта, повезла в Египет армию в 15.000 чел. Опасаясь попасть между Кейтом и Уорреном и имея почти все корабли серьезно поврежден. штормом, Гантом направился в Тулон. Он мог выбраться оттуда только 24 апр., но развившиеся болезни заставили его вернуть 3 корабля назад. С остальными же 4 кор. ему удалось 7 июня добраться до Египта и даже начать высадку войск к з. от Александрии, но появление разведчиков Кейта заставило его обратиться в бегство, и он вернулся в Тулон 22 июля. Вместе с посылкой Гантома, Бонапарт задумал сосредоточить значит. морские силы в Кадиксе, чтобы действовать на сообщения англ. флота со Средиз. морем. Брюи получил приказание перейти в Рошфор, там пополнить свое снабжение и идти в Кадикс, где находилось ок. 10 исп. корабл. Туда же были направлены из Тулона, под нач. к.-адм. Линуа, те 3 корабля, которые были отосланы Гантомом. Брюи так и не удалось выйти из Бреста, а Линуа подошел 4 июля к Гибралтарск. проливу. Тут он узнал, что около Кадикса находится англ. эскадра из 7 лин. корабл. под нач. адм. Сомареца. Это был передовой отряд эскадры, блокировавшей Брест, который пошел за Гантомом. Линуа вошел в Гибралтарск. бухту и стал на якорь у исп. берега в Алжезирасе, под защитой береговых укреплений. Сомарец, узнав об этом, 6 июля атаковал Линуа (см. Алжезирасское сраж.), но атака была отбита, при чём один англ. корабль стал на мель под огнем батарей и принужден был сдаться. Сомарец отошел к Гибралтару и приступил к исправлению повреждений, работая день и ночь. Между тем, Линуа послал в Кадикс за помощью, и 10 июня оттуда пришли 1 франц. и 5 исп. лин. корабл., под нач. адм. Дон-Жуана де-Морено. 12 июля Морено и Линуа вышли и направились в Кадикс, но Сомарец уже исправил повреждения и погнался за ними. Ночью в Гибралтарск. проливе произошел бой (см. Гибралтарск. сраж.), при чём 2 исп. корабля взорвались, а 1 франц. попал в плен. Так. обр. все попытки Бонапарта разбились об англ. флот, и как Мальта, так и египетская армия принуждены были капитулировать. Видя крушение всех своих планов в Средиз. море, Бонапарт для одоления своего главного противника задумал грандиозную высадку в А. и с 1800 г. начал собирать и строить в портах Ламанша значит. количество мелких судов, для перевозки армии. В июле 1801 г. большое колич. этих судов было собрано в Булони, под нач. к.-адм. Латуш-Тревиля. В А. началась тревога, и в.-адм. Нельсон, под напором обществ. мнения, в августе два раза атаковал франц. флотилию, но потерпел неудачу. На самом деле франц. десантная экспедиция была далеко не готова и собственно не угрожала еще серьезно английск. берегам, а вскоре (окт. 1801 г.) были подписаны условия предварительного мирного договора. Довольно серьезные события имели место во время этой войны и в В.-Индии. Торговля А. с В.-Индией составляла в то время ¼ всего ввоза и вывоза А., и многочисленные франц. приватиры, опираясь на целый ряд принадлежащих Фр. о-вов, наносили этой торговле огромный ущерб. Поэтому было решено овладеть этими островами, чтобы лишить приватиров их баз, т. к. иной способ борьбы с ними был затруднителен вследствие обширности этого района. Англичане надеялись при этом на борьбу роялистов с республиканцами, которая разгорелась и на вест-индских о-вах, как отголосок событий во Фр. При возникновении войны англ. имели в В.-Индии всего 2 лин. кор. и несколько мелких судов, а потому 24 марта 1793 г. туда вышла эскадра из 7 лин. кор. под нач. адм. Гарднера. Беспорядки, на которые рассчитывали англичане, в это время были в полном разгаре на о-вах Гаити, Мартинике и Гваделупе. На о-ве Гаити разразилось общее восстание рабов, и правительств. власти были свергнуты. Англичане, пользуясь этим, заняли несколько прибрежн. пунктов, и между ними порт св. Николая на сев.-вост. берегу о-ва; этот порт представлял из себя очень важную базу для приватиров, как расположенный в самом проходе между Кубой и Гаити, которым в парусные времена должны были идти все торговые суда, направлявшиеся из В.-Индии в Европу. Если бы англ. овладели еще портом Тибуроном в проливе между Гаити и Ямайкой и портами Кейс и Жакмель на южн. берегу Гаити, мимо которых пролегал путь парусных судов из Европы в В.-Индию, и этим бы и ограничились, то цель их была бы достигнута, т. е. были бы обеспечены торговые пути к главной их колонии Ямайке, и торговля Гаити была бы в их руках.Английский адмирал Сомарец.
Английский адмирал Сомарец.
Но они поддались уверениям враждебных франц. правительству партий о легкости овладения всем островом и втянулись в ряд тяжелых и неудачных, вследствие ограниченности их сил, экспедиций внутрь острова, что повело в свою очередь к тому, что на занятие важных портов на южн. берегу сил уже нехватило. Острова же Мартиника и Гваделупа скоро присягнули республике, и слабый отряд Гарднера не достиг никаких результатов. Тогда решено было завладеть франц. островами силой, и в янв. 1794 г. на о-в Барбадос прибыл с подкреплениями и 7000 солдат адм. Джервис. 5 февр. англ. появились у Мартиники, и 22 марта она сдалась на капитуляцию. 4 апр. они овладели о-вом С.-Лючией, а в промежуток времени между 10 и 20 апреля был покорен и о-в Гваделупа. После этого большая часть англ. сил была отправлена на Гаити; но в это время прибыли подкрепления из Фр., и французы овладели 3 июня половиною о-ва Гваделупы, а в декабре о-в окончательно перешел в их руки. 6 янв. 1795 г. к франц. прибыли дальнейшие подкрепления, и 19 июня им удалось отнять у англ. о-в С.-Лючию, а кроме того, поднять восстание против англ. на о-вах Доминике, С.-Винценте и Гренаде. Это вызвало посылку из А. в ноябре ген. Аберкромби с 16.000 солд. и 8 кор. под нач. адм. Христиана. Экспедиция эта два раза из-за жестоких штормов возвращалась назад, и только к апрелю 1796 г. она по частям собралась на о-ве Барбадосе. 25 апр. англ-не овладели о-вом Лючией, а в середине июля — о-вами С.-Винцент и Гренадой. Т. к. теперь противником А. явилась и Голландия, то англ. овладели голландск. колониями Демарарой, Эссекибо и Бербисом в Южн. Америке. Но о-вом Гваделупой англичанам так и не удалось овладеть, и он до конца войны оставался убежищем для франц. приватиров. Кроме того, число убежищ для них значит. прибавилось, вследствие присоединения к Фр. Испании. 18 февр. 1797 г. англ. овладели о-вом Тринидад, который не оказал почти никакого сопротивления, хотя у испанц. там было 4 лин. корабля, которые тоже попали в руки англичан. Попытки же англ. против о-вов Порто-Рико и Кубы потерпели неудачу. В 1798 г. им пришлось очистить и Гаити, т. к. восставшие негры овладели всем островом, после чего предводитель их Туссен потребовал удаления англичан, но предоставил им, как и всем нейтр. государствам, право торговли с Гаити и запретил снаряжение в его портах приватиров. В 1799 и 1800 гг. англ. овладели голландск. колониями Суринамом и Кюрасао.

Крейсерские операции. В этой войне франц. правительство, сознавая слабость своих лин. флотов, с особой энергией развивало крейсерские операции, но в конце концов, как и в предыдущ. войнах, англ. торговля пострадала незначительно, тогда как англ. крейсеры и приватиры, опираясь на могущественный англ. флот, который безраздельно владел морем, совершенно уничтожили франц. морскую торговлю. Франц. крейсерские операции, по характеру их ведения и средствам, разбивались на 5 районов: Ламанш, Бискайская бухта, Средиз. море, Караибское море и Индийск. океан. Через Ламанш, к которому можно причислить и устье Темзы, шла вся морская торговля англ., а потому здесь была наиболее богатая добыча для приватиров. Притом близость своих берегов позволяла заниматься приватирством самым мелким судам, даже рыболовным ботам, которые могли вечером выходить в море и к утру возвращаться в свой порт с призом. Но здесь же англ. держали наибольшее количество своих воен. судов (мелких), предназначенных для преследования истребителей торговли, которых они и забирали во множестве; но истребители массами появлялись вновь, т. к. снаряжение и постройка мелких судов стоили недорого, и захват даже одного приза давал огромный барыш. В Бискайской бухте условия были другие. Там путь торгов. судов пролегал далеко от франц. портов (Бордо, Байонна, Нант и др.), тогда как франц. берега были заблокированы англ., и приватир подвергался наибольш. опасности быть захваченным при выходе из порта и по возвращении в порт с призами. Поэтому приватирами здесь были большие суда, могущие долго держаться в море и имевшие значит. артил. вооружение, чтобы сражаться как с англ. приватирами, так и с мелкими воен. судами. В Средиз. море приватиры имели тот же характер, что и в Бискайск. заливе, т. к. торговый путь из Леванта шел далеко от франц. берегов, заблокированных англичанами. Но дело для англ. затруднялось большой длиной этого пути и удобством для крейсерск. операций Эгейского моря, куда они не имели возможности отделить значит. сил. Почти в продолжение двух лет, с конца 1796 до середины 1798 г., когда англ. принуждены были оставить Средиз. море, оно было в безраздельном владении франц. приватиров, которым в значит. мере помогали мавританские и турецкие пираты. Кроме того, французы завладели Италией и Ионическими о-вами, и их приватиры получили много опорных пунктов. В Караибском море крейсерская война процветала вследствие значит. количества баз у франц. на торгов. путях, напр., на о-ве Гаити, и возможности вести эту войну посредством самых мелких судов, тогда как обширная площадь Караибск. моря не давала возможности англ. морским силам контролировать всё это пространство. В Индийск. океане торговля шла, главн. образ., на судах О.-Индской компании, среди которых было значит. количество сильно вооружен. кораблей. Поэтому здесь для крейсерской войны французы имели сильные фрегаты и даже иногда и лин. корабли, на которые и опирались приватиры, тоже обыкновенно имевшие значит. силу. Здесь приобрел громадную известность своими крейсерскими подвигами Сюркуф. Базами для этих приватиров служили о-ва Иль-де-Франс и Бурбон, а когда к Фр. присоединилась и Голландия, они получили возможность базироваться на голланд. порта в Малаккском прол., на главном торг. пути в Китай. Для обороны против крейсерск. операций, англ. приняли следующую систему. Коммерч. корабли собирались в караваны, иногда несколько сот кораблей, которые шли под охраной конвоев соответственной силы из воен. судов. Однако, купцы часто избегали такой системы, т. к. на сбор караванов уходило большое время, и двигались они гораздо медленнее, а также приход в порт сразу значит. количества торг. судов сбивал цены; поэтому они часто предпочитали рисковать и идти самостоятельно. На главных торг. путях, и в особенности в тех их пунктах, где отклонения от этих путей не могли быть значительны, англ. располагали группами фрегатов и мелких воен. судов, которые постоянно крейсеровали в этих районах и вдоль путей. Однако, такая система была уже гораздо менее действительна, чем конвойная. Помимо того, в Ламанше и в Бискайском заливе англ. тесно блокировали главные базы приватиров и посредством мелких воен. судов контролировали франц. побережье. В Средиземном море, из-за обширности района, на который опирались франц. приватиры, это было немыслимо, и здесь применялась конвойная система, равно как в Индийск. и Атлант. океанах. Завладеть базами приватиров было немыслимо в Европе, где господствовала победоносная франц. армия, но в Караибском море и в Индийск. океане это было вполне возможно, и в В.-Индии, англ. прилагали все старания, чтобы овладеть франц., а впоследствии и голландск. и испанск. колониями. Для подобных же операций в Индийск. океане в этой войне у них нехватило сил, и там они ограничились лишь непосредственной и в общем случайной борьбой с истребителями торговли. Уклонение купцов от плавания в караванах всё-таки было невыгодно А., т. к., в особенности в первые годы войны, французы захватывали большое количество торг. судов, а всякое такое судно, помимо стоимости его и товаров, имело большую ценность в смысле его матросов, которые терялись для комплектования команд воен. флота. Поэтому в те времена все команды захваченных торговых судов было принято держать в плену, хотя это были мирные граждане. В 1798 г. А. издала «Конвойный Акт», который обязывал торговые суда плавать непременно под конвоем, и за это они должны были вносить государству известную плату. Последствия этого акта оказались очень выгодны. В первый же год казна получила 1.292.000 фунт. стерл. за конвоирование, и купцы с избытком покрыли этот расход вследствие понижения страховой премии, т. к. опасность захвата значит. уменьшилась. В результате оказалось, что уже к 1799 г. в море не было ни одного франц. торгового судна, тогда как перед войной их числилось около 2000; все они были или захвачены в плен, или превращены в приватиры, которые также систематично вылавливались англ., и из 80.000 чел., числившихся во франц. морской записи, к этому времени осталась только половина. За время войны англ. взяли 743 франц. приватира и 273 мелких франц. судна, занимавшихся крейсерскими операциями. Англичане потеряли за это время 4344 торгов. судов, из которых 705 было отбито назад; так. образ. потеря составляла всего около 2½% в год от англ. коммерческого флота и очень мало превышала потерю за это время от аварий (2967), т. е. крушений мирного времени. Но и эти убытки возмещались тем, что англ. морская торговля, несмотря на крупные абсолютные потери от крейсерской войны, не только не уменьшалась, но значит. увеличивалась вследствие того, что франц., голландск. и испанск. морские торговли пришли в упадок, и англичане перехватили львиную их долю. Вследствие захвата множества неприят. торгов. судов, число коммерческих англ. кораблей за второй период войны даже увеличилось. Напр., в 1795 г. англ. торгов. судов числилось 16.728, а в 1800 г. — 17.885. Но это увеличение далеко не соответствовало расширению самой англ. морской торговли, т. к. стоимость её ввоза и вывоза возвысилась за время войны с 44.565.000 до 73.723.000 ф. стерл., т. е. почти вдвое. Такого поразительного результата англичане достигли с помощью нейтральн. государств (Соед. Штат. Сев. Ам-ки, Дании, Швеции, Германск. госуд., России и др.), которых они заставили служить себе, вместо того, чтобы передать им часть англ. торговли, не говоря уже о торговле французской, голландской и испанской. Этого англ. достигли, во-первых, превосходством своих изделий, которым не было конкурентов на континенте и без которых не могли уже обходиться европейские страны, а во-вторых, благодаря огромной силе своего воен. флота, опираясь на который, им удалось настоять на целом ряде мер, совершенно несправедливых и беззаконных, вследствие которых и колониальная торговля не ушла из англ. рук, т. к. на эти меры нейтральные державы могли отвечать только войной, на что сил у них не было. Впоследствии эти насильственные меры со стороны англ. привели к крупным столкновениям и в 1801 г. ко второму вооруж. нейтралитету, а в 1812 г. — к войне с Соед. Шт. Сев. Америки. Меры эти заключались в следующем. Согласно «Навигационному Акту» торговля А. с англ. колониями допускалась только на англ. судах, и каждая страна могла везти в А. произведения только своей страны. На англ. торговых судах требовалось, чтобы ¾ команды были англ. подданными. Теперь это было неудобно, т. к. много матросов требовалось для воен. флота, и англ. допустили на своих торгов. судах ¾ иностран. команды. Нейтральные суда получили право участвовать в торговле А. с её колониями, возить из А. её произведения во все страны и даже в те государства, которые находились в войне с А.; нейтральн. судам разрешалось ввозить и в А. те произведения этих государств, в которых нуждалась А. (напр., испанская шерсть), их колониальные продукты, но не в метрополии, а опять также в А., и оттуда уже везти их в другие страны. Так. обр., А. собирала с колониальн. товаров своих противников пошлину, её собственная торговля расширялась, а недостающие перевозочные средства и команды торговых судов ей доставляли нейтральные. Но если такие услуги нейтральные оказывали А., то, казалось бы, такие же услуги они имели право оказывать и другим воюющим странам. Однако, этого А. не допускала и, пользуясь своей не имевшей соперников силой на море, запрещала или всячески стесняла непосредственную (не через А.) торговлю нейтральных с противниками А. и с их колониями. При этом А. подвергала все суда нейтральных осмотру и не отступала от этого даже в тех случаях, когда нейтральные торговые суда шли под конвоем своих воен. судов, командиры которых давали ручательство за то, что конвоируемые ими купцы не преступают объявленных А. правил. С своей стороны Фр. поняла те материальные выгоды, которые доставляют англичанам нейтральные торговые суда, и в 1798 г. объявила, что будет захватывать всякое нейтральное судно, если на нём будет хотя бы часть товаров англ. происхождения, кому бы ни принадлежали эти товары. Но поддержать действительною силой своего заявления Фр. не могла, а потому это имело только следствием непосещение франц. портов нейтральн. судами, где они захватывались за всякий товар англ. происхождения, и так. обр. Фр. сама терпела крайний недостаток в привозе, а также несла огромные убытки и от отсутствия вывоза, т. к., помимо нейтр. судов, некому было и вывозить её произведения. Эта мера имела связь уже с намечавшейся в то время т. назыв. «континентальной системой», которая имела целью изгнать англ. товары с европейск. рынка. В 1797 г. был объявлен декрет, которым не допускались никакие англ. товары во Фр.; позже это правило было распространено на территории, которые завоевывались Фр., наконец, она потребовала того же от своих союзников и тех нейтральных, на которых она могла оказать давление посредством своих сухопутных сил. Однако, эти меры еще не могли получить такого широкого распространения, как в последующей войне (1803—1812 гг.), когда Наполеон действительно по временам распоряжался судьбами Европы, и потому богатство А., которое она черпала из своей промышленности и морской торговли, всё продолжало развиваться до самого конца этой войны, тогда как франц. торговля была совершенно уничтожена. Что касается воен. флота, то А. начала войну с 135 лин. корабл. и 133 фрегатами, а кончила ее с 202 корабл. и 277 фрег., тогда как Фр. имела при начале войны 80 лин. кор. и 66 фрег., а при заключении мира у неё осталось только 39 лин. кор. и 35 фрег. Предварит. условия мира были подписаны в Лондоне 1 окт. 1801 г., а окончательно мир был заключен в Амьене 25 марта 1802 г. Англия вернула союзникам все свои завоевания, за исключ. Цейлона и Тринидада. Фр. отозвала свои войска из Рима и Неаполитанск. королевства и признала независимость Ионических островов. Мальта возвращалась ордену рыцарей св. Иоанна, в который запрещалось вступать франц. и англ., но последние продолжали окупацию Мальты до выполнения многих сложных условий, что в свою очередь вызывало различные затруднения.

