ВЭ/ВТ/Антверпен

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Антверпен
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 579—584 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕВЭ/ВТ/Антверпен в дореформенной орфографии


АНТВЕРПЕН (франц. Anvers, английск. Antwerp), одна из важнейших гаваней Европы и главный центральный укрепленный пункт Бельгии расположен на правом берегу р. Шельды, в 60 м. от устья реки. До А. могут подыматься суда самой большой осадки; порт превосходно оборудован пристанями, сухими и плавуч. доками и мастерскими для капитального ремонта судов. В 1906 г. число пришедших судов достигло 6508, при вместимости в 10.852 тыс. тонн. А. возник еще в VII веке по Р. Х., как укрепленный город, и под угрозою нашествий норманов креп всё более и более; в 1315 г. А. входит в Ганзейский союз и становится скоро центральным пунктом товарообмена между Англией и материком, достигнув в начале XVI в. 200.000 жит.; под владычеством герц. Альбы А, начинает падать в своем развитии и к 1594 г. насчитывает не более 55 тыс. жит., а после закрытия голландцами судоходства по Шельде (1648—1795 гг.) едва 44 тыс. жит. Но затем торговля А. растет, население достигает в 1907 г. вновь 297.000 жит., без пригородов, а вместе развиваются и его укрепления. Начало благоустроенной долговременной крепости положил Карл V (1540), который переделал старую ограду средневекового характера по привезенному им проекту, по всей вероятности, итальянца С. Микели. Герцог Альба для устрашения и заключения строптивых граждан положил начало цитадели в 1567—76 гг., которая, однако, не была закончена ко времени осады А., предпринятой герцогом Александром Пармским в 1584—85 гг. К началу осады имелась только ограда, состоявшая из гл. вала, но без внешних верков; зато Альба построил два отдельных форта для командования рекою, один Lillo на правом берегу и другой Liefkenshoek на острове Doel у левого берега Шельды. Герц. Пармский не решился ни штурмовать, ни осаждать обширный город, имевший тогда до 85.000 жит., и обратился к блокаде, в расчете вынудить население к сдаче голодом. Брабантские города, непосредственно сообщавшиеся с А., он отрезал от последнего крепкими укрепленными заставами на путях, а самые эти города подверг угрозе полного разорения. Цель была достигнута, и Гент, Брюссель, Мерц и Мехельн сдались один за другим. Надо было, однако, позаботиться также о преграждении доступов и по Шельде от устья, откуда, не только шло продовольствие из северных провинций, но можно было ожидать выручки со стороны их флота. С этой целью герц. Пармский атаковал оба названных выше форта. Liefkenshoek, еще не вполне вооруженный, пал 10 июля 1584 г., а вместе в руки атакующего попал почти весь о-в Doel; но зато форт Lillo выдержал под руководством коменданта Телинии трехнедельную осаду; герц. Пармский снял ее и начал, с целью преграждения реки, постройку двух фортов на колене Шельды, между Callao и de-Orderen, названных: левый St. Maie, а правый St. Filipe, а между ними моста. С обеих сторон, помощью шпунтовых свай, выведены были две плотины, насколько позволяло течение и глубина, всего вместе длиною до 345 метр.; плотины эти были настолько широки, что вмещали толстые брустверы в обе стороны; на концах плотин тем же способом были образованы уширенные платформы, вооруженные орудиями. Чтобы заградить оставшийся промежуток, до 405 метр. шириною, из г. Гента, к тому времени сдавшегося, доставили суда и строительный материал. Чтобы не провозить этот материал по Шельде мимо самой крепости, осаждающий хотел воспользоваться наводнением, которое устроил обороняющийся по низменному левому берегу. Но антверпенцы успели преградить этот путь, устроив новое укреплеиие; тогда герц. Пармский прорыл широкий канал от протока Мос, выходящего из Шельды у Гента, к Шельде же, но у колена Callao; таким путем весь материал был доставлен к месту назначения. Ледоход при наступлении