ВЭ/ВТ/Апраксин, Степан Федорович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Апраксин, Степан Федорович
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 610—612 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : НЭС : РБС : ЭСБЕВЭ/ВТ/Апраксин, Степан Федорович в дореформенной орфографии


АПРАКСИН, Степан Федорович, генерал-фельдмаршал, род. 30 июля 1702 г., ум. 6 авг. 1758 г. Сын стольника царя Алексея Михайловича, он б. еще в детстве записан рядовым в л. гв. Преображенский полк. В 1727 г. произведен в капитаны л.-гв. Семеновского полка, в 1734 г. — пожалован в секунд-майоры. Участвовал с полком в турецкой войне 1737 г., под нач. Миниха, и за отличие при штурме Очакова, произведен в премьер-майоры и награжден поместьями. В 1739 г., — произведен в ген.-майоры армии и оставлен при фельдмаршале Минихе. Участвовал при взятии Хотина и был послан курьером ко двору, тогда же награжден орд. св. Александра Невского. По окончании турецкой войны А. назначен нач-ком войск на персидской границе (в Астрах. губ.).
Иллюстрация к статье «Апраксин, Степан Федорович». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
В 1742 г. был. отправлен с посольством в Персию, по возвращении оттуда произведен в ген.-поручики и назначен подполковником л.-гв. Семеновского полка и вице-президентом Военной Коллегии. В 1746 г. произведен в ген.-аншефы, в 1751 г. — награжден орд. св. Андрея Первозванного. 5 сент. 1756 г. пожалован в генерал-фельдмаршалы и 26 октября того же года назначен главноком-щим русской армией, предназначенной для действий против пруссаков. Выбор А. главноком-щим, с военной точки зрения, нельзя назвать удачным. Участвовав в воен. действиях на малоответственных должностях, не имея воен.-администрат. опыта, сделав карьеру, главн. обр., благодаря придворным связям и дружбе с канцлером гр. Бестужевым, гр. А. Г. Разумовским и с. братьями Шуваловыми, без привычки к лишениям походной жизни, А. не был подходящим лицом для трудной борьбы с Фридрихом В. Чисто военные соображения в то время отступали, однако, на второй план. Интересы России не требовали участия в войне с Пруссией, и решение принять в ней участие было вызвано перевесом, достигнутым при дворе австро-франц. партией над англо-прусской. А., не обладавшему ни достаточными административными познаниями, ни необходимою независимостью мнения и решительностью, с назначением гдавноком-щим представлялась чрезвычайно трудная задача сосредоточения и организации действ. армии. В течение 1755—56 гг. приступлено было к ряду работ по реорганизации армии. Все предположенные мероприятия не были, однако, закончены к осени 1756 г., когда приказано было сосредоточить к польской границе 90—100 тыс. чел. Некомплект в полках был очень велик, достигая 20%; конский состав был в дурном состоянии; вопрос заготовки продовольственных запасов встречал массу затруднений; отпуск денег на нужды армии был недостаточен, и, наконец, определенного плана кампании разработано не было; кроме того, все решения главнокомандующего требовали одобрения заседавшей в Спб. "Высшей Военной Конференции", состоявшей из канцл. Бестужева, фельдм. Бутурлина, кн. Трубецкого, Воронцова и бр. Шуваловых. Для характеристики военно-стратег. деятельности конференции, достаточно привести выдержку из инструкции, данной ею А-ну, выражающую основную идею по развертыванию сил для предстоявшей кампании: "королю прусскому сугубая диверсия сделана должна быть и дабы тем невозможно узнать, на которое место сия туча собирается", указывалось, что оперировать надлежало так, чтобы "всё равно прямо на Пруссию или влево через Польшу и Силезию маршировать". Только к июню 1757 г. армия сосредоточилась на Немане. Столь продолжительные сборы, кроме причин воен.-администрат., были вызваны и соображениями партийно-политическими. Тяжелая болезнь Императрицы и известные симпатии наследника престола, Великого Князя Петра Феодоровича, и его двора к Пруссии заставляли партию Бестужева медлить с открытием воен. дейсгвий. Однако настойчивые требования Парижского и Венского кабинетов заставили перейти к решительным действиям. Положение А. затруднялось еще тем, что ему не было дано помощника и отсутствовала организация штаба главноком-щего. Для передачи приказаний по армии, он принужден был собирать всех старших начальников, что, при его малой боевой опытности и недостатке решительности, приводило к управлению армией при посредстве военных советов, со всеми присущими этому способу отрицательными свойствами. 