Сражение фрегатов. С английской гравюры в музее Морского Корпуса.
Сражение фрегатов.
С английской гравюры в музее Морского Корпуса.

Война 1803—1815 гг. Бонапарт смотрел на Амьенский мир только как на перемирие, которое дало бы ему возможность собраться с силами, восстановить флот, подготовить в Европе благоприятную политическую обстановку и после того раздавить А. Он не имел, однако, достаточн. выдержки и слишком рано возбудил подозрительность А., которая, прозревая его намерения, ускорила события и сама привела дело к войне через год после Амьенского мира, пока еще у неё были в руках захваченные в предыдущей войне франц. и голландск. владения и о в Мальта, и пока еще Фр. не восстановила своего флота и не закончила приготовления к высадке в А. Еще во время переговоров о мире в Амьене оказалось, что по особому секретному соглашению Испания уступила Фр. Луизиану и свою половину о-ва Гаити, что давало в будущей войне, когда Фр. утвердилась бы в этих владениях, хорошие опорные пункты для операций против англ. о-ва Ямайки и для крейсерской войны. В янв. 1802 г. Бонапарт добился того, что Цизальпинская республика избрала его президентом, и так. обр. он утвердился в сев. Италии, что давало ему базу для наступления в южн. Италию, которую по Амьенскому договору он обязан был очистить. К этому прибавилось 11 сент. 1802 г. присоединение к Фр. Пьемонта и о-ва Эльбы, и были сделаны предварительные шаги к присоединению и Лигурийской республики (Генуэзской территории). Весной 1802 г. был отделен от швейцарской конференции кантон Валлис и провозглашен независимым, чтобы обеспечить за Фр. Симплонский перевал в Италию. Всё это было плодом энергичной деятельности Бонапарта, который 3 авг. 1802 г. был провозглашен пожизненным консулом, что в значит. мере развязывало ему руки. В надежде на достаточно продолжительный мир, Бонапарт вскоре после подписания предварительного договора в Лондоне отправил 4 дек. 1801 г. 15 лин. корабл. с войсками для усмирения о-ва Гаити, и скоро эта экспедиция была доведена до 20 лин. корабл. с большим количеством фрегатов и ок. 25.000 войск под общим нач. ген. Леклерка. Но экспедиция эта оказалась трудной, желтая лихорадка произвела огромные опустошения в армии и флоте, и когда А., придя к заключению, что ей всего выгоднее немедленная война, заняла угрожающее положение, пришлось вернуть значительную часть экспедиции, в которой участвовала большая часть наличного франц. флота; так. образ., вместо того, чтобы оправиться за время двухгодичного перемирия от предыдущей войны, франц. флот являлся ко времени новой войны с ослабленными в этой экспедиции экипажами и поврежденными кораблями. Уже 17 окт. 1802 г. А. послала в В.-Индию, голландск. Гвиану и на мыс Добр. Надежды приказание не сдавать франц. и голландцам отнятых от них в предыдущ. войну колоний. Когда это приказание дошло до м. Д. Надежды он уже был сдан голландцам, но командир англ. корабля, привезший приказание, сумел хитростью овладеть вновь укреплениями. Также А. не только не очищала о-в Мальту, но в марте 1803 г. потребовала от Бонапарта уступки Мальты и очищения Голландии и Швейцарии от франц. войск; а когда на это последовал отриц. ответ, А. 16. мая объявила Фр. войну. 19 мая адм. Корнваллис с 10 кор. заблокировал Брест, а 20 мая адм. Нельсон отправился в Средиземное море, где принял командование над находившимися там английск. морск. силами. Голландия и Испания были связаны с Фр. договорами, согласно которым они были обязаны присоединиться к Фр., но делали они это неохотно и лишь под давлением Бонапарта, которое удобно было производить в лежавшей под рукой и равнинной Голландии и очень трудно в более отдаленной и гористой Испании. Бонапарт потребовал от Голландии непосредственного участия в войне, а со стороны Испании удовлетворился требованием 6 мил. франков в месяц, что по тогдашним ценам окупало содержание 15 лин. кор. и 200.000 армии; кроме того, Исп. была обязана починить и снабдить находившиеся в испанск. портах франц. корабли, зашедшие туда на обратном пути из В.-Индии и не поспевшие войти во франц. порты раньше, чем те были заблокированы англичанами. Это вынудило англ. прибегнуть к насильствен. действиям по отношению к Испании, и привело через 1½ года (12 дек. 1804 г.) к объявлению войны. План Бонапарта заключался, с одной стороны, в высадке на берега А. 150.000 армии, с которой он считал возможным овладеть всей страной, а с другой — в прекращении доступа англ. товаров на европейский рынок, что должно было, по его мнению, привести А. к банкротству. Центральным пунктом для нанесения главного удара был выбран берег Ламанша, на протяжении 20 миль, с портами Булонью, Вимере, Амблетез и Этапль; здесь предполагалось собрать до 2000 транспортов и мелкосидящих гребных судов, вооруж. артиллерией, на которых в штиль в продолжение нескольких часов можно было перевезти к месту высадки, намеченному между Дувром и Гастингсом, армию в 130.000 чел. с артиллерией, 6000 лошадей и запасами, при чём, благодаря малому углублению в воде гребных судов, высадка могла производиться с них прямо на берег. Бонапарт прекрасно понимал, что экспедиция немыслима без владения морем во время перехода гребной флотилии, а потому предпринял целый ряд действий, имевших целью отвлечение англ. морских сил от Булони и сбор в этом пункте сильной франц. эскадры, которая должна б. владеть здесь морем хотя бы короткое время, достаточное для переправы армии. Чтобы заставить англичан разбросать свои силы, франц. войска, под нач. генерала Мортье, заняли в мае 1803 г. Ганновер, а генер. С.-Сир двинулся в южн. Италию и занял полуостр. Отранто с портами Таранто и Бриндизи. Этим движением французы заняли удобную позицию для нападений на Ионические о-ва и для переправы в Египет, куда, так. обр., направлялось внимание англ. морских сил в Средиз. море. С занятием Ганновера французы овладели устьями рек Эльбы и Везера и преградили англ. торг. судам вход в Гамбург. Это вызвало блокаду этого побережья со стороны англ., которые решили не пропускать туда и своих конкурентов по торговле — нейтр. торг. суда. Также пришлось им содержать особую эскадру для наблюдения за голландск. флотом. Чтобы ввести англ. в заблуждение относительно своего намерения сосредоточить у Булони франц. лин. флот, Бонапарт всюду громко высказывал убеждение в возможности совершить переправу без помощи лин. флота, поддерживал горячо это мнение на военных советах, и для распространения его приказал все гребные суда вооружать крупной артиллерией (24 и 36-фунт. пушки), якобы для возможности вступить в бой с лин. англ. флотом во время перехода через канал. План же сосредоточения лин. франц. флота у Булони он хранил в строгой тайне и только постепенно открывал его очень немногим людям, которые принимали участие в выполнении этого плана. Т. к. все франц. порта были заблокированы англичанами, Бонапарт поставил себе целью прорыв одной из франц. эскадр с одновременным отвлечением блокирующей ее англ. эскадры на ложный след. Тогда, в то время как все остальные морские силы англ. будут оставаться на своих позициях у остальных портов, эта эскадра, пользуясь отвлечением своего непосредственного противника по ложному направлению, явится перед Булонью и прикроет высадку. Для выполнения этой задачи Бонапарт выбрал тулонскую эскадру, начальство над которой вверил лучшему франц. адмиралу Латуш-Тревилю.Французский адмирал Латуш-Тревиль.
Французский адмирал Латуш-Тревиль.
Выбор пал на тулонск. эскадру потому, что именно здесь легче всего было прорвать блокаду и обмануть англичан, т. к. назначением прорвавшейся эскадры могло быть одинаково направление к Ионическим о-вам или к Египту, или выход в Атлант. океан, при чём и тут она могла взять два направления — в В.-Индию или в Ламанш. Тулонская эскадра (10 кор.) должна была выйти с сев.-зап. ветром и сначала взять направление на в., а потом идти через Гибралтарск. пролив, соединиться близ Кадикса или Лиссабона с эскадрою из Рошфора (5 или 6 кор.) и прибыть через канал или кругом Шотландии в февр. 1804 г. к Булони, где предполагалось к тому времени закончить все приготовления к переправе и высадке. Чтобы не позволить помешать движению этой эскадры адм. Корнваллису, который блокировал Брест, там было приготовлено к выходу 20 лин. кор. с 20.000 солд., для высадки их в Ирландию, о чём, конечно, англ. знали. Чтобы сбить с толку Нельсона, ген. С.-Сир получил приказание выстроить в Таранто берегов. батареи для защиты якорной стоянки эскадры на 10 кор. и приготовить полмиллиона порций, и воен. министр получил извещение, что предполагается важная операция в вост. части Средиз. моря. Мистификация распространялась и на высшее морское начальство. Морск. префект в Тулоне получил конфиденц. приказания, которые вместе с тем предписывалось не скрывать от портовых чиновников, что назначение эскадры Латуш-Тревиля — Мартиника, а генералу, командовавшему войсками, посаженными на эскадру, было предписано сказать, что эскадра идет на в., с остановкой в Таранто, и С.-Сир был извещен, что к нему идут войска из Тулона и из сев. Италии. Однако, выполнение всего этого плана требовало значит. времени, не только по изготовлению флотилии, но и по постройке и снаряжению кораблей лин. флота; без последнего нельзя было удержать достаточных англ. морских сил у портов, что было необходимо для успеха эскадры Лат.-Тревиля, значит. часть которой также еще находилась в постройке. Между тем, постройка и снаряжение флотилии отнимали огромное количество мастеровых и корабельных материалов, и именно из-за этого замедлялось изготовление лин. флота. Чтобы иметь возможность сосредоточить всё внимание на главной своей цели, на европ. театре войны, Бонапарт, как только действия А. приняли агрессивный характер и скорое объявление войны сделалось неизбежным, старался обеспечить колонии быстрой посылкой туда подкреплений и припасов, с которыми отдельные острова могли продержаться долгое время. Т. к. в виду спешки нельзя было рассчитывать на возвращение конвоиров, которые все были нужны Бонапарту в Европе, транспорты пошли без прикрытия, и было отозвано от Гаити большинство находившихся там воен. судов, с предоставлением и там франц. войск, занимавших только несколько прибрежных пунктов, сухопутным средствам защиты. В очень опасном положении оказывалась Луизиана, еще не занятая франц. войсками и которую, следоват., могли без всякого сопротивления занять англичане, о которых было уже известно, что они предполагают отправить экспедицию для взятия Нов. Орлеана. Вместе с тем передача Испанией Луизианы Фр., государству сильному и агрессивному, возбудило против неё движение в Соед. Шт. Сев. Америки, которым, так. образ., отрезывался путь к Мексиканск. заливу. Из Вашингтона был в начале 1803 г. отправлен особый уполномоченный, Монроэ, который имел задачей склонить Фр. к обеспечению свободного сообщения по Миссисипи и уступке соответствующих территорий. Сознавая, что с началом войны Луизиана всё равно попадет в руки англ., и что владение ею вызывает враждебные отношения с С. Шт. Сев. Америки, Бонапарт разрешил этот сложный вопрос тем, что за 2 недели до объявления войны продал Луизиану С. Штатам за 80 миллионов франков: этим путем он добыл лишние средства для снаряжения флотилии, избавился от заботы защищать Луизиану и лишил англ. возможности ее захватить. Выход эскадры Латуш-Тревиля был назначен в середине янв. 1804 г. Но к этому времени там было готово только 7 кор., и по разным причинам, то по неготовности флотилии, то вследствие дипломат. столкновений с Россией и Пруссией, вызванных захватом герцога Энгиенского на германск. территории и казнью его, отправление Л.-Тревиля всё откладывалось, а 20 авг. 1804 г. он умер и был заменен адм. Вильнёвом.Французский адмирал Вильнёв.