зимы задержал работу, но обороняющийся, по причине отсутствия единства в руководстве обороною, не сумел воспользоваться этим, обретался в полном бездействии и даже отклонил совет Вильгельма Оранского пробить плотину между Orderen и Stabrock (Ковенштейнерская дамба) с тою целью, чтобы наводнение правого берега соединить с Вост. Шельдой, по той причине, что тогда город лишился бы нужных ему лугов. Тем временем, к весне, герц. Пармский закрыл промежуток между плотинами при помощи плавуч. моста, состоящего из 32 судов, вооруженных каждое 2 пушками и заключающих по 30 чел. постоянного гарнизона. Выше и ниже по течению устроены были предохранительные заграждения, состоявшие, каждое, из 11 групп судов (по 3 судна в каждой), связанных между собою; все эти сооружения охранялись еще 40 военными кораблями. В марте 1585 г. всё было закончено, и только тогда, но уже поздно, начали антверпенцы, под давлением своего бургомистра Aldegonde, малую войну на воде. Телинии, с целыо предпринять совместную операцию с зеландским флотом, попробовал прорвать заграждение, но неудачно. Но вскоре прибыл флот под командою Юстина Нассауского, бомбардировал форт Liefkenshoek и взял его штурмом. Тогда, по общему плану, в ночь на 5 апреля заграждение должно было быть взорвано брандерами, а флот, воспользовавшись проходом, должен был доставить городу продовольствие. Устройство адских машин взял на себя итальянский инженер Джианибелли. Но вместо 3 больших судов и 60 малых плоскодонных лодок, которые нужны были Джианибелли, ему отпустили из-за пагубной бережливости лишь два малых судна и всего несколько лодок. На судах итальянец устроил особые каменные камеры, наполненные порохом, сверху прикрыл их камнями, а промежутки между последними заполнил всевозможными снарядами. На лодках также были помещены пороховые мины. Лодки должны были идти впереди и подорвать плавучия судовые заграждения, а затем брандеры взорвали бы мост. Чтобы обмануть и утомить бдительность испанцев, Джианибелли снарядил еще 32 малых ладьи, надеясь вселить спуском их уверенность в противнике, что дело идет только о производстве пожара. Когда началась эта замечательная операция, испанские войска устремились на мосты; все полководцы, даже сам герц. Пармский, были там и с удовольствием наблюдали, как, брошенные своими проводниками шагах в 2000 выше по течению, лодки-брандеры или остались на местах, или стали прибиваться к берегу. Даже одно из больших судов стало на мель, не достигнув моста, и взрыв его не причинил существенного вреда. Другое большое судно навалилось на плавучее заграждение, прорвало его и достигло моста. С большим трудом удалось в этот момент одному из офицеров убедить герцога Пармского покинуть опасное место на мосту. Вслед за этим раздался взрыв, и часть моста, вместе со стоявшими там орудиями и людьми, была брошена на воздух. Погибло до 800 чел., но еще больше было моральное впечатление и, если бы обороняющийся бросился в этот момент на испанцев, осада, вероятно, была бы окончена. Но в А. не верили в достигнутый успех и даже были обмануты герцогом Пармским, который с невероятными усилиями поспешил прикрыть брешь в мосте особой маской; истину узнали в А. только тогда, когда все повреждения были исправлены и разрушенная часть моста восстановлена. Тогда Джианибелли были предоставлены все средства, чтобы повторить ту же операцию, и она вновь вполне удалась, но на этот раз зеландский флот вследствие неблагоприятного ветра не мог проявить своего участия в нападении, и осаждающему вновь удалось выиграть время и восстановить преграду. В третий раз атака брандеров в такой же степени была удачна, но и на этот раз обороняющийся ничего не подготовил к использованию достигнутого успеха. Новым брандером, снаряженным 4000 фунт, пороху, уже не удалось воспользоваться, так как теперь бюргеры решились последовать совету Вильгельма Оранского — прорвать Ковенштейнерскую дамбу. Но и