10 июня, на военном совете в Ковно, решено было начать движение главными силами к Вержболову, а корпусом ген. Фермора оперировать из Курляндии против Тильзита и Мемеля. 25 июня креп. Мемель сдалась, и Фермор мог продолжать движение к Кенигсбергу. Для действий против русских в восточной Пруссии был оставлен королем прусским корпус ген. Левальда, в 30 тыс.; последний находился 13 июля близ города Велау. 25 июля русская армия заняла г. Гумбиннен и сосредоточилась к 9 августа к Заалау. Постепенно сближаясь, обе стороны подошли к 17 авг. к окрестностям дер. Гросс-Егерсдорф. Русская армия укрепилась на позиции и, не имея подробных сведений о противнике, А. решил выжидать. Однако, вопреки принятому решению и несмотря на очевидную опасность предпринимаемой операции, в ночь на 19-е отдано было приказание сниматься с позиции и начать с утра походное движение. Рано утром, во время перестроения, русская армия была атакована пруссаками, но, несмотря на все выгоды своего положения, последние, благодаря мужеству русских полков, потерпели полное поражение. К сожалению, А. не использовал победы и не преследовал разбитого противника. Успехи русской армии в 1757 г. на этом и закончились. На военном совете 27 авг. решено было, по причине полного отсутствия продовольствия и сильно развившейся заболеваемости в армии, наступления не продолжать, а отступить на Тильзит, за Неман и расположиться в пределах Курляндии на зимния квартиры. Это движение русской армии носило характер поспешного отступления, в течение которого брошены были часть обоза и уничтожены запасы вооружения. Популярность А. среди войск, которою он пользовался, как чисто русский вельможа, — вследствие проявлявшейся нерешительности, — мало-помалу стала теряться, а с началом беспорядочного отступления была потеряна окончательно; войска, терпевшие большие лишения, не понимая совершавшегося ими маневра, стали глухо обвинять своего главноком-щего в измене и в умышленном желании щадить Пруссию. Столь неожиданный оборот дел на театре военных действий — отступление после блестящей победы — не мог не вызвать крайнего неудовольствия императрицы Елисаветы. Конференция, желая оправдаться перед союзными правительствами, свалила всю вину на А. 28 сент. он получил указ Императрицы о выезде в г. Нарву и о замене его ген. Фермором. По прибытии в Нарву, А. был арестован, как обвиняемый в государственных престуллениях. Над ним и канцл. Бестужевым наряжено было следствие. Последнее не дало никаких доказательств виновности А., но прежде чем приговор о нём б. произнесен, он умер от паралича сердца 6 авг. 1758 г. и был похоронен в Спб. в Александро-Невской лавре, на Лазаревском кладбище, без всяких церемоний. Долго тяготело над А. тяжкое обвинение, не разрешившееся вследствие его внезапной смерти, и только Д. Ф. Масловскому удалось в сочинении своем "Русская армия в Семилетнюю войну" (3 тома, Москва, 1886—1890 гг.), неопровержимо доказать: 1) что существовавшее в исторической литературе обвинение А., как в позднем открытии воен. действий в 1757 г., так и в отступлении за Неман, — голословно: действия его были вызваны стратегическою и тактическою обстановками (вып. 1, стр. 332 и прилож. стр. 12—49, 243—266); 2) что главною помехою и тормазом всех операций нашей армии была конференция, связывавшая руки главноком-щего и парализовавшая его стратегич. и в.-администр. распоряжения, и 3) что это стеснение особенно вредно отражалось на хозяйств. операциях армии, и А. погиб исключительно за то, что не справился с довольствием при наступлении. В 1891 г. названное выше сочинение Д. Ф. Масловского удостоено было Импер. Академией Наук высш. премии митр. Макария — и в том же году имя ген. фельдм. А. присвоено было 63-му пех. Углицкому полку. (Пекарский Поход русских в Пруссию в 1757 г. — Воен. Сб., 1858 г., т. III; Семевский, Противники Фридриха Великого — Апраксин и Бестужев. — Воен. Сборн., 1862 г., №№ 5, 6 и 11: Масловский, Русская армия в Семилетнюю войну. Бильбасов, История Екатерины II; Бантыш-Каменский, Словарь достопамятных русск. людей. Москва 1836 г.; Politische Correspondenz Friedrichs des Grossen; Болотов Жизнь и приключения Андрея Болотова; Бороздинь, Опыт истории родословия дворян и графов Апраксиных; История л.-гв. Гренадерского полка).