Французский адмирал Вильнёв.
Последнему Наполеон уже не доверял, а потому видоизменил свой план, в котором теперь тулонская эскадра предназначалась не для главной роли, а для демонстрации. Главная роль передавалась эскадре Гантома в Бресте. Он должен был с 20 лин. кор. и 20.000 солдат выйти далеко в Атлант. океан, и когда англ. потеряют его след, вернуться в Ирландию, быстро высадить там войска и идти кругом Шотландии в Ламанш. Там, смотря по обстоятельствам, или вся 130.000 армия должна была быть переброшена в А., или на парусн. транспортах и эскадре Гантома в Ирландию должно было быть перевезено еще 25.000 войск, во главе с Наполеоном, и тогда завоевание А. должно было начаться с овладения Ирландией. Тулонская же (12 лин. кор. адм. Вильнёва) и Рошфорская (5 лин. кор. адм. Миссиеси) эскадры должны были произвести диверсию, направившись в В.-Индию; 2 кор. из эскадры Вильнёва должны были отделиться, овладеть о-вом св. Елены и крейсеровать, опираясь на него, 3 месяца на торгов. пути, идущем к м. Доброй Надежды. В В.-Индии предполагалось сделать попытку отнять от англ. голланд. Гвиану, о-в С.-Лючию и Доминику и доставить подкрепления на о-ва Гаити, Мартинику и Гваделупу. После того Вильнёв, во главе соединен. эскадр, должен был вернуться в Европу, деблокировать в Рошфоре 5 франц. кор. и представлять собою резерв для действий в Ламанше. Эти эскадры, которые предполагалось отправить в октябре 1804 г., по мнению Наполеона, должны были увлечь за собой в погоню до 30 англ. лин. кораблей, а в ноябре должен был выйти из Бреста Гантом. Но, как это было и раньше, исполнение плана задержалось, а впоследствии он подвергся новым изменениям, вследствие участия в войне и Испании, которая была вынуждена объявить А. войну в декабре 1804 г. А. было выгоднее иметь Исп. открытым врагом, чем позволять ей поддерживать Наполеона значит. денежной субсидией, которую он расходовал гораздо более производительно, чем если бы эти деньги тратила Исп. на свою военную силу; и т. к. главную силу Испании составлял не её флот, находившийся в упадке, а то серебро, которое она получала из своих колоний, то англ. адмиралы получили приказание захватывать все исп. корабли, нагруженные серебром, и препровождать их в А., где они должны были оставаться в виде залога до тех пор, пока Исп. не откажется от всякой помощи французам. 5 окт. 1804 г. 4 англ. фрегата остановили около Кадикса 4 исп. фрегата с серебрян. грузом, и в последовавшем бою один исп. фрегат взорвался, а 3 были взяты в плен; это, вместе с другими требованиями англ., привело к войне. В янв. 1805 г., по заключенному с Фр. договору, Исп. обязалась вооружить к 21 марта 25 лин. кор. и 11 фрег., при чём воен. управление всеми союзными силами вверялось Наполеону. Т. к. нельзя было надеяться на точное выполнение испанцами этого договора, то, чтобы не затягивать дела, Наполеон решил в январе осуществить свой последний план. 11 янв. адмиралу Миссиеси удалось прорваться из Рошфора, и 20 февр. он пришел на Мартинику. 24 февр. за ним погнался англ. отряд из 6 лин. кор. под нач. адм. Кохрэна, выделенный из эскадры, блокировавшей Ферроль, которая была усилена таким же количеством кораблей, отделенных от англ. морских сил, находившихся перед Брестом. 18 янв. удалось прорваться и Вильнёву из Тулона, при чём ложным направлением на южн. оконечность Сардинии он успел внушить англ. разведчикам, что его эскадра направляется на в., и с этим известием они явились к Маддаленским о-вам (на сев. оконечн. Сардинии), где находился Нельсон с главными силами. По убеждению Нельсона, назначение тулонской эскадры было выйти из Средиз. моря, но целый ряд мистификаций со стороны Наполеона и донесения его разведчиков убедили и его, что Вильнёву приказано идти в Египет. Поэтому он направился на ю. вдоль вост. берега Сардинии, а затем пошел в Египет. Так. обр., счастье благоприятствовало французам; но Вильнёв не сумел оценить обстановки.Испанский адмирал Гравина.
Испанский адмирал Гравина.
Из-за того, что в первую ночь после выхода от него отделились один лин. корабль и три фрегата, а некоторые из его кор. получили повреждения во время шторма, он решил вернуться в Тулон, и этим нарушил весь план. Тогда Наполеон отложил его выполнение на два месяца и изменил свой план, введя в него теперь и исп. флот. Высадку в Ирландию с эскадры Гантома он отменил и поставил себе целью сосредоточение франц. и испанск. эскадр в В.-Индии, с тем, чтобы отвлечь туда в погоню за ними и английские эскадры: это давало возможность соедин. флоту вернуться, овладеть водами Англ. канала на несколько дней и прикрыть переправу армии. В марте 1805 г., когда должен был осуществиться этот план, расположение сил противников было такое: на правом фланге союзников, в Текселе, находилось 9 лин. кор., под прикрытием которых готовы были выйти в море 80 транспортов с 25.000 чел. войск. Несмотря на противодействие англ. булонской флотилии удалось сосредоточиться, и армия в 130.000 чел., путем постоянных упражнений, была настолько напрактикована, что её посадка на суда требовала всего 2 часа времени. Хотя отрядам флотилии, строившимся и снаряжавшимся в различных местах, пришлось совершать довольно длинный путь до Булони, но, благодаря малой осадке, они могли идти очень близко от берега; в случае нужды их можно было даже вытащить на берег. На всех соответствующих местах для защиты передвижений этих отрядов были сооружены сильные батареи, и особые отряды войск из всех трех родов оружия готовы были подойти к ним на выручку в случае нападения на них англичан. Благодаря этим мерам, сосредоточение флотилии было совершено беспрепятственно. В Бресте находился адм. Гантом с 21 лин. корабл. Адм. Миссиеси с рошфорской эскадрой был в В.-Индии, а в Рошфоре и Лориане было только по одному кораблю. В Ферроле стояли 5 франц. и 10 испанск. кораблей. В Кадиксе было 12 исп. кораблей и 1 франц., но готовых исп. кораблей было только 6. В Картагене находилось 6 исп. кораблей, и, наконец, в Тулоне Вильнёв располагал 11 кораблями. Всего союзники располагали 77 кораблями. На левом фланге английск. расположения, в Доунсе, находился адм. Кейт с 11 кор. для наблюдения за голландцами. Адм. Корнваллис у Бреста имел в марте всего 11 кор., т. к. он выделил отряд к Ферролю, но к 1 апреля число его кораблей возросло до 21. Ферроль блокировали 8 кор. под нач. адм. Кальдера, а у Кадикса находился адм. Орд с 6 кораблями. Адм. Нельсон, вернувшийся из Египта 13 марта, перед Тулоном имел 12 корабл. Всего, значит, в европейск. водах англ. имели для наблюдения за союзниками 58 кор. и некоторое число резервных, из которых 2 корабля были посланы к Нельсону. В В.-Индии у англ. было сначала 4 корабля, но потом к ним присоединилось 6 кор. адм. Кохрэна и 8 корабл. они имели в О.-Индии. Главн. нач. над всеми морск. силами Наполеон поручил Гантому. Он должен был идти из Бреста к Ферролю, забрать там все готовые исп. и франц. корабли и следовать к Мартинике, куда должен был идти и Вильнёв из Тулона, забрав по пути испанск. корабли из Картагены и Кадикса. К ним же должен был присоединиться и Миссиеси. После этого весь этот огромный флот должен был вернуться в Европу и идти прямо к Булони, куда его прибытие предполагалось между 10 июня и 10 июля. Гантом и Вильнёв должны были ждать друг друга в В.-Индии от 30 до 40 дней; второе рандеву для Вильнёва назначено было у Канарских о-вов, куда был бы направлен Гантом, если бы его слишком долго задержали в Бресте, и для Гантома — Ферроль, куда должен был прибыть Вильнёв, если бы ему не удалось выйти из Тулона вовремя, чтобы поспеть на соединение с Гантомом у Мартиники.Маневренные переходы перед Трафальгарским боем. Март—октябрь 1805 г.
Маневренные переходы перед Трафальгарским боем. Март—октябрь 1805 г.
30 марта Вильнёв вышел, в то время, когда Нельсон в заливе Пальмас, на юге Сардинии, пополнял свои запасы с прибывших из А. транспортов. Опять счастье благоприятствовало Вильнёву, т. к. фрегаты Нельсона потеряли его из вида в первую же ночь после выхода. Нельсон, уверенный, что Вильнёв направится в вост. часть Средиз. моря, занял позицию между Сардинией и африканск. берегом, рассчитывая так. обр. не пропустить французов. Между тем, Вильнёв, имея попутный ветер, 6 апр. был перед Картагеной; но испанск. отряд отказался присоединиться к нему за неимением инструкций от своего правительства. 9 апр. Вильнёв подошел к Кадиксу, где к нему присоединились 1 франц. и 6 исп. кораблей, и 14 мая он был уже у Мартиники; но Миссиеси он уже не застал, т. к. тот, выждав определенный срок, ушел в Европу и благополучно достиг Рошфора 26 мая. Только 16 апр. Нельсон узнал о выходе Вильнёва из Средиз. моря; на его несчастье, теперь дули всё время противные ветры, и только 6 мая ему удалось добраться до Гибралтара. Узнав об уходе союзной эскадры из Кадикса, Нельсон решил, что Вильнёв пошел в Ламанш, а потому направился тоже на север; но 9 мая, находясь у м. С.-Винцент, он узнал, что Вильнёв направился в В.-Индию, и, последовавши за ним, он пришел 4 июня на о-в Барбадос. Между тем, Гантом, вследствие тесной блокады Бреста, никак не мог выйти оттуда без боя, как того требовал Наполеон, и последний вследствие этого снова несколько изменил свой план. Из Рошфора был послан в В.-Индию с двумя кораблями к.-адм. Магон, который должен был передать Вильнёву приказание ждать Гантома в продолжение 35 дней после прибытия Магона, и если Гантом не придет к тому времени, идти в Ферроль, соединиться там с 15 кораблями, после чего деблокировать Гантома и идти с ним в Ламанш. Магон прибыл к Вильнёву 4 июня, т. е. в тот же день, когда Нельсон пришел на Барбадос. Вильнёв же в этот день, после 3-недельной стоянки на Мартинике, собрался, наконец, выполнить данные ему инструкции — использовать время ожидания Гантома и попробовать захватить какие-либо из англ. островов. Он решил сделать попытку овладеть Барбадосом, и Магон соединился с ним как раз в то время, когда он шел к северу, чтобы затем спуститься к о-ву Барбадосу. Так. обр. противники находились теперь всего в расстоянии 100 миль; но Нельсон получил по приходе в В.-Индию известие, что союзный флот прошел мимо острова С.-Лючия 29 мая, направляясь на юг. Известие это было ложно, но Нельсон ему поверил и уже 5 июня шел на ю.; дойдя до о-ва Тринидада и убедившись, что Вильнёва здесь нигде нет, Нельсон снова бросился на север. 8 июня Вильнёв был у о-ва Антигуа, где он узнал о прибытии в В.-Индию Нельсона. Он сейчас же оставил всякую мысль о нападении на англ. владения и решил вернуться в Европу, не дождавшись Гантома. Через 3 дня к Антигуа подошел Нельсон и, убедившись в уходе Вильнёва из В.-Индии, немедленно погнался за ним; по его мнению, союзники направились в Средиземное море, а потому он взял курс на Гибралтарский пролив, тогда как Вильнёв держал на Ферроль: противники опять разошлись.Английский адмирал Нельсон.
Английский адмирал Нельсон.
Но Нельсон послал вперед известие в адмиралтейство и адмиралу, блокирующему Ферроль, о возвращении в Европу Вильнёва и своем. Бригу, посланному с этим известием в А., посчастливилось увидеть союзный флот. Форсируя парусами, он прибыл в Плимут 7 июля, а 9 июля было отправлено из Лондона приказание отряду из 5 кор., блокирующему Рошфор, присоединиться к адм. Кальдеру, который имел в это время перед Ферролем 10 кор. и которому предписывалось идти в океан и крейсеровать в расстоянии 100 миль к западу от м. Финистерре. Так. обр. англ. деблокировали Рошфор и Ферроль, т. е. 20—21 союзн. кор., но они считали более выгодным дать сражение Вильнёву в отдалении от этих портов, чтобы он во время боя не мог быть поддержан находившимися в них эскадрами. 15 июля Кальдер ушел от Ферроля, а 22 июля в тумане наткнулся на Вильнёва и вступил с ним в бой (см. Финистерре[ВТ 1]), который как со стороны англ., так и со стороны союзников велся нерешительно, хотя англ. и удалось овладеть двумя испанск. кораблями. 28 июля Вильнёв вошел в Виго, а Кальдер, отведя свои призы далеко на север, 29 июля заблокировал Ферроль. Как Вильнёв, так и Кальдер сделали крупную стратегическую ошибку, избегая решит. боя. Уничтожив Кальдера или даже путем собственного поражения совершенно обессилив его, Вильнёв давал бы свободу рошфорским и феррольским союзн. кораблям, которые вместе с эскадрой Гантома составляли двойную силу против эскадры Корнваллиса.Положение флотов 31 июля 1805 г. Положение флотов 15 августа 1805 г.