герц. Пармский не терял времени и воздвиг на этой дамбе 5 укреплений с сильными гарнизонами, так что сначала надо было с боя овладеть дамбою. Тогда антверпенцам удалось пробить правобережную плотину Шельды выше и ниже Lillo, вследствие чего при приливе антверпенские суда так же, как и зеландские, могли приблизиться к Ковенштейнерской дамбе. Зеландцы атаковали, высадили 500 чел. на дамбу и заняли ее; но антверпенцы не появились, и ничего не вышло. Тогда совместное нападение назначено было на 16 мая, и на этот раз удалось занять дамбу между двух испанских укреплений. Тотчас же приступили к работам по прорыву дамбы, и в ограждение работ поперек дамбы в обе стороны быстро возведены были бруствера. На узкой поверхности дамбы разгорелся жесточайший бой, при чём одно из испанских укреплений было захвачено. В пылу боя работы по прорыву дамбы были брошены, и антверпенцы направили свои главные усилия на то, чтобы провести в город доставленное зеландцами продовольствие, так что к моменту, когда герц. Пармский подвел подкрепления, прорыв не был закончен. Отлив вынудил флот отойти, и дамба вновь была потеряна. Бой стоил атакующему 800 чел., обороняющемуся 1000 чел. и не принес никаких результатов. Тогда бюргеры покорились своей судьбе и в виду всё возрастающих лишений вынуждены были капитулировать 17 авг. 1585 г. Акты о брандерах Джианибелли хранятся в государственном архиве Висбадена. — Столетие спустя маркиз de-Terrazena в янв. 1706 г., во время войны за испанское наследство, поддался герцогу Мальборо и сдал ему цитадель. Затем, со времени Раштадтского мира (1714 г.) антверпенская цитадель перешла во владение австрийцев и к половине XVIII века представляла собою бастионный пятиугольник, построенный по проекту итальянца Paciotto, наполненный внутри домами и садами. В 1746 г. Людовик XV направил с целью овладения А. гр. Клермона (29 батал., 16 эск., 6 инж. бригад). В ночь на 25 мая Клермон заложил первую параллель против бастионов Толедо и Пачиотто (3600 рабочих) и, пользуясь закрытою местностью, достиг на 6-ю ночь (30/31 мая) прикрытого пути, как вдруг обороняющийся капитулировал, и гарнизон был выпущен с почестями. Еще скорее сдалась цитадель в 1792 г., когда Дюмурье поручил осаду её ген. Лабурдоннэ (18.000 чел.). Заняв собственно город 19 ноября, Лабурдоннэ начал траншейные работы в ночь на 26 число против тех же бастионов, что и Клермон, а 28-го открыл огонь из 10 мортир, 6 гаубиц и 4 пушек (в 3 батареях); этого было достаточно, чтобы вынудить гарнизон в 1100 чел. к сдаче. Наполеон признавал огромное значение А. для торговли, для которой Шельда вновь была открыта, заложил по обеим сторонам Ганзейского дома гаванные бассейны и объявил А. военным портом. Торговля значительно возросла, но город обременялся всё новыми и новыми налогами. Укреплений цитадели Наполеон не развивал, считая, что существовавшие тогда достаточно прикрывают арсенал и верфи, оборону же страны он рассчитывал основать на Везеле и Мастрихте и на голландских крепостях. Таким образом Карно, которому Наполеон вверил оборону А., в январе 1814 г. не имел благоприятной обстановки для развития надлежащей обороны; однако, он мужественно продержался в цитадели до самой капитуляции Парижа. Союзники трижды пытались вынудить А. к сдаче путем жестокого бомбардирования, но напрасно, и с февраля прибегли к обложению, а 5 мая во время перемирия он был передан графу д’Артуа. — Цитадель А. вновь подверглась осаде в 1832 г., вследствие решения Англии и Франции вынудить Голландию на признание независимости Бельгии. Французская армия в составе 67.450 чел., 14.300 лош., 72 полк. и 30 осадн. ор., под начальством маршала Жерара, перешла бельгийскую границу 15 ноября 1832 г. и во время самой осады значительно усилилась еще бельгийскими артиллерийскими и инженерными частями, а также и орудиями, так что число тяжелых орудий достигло 147. Тем временем обороняющийся озаботился необходимыми