ВЭ/ВТ/Арагва

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
АРАГВА, правый приток р. Куры, впадающий в нее около гор. Мцхета. Истоки находятся в центральн. части главн. Кавказск. хребта. Природа верховьев Арагвы сурова и величественна. С незапамятн. времен по вершинам диких скал, как орлиные гнезда, лепились башни, замки и села горских хищников: осетин, пшавов и хевсур. Осетины долго сохраняли независимость, но затем в XVIII стол. попали под власть Грузии и обращены в крепостных крестьян. С приходом нашим в Закавказье, положение арагвских осетин не улучшилось, они по-прежнему были закреплены за помещиками-грузинами. Потому, считая уже нас виновниками своих бедствий, арагвские осетины начали нападать на наши обозы и войска, передвигавшиеся по военно-грузинской дороге, и деятельно поддерживали сношения с бунтующими грузинскими царевичами и князьями. Ряд карательн. экспедиций и казни вожаков не могли смирить этой части Осетии. Таким настроением последней в 1810 г. решило воспользоваться персидское прав-ство для того, чтобы, подняв восстание на главной коммуникации наших войск, отвлечь возможно большее число последних от границ Персии. С этой целью, в середине 1810 г., тегеранский двор отправил к арагвским осетинам грузинск. царевича Левана (сына Юлона Иракл.)"для подстрекания сего народа к бунту".
Иллюстрация к статье «Арагва». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
Леван, благодаря бездействию местной администрации, начал свою деятельность так успешно, что главноком-щий войск. Кавказа ген. Тормасов принужден был вскоре для усмирения "арагвских жителей" и восстановления сообщения по военно-грузинской дороге, послать к истокам Арагвы отряд из 6 рот пех., 2 эскадр. драгун и нескольк. сотен казаков и милиции, под нач. полк. Сталя. Последний, выйдя из Пасанаура 30 сентября 1810 г. двумя колоннами, по ущельям Белой и Черной Арагв, быстро двинулся в Осетию. Колонны Сталя были встречены двумя мятежными отрядами осетин: 1-й под нач. самого Левана, а другой — дворянина Тусишвили, численностью более 2000 чел. каждый, занимавшими несколько раз крепкие позиции на пути наших колонн. Но, несмотря на крутизну гор, по которым приходилось наступать нашим войскам для атаки позиций мятежников, последние отовсюду были выбиваемы. Тусишвили погиб в одном из боев, а Леван был загнан к самому гребню главного хребта и, перевалив через последний, бежал в ущелье, где преследовать его было уже невозможно. Арагвские осетины были приведены к сознанию невозможности сопротивления; их разбойничьи башни были взорваны, мятежные селения преданы огню, а жители их выведены в Грузию и поселены в Лорийской степи. В конце 1811 г. начался бунт в Кахетии, вызванный отчасти злоупотреблениями местн. властей, а отчасти происками персидских эмиссаров и сторонниками самого энергичного претендента на престол Грузии царевича Александра Ираклиевича. Последний еще в 1800 г. бежал в Персию, где нашел деятельную поддержку своим притязаниям со стороны персидск. прав-ства, которое рассчитывало, что при содействии этого претендента ему удастся сильно взволновать население Грузии и вытеснить из неё русских. Беспорядочность и нерешительность мер, принятых местными властями для подавления мятежа в первые дни его возникновения, были причиной того, что волнения, быстро охватив Кахетию, стали распространяться и среди соседних горских народов: пшавов, хевсуров, тушин и лезгин и пр. Часть кахетинских бунтовщиков проникла также к истокам Хевсурской и Пшавской А., в Ананурский уезд и возбудила население его к мятежу. В виду чего 10 февраля 1812 г. в долину А. был направлен из Карталинии батал. Грузинского гренадерск. п-ка, под нач. полк. Ушакова, которому было предписано освободить от блокады Ананур и открыть сообщение с Владикавказом. Такая же задача, но для операций с севера, была дана Владикавказскому коменданту г.-м. Дельпоццо. Ушаков, прибыв в Мухрань, послал приказ нач-ку Гартискарского поста кап. Саганову с 3 ротами идти к нему на соединение в Душет. Но последний 12 февр. 1812 г. подвергся нападению скопищ мятежников и вернулся обратно в Гартискари. Это неудачное предприятие сильно подняло дух мятежников и могло бы иметь для нас серьезные последствия в долине А., если бы Ушаков на другой день, 13 февр., не разгромил мятежников у Душета и у Ананура. Высланная Владикавказским комендантом рота Суздальского полка, несмотря на глубокий снег, перевалила через Крестовый перевал и спустилась в Койшаурскую долину, восстановив так. образ. сообщение по военно-грузинской дороге. Восстание в Кахетии между тем продолжалось. К осени 1812 г. долина А. снова была занята мятежниками, а охранявшие военно-грузинскую дорогу наши посты были заблокированы в своих укреплениях. Для очистки дороги от мятежников было послано из Борчалы, Владикавказа и Тифлиса 6 батал. пехоты, под командой г.-м. Симоновича. Сообщение с Владикавказом было опять восстановлено, а отряд г.-м. Симоновича был направлен для операций против царевича Александра Ираклиевича, который к зиме 1812 г. был вытеснен из Кахетии и бежал к хевсурам. Главноком-щий на Кавказе г.-л. Ртищев поручил г.-м. Симоновичу руководство всеми предназначенными для этого силами, численностью около 3000 чел. Эти войска должны были по трудно-проходимым ущельям Хевсурской и Пшавской А., Терека и Алазани быстро двинуться к главн. хребту, а затем, перевалив через последний, атаковать располож. у истоков р. Аргуни (приток Терека) главный хевсурский аул Шатиль