Положение флотов 31 июля 1805 г. Положение флотов 15 августа 1805 г.
Позволив Вильнёву продолжать свой путь, Кальдер допускал возможность соединения его с феррольскими и рошфорскими кораблями. И действительно, 1 авг., когда шторм отогнал Кальдера от берега, Вильнёв вошел в Ферроль. Теперь у него было 29 кор. (несколько кораблей было оставлено в Виго для исправлений), и Кальдеру пришлось снять блокаду; 14 авг. он присоединился к Корнваллису, а 15 авг. к нему же подошел из Гибралтара Нельсон, узнавший, что Вильнёв не входил в Средиз. море. После отправки в А. кораблей, требовавших исправлений, которые повел туда Нельсон, у Корнваллиса оказалось 35 лин. кораблей, против 55 союзных, разделенных на три группы: в Бресте (21), в Рошфорте (5) и в Ферроле (29). В Ферроле Вильнёва ждали инструкции, согласно которым он должен был спешить к Бресту и присоединить рошфорские корабли только при благоприятном для такого передвижения ветре; Вильнёв имел также право пройти мимо Бреста прямо к Булони, если бы он рассчитывал, что Корнваллис может последовать за ним только через несколько дней. Как крайнее средство, Вильнёв мог обойти кругом Ирландии и Шотландии и подойти к Булони, соединившись с тексельской эскадрой. Наполеон теперь очень торопился, т. к. стараниями А. формировалась против него новая коалиция из России, Австрии и Швеции; но он считал, что высадка его в А. сейчас же разрушит эту коалицию, т. к. все её участники готовились воевать на англ. деньги. 13 авг. Вильнёв вышел из Ферроля с предписанием Наполеона идти в Брест; сам он считал, что неминуемое присоединение Нельсона и Кальдера к Корнваллису делает план Наполеона неосуществимым, и что ему остается единственный выход — уходить на юг, в Кадикс. Рошфорский отряд, который теперь был под нач. адм. Аллемана, был уже с 17 июля в море, т. к. он вышел через несколько дней после снятия блокады Рошфора. Теперь Вильнёв отправил фрегат на поиски за Аллеманом и для передачи ему приказания идти в Брест. На следующий день после выхода задул противный ветер, а 15 авг. в виду Вильнёва показались 3 фрегата. Встречное торговое судно сообщило, что эти фрегаты — сторожевые суда английск. эскадры из 25 лин. кораблей. Вильнёв решил, что всё пропало, и повернул в Кадикс, куда прибыл 20 августа. Известие оказалось ложным. Но если бы оно было и верно, то для достижения общей цели Наполеона это было бы только выгодно. Если у мыса Финистерре оказалась большая англ. эскадра, то это мог быть или Корнваллис со всеми своими силами, или значительная его часть. В первом случае, значит, Гантом был свободен и мог идти к Булони, и задача Вильнёва состояла лишь в том, чтобы не позволить Корнваллису за ним последовать, что вполне достигалось решительным боем, хотя бы ценой полного уничтожения его эскадры. Во втором случае ему предоставлялась возможность разбить эскадру Корнваллиса по частям и соединиться с Гантомом. Значит, появление английск. эскадры, до которой ему мешал добраться противный ветер, должно было его обрадовать, между тем, Вильнёв решил, что всё потеряно, и, поверив сообщению нейтрального коммерч. судна, не проверив его даже с помощью своих фрегатов, он повернул на юг и расстроил весь грандиозный замысел Наполеона. На самом же деле случай ему опять благоприятствовал, т. к. Корнваллис совершил грубую, необъяснимую ошибку. Получив 17 авг. известие о выходе Вильнёва, он отправил к нему навстречу адм. Кальдера с 18 кораблями, а сам остался у Бреста с 16 кораблями. Променяв, так. обр., выгодную центральную позицию между двумя противниками, из которых каждый в отдельности был его слабее, на две удаленные друг от друга позиции, в каждой из которых он оказывался значительно слабее, Корнваллис давал возможность противнику разбить его по частям. Когда Вильнёв 20 авг. вошел в Кадикс, где у него теперь было 35 франц. и испанск. кораблей, перед этим портом было всего 3 англ. корабля под нач. адм. Коллингвуда.Английский адмирал Коллингвуд.
Английский адмирал Коллингвуд.
22 авг. их было уже 8, а 30 авг. подошел и Кальдер, который заходил и к Ферролю; найдя его пустым и узнав о движении Вильнёва на юг, Кальдер последовал за ним. Адм. Аллеман, вышедший из Рошфора еще 17 июля, так и не нашел Вильнёва. Аллеман заходил в Виго, подходил и к Бресту, а потом направился к мысу Лизарду, захватил там англ. лин. корабль, бриг и корвет, затем спустился вдоль берегов Исп. и Африки до Канарск. о-вов, забрал здесь 42 торг. судна и вернулся к о-ву Э 16 ноября 1805 г. Это счастливое крейсерство, которое он совершил при полном обладании морем англичан, выделило Аллемана: его отряд прозвали «невидимым»; но военного значения это крейсерство не имело и скорее принесло вред, т. к. если бы он не был «невидим» и для Вильнёва и присоединился к нему в Ферроле, то, быть может, Вильнёв не повернул в Кадикс. Наполеон получил известие о выходе Вильнёва из Ферроля 23 авг., а через несколько дней он узнал о входе его в Кадикс. Отказавшись от плана вторжения в А., он немедленно двинул войска из Булонского лагеря против коалиции и 20 окт. принудил к сдаче австр. армию при Ульме, 13 ноября вошел в Вену и 2 дек. разбил при Аустерлице русско-австрийскую армию. В этой новой кампании Наполеон хотел использовать союзный флот для обеспечения за французами южн. Италии, из которой он намеревался нанести удар Неаполитанскому королевству. Не доверяя больше Вильнёву, он послал ему на смену адм. Розили, который должен был прорвать блокаду и идти в Средиз. море. Уязвленный обвинениями императора в трусости, Вильнёв не дождался Розили и 19 окт. вышел из Кадикса. 21 окт. у мыса Трафальгара он встретился с англ. флотом, которым с 28 сент. командовал Нельсон, и был разбит на голову (см. Трафальгарское сраж.[ВТ 1]). Помимо союзных кораблей, укрывшихся в Кадиксе, от погрома уцелел еще отряд из 4 лин. кор. под нач. адм. Дюмануара, который пошел на север. Но 4 ноября этот отряд наткнулся около мыса Ортегаль (близ Ферроля) на англ. отряд из 4 лин. кор. и фрег., под нач. адм. Стрэкэма (Stracham), и в последовавшем бою англичане завладели всеми 4-мя франц. кораблями. После Трафальгарского погрома французы уже не предпринимали более серьезных морских операций, и если и высылали в море небольшие отряды, то специально с целью нападения на неприятельскую торговлю или для помощи атакованным франц. колониям. 13 дек. 1805 г. из Бреста вышло 11 лин. кор., разделенных на два отряда. Первый, из 6 лин. кор. под нач. адм. Вильоме, крейсеровал 5—6 месяцев в южн. Атлантич. океане, но потом, лишенный портов и поддержки, преследуемый по пятам англичанами, рассеялся, и корабли были частью захвачены, частью проданы в Америке или заблокированы в разных портах. Результат же крейсерства был ничтожный — захват около 20 коммерч. судов. Второй отряд, под нач. адм. Лейссега, был послан на подкрепление г. С.-Доминго на о-ве Гаити, где едва держался ген. Ферран. 6 февр. 1806 г. Лейссег был атакован англ. эскадрой из 7 кор. под нач. адм. Дукворта (см. С.-Домингское сраж.[ВТ 1]), при чём франц. потеряли все 5 кораблей. В сентябре этого года франц. отряд из 4 фрег. и двух бригов, вышедший из Рошфора, под нач. коммодора Солей (Soleil), был атакован 6 лин. кораблями под нач. коммодора Худа (Hood), и англ. взяли 3 фрегата. В этом же году англ. окончательно завладели мысом Доброй Надежды. Наполеон, однако, не оставил идеи сломить морскую силу А., чтобы добраться до неё со своей армией. В виду недостаточности для этого находившегося в его распоряжении флота, он задумал овладеть флотами двух слабых держав, Дании и Португалии. В июле 1807 г. он известил их, что они должны выбирать между войной с А. или с Фр., и одновременно с этим французские корпуса, под нач. Бернадота и Жюно, приготовились поддержать это требование силой. Но А., обладая более подвижной морской силой, предупредила Наполеона и в Дании, и в Португалии. Между 2 и 5 сент. 1807 г. англ. флот, под нач. адм. Гамбье, с помощью 20.000 чел. войск овладел Копенгагеном и увел в А. весь датский флот, состоявший из 18 лин. кораблей и множества фрегатов, и увез с собой все портовые запасы. Также, когда Жюно вошел 30 ноября в Лиссабон, то оказалось, что португальский флот вместе с регентом и казной ушел, к чему его вынудила англ. эскадра. В то же время англ. завладели и русской эскадрой адм. Сенявина, возвращавшейся после заключения Тильзитского мира из Средиз. моря в Кронштадт и вынужденной вследствие повреждений зайти в Лиссабон. Так. обр, этот план Наполеона потерпел полную неудачу. В 1808 г. Испания, на престол которой Наполеон посадил своего брата, восстала. Одной из жертв этого восстания были остатки франц. флота, укрывшиеся после Трафальгара в Кадиксе. Адм. Розили, у которого было 5 лин. кор. и 1 фрег., заблокированный с моря 13 англ. кор. и атакованный испанск. берегов. батареями, войсками и кораблями, после нескольких дней упорного сопротивления принужден был сдаться. В этом году англ. овладели в В.-Индии франц. о-вами Дезирад и Мария-Галант (около о-ва Гваделупы), но попытка их занять о-в С.-Мартен потерпела неудачу. Счастье опять благоприятствовало лишь адм. Аллеману. Ему удалось с 5 лин. кор. в янв. 1808 г. выйти от о-ва Э, войти в Средиз. море и соединиться 10 февр. у Гиерских о-вов с 10 лин. кор., под нач. адм. Гантома, который после того направился в Адриатич. море, снабдил о. Корфу и 10 апр. вернулся благополучно в Тулон. 24 февр. 1809 г. отряд из 3 франц. фрегатов, под нач. капит. Жюрьена, с честью отбился на рейде Сабль-д’Олон от 3 лин. корабл. и 3 фрег., под нач. к.-адм. Стопфорда, но 11 апр. на рейде у о-ва Э англ. эскадра из 11 лин. кор., 6 фрег., 11 корв. и 11 брандеров, под нач. адм. Гамбье, нанесла жестокое поражение франц. эскадре из 11 лин. кор. и 4 фрег., под нач. адм. Аллемана. После целого ряда поражений, Наполеон воздерживался от серьезных морских операций; но, понимая, что без морской силы ему не справиться с А., и не имея таковой теперь, он решил во что бы то ни стало создать ее. Поэтому во всех портах Франции шла усиленная постройка кораблей. Флиссинген и Антверпен, и в особенности последний, Наполеон предполагал обратить в базы для своего флота. В июле и августе 1809 г. англ. флот под нач. адм. Стрэкэма и армия в 40.000 чел. под нач. ген. Чатама произвели нападение на Флиссинген и пробовали завладеть Антверпеном (см. Валчеренская экспед.), но здесь они потерпели полную неудачу, благодаря благоразумн. мерам обороны р. Шельды, принятым адм. Миссиеси, который здесь командовал эскадрой из 10 кораблей. В этом году Фр. продолжала терять свои колонии. 24 февр. была взята Мартиника и шедший ей на помощь к.-адм. Труд с 3 лин. кор., 3 фрег. и 2 вооруж. транспортами должен был укрыться на о-ве Святых (Saintes), около Гваделупы. Но 29 марта его здесь заблокировал адм. Кохрэн и с помощью десанта завладел берегов. позициями, окружавшими рейд. Труд решил прорваться, но 15 апр. Кохрэн его нагнал и принудил к бою, в котором англ. овладели одним лин. франц. кораблем. В этом же году еще в январе испанцы и португальцы овладели французской Гвианой, а 7 июля, наконец, пал и С.-Доминго на о-ве Гаити. В июле же англичане овладели Сенегалом. В Средиземн. море Наполеон хотел организовать особый франко-итальянский отряд для Адриатического моря, во главе которого был поставлен франц. к.-адм. Дюбурдье. 11 марта 1810 г. этот отряд в составе 4 фрег. и 5 мелк. судов вышел из Анконы для овладения о-вом Лиссой, а 13 марта он встретился около этого острова с 4 англ. фрегатами, под нач. коммодора Обста. В последовавшем сражении (см. Лисские сраж.) французы были разбиты, но и англ. понесли огромные потери. В этом году 6 февр. в В.-Индии пала Гваделупа, и в том же месяце англичане овладели о-вами С.-Мартен и св. Евстафия. Так же успешно действовали англичане в Индийском океане. 9 июля 1810 г. эскадра коммодора Рулея с 5000 отрядом войск овладела о-вом Соединения (Réunion), а 14 авг. англ. овладели островком Пасс, который защищает подход к Гран-Порту на Иль-де-Франсе. Еще задолго до этого вышел из С.-Мало в О.-Индию фрегат Bellone, которым командовал капитан Дюперре. По дороге он овладел португальск. фрегатом, английск. корветом и тремя судами Ост-Индской компании. Из этих судов он составил отряд и привел его на Иль-де-Франс 20 авг. 1810 г., как раз вовремя, чтобы принять участие в его защите. 23 авг. Дюперре был атакован 4 англ. фрегатами (см. Гран-Портское сраж.), под нач. коммод. Уиллефби (Willoughby), при чём англичане потерпели полное поражение и потеряли все свои суда, и островок Пасс был от них отобран. Но англичане вернулись с подавляющими силами, под нач. в.-адм. Берти, и 10 тыс. отрядом войск, под нач. ген. Аберкромби, и 3 дек. 1810 г. Иль-де-Франс капитулировал. Это была последняя колония, которой владела Фр., и после потери Иль-де-Франса ей уже нечего было защищать в отдаленных морях. Между тем, франц. флот продолжал увеличиваться, и в 1812 г. он состоял из 51 корабл., из которых 20 было в Тулоне, 5 — у о-ва Э, 5 — в Бресте, 2 — в Шербурге и 19 — в Антверпене, при чём в большей части эти корабли были вновь выстроенные, хорошо вооруженные и снабженные, с постоянно обучаемыми, хотя и на рейде, командами. Но бедствия, постигшие французские армии в 1812—14 годах, отозвались губительно и на флоте, т. к. большинство корабельных команд было переведено в армию. Последний морской бой этой войны имел место 13 февр. 1814 г. у Гиерских о-вов, когда 15 англ. судов напали на состоявший из 2 лин. кор. и 2 фрег. отряд к.-адм. Космао, вышедший из Тулона, чтобы привести туда новый корабль, выстроенный в Генуе.