оборонительными работами, насыпкою траверсов, устройством блиндированных батарей на 24 пушки и 14 мортир и, в особенности, перестройкой двух люнетов перед фронтами между бастионами Эрнандо (I), Толедо (II), Пачиотто (III) и Альба (IV), St. Laurent и Kiel; эти люнеты фланкировали доступы к фронту Толедо — Пачиотто. У коменданта Шассе было под командою 4740 чел. и 145 орудий, из коих на фронте I—ii — 28, на III—iv — 38 ор. Задолго до осады, бельгийские офицеры сделали тщательную съемку окружающей местности; знание расстояний и закрытых подступов весьма облегчило атакующему приближение к веркам. Под руководством ген. Гаксо (Нахо) французы развили постепенную атаку по всем правилам искусства. Первая параллель была заложена в 300 метр. от люнета St. Laurent и в 450 метр. от гласиса бастиона II. 3500 рабочих сделали 2600 шаг. параллелей и 2400 шаг. ходов сообщения. Одновременно приступили к постройке, частью впереди, частью сзади параллелей, 12 батарей, из них 4 демонтирных, 6 рикошетных и 2 мортирных. К 3 декабря уже была заложена 2-я параллель в 320 метр. от бастиона II, артиллерия же открыла огонь только 4 декабря. Участие приняли 43 пушки, 20 гаубиц и 21 мортира. Крепостная артиллерия отвечала энергично, и успешно, так что потушить её огонь атакующему не удалось. Чем более затем приближались осадные батареи к бастиону II и к равелину II—iii, тем более охватывались они обоими вышеупомянутыми люнетами, и когда 6 дек. обороняющийся занял пехотой и кегорновыми мортирками прикрытый путь, после того как атакующий прекратил его рикошетировать, дальнейшие саперные работы были до крайности затруднены. Явилась настоятельная надобность вырвать у противника хотя один из люнетов. Выбор остановился на St. Laurent. С 7 на 8 дек. удалось сделать закрытый, а в ночь на 11-е и открытый спуски в ров, в то время, как 9 дек. из 3-й параллели, в 210 метрах от бастиона II, направились вперед с целью подать минер через мокрый ров к эскарпу помощью бревенчатых блиндированных щитов, заготовленных в спуске в ров. Штурм могь состояться только 14 дек., после того, как тремя минными горнами была обрушена эскарповая стена. Штурм увенчался успехом, т. к. слабый гарнизон люнета неоднократно прятался в казематы, спасаясь от навесного огня. Тем временем атакующий энергично вел подступы к бастиону II, и вечером 11 дек., несмотря на то, что вследствие сильного огня до 12 раз пришлось саперам устанавливать разбиваемые туры, у подошвы гласиса была заложена 4-я параллель, а в ночь на 13-е началось венчание гребня. Здесь с 16 по 21 дек., под сильнейшим огнем и с большими потерями, удалось соорудить и вооружить брешь-батарею и контр-батарею (6—24-фн. пуш.) и открыть огонь, поддержанный 130 орудиями прочих батарей. Через 23 часа, после 1688 выстрелов эскарповая стена обрушилась на ширину 24 метра и на 2,8 м. от кордона. Но так как стена имела 7,8 метра высоты, то 5-метровая вертикальная преграда еще была достаточна, чтобы брешь считать неудачной. Вероятно, и здесь пришлось бы обратиться к помощи минер, если бы комендант, устрашенный и брешью и готовыми уже 3 спусками в ров, не вступил в переговоры и не сдал цитадель. Атакующий сделал за время осады 68.000 выстрелов, обороняющийся — 42.000. Иллюстрация к статье «Антверпен». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Гарнизон потерял 521 чел. (122 уб.), т. е. едва 10%, атакующий 806 чел. (108 уб.). Цитадель продержалась со времени открытия огня осадных батарей всего 18 дней. — В 1859 г. в общей системе преобразований инженерных средств защиты Бельгии было решено упразднить и срыть многие малые пограничные крепости и заняться усилением обороны лишь одного А., как общего редюита обороны страны и её немногочисленной (100.000) армии. Для этого прежнюю ограду срыли, новой оградой охватили пространство в пять раз больше и впереди неё расположили форты. Проекты всех этих сооружений были составлены Бриальмоном. Определяя общее направление новой ограды, имели в виду включить все предместья, новые доки, охватить ради удобства морской торговли входящую дугу Шельды и придать ограде правильную форму, ради удобной взаимной поддержки. Но у выдающихся предместий Боргерута и Берхем всё же получились два относительно слабых исходящих угла. Северный прикрыть наводнением р. Шин, южный же усилен солидными, вынесенными за гласис равелинами. Ограда состоять из 10 фронтов. Из прежней крепости сохранена только цитадель Пачиотто, соединенная с оградой кремальерным фронтом; сохранили и лежащие вне старой крепости форт Дёрн и люнет Киль, — всё в виду ценных, заключающихся в них казематированныхь помещений и неподверженности их атаке. На севере ограда примыкает тоже к цитадели "северной"; её назначение не только держать в повиновении смешанное торговое население, но также и обеспечивать отступление гарнизона на лев. берег Шельды, по мостам, наводимым во время осады, между этой цитаделью и ф. С. Мари. Цитадель эта имеет форму люнета о пяти фасах, сомкнутого горжей в виде тенали. Напольные фасы обстреливают реку, мосты и наводнения. С севера цитадель эта прикрывается морскими наводнениями, простирающимися до самого моря и до границ Голландии, с юга же она защищена каналом и доками, и в крайности также наводнением, затопляющим местность вплоть до города. В общем, система плотин, дамб и шлюзов получила еще большее развитие, чем в прежнее время, вследствие чего управлять наводнениями стало легче, а вместе с этим обложение крепости для осаждающего становится почти невозможным. Упомянутые новые 10 фронтов ограды удалены от прежней на 1500—2000 метр. и тянутся более чем на 11 верст. Все фронты — полигонального начертания с обороною рвов из капониров и линией полигона ок. 1000 мет. Четыре северные фронта, прикрытые наводнением и не подверженные постепенной атаке, имеют простейшее устройство и лишены внешних построек; но прикрытый путь с плацдармами, вооруженный артиллерией, может развить сильный фронтальный огонь; у подошвы гласиса — передовые водяные рвы. Фронты северной цитадели того же начертания. Следующие 3 фронта и 10-й значительно сильнее и имеют примкнутые равелины с редюитами, служащими в роли контр-гардов также и для прикрытия голов капониров. Рвы редюитов сухие для облегчения активной обороны внутренности равелинов. Дабы равелины не закрывали огня с главного вала, позади них последний приподнять на 4—7 метров над равелинами. В исходящих углах этих равелинов устроены казематированные траверсы для обстреливания во фланг и тыл венчания гласисов перед исходящими углами фронтов. Рвы равелинов обстреливаются из каземат, полукапониров. Гласис имеет прикрытый путь с плацдармами. Наконец, фронты 8-й и 9-й у Берхема, отличаются особою силой, а именно, кроме главного вала, имеются контр-гарды, доставляющие второй ярус артиллерийского огня, а равелины вынесены за гласис; наконец, в исходящих углах фронтов насыпаны кавальеры в 7 сажен высоты для командования местностью на дальние расстояния. Анфилировать фронты ограды очень трудно, все казематированные постройки хорошо укрыты от поражений, действительных в ту эпоху, а сообщения всюду широкие и удобные. Вообще ограда А. представляла в свое время верх фортификационного искусства и избыток силы и стоила огромных денег. Общественное мнение в Бельгии требовало этого и превозмогло более скромные и разумные требования инженеров. Вокруг ограды, в удалении от 3 до 4½ верст был расположен ряд отдельных фортов в расстоянии ок. 2 верст один от другого. Цепь этих фортов замкнула собою доступное постепенной атаке пространство в секторе между рр. Шин и Шельдой. Тогда еще сознавалось слишком малое удаление фортов, но большее удаление вызвало бы уничтожение богатых селений Гемиксем, Эдегем, Гове, Бушут, Времде и Воммельгом. Значение и начертание всех этих фортов одинаковы. Они очень велики по размерам, особенно в сравнении с