Операции против англ. торговли. Одной из особенностей этой войны был тот характер, который приобрели меры Наполеона, направленные против англ. торговли. После Трафальгарского погрома, вызвавшего воздержание французов от высылки в море значительных эскадр, крейсерские операции, как и в предыдущей войне, были совершенно бессильны подорвать англ. торговлю, которая продолжала процветать и увеличиваться. Поэтому Наполеон прибегнул к целому ряду мер, которые получили общее название континентальной системы (см. это слово). В ответ на объявление А. 16 мая 1806 г. блокады берега от Бреста до устья Эльбы, Наполеон, который после разгрома Пруссии находился в Берлине, издал 21 ноября 1806 г. декрет, получивший название Берлинского, которым объявлял в блокаде Британские о-ва и запрещал нейтральным державам всякую торговлю с ними; вместе с тем Наполеон объявил, что всякое имущество англ. происхождения, найденное на суше, будет конфисковаться подобно тому, как конфискуется частное имущество неприятельских подданных на нейтральных судах. Под угрозой беспощадного осуществления этого декрета Наполеон требовал, чтобы А. признала одинаковость законов морской войны с законами войны сухопутной, по которым военные действия не могут быть направлены против частного имущества какого бы то ни было рода, ни против свободы частных лиц, не имеющих воинского звания, и по которым допускается право блокады лишь в отношении укрепленных или занятых войсками неприятельских мест, действительно обложенных достаточными силами. Между тем, в море экипаж торговых судов противника захватывался, чтобы лишить его контингента матросов для военного флота. Этот декрет, формально строго логичный, на самом деле требовал от А. предоставления широкой помощи со стороны нейтральных Фр., которая своей морской торговли почти не имела, и в то же время давал огромное преимущество нейтральным торговым судам перед английскими, что грозило переходом значит. части английской торговли в руки нейтральных. Поэтому А. на такие условия пойти не могла, да Наполеон на это и не рассчитывал: если бы А. на это пошла, основная его цель — совсем убить английскую торговлю и тем принудить А. к миру — не была бы достигнута, т. к., хотя и на нейтральных судах, но английская торговля продолжала бы процветать; к тому же значит. часть английского торгового флота могла фиктивно перейти под нейтральный флаг. Наполеон только пользовался подходящим предлогом, чтобы совершенно изгнать англ. товары с европейского материка. Англия ответила на Берлинский декрет объявлением 7 янв. 1807 г., которым она запрещала нейтральным всякую торговлю между портами, как воюющих с нею государств, так и тех, которые ставят препятствия английской торговле, не допуская в свои порты англ. коммерческие корабли. Лозунг этого указа был: «там, где нельзя торговать англичанам, нельзя торговать никому». Так. обр., нейтральные торгов. суда были поставлены в невозможные условия. Всякий английский товар подвергал их захвату франц. приватирами в море, во всех портах Фр. и её союзников, а всякая торговля с этими государствами своими товарами вела к захвату их английскими крейсерами. В 1807 г. Наполеону удалось побудить к закрытию своих портов английск. торговым судам, помимо Голландии и Испании, которые были его союзниками, Россию, Пруссию, Австрию, Италию, Турцию, Португалию и Данию. Это достигалось им в большинстве случаев не добровольными соглашениями, а угрозами (Австрия), победами (Пруссия и Россия) и воен. оккупацией (Португалия, Дания). Репрессивные меры А. направились против всех этих государств, а тогда у остальных стран была отнята возможность с кем-либо торговать в Европе. От этого сильно страдала торговля Соед. Шт. Сев. Америки, которые, одинаково возмущенные действиями Фр. и А., запретили своим подданным всякую морскую торговлю с ними. Так. обр., англ. товарам действительно прекращался доступ всюду, кроме своих колоний и экзотических стран. В свою очередь А. продолжала развивать репрессии: 11 ноября 1807 г. она распространила январские правила и на все колониальные владения европейских государств, ставивших преграды её торговле. Для поддержания же своей торговли и увеличения собствен. средств А. объявила, что она разрешает торговлю нейтральным даже с неприятельскими странами, но не иначе, как при условии захода, перед отправлением туда и по возвращении оттуда, в какой-либо английский порт, где все товары оплачивались особой пошлиной. Так. обр., помимо пошлины, собираемой с нейтральных, А. брала в свои руки распределение товаров всего света и устраивала у себя всемирный торговый склад. При желании она могла задержать любой товар и не допустить его в любое место, т. к. вывоз из английск. портов всяких не английских произведений мог совершаться лишь на основании особых разрешений — лиценсий. Так, А. совсем не разрешала ввозить на европейский материк хлопок, чтобы подорвать европейские мануфактуры и принудить континентальный государства покупать именно английские мануф. товары, фактически нарушая континентальную систему. Наполеон с своей стороны тоже усилил репрессии. 17 дек. 1807 г. появился его Миланский декрет, в силу которого всякое торговое судно, допустившее себя осматривать английск. крейсеру, считалось «денационализованным», ставилось вне закона и подлежало захвату, а равно подлежали захвату все суда, идущие в англ. порты или из них вышедшие. Все эти постановления донельзя усложнили для нейтральных морскую торговлю. Не имея возможности бороться с Наполеоном на суше, а с А. на море, нейтральные несколько лет терпели эти притеснения, смотря сквозь пальцы на всевозможные извороты, к которым приходилось прибегать купцам и судовладельцам, и на страшное развитие контрабанды у своих берегов. Англия и Фр., и сами страдавшие от объявленных ими репрессий, с своей стороны прибегали к различным исключениям, разрешая отдельным судам отступать от общих правил торговли. Образовались особые компании, торговавшие поддельными лиценсиями. Нейтральное судно, для того чтобы избежать насилий со стороны франц. приватиров и таможен. чиновников, имело иногда фиктивные документы о принадлежности к торговому флоту союзных с Фр. государств, а для встречи с английскими крейсерами запасалось английскими лиценсиями, которые предписывали пропускать торговые суда и противников, именно имея в виду эти фиктивные документы, необходимые для ввоза английских товаров, тоже снабженных фиктивными документами и клеймами, в неприятельские порты. Из всей этой системы обмана наибольшую выгоду извлекли всё-таки англичане, и именно потому, что море всё-таки находилось в обладании их крейсеров, и европейские государства никак не могли обойтись ни без английских мануфактур, ни без колониальных продуктов. Центральными складами для ввоза контрабанды служили для англичан в Средиземном море Гибралтар и в особенности Мальта, а в Северном море — специально захваченный (1807 г.) ими для этой цели о-в Гельголанд. Нейтральные сами всеми мерами способствовали такой контрабанде, и хотя Наполеон и забрал в свои руки все германские портовые таможни, посадив туда французских чиновников, и занял все береговые пункты своими войсками, но контрабанда, при широком содействии местных жителей, проникала через все эти препятствия; а на всём европейском берегу такие меры принять было невозможно. Однако, несмотря на всевозможные обходные пути, никакая торговля не могла выносить таких препятствий долгое время, и если разорялись нейтральные и французские купцы, — изнемогла и английская торговля; и если бы такое положение дела продолжалось несколько лет, А. могла бы обанкротиться, т. к. на европейском материке понемногу возникали и развивались почти все те отрасли производства, из-за которых нельзя было обойтись пока без англичан. Но континентальная система могла действовать только до тех пор, пока в ней участвовала вся Европа: иначе она теряла почти всякий смысл. Но вот этого и не мог добиться Наполеон, т. к. даже силой трудно было заставить нейтральные государства терпеть огромные убытки. Даже в Голландии, которую Наполеон превратил в монархию и на престол которой он посадил родного брата Людовика, последний не мог противиться стремлению своих подданных нарушать Наполеоновские декреты, пока, наконец, выведенный из себя этими нарушениями, Наполеон в 1810 г. присоединил Голландию к своим владениям. Но со всеми другими он не мог так поступить. Сначала отложились от континентального союза Португалия и Испания, а затем под благовидными предлогами и Россия. Это были главные причины, вовлекшие Наполеона в войны с этими государствами; обе войны окончились неудачно и привели к падению Наполеона, у которого не хватило сил, чтобы настаивать на продолжении континентальной системы еще в продолжение нескольких лет. При реставрации Бурбонов Фр. были возвращены только о-ва Мартиника, Гваделупа, Соединения, её владения в О.-Индии — Пондишери и Чандернагор и в Африке — Сенегал. Захваченные голландские колонии англичане оставили себе. Так. обр., продолжительная борьба Фр. и А., тянувшаяся с небольшими перерывами несколько столетий, в результате привела к полному крушению Фр., как колониальной и морской державы, и к такому колониальному расширению и морскому могуществу А., с которым до сих пор не под силу бороться никому. (Джемс. История великобританского флота. 6 т., 1845 г., перев. с англ.; Шабо-Арно. История воен. флотов. 1896 г., перев. с франц.; Коломб. Морская война. 1894 г., перев. с англ.; Мэхэн. Влияние морской силы на историю. 1896 г., перев. с англ.; Мэхэн. Влияние морской силы на франц. революцию и империю. 2 т., 1898 г., перев. с англ.; I. Clerk Essay on Naval tactic. 1782; Schomberg. Naval Chronology, or An Histor. summary of Nav. And Maritime events, From The time of The Romans To The Treaty of peace 1802. 5 vol. 1802; Brenton. The Nav. History of The Great Britain From 1783—1826. 5 vol. 1827; Southey. Lives of British admirals. 5 vol. 1840; Allen. Battles of The Brit. Navy From A. D. 1000 To 1840. 2 vol. 1842; Nicolas. A History of The Royal Navy From The earliest times To The wars of The French revolution. 2 vol. 1847; Beatson. Nav. And Military Memoirs of Gr. Britain From 1727 To 1783; Longe. The History of The Brit. Navy From The earliest period (700) To The Present time, 1866; Campbell. Lives of The Brit. admirals And Nav. History of Gr. Britain From The days of Caesar To The Present time. 1873; Corbett. Drake And The Tudor Navy. 2 vol. 1899, The successors of Drake, 1900, And England in The Mediterranean (1603—1713). 2 vol. 1904; Southey. English Seamen. 1904; Wheeler. Napoleon And The invasion of England. 2 vol. 1908; Lairol Clowes. The Royal Navy. A History From The earliest time To The Present. 7 vol. 1897—1904; Hoste. L’Art Des Armées Navales. 1697; La vie De Corneille Tromp. 1694; Burchett. Memoires De Tout ce Qui c’est passé sur La Mer Durant La Guerre avec La France 1688—1697, перев. с англ. 1704; Girard et Lecomte. Chroniques De La Marine Francaise De 1789 à 1830. 5 vol. 1837; Lepeyrouse Bonfils. Histoire De La Mar. Franc. 3 vol. 1845; Sue. Histoire De La Marine Francaise. 4 vol. 1845; Guerin. Hist. Marit. De France. 6 vol. 1851; Brun. Guerres Marit. De La France. 2 vol. 1861; Troude. Batailles Nav. De La France. 4 vol. 1868. Jal. Abragam Du Quesne et La Marine De Son Temps. 1873; Sein. Hist. De La Mar. De Tous Les peuples Depuis Les Temps Les plus reculés jusqu’a nos jours. 2 vol. 1879; Barbou. Les Grands Marins De France. Hist. populaire De La Mar. Franc. Depuis Les Temps Anciens jusqu’a nos jours. 1885; Delarbre. Tourville et La Mar. De Son Temps. 1889; Poyen. Les Guerres Des Antilles De 1793 à 1815. 1896; Chevalier. Hist. De La Mar. Franc. De 1815 à 1870—1900; Desbriere. Projets et Tentatives De débarquement aux îles Britanniques. 3 vol. 1902; Augier. Hist. Marit. De La France. 1902; Ronciére. Hist. De La Mar. Franc. 3 vol. 1899—1906; Brandt. Leben und Thaten Des Seehelden Michael De Ruyter. 1687; Henk. Die Kriegführung zur See in ihren wichtigsten Epochen. 1881; Rodenberg. Seemacht in Der Geschichte. 1900; Zimmermann. Die Europäischen Kolonien. 5 Th. 1896—1903; Rittmeyer. Seekriege und Seekriegswesen in ihrer weltgeschichtlichen Entwicklung. 2 Th. 1909; Stenzel. Seekriegsgeschichte in ihren wichtigsten Abschnitten. 2 Th. 1909; Guerritz. Gedenkstuk van Neerlands Heldendaden Ter Zee. 2 Deel. 1834; Jonge. Geschiedenis van Het Nederlandsche Zeewezen. 10 Deel. 1858; Duro. Armada Espanola Desde La union De los reinos De Castilla у De Léon et Aragon. 9 томов. 1895—1903).