современными. Лицевой фронт имеет капонир посредине, рвы все водяные; боковые фронты имеют полукапониры; горжевой фронт в форме двойной тенали; внутреннее пространство очень велико и позволило расположить весьма сильный казематированный редюит. Бриальмон был большой приверженец редюитов и всяких мер к усилению внутренней обороны фортов. Кроме артиллерийского вооружения, форты А. вмещали в себе по целому батальону пехоты и по две полевых батареи, скрытых в казематах, и, кроме того, в случае нужды, в каждом форте можно было поместить, для вылазок, безопасно от навесного огня 4 бат. пехоты и еще по 2 пол. батареи. В 1864 г., впервые в Европе, в редюите форта № 3 была помещена железная вращающаяся башня системы Кольза на две — 15-см. пушки. Проект этот не был еще вполне осуществлен как в силу последующих успехов артиллерии, пришлось развивать его далее. Так, расположив свои батареи с севера на косе между двух наводнений, неприятель мог бы бомбардировать А. Стал необходим форт Мерксем, удаленный от ф. № 8 на 6 вер. Столь значительное удаление вызывает необходимость нового форта у д. Шотен. То же и с лев. берега Шельды пришлось выдвинуть форты к Крюнбек и Цюиндрехт. От последнего до ф. Св. Марии построили оборонительную плотину для ограничения внешнего наводнения и образования внутри необходимых пастбищ. Общее протяжение оборонительной линии фортов достигло так. обр. 45 клм. Что касается до особых мер по обороне доступов по р. Шельде от устья, то мы знаем, что еще ранее построены были форты Св. Марии, Св. Филипп и Ла-Перль. Эта группа устарелых фортов усилена Грюзоновскою батареей из закаленного чугуна на 6—24-см. пушек и башенными такими же батареями, каждая на 6 пуш. 28 и 24-см. калибра. Здесь же сооружена была подводная встречная казематированная батарея для стрельбы минами Уайтхеда. В придачу заготовлено заграждение поперек реки для наводки между б-реей Филипп и промежутком между б-реями Ла-Перль и Св. Марии и построены по берегам земляные батареи. Наконец, обороне реки способствуют еще и особые канонерки. В 1869 г. известный банкир Струсберг предложил 14.000.000 фр. за те 110 гектаров земли, что были заняты южной цитаделью (Пачиотто) и её эспланадой. Предложение оказалось выгодным, было принято, а вырученные деньги пошли на дальнейшее усиление обороны А. (ф. Мерксем, Цюиндрехт, Крюнбек, 11-й фронт и плотины), так что государственное казначейство не истратило на эти важные работы ни копейки. В А. имеются роскошный арсенал, мукомольни и пекарни, удовлетворяющие нуждам 100.000 населения, пиротехническое заведение, и все эти сооружения казематированы (кирпичные). Железная дорога кольцом идет за линией фортов и соединяется с городом ветвями. Вооружение Антверпена до 3400 ор. Поистине, ко времени своего окончания крепость А. являла образец фортификационного искусства, предмета удивления и подражания, а создатель её, генерал Бриальмон, стал одним из авторитетнейших инженеров конца прошлого столетия. Трудясь и изучая дело ради дальнейшего усовершенствования А., он издал ряд новых сочинений по фортификации и обороне государства, где новые усовершенствования огнестрельного оружия и новые средства борьбы учитывались надлежащим образом. Усиление навесного огня вызвало применение бетона и брони в фортификации. Мощные и образцовые многомиллионные верки А. пережили себя, свою боевую ценност еще при жизни их создателя. Но он вместе со своими многочисленными и талантливыми сотрудниками, бельгийскими инженерами, ни на минуту не задумывался перед радикальною перестройкою крепости, а общественное мнение энергично поддерживало требования новых на то расходов, и А. стал еще более расползаться в ширь, ища спасения населению и всем в военное время сосредоточиваемым здесь средствам страны от бомбардирования, а для армии — безопасного убежища и поля для маневрирования и активных операций. К юго-западу от А., в 15 клм., имеется естественная и удобная оборонительная линия, образованная рр. Рюпель и Нэтэ, поддающимися быстрому наводнению. И вот еще в 1870 г. было решено: впереди Льера расположить один форт и два редута; впереди Дюффеля — редут с двумя поддерживающими его батареями за нижней Нэтэ, впереди Уэлема, на местности, командующей городом Малин. Вот еще когда, между прочим, явился первообраз тех маневренных групп фортов, выдвинутых впереди главной оборонительной линии маневренных крепостей, которые затем воспроизведены немцами в Меце, в форме так наз. Feste. Для защиты важных переправ через Шельду у Рюпельмонда и Геленксема решено было расположить, большой тет-де-пон, в связи с ф. Крюнбек. Такой же тет-де-пон из двух редутов должен был прикрыть переправы через р. Рюпель у Уинтгама. С севера и востока новая оборонительная линия фортов шла от оборонительной плотины, начинающейся у Св. Филипп, через большой форт Шоотен к Льеру. Протяжение линии этих новых фортов достигло 80 верст, при взаимном их удалении ок. 4 верст. Эти новые форты уже отличаются от прежних по устройству и отвечают типам бетонных фортов, данным Бриальмоном в сочинении "La Fortification du temps présent". К сооружению этой новой линии фортов приступили в 1870 г., и проекты их подвергались неоднократным переделкам вследствие наступившего периода введения в. осадную артиллерию фугасных бомб большего калибра. Если бетон легко восторжествовал как строительный материал, то для проведения в жизнь броневых вращающихся куполов, Бриальмону пришлось употребить немало усилий, и до последних дней еще идет в среде бельгийских инженеров и артиллеристов борьба за характер вооружения этих новых фортов. Вместе с тем, также после немалой борьбы, постановлением от 24 янв. 1906 г. бельгийской палаты депутатов было решено: сооруженная Бриальмоном непрерывная ограда должна быть срыта и заменена внутренней линией фортов, для чего между всеми ними должна быть организована новая оборонительная линия, которая пойдет мимо ф. № 8 прямо на ф. у Мерксем и через редут у Ордерен (впереди Св. Филиппа), к Шельде. Старая ограда, которую сроют в 1909—10 гг., образует первую инж. дистанцию; северная часть новой ограды до ф. № 4 — вторую инж. дистанцию; и остальная, южная часть — третью. Новая линия фортов по правому берегу Шельды поступить в ведение 4-й, 5-й и 6-й дистанций, а 7-я будет заведовать оборонительной линией по р. Рюппель, начиная от ф. у Вимесбрек. На лев. берегу Шельды, в изменение прежнего проекта, по коему линия фортов начиналась близ Рюпельмонд, новая линия пройдет значительно западнее, а именно от Steeadorp на Doel у Шельды, севернее старого форта Лилло. Здесь будут возведены 6 больших фортов и 5 промежуточных. Эти новые форты с позади лежащими Крюнбек и Цюиндрехт и оборонительною плотиной образуют 8-ю инженерную дистанцию. В ведение 9-й дистанции поступает группа фортов Св. Марии, Ла-Перль, Св. Филипп, Дэль и Уэдендик, а также старые редуты Оберен и Берендрехт. Общий обвод всех названных укреплений нового А. достиг 100 клм.

Одновременно с расширением крепости утвержден закон о выпрямлении р. Шельды путем прорытия нового русла. Предположено общее удлинение линии причала до 60 клм., проведение канала в 8 клм, длиною и свыше 250 метр. шир., с 9 параллельными ответвлениями для пристаней, доков, складов и т. д., с ветками жел. дор. между ними. Все эти грандиозные сооружения имеют целью создать из А. не только первоклассный, но и первый в Европе коммерческий порть, сокрушив конкуренцию германского Гамбурга. (Vgb. Schiller, Abfall der Niederlande; v. Romocki, Geschichte der Explosivstoffe. Берлин. 1895 г. Brialmon: Etudes sur La defense des Etats, 1853 г.; Traité de Fortification poligonale, 1869 г. Ц. Кюи. История фортификации. Спб. Belgique militaire. 1907 и 1908 гг. Les nouveaux Forts d’Anvers. G. V. Alten (Handbuch für Heer und Flotte). Ц. Кюи. Бельгия и Бриальмон. Wittje. Die wichtigsten Schlachten und Belagerunge).