Операции на суше. I. Период средних веков. 1. Завоевание Англии норманами. В 1016 г. умер англ. король Этельред, всё царствование которого было наполнено войнами с датчанами, и престол перешел к его сыну, Эдуарду Исповеднику (1041—66), воспитывавшемуся в Нормандии и явившемуся одним из пионеров нормандского влияния на острове. Т. к. король был бездетен, а Эдгард Этелинг, последняя отрасль англ.-сакс. династии, слишком молод, чтобы наследовать ему, то нормандский герцог Вильгельм, прозванный впоследствии Завоевателем, еще задолго до смерти Эдуарда составил тайный план — под как.-ниб. предлогом овладеть Англией. По общепринятому мнению и по словам самого Вильгельма, Эдуард в благодарность за убежище, которое он находил у отца и деда Вильгельма, назначил герцога нормандского своим преемником, но это невероятно, п. ч. ни у одного из северных и германских народов не существовало обычая передавать престол по завещанию, а в случае пресечения царствующей династии избрание нового короля принадлежало самому народу. Еще менее основания имело другое уверение Вильгельма, что вельможа Гарольд, сын графа Годвина, овладевший троном тотчас по смерти Эдуарда, уступил ему свои права на Англию и даже обещал ему содействие. Вильгельм рассчитывал более на свою силу, чем на какие-либо права: особенно могла пригодиться ему его конница, славившаяся во всей Европе, благодаря его заботам о коннозаводстве, которым до сих пор отличается Нормандия. Тотчас по смерти Эдуарда герцог нормандский начал собирать свои силы. Его слава привлекла к нему множество искателей приключений, так что собранное им войско простиралось до 60 тыс. Все эти приготовления не могли остаться неизестными королю Гарольду, и он немедленно принял оборонительные меры. Зная, что флот Вильгельма состоит из множества мелких судов, которые легко могут быть потоплены, он решился атаковать его в открытом море; но, к несчастью для себя, Гарольд переменил намерение, узнав о неожиданной высадке изгнанного им из А. брата Тости и его союзника, норвежского принца Гарольда Жестокого, в сев. части острова, и предпочел обратиться сначала против этих врагов. Эта ошибка решила участь Англии. В битве при Бэттльбридже (25 сент. 1066 г.) Гарольд нанес им поражение; Тости и его союзник пали в бою, но почти в то же самое время (29 сент.) Вильгельм, удерживаемый до тех пор противными ветрами, совершил высадку на южн. берег Англии. Хотя Гарольд возбудил большое неудовольствие несправедливым распределением добычи, взятой при Бэттльбридже, но впоследствии, когда он призвал подданных к борьбе с норманами, англичане единодушно откликнулись на этот призыв. Обе враждебные армии встретились 14 окт. 1066 г. близ Гастингса. Гарольд расположил англо-сакс. войска (ок. 18 тыс.) на крепкой позиции у Сенлака, которая была усилена искусственными препятствиями в виде палисадов и плетней. В тылу позиции находился густой Сенлакский лес. Армия Гарольда сплошной глубокой фалангой выстроилась для боя позади палисадов, образуя непроницаемый лес секир и копий. Норманы построились в три линии: в 1-й и 2-й — легкие войска, в 3-й — отборная часть армии под личным нач. самого герцога. На флангах линий и на фронте расположилась легкая пехота, вооруженная луками и арбалетами. Англо-сакс. пехота встретила две первые неприятельские линии, сомкнувшись в тесные ряды и сдвинув щиты. Несколько раз атака норманов с фронта была отбита, при чём их передовые войска искали спасения в бегстве. Остановив беглецов и устроив их, Вильгельм в то же время приказал конному отряду атаковать англичан и затем обратиться в мнимое бегство, рассчитывая, что подобная демонстрация заставить противника выйти из-за палисадов. В это же время распространился слух, что Вильгельм убит. Тогда англичане вышли из-за укреплений и раздвинули свои ряды, чтобы удобнее преследовать ослабевших, как им казалось, врагов. Но внезапно нормандская конница повернула обратно и, поддержанная 3-й линией под нач. самого герцога, ринулась на увлекшихся преследованием победителей. Англичане были совершенно разбиты, хотя бой на фронте позиции продолжался до самой ночи. Король Гарольд вместе с двумя братьями пали на поле битвы. Но эта победа была куплена дорогой ценой: на поле битвы осталось около 15 тыс. норманов. Дальнейшее покорение А. было уже вопросом времени. Вильгельм сохранил в существенных чертах устройство завоеванного им государства. 2. Столетняя война: а) 1-й период (1337—80). Со вступлением на французский престол Филиппа VI Валуа (1328—50), ближайшего родственника Карла IV, последнего представителя дома Капетингов, между Францией и Англией начались неприязненные действия. Они возникли первоначально в Гиенни и Нидерландах. Тогда англ. король Эдуард III (1327—77) впервые предъявил притязания на французскую корону, основываясь на правах своей матери, Изабеллы, дочери Филиппа Красивого, и своей бабки, Маргариты, как сестры его. Конечно, сам Эдуард очень хорошо сознавал невозможность соединения Фр. с Англией; каков бы ни был салический закон, в силу которого царствовал Филипп VI, но французский король опирался на права более действительные, чем двусмысленные слова обветшалого закона. Тем не менее, притязания англ. короля, однажды выраженные, дали повод к кровопролитной войне, которой суждено было длиться целое столетие. Заключив в 1340 г. договор с фламандцами против Филиппа VI, Эдуард торжественно принял титул франц. короля, предварительно добившись от имп. Людовика Баварского титула имперского наместника на западе от Рейна. Получив упомянутый титул, Эдуард объявил Фр. войну, начало которой ознаменовалось сожжением английского городка Соутгэмптона франц. флотилией. В 1339 г. Эдуард безуспешно пытался овладеть Камбрэ, а в 1340 г. — Турне. Заключив договор с фламандцами, Эдуард вернулся в Англию, где он стал снаряжать флот и многочисленное войско для вторичного похода во Францию; но Филипп еще заранее нанял воен. корабли у генуезцев. 140 больш. кораблей с 40 тыс. войска, под начальством франц. адм. Киере и Бегюше, были двинуты к берегу Фландрии, навстречу англичанам, расположившимся близ Бланкенбурга, у Слюиса, где 24 июня 1340 г. произошло решительное морское сражение. План франц. адмиралов заключался в том, чтобы, пользуясь теснотою бухты, где находился англ. флот, и изобилующим отмелями бланкенбургским берегом, отрезать англичанам путь в Слюис и в то же время обеспечить свою флотилию от обхода с флангов. Эдуард угадал план противников и после искусного маневрирования, выбравшись на ветер, приказал своей эскадре спуститься на линию франц. флота. Вскоре сражение разгорелось по всей линии. Благодаря легкости фламандских судов и их способности к маневрированию, англичане одержали решительную победу и истребили весь неприятельский флот, исключая эскадры Барбанары, успевшей спастись бегством. Бой у Слюиса — это самое кровавое морское сражение из всех бывших в средние века, хотя летописцы явно преувеличивают потери франц., оценивая их в 30 тыс. человек. Несмотря на эту блистательную победу, осада Турне кончилась для Эдуарда так же неудачно, как и осада Камбрэ; он терпел недостаток в деньгах, а потом и в союзниках, почему в сент. 1340 г. было заключено перемирие. Военные действия возобновились в 1346 г. в Бретани, Нормандии, Фландрии и Гиенни. Войска Эдуарда были разделены на три отряда: один — под нач. самого короля действовал во Фландрии, другой (гр. Нортгемптон) — в Бретани, а третий (гр. Дерби) — в Гиенни. Операции первых двух отрядов не имели решительного характера, только отряд гр. Дерби действовал успешно и овладел почти всеми укрепленными замками Гиенни. Летом 1346 г. англ. армия (32.000 чел.), высадившись в Нормандии, двинулась по левому берегу Сены, через Сен-Жермен по направленно к Руану, чтобы по соединении с фламандцами приступить к осаде Кале. Для спасения этого города Филипп двинулся форсированным маршем по прав. берегу Сены навстречу англичанам. Но Эдуард демонстративным движением к Парижу на Пуасси привлек в эту сторону внимание франц. короля, а затем, быстро повернув назад, переправился через Сену, направляясь к Сомме и разоряя местность между двумя указанными водными артериями. Тем временем Филипп погнался за Эдуардом и зашел ему в тыл. Положение англ. армии было критическое: мосты и переправы через Сомму были уничтожены франц. и не было никакой возможности переправиться на другой берег, а в тылу стояли главные силы Филиппа. К счастью для англичан, нашелся какой-то пленный, согласившийся за большие деньги показать брод Бланш-Таш, по которому, воспользовавшись отливом, Эдуард успел совершить переправу. Переправившись через Сомму, Эдуард отвел свою армию к с., тогда как франц. король направился к Аббевилю, где к нему подошли подкрепления, которые довели численн. его армии до 90.000. Остановка Филиппа в Аббевиле дала Эдуарду возможность занять выгодную позицию и приготовиться к сражению, которое произошло 26 авг. 1346 г. у Кресси. Позиция, выбранная англ. королем, находилась на плато, скаты которого отлого спускались к стороне неприятеля. Правый фланг был открыт, а левый — упирался в лес. Войска построились в три линии, из коих 3-я, бывшая под личным начальством самого короля, играла роль общего резерва. Остальные войска и лошади спешившихся рыцарей расположились в тылу позиции в вагенбурге, устроенном из повозок обоза. Франц. армия двигалась под проливным дождем, в беспорядке и без всяких мер охранения. Произведенная рекогносцировка выяснила близость противника и король Филипп на походе начал перестраивать свою армию в боевой порядок: генуезским стрелкам было приказано двинуться вперед; после 20-верстного перехода, промокнув до костей, они не могли держаться против английских стрелков, осыпавших их тучами стрел, и, понеся значительные потери, повернули назад. Увидя это, Филипп пришел в ярость и приказал их рубить, чем воспользовался неприятель, участивший стрельбу и наносивший французам значительные потери. Сражение началось стремительной атакой франц. рыцарей в охват обоих флангов противника и под страшным натиском этой конной массы первая боевая линия англичан дрогнула и в замешательстве начала отходить назад, несмотря на то, что на поддержку ей была двинута вторая линия. Тем временем уэльская пехота, пользуясь разомкнутостью конного строя рыцарей, сражавшихся в полном беспорядке, с удвоенной энергией вступила в бой. Ослабевшая конница уже оказалась не в состоянии держаться под напором противника, перешедшего в общее наступление. Король Филипп двинулся было вперед с резервом, но, после непродолжительной схватки, последний был опрокинут и отброшен назад. Сражение было проиграно, Филиппа увлекли с поля битвы в соседний замок. Потери французов были весьма значительны и простирались до 30 тыс. По свидетельству Виллани, в битве при Кресси со стороны англичан были употреблены в дело пушки, но во всяком случае не они решили сражение. На другой день началось преследование франц. армии англ. рыцарями, при чём было захваченно множество пленных. После столь решительной победы англичане совершенно опустошили сев. провинции Франции. Осада Кале англичанами продолжалась 11 месяцев, после чего защитники вынуждены были сдаться на капитуляцию. С тех пор Кале в продолжение двух веков (1347—1558) находилось в руках англичан. После взятия Кале и после покорения войсками Эдуарда пространства между Луарою и Гаронною, при посредстве папского легата Чеккано, между А. я Фр. было заключено перемирие (1347 г.), продолжавшееся до 1355, когда снова возгорелась война. Филипп VI сошел уже в могилу, и франц. престол занимал его сын и преемник Иоанн II Добрый (1350—1364). Война началась опустошением англичанами провинций Пикардии и Артуа в то время как Черный принц, назначенный правителем Гиенни, сделал опустошительный набег в Лангедок и проник до Каркасоны и Нарбонны. Он готовился уже идти на Монпелье к Авиньону, но в тылу у него вспыхнуло восстание и он увидел себя вынужденным вернуться в Бордо. Так. обр., операции 1355 г. не имели решительного характера. В 1356 г. война велась на трех театрах: на с. действовала армия гр. Дерби (герц. Ланкастерский), на ю. — армия Черного принца, проникшая через Руер, Овернь и Лимузен до Луары, а король Иоанн Добрый вел войну с наварским королем Карлом Злым.Иллюстрация к статье «Англо-французские войны» № 37. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Получив донесение о нападении Черного принца, Иоанн форсированным маршем двинулся к Луаре. Положение англичан было затруднительное: с фронта они имели перед собою армию короля, а в тылу — французов, сосредоточивавшихся в Лангедоке, но горячность противника сыграла Черному принцу в руку. При известии о приближении французов, он снял осаду Раморантена и двинулся к Пуатье, где 17 сент. наткнулся на передовые части франц. армии, выступившей из Шартра. 19 сент. 1356 г. у Пуатье произошла решительная битва. Англичане занимали крепкую позицию на возвышенном плато, усиленную окопами и засеками. Приказав всем спешиться, принц оставил на конях только 600 чел. для действия против левого фланга противника. Против 50 тыс. французов, Черный принц мог выставить не более 12 тыс. англичан и гасконцев. 19-го утром французы начали атаку: рыцари должны были спешиться и проходить по узкому дефиле, где их осыпали градом стрел искусные английские стрелки. Атака была отбита и большинство рыцарей пало или было захвачено в плен. В решительный же момент английская конница стремительной атакой довершила поражение неприятеля: первая французская боевая линия была опрокинута, вторая (под начальством дофина Карла) в беспорядке покинула поле сражения и только третья, под командою короля и его второго сына Филиппа, продолжала сопротивление, но с большим уроном была отброшена назад, при чём король Иоанн и его сын попались в плен. Около 6 тыс. французов были перебиты или взяты в плен. В этом сражении, как и при Кресси, находились и пушки, но они не оказали большого влияния на исход боя. Король Иоанн с сыном были отправлены пленниками в Бордо, откуда их перевезли в Лондон. Сраж. при Пуатье было для Франции еще большим несчастьем, чем поражение при Кресси: король находился в плену, знать или погибла в бою или обесславила себя бегством с поля битвы, правителем Фр. сделался дофин Карл (впоследствии король Карл V, 1364—1380), на которого общественное мнение сильно негодовало за его бегство из-под Пуатье. Созванные им генеральные штаты отвергли невыгодный для Франции договор, заключенный пленным королем Иоанном с Эдуардом III, по которому последнему доставалась почти половина королевства, и изъявили готовность продолжать войну. Осенью 1359 г. Эдуард возобновил военные действия. К нему немедленно стеклось со всех сторон такое множество искателей приключений, жаждавших славы и добычи, что он сам был встревожен их многочисленностью и объявил, что не в состоянии платить им жалования, но не препятствует им содержать себя на счет неприятеля грабежом. Опустошив Пикардию и Шампань, он двинулся в январе 1360 г. в Бургундию, которая за 200 тыс. золотых экю откупилась от вражеского нашествия с обязательством отпасть от союза с Францией. Вслед затем король перебросил свою амию к Парижу, но целый месяц безуспешно осаждал сильно укрепленный город и должен был удовольствоваться разорением его окрестностей. Неудачная осада Парижа и недостаток средств для продолжения войны заставили Эдуарда III согласиться на мир, который и был заключен 8 мая 1360 г. в м. Бретинии близ Шартра. Эдуард отказался от притязаний на франц. корону и получил, кроме Гиенни и Гаскони, которыми владел прежде, Пуату, Сентонж, Перигор, Лимузен, Руер и др. провинции. Иоанн Добрый, не имевший возможности уплатить за свое освобождение выкуп в 2 миллиона экю, умер заложником в Лондоне (апр. 1364 г.). Мир в Бретинии, как и следовало ожидать, прервал войну только на короткое время, до 1369 г. Французы, наученные прежними неудачами, теперь старались избегать с англичанами открытых столкновений в поле, обращаясь к упорной обороне городов и замков и нападая врасплох на сообщения противника. К довершению же всех бед, английская эскадра гр. Пемброка потерпела поражение от кастильского флота (при Ла-Рошели в 1372 г.), посланного на помощь Карлу V его союзником Генрихом II Кастильским. Вследствие этой победы, французы завладели Пуату. Между тем, франц. король назначил бретонца Бертрана Дюгесклена главнокомандующим франц. войсками, которые под его руководством одержали ряд блестящих успехов; к концу 1374 г. за англичанами оставались только Кале, Баиона, Бордо и несколько местечек на Дордони. Благодаря посредничеству римского папы Урбана V, желавшего организовать поход против турок, между Францией и Англией было заключено короткое перемирие, которое было возобновлено на более продолжительный срок и продолжено Эдуардом III до самой своей смерти (1377 г.). После заключения перемирия боевых столкновений между англичанами и французами не было в течение 35 лет, если не считать неудачно предпринятую последними в 1385 г. экспедицию в Шотландию, во время которой их предводитель Ангеран де Куси поссорился со своими союзниками и вернулся во Францию ни с чем. б) 2-й период (1415—1453). Англ. король Генрих V (1413—1422), пользуясь болезнью сына и преемника Карла V, короля Карла VI (1380—1422) и вообще неурядицами, происходившими во Франции, возобновил притязания своего прадеда, Эдуарда III, на франц. корону. 14 авг. 1415 г. Генрих V с 30-тыс. армией высадился в Нормандии и немедленно предпринял осаду Гарфлера. Крепость сдалась на капитуляцию. После этого, снабдив город запасами, оставив в нём гарнизон и приобретя так. образ. базу для дальнейших операций, Генрих двинулся к Аббевилю. Он рассчитывал перейти Сомму у Бланш-Таш, но, найдя брод загороженным палисадами и охраняемым впятеро сильнейшим неприятелем, принужден был подняться выше и между Перонною и С.-Кентеном, у Бетанкура (близ Гама) совершил переправу на правый берег Соммы. Здесь, 25 окт. 1415 г., недалеко от поля сражения при Кресси, при замке Азинкуре, произошло решительное сражение, окончившееся поражением французов (см. Азинкур). После азинкурского сражения, победитель с торжеством вернулся в Англию, заключив перемирие на 2 года и оставив вместо себя своего брата герцога Бедфорда. В 1418 г. Генрих снова высадился с 28 тыс. чел. и скоро завладел всею Нормандией. Англ. король явно домогался франц. короны и при содействии королевы Изабеллы Баварской принудил помешанного Карла VI заключить с ним мирный договор в Труа, 21 мая 1420 г. После того как Генрих был провозглашен в Париже наместником и наследником Карла VI, дофин отступил за Луару, откуда вступил в сношения с управлявшим Шотландией герцогом Альбани и склонил последнего оказать ему вооруженную помощь. 7 тыс. шотландцев под нач. гр. Бокана высадились в Нормандии, наместник которой герц. Кларенс (брат Генриха V) двинулся против них в Анжу, но в сражении при Боже (14 марта 1421 г.) потерпел поражение. Генрих поспешно вернулся из Англии и возобновил войну, но не мог добиться решительного результата, т. к. дофин избегал генерального сражения, а осада замков и городов задерживала англичан по целым месяцам. Овладев Дрё, король двинулся к Мо и в окт. 1421 г. осадил город, который держался 7 месяцев и был взят приступом только в февр. 1422 г., при чём замок продержался еще до мая. В следующем месяце Генрих V опасно заболел и умер 31 авг. 1422 г., а в октябре того же года скончался и Карл VI. На английский престол вступил Генрих VI (см. Алая и Белая Роза) и был немедленно провозглашен королем Франции своими сторонниками, тогда как приверженцы дофина провозгласили его франц. королем под именем Карла VII (1422—1461). Положение последнего было очень тяжелое, т. к. вся територия Фр. была занята неприятелем. Хороших войск у Карла не было и он вынужден был опираться на наемные банды шотландцев, миланцев, савойцев и на бандитов Арманьяка. Во всяком случае первые столкновения Карла с англичанами были для него неудачны. 19 июля 1423 г. франц. армия, предводимая гр. Боканом, была разбита при Краване, при чём сам главнокомандующие очутился в плену. Несмотря на поражение, Карл предпринял осаду Иври, на выручку которой спешил Бедфорд, управлявший Францией в качестве регента Генриха VI. Встреча противников произошла при Вернейле (1 сент. 1424 г.). Сражение началось штурмом укрепленной позиции англичан; атака была отбита, англичане же перешли в общее наступление. Битва окончилась поражением войск Карла VII, но потери англичан были весьма велики. В 1428 г. Бедфорд созвал в Париже парламента для вотирования налогов на войну и вытребовал помощь из Англии, из которой было отправлено подкрепление в 6 тыс. чел. под командой Салисбюри. Последний, овладев на пути многими укрепленными городами, в октябре 1428 г. осадил Орлеан. Город был отлично укреплен, и осада его представляла значительные трудности. Бедфорд понимал это и в письме к королю отклонял от себя всякое участие в этом деле. Между тем, Карл VII, беспечно живший в Бурже, не сумел использовать начавшегося патриотического воодушевления в народе и к судьбе последнего оплота Франции относился довольно равнодушно. В начале 1429 г. он решил двинуться к Орлеану с 6 тыс. войска. Сюда же спешил из Парижа англ. полководец Джон Фальстаф с отрядом в 1.800 чел., снарядами и провиантом. Карл приказал гр. Клермонскому атаковать англичан и захватить их транспорта. Встреча произошла 12 февр. 1429 г. при Руврэ. Гр. Клермонскому было бы очень нетрудно разбить неприятеля, если бы он пустил в ход пушки, но рыцари и слышать не хотели о выигрыше сражения одной орудийной стрельбой. Они с горячностью ринулись на английские рогатки и потерпели решительное поражение. Теперь падение Орлеана казалось неминуемым. Карл совершенно упал духом и хотел непременно покинуть Луару и отступить в Прованс. Тогда выдвигается на историческую сцену девушка, как бы посланная свыше для спасения отечества. 18-летняя крестьянка из лотарингской деревни Домреми, близ Вокулера, Жанна д’Арк, называемая обыкновенно «Орлеанской девой», уверовала, что она призвана Богом спасти Орлеан. Представленная в февр. 1429 г. королю в Шиноне и признанная им совместно с парламентом за божественную посланницу, Жанна д’Арк получила главное нач. над войском. Но она была настолько умна, что следовала указаниям лучших франц. полководцев, а вера её в божественное призвание положила предел рыцарскому безначалию, губившему армию. Наличностью указанных данных объясняется неожиданное освобождение Орлеана, в который Жанна 4 мая ввела благополучно свой отряд, а 8 мая 1429 г. заставила Суффолька и Тальбота снять осаду. Вслед затем Луара была очищена от англичан, а один из лучших их полководцев, Тальбот, потерпел поражение 18 июня 1429 г. при Патэ. Бедфорд стянул все английские силы в Париж и в Иль-де-Франс, а защиту Реймса предоставил занимавшим его бургундцам, но, еще до прибытия французов, бургундский гарнизон очистил город и Карл беспрепятственно в него вступил (17 июля). Здесь же совершилось и его коронование. Так. обр. Жанна выполнила и вторую часть своего призвания и, считая его оконченным, просила короля отпустить ее домой, но он не согласился, находя её содействие слишком выгодным для себя. В том же году французы овладели Суассоном, Шато-Тьерри, Крепи, Бове, Провеном и т. д., но попытка завладеть Парижем не удалась и Карл VII должен был отступить с занятых им высота Монмартра. Весною 1430 г. герц. Бургундский, всё более и более охладевавший к англичанам, снова склонился на их сторону и предпринял осаду Компиеня, где попалась в плен бывшая в городе и участвовавшая в вылазке Орлеанская дева (25 мая). 30 мая 1431 г., после суда, она была сожжена на площади Руана, но французский народ увековечил память мужественной крестьянки и до сих пор видит в деве Орлеана идеал французского патриотизма. Вскоре Бедфорд умер, а новый наместник Ричард иорк, не получив своевременно подкреплений, был вынужден очистить Париж (13 апр. 1436), жители которого восстали в то время, одновременно с появлением франц. армии, под нач. Лиль-Адама и гр. Дюнуа. Последний предварительно овладел Шартром, разбив англ. отряд при Жерберуа, 1 апр. 1435 г. После взятия Парижа, война с обеих сторон велась вяло и не приводила к решительному результату. В 1441 г. французы взяли Понтуаз, но начавшиеся вслед затем мирные переговоры ничем не кончились, и перемирие было заключено в 1444 г. В 1449 г. военные действия возобновились, т. к. англичане отказались очистить Мен, Анжу и г. Ле-Манс, уступленные Суффольком. Французы осадили ле-Манс и город вынужден был сдаться на капитуляцию. В том же году Соммерсет очистил Руан, а в январе следующего года наместник потерял Гарфлер и Гонфлер, так что у англичан осталась в руках только треть Нормандии. 15 апр. 1450 г. между Бане и Шарантоном, у Форминии, Соммерсет был разбит на голову и с остатками армии заперся в Кане, но через месяц сдался на капитуляцию. Вскоре после этого французы взяли Шербург и этим довершили покорение Нормандии. На ю. Франции, в Гиенни дела англичан тоже шли плохо. Осенью 1450 г. франц. войска овладели Бержераком, Жансаком, Сент-Фуа, Шале и Монсераном. В марте 1451 г. Дюнуа овладел Фронсаком, сдавшимся на капитуляцию, а 29 июня вступил в Бордо, так что в начале следующего месяца вся Гиеннь, за исключением Баионы, была в руках французов. В августе пала и Баиона. Наконец, сраж. при Кастельоне, 17 июля 1453 г., где пал старый английский герой Тальбот, довершило покорение Гиенни войсками франц. короля, при котором, собственно и последовало фактическое окончание Столетней войны (во владении англичан остался только город Кале), из которой оба государства вышли в равной степени истощенными. (Henri Martin. Histoire De France, VI. Guveller. Chronique De Bertrand Duguesclin. Juvénal Des Ursins. Histoire De Charles VI. Wallon. Histoire De Jeanne d’Arc. De Pisan. Histoire De Charles V. Fleury. Histoire d’Angleterre. Michelet. Histoire De France. Blanchet. Histoire De L’Europe et particulièrement De La France De 1270 à, 1610. Pauli. Geschichte von England. В. V. Guisot Histoire De France).

II. Войны в Сев. Америке. В начале XVII ст. Канада сделалась ареной борьбы французов и англичан. Эта страна являлась причиной англо-франц. раздоров еще с конца XV ст.; Джон Кабот, приплывший сюда в 1497 г. под флагом англ. короля Генриха VII, дал право англичанам на эту часть Америки; но он только приблизился к Ньюфаундленду. Французы предъявили свои права после открытий Верадзано, который водрузил их флаг на р. св. Лаврентия в 1524 г. В 1608 г. французы основали торговый порт в Квебеке. В 1629 г. адм. Кирк с британской эскадрой вошел в зал. св. Лаврентия и захватил Квебек, но последний был возвращен Франции в 1642 г. К концу XVII ст. французы продвинулись на з. до Верхнего оз. и около 1680 г. построили военные посты при Ниагаре и в Иллинойсе; затем они продвинулись к границе Н. Англии и Нью-Йорка и совершили нападение на английские посты на берегу Гудзонова залива. Сухопутный англ. отряд ген. Уинсзропа, выступивший из Массачузета для противодействия франц. наступлению, должен был действовать заодно с англ. флотом Вильяма Фипса, но отряд не продвинулся дальше оз. Чемплена, откуда отошел назад к Албани. Тем не менее, береговая борьба, известная в истории под именем войны короля Вильгельма, продолжалась до 1697 г. В 1702 г. началась в Европе война за испанское наследство, известная в Америке под названием войны королевы Анны. Она послужила к возобновлению враждебных отношений между франц. и англ. колонистами. Чтобы прекратить нападения франц. и индейцев на их границы, англ. колонисты решили захватить Канаду. Они просили помощи на родине и им обещали прислать флот. В то же время сухопутный отряд полк. Никольсона, состоявший из колониальной милиции и индейских союзников, должен был двигаться на с. вдоль оз. Чемплена и по р. Ришелье. Никольсон собрал свои силы и расположился лагерем на Верхн. Гудзоне, в ожидании эскадры из Англии. В позднюю осень пришло известие, что эскадра и регулярные полки не могли быть присланы, п. ч. они нужны были в Европе; между тем, войска Никольсона разошлись по домам, утомившись от ожидания. В 1710 г. прибыла британская эскадра и сопровождала отряд Никольсона (1900 чел.) до Королевского порта, который был захвачен англичанами. В 1711 г. англичане предприняли покорение Канады. Флот с десантом из 7 пех. полк. с артил., 800 моряков и 1500 чел. милиции, всего около 8000 чел., должен был из Бостона отплыть к зал. св. Лаврентия и Квебеку, в то время как другой сухопутный отряд в 2000 чел. должен был собраться у оз. Чемплена и идти к Монреалю. Флот вышел из Бостона 30 июля, но не дошел до Квебека. В нижн. части р. св. Лаврентия несколько транспортов потерпели крушение и почти 900 чел. погибло. Обескураженные этой неудачей англичане отступили. Суда с регул. войсками ушли в Англию, а американские милиционеры возвратились на транспортах в Бостон. Так кончилась вторая попытка англичан захватить Канаду. Это было последнее серьезное усилие в борьбе с французами во время войны королевы Анны, закончившейся Утрехтским договором 1713 г. По заключении этого договора, Франция постепенно расширяла свои владения на крайнем з. Сев. Америки и в долине р. Миссисипи. К средине XVIII ст. французские форты господствовали над всеми главными водными путями Канады и Луизианы. Между тем, Утрехтский мир оставил нерешенным вопрос о границе между соперничавшими нациями в Сев. Америке, который при первом же удобном случае явился поводом для вооруженного столкновения. Война за австр. наследство, сильно всполошившая Европу, отозвалась и в Сев. Америке, где возобновилась старая вражда франц. и англ. колонистов. Враждебные действия начались в конце 1744 г. мелкими пограничными столкновениями. Главным событием этой пограничной борьбы явился захват Люисбурга милицией Нов. Англии под нач. Вил. Пепереля. Люисбург был одной из сильнейших крепостей Сев. Америки и франц. морской станцией, господствовавшей над входом в бухту св. Лаврентия. Англ. отряд (4000 чел.) вышел из бухты Массачузет 24 марта 1745 г. и 2 мая высадился около Люисбурга. Креп. имела гарнизон из 1800 чел. Англичане овладели передовыми укреплениями и осадили крепость. 17 июня последняя сдалась. Она была возвращена французам по Аахенскому договору 1748 г. В течение последующих 8 лет мира, англичане укрепили свое положение основанием укрепленного Галифакса (в 1749 г.), а французы придвинули новую линию фортов ближе к английской границе на з., на что англичане смотрели с неудовольствием. Поэтому с конца 1753 г. начинаются их попытки остановить наступательное движение французов. Посланная с этой целью экспедиция англ. отряда к р. Мононгахеле привела в начале 1754 г. к столкновению с французами, положившему начало т. назыв. индейской войне. Более крупные воен. действия начались лишь с февр. 1755 г., когда англичане выработали план кампании, который должен был заключаться в наступлении из Виргинии четырьмя отрядами: на ф. Дюкесн, на ф. Ниагару, на Королевский мыс (Кроун-пойнт) и в Акадию.Театр военных действий англо-французских войн в сев.-вост. Америке.
Театр военных действий англо-французских войн в сев.-вост. Америке.
Первым отрядом (1400 чел.) командовал ген. Брадок. При переходе р. Мононгахелы, в 10 милях от ф. Дюкесна, 9 июля 1755 г. отряд нарвался на засаду, устроенную для него франц. и индейцами в густом лесу, был здесь разбит и рассеян. Англичане отступили к ф. Кумберленд. Между тем, экспедиция, направленная в Акадию, была очень успешна и закончилась захватом франц. фортов в Восежуре и С. Джоне. Третий отряд, предназначенный для операций против Королевск. мыса (3300 чел.), собрался в Албани. Нач-ком отряда был молодой ирландец Вильям Джонсон, ничего не понимавший в воен. деле, но знавший индейцев и пользовавшийся в их среде влиянием. С своей стороны, французы приготовились к обороне Королевского мыса, для чего был назначен бар. Диэскау с 3537 чел., направивший свой отряд к верховью р. Ришелье и далее на лодках к Королевскому мысу. В это время войска Джонсона двинулись к оз. Георгия, построивши по пути укрепленный склад, названный фортом Эдуард. Во время стоянки Джонсона у оз. Георгия, Диэскау атаковал его, но не достиг решительного результата, вынужденный отойти обратно. Между тем, французы решили захватить в плен небольшой гарнизон ф. Эдуарда. Отряд из 1500 чел., посаженный на пироги, направился ко входу южн. бухты; оттуда он двинулся лесом к ф. Эдуард. По пути Диэскау получил сведения, что у оз. Георгия расположен большой неприятельский лагерь. Он решил атаковать англичан и повернул в направлении к оз. Георгия. Однако, Джонсон, узнавши о наступлении французов, выслал наперерез неприятелю два отряда. Один из них двинулся к ф. Эдуард, другой — к южн. бухте. Последний нарвался на неприятельскую засаду и понес поражение. Это дало французам материальный и моральный перевес и возможность более решительного наступления к оз. Георгия. Тем не менее, обложив англ. лагерь у этого озера, французы не достигли успеха: сам Диэскау был захвачен в плен, а его войска рассеяны. Так. обр., экспедиция на Королевский мыс окончилась успешно, но Джонсон не развил успеха. Он продолжал лишь укреплять свои позиции. Когда наступила зима, он оставил небольшой гарнизон в этих укреплениях, а остальные войска распустил по домам. Экспедиция для взятия ф. Ниагара (1500 чел. Шерлея) собралась в Албани летом 1755 г. и двинулась по долине р. Мохоок к Освего. Здесь Шерлей убедился, что в тылу у него оставался ф. Фронтенак, гарнизон которого мог овладеть Освего и отрезать его от сообщений (см. схему на стр. 435 III полутома). Между тем, для овладения Фронтенаком его силы были недостаточны. Поэтому решено было не продолжать наступления и вернуться в Албани. Летом 1756 г. обе воюющие стороны получили новых главнокомандующих: французы — ген. Монкальма, англичане — гр. Лудона, и в августе воен. действия возобновились. Монкальм с 5000 чел. двинулся от Монреаля к Освего, овладел им и разрушил укрепления. После этого он направился к ф. Тикондерога. С другой стороны, Лудон с 10.000 чел., разбросанных между р. Албани и оз. Георгия, бездействовал, ограничиваясь лишь разведками и мелкими нападениями. С наступлением зимы обе стороны расположились на зимния квартиры; франц. в Канаде, англ. — в Нью-Иорке, Бостоне и Филадельфии. Солдаты милиции разошлись по домам. — Операции 1757 г. не заключают в себе крупных событий. Англичане задумали в этом году план движения к Квебеку через Люисбург, по р. св. Лаврентия, для чего в начале июля Лудон с отрядом в 12.000 чел. сел на суда в Нью-Иорке и отплыл к Галифаксу. Но высадившись в этом пункте, он узнал, что сильный франц. флот стоить в гавани Люисбурга, а гарнизон крепости увеличен до 7000 чел. В виду этого, предприятие было остановлено и Лудон отплыл назад к Нью-Йорку. В это время Монкальм воспользовался отсутствием войск Лудона и в июле с 8000 чел. направился от ф. Тикондерога к ф. Вильям-Генриха (около оз. Георгия).Район воен. действий 1755 г. в Пенсильвании.
Район воен. действий 1755 г. в Пенсильвании.
В августе он осадил форт и принудил его к сдаче. Между тем, война, разгоревшаяся в американских лесах, бушевала и в Европе, где она известна под названием семилетней войны. Англия соединилась с Фридр. Вел. против почти всей остальной Европы. Питт Старший, сделавшись премьером, отозвал Лудона из Америки, и, по политическим соображениям, оставил там во главе войск Аберкромби. Первым делом Питта в Америке (1758 г.) было снарядить флот и подготовить армию для взятия Люисбурга и Квебека. В конце мая английский флот с десантом (11.000 чел.) был уже в Галифаксе. Генр. Джеффрей Амгерст командовал сухоп. войсками, его помощииком был ген. Джэмс Вольф; оба отличились в европ. войнах. Войска Амгерста высадились в Люисбурге в первых числах июня. Флот охранял вход в гавань, в которой были заперты 12 франц. судов. Войска осадили крепость и, после упорной борьбы, овладели ею 27 июля 1758 г. Между тем, сам Аберкромби сосредоточил у оз. Георгия к июню около 15.000 чел., с которыми и выступил против Монкальма, находившегося у ф. Тикондерога с 3600 чел. Утром 5 июля войска Аберкромби поплыли на лодках к Тикондерогу. В полдень 6-го они высадились на сев. берегу оз. Георгия и двинулись лесом, чтобы осадить форт. Штурм форта, произведенный 8-го, не удался, и англичане вынуждены были отступить. Одновременно с этим, другой англ. отряд, полк. Джона Брадстрита (3000 чел.), двинулся вверх по р. Мохоок, чтобы попытаться захватить ф. Фронтенак. Из Освего он переплыл озеро и 25 авг. захватил в плен небольшой франц. отряд и 9 военных корабл. с большим количеством провианта. Затем, разрушив форт, он вернулся в Освего. Эта неудача явилась для французов самым тяжелым ударом, который они до сих пор получили. Их господство на оз. Онтарио было потеряно. В начале октября к оз. Георгия вернулся Амгерст со своими войсками и соединился здесь с отрядом Аберкромби. Генералы решили, что было уже слишком поздно для новой попытки захвата Тикондерога, а потому расположились со своими войсками на зимния квартиры. В этом же году и ф. Дюкесн перешел в руки англичан. Им овладел небольшой отряд Дж. Форбса, наступавший летом от ф. Кумберленд и достигший Дюкесна в ноябре; форт оказался уже покинутым французами, бросившими его после захвата Дж. Брадстритом ф. Фронтенак. Важным последствием экспедиции Форбса явилось привлечение на сторону англичан нескольких больших индейских племен, бывших до тех пор союзниками Франции. Так закончились операции 1758 г. Французы прочно держались в центре, у Тикондерога, но должны были отступить на флангах, благодаря взятию Люисбурга и Дюкесна. Летом 1759 г. воен. действия возобновились. Англичане снарядили экспедицию для овладения Квебеком, с падением которого Канада должна была перейти в их руки. Выполнение этой задачи было поручено ген. Вольфу. 26 июня суда с войсками Вольфа (9000 чел.) прибыли к южн. берегу о-ва Орлеана, несколько ниже Квебека; войска расположились лагерем на острове. Французы в Канаде ожидали этого наступления. Ген. Монкальм принял некоторые меры для противодействия, хотя и не получил никакой помощи из Франции. Все войска нужны были Франции на континенте и, кроме того, англ. флот так зорко наблюдал за морскими путями, что Франция не осмеливалась посылать войска из Европы в Америку. В виду этого, вся милиция Канады была призвана и с имевшимися регулярн. войсками это составило около 14.000 чел., кроме некоторого числа индейцев, собранных для защиты Квебека. Квебек, называемый американск. Гибралтаром, обладает одной из самых сильных фронтальных позиций в мире. Он стоит на высоком мысе залива св. Лаврентия, который здесь суживается до 1500 шаг. У подножия крутого утеса, ведущего из Верхн. города, лежит узкое пространство ровной местности, занимаемое Нижн. городом. Это место было укреплено фортификац. сооружениями. Река св. Карла, протекающая у города, в брод непроходима. Единственный мост защищался предмостными укреплениями, а устье реки заграждалось цепями. Монкальм не предполагал возможности атаки той части города, которая расположена вверх по течению, а потому расположил свои войска внизу у города, от р. св. Карла до узкого прохода Монморанси. Французы приготовили некоторое количество брандеров, которыми они думали уничтожить англ. суда. Брандеры были зажжены и пущены по направлению к англ. флоту, но не причинили англичанам вреда. Между тем, англичане решили начать операции против Квебека со стороны водопадов Монморанси, выше города по р. св. Карла. Они захватили мыс Леви и расположили на нём батареи для бомбардирования Квебека. 8 июля несколько англ. фрегатов вышли на середину течения реки и бомбардировали франц. войска, стоявшие на высотах над водопадами Монморанси; в ночь с 8-го на 9-е 3000 англ. высадились под водопадами и укрепились. 18 июля англ. суда безопасно прошли мимо батарей в Квебеке и разрушили несколько брандеров выше города. В виду этого, Монкальм начал беспокоиться за судьбу верхн. части города и послал туда около 1000 чел. С другой стороны, англичане тащили целую флотилию лодок к мысу Леви, чтобы на них переплыть к противоположному берегу. Войска Вольфа теперь сильно растянулись, разбившись на 4 отдельные группы, которые не могли помочь друг другу в случае атаки. Но Монкальм не воспользовался этим выгодным обстоятельством и не изменял своего оборонит. положения. В конце июля Вольф атаковал левый фланг франц., производя демонстрацию на правом, но был отбит с большими потерями. Между тем, другой англ. отряд, Амгерста (10 тыс. чел., частью регул., частью милиц. войск), был направлен к Тикондерога и Королевск. мысу (Кроун-пойнту), дабы действовать совместно с Вольфом против Монреаля и Квебека. К концу июня 1759 г. он достигь верхн. части оз. Георгия. Амгерст был очень осторожен и методичен; он двигался медленно и потратил много времени на исправление фортов по пути, на изучение дорог и на постройку судов на оз. Чемплене. Холодная погода помешала Амгерсту идти дальше Кроун-пойнта. Здесь он остановился и провел остальную часть зимы. В то же время небольшой отряд действовал против франц. ф. Ниагара, который ему удалось захватить к концу лета. С этого времени Детроа и все другие внутренние франц. посты были отрезаны от Канады. После того, как Вольф был отбит на высотах Монморанси, он употребил все усилия, чтобы заставить французов выйти из своих укреплений и сражаться в открытом поле, но усилия его были бесплодны. Англ. войска опустошали страну, разоряли фермы и делали войну тяжелой для канадцев. Все просьбы жителей о защите не могли заставить Монкальма тронуться со своей позиции. Британск. батареи на мысе Леви продолжали бомбардировать Квебек, а 3 сент. Вольф, решивший атаковать верхнюю (южн.) часть города у Авраамских высот, покинул лагерь при устье р. Монморанси, посадил свои войска на суда и направился к Анс-дю-Фулону, откуда тропинка вела к Авраамск. высотам. Монкальм не опасался занятия неприятелем Авраамск. высот, надеясь, что сотня человек может здесь остановить целую армию. Поэтому он остался с главн. силами в Бопорте. В 2 ч. утра 13 сент. брит. войска (3200 чел.) высадились на берег около Анс-дю-Фулона; вверх по дороге, через утесы и кустарники, солдаты влезли на возвышенности и в 6 час. утра развернулись на Авраамских высотах. Квебек был не дальше одной мили, за лесистым холмом. На этом холме скоро показались первые одиночные франц. солдаты. Целый вечер перед этим главные силы брит. флота бомбардировали франц. лагерь в Бопорте, и Монкальм держал свои войска всю ночь под ружьем в уверенности, что будет атакован. На заре, услыхав орудийные выстрелы над городом, он приказал своим войскам (5000 чел.) выступить к Авраамским высотам. Французы атаковали тремя колоннами в 10 час. утра. Когда они подошли на расстояние 50 шаг., англичане открыли огонь залпами и бросились в контр-атаку. Французы обратились в бегство. Вольф был трижды ранен и умер на поле сражения; Монкальм был то же ранен смертельно. Англичане сначала преследовали, но скоро должны были прекратить, п. ч. франц. отряд с Красн. мыса наступал им в тыл. Потери англичан — 664 чел., французов — 650 чел. После смерти Монкальма командование франц. войсками принял Водрейль, собравший свои войска в Бопорте. Но вместо того, чтобы, соединившись с войсками с Красн. мыса, атаковать англичан, он оставил в Квебеке небольшой гарнизон, а с остальными войсками отошел к Жак-Картиэ, в 30 мил. вверх по реке. Здесь его встретил ген. Леви, ехавший из Монреаля и убедивший его вернуться на помощь осажденному городу. Но едва он повернул со своей армией назад, как получил известие, что комендант Квебека уже сдался. По занятии англичанами города, ген. Мерей был оставлен в нём комендантом. В течение всей наступившей зимы происходили мелкие стычки между англ. отрядами, с одной стороны, и французами и индейцами — с другой. Только в конце апр. 1760 г. франц. отряд ген. Леви (7000 чел.) появился под Квебеком. Мерей выступил навстречу неприятелю с 3000 чел. и атаковал его. Потерявши около ⅓ своих сил, он был вынужден укрыться в городе. Леви осадил город, но прибывший с моря англ. флот заставил его снять осаду и отступить к Монреалю. Наконец, после этого, главноком. брит. войсками ген. Амгерст организовал движение 3 отрядами для захвата Монреаля и завершения покорения Канады: Лирей был направлен к Квебеку, Хавиланд с Королевск. мыса должен был двигаться по р. Ришелье, а сам Амгерст — вниз по р. св. Лаврентия. Это движение давало возможность франц. войскам, наблюдавшим за неприятелем, разбить его по частям, но они не воспользовались выгодами своего положения и оказали ничтожное сопротивление движению англ. отрядов. В начале сент. 1760 г., последние соединились около Монреаля и окружили здесь франц. армию. Утром 8 сент. Водрейль подписал капитуляцию, по которой Канада и все принадлежавшие ей земли переходили к англичанам. Это было подтверждено впоследствии Парижским договором 10 ноября 1763 г. (Англо-франц. борьбу в Индии — см. Индийские войны англичан). (M. F. Steele. American Campaigns. I—ii. 1909).

Примечания редакторов Викитеки

  1. а б в г д е ё ж з и й к л м н Указанной статьи нет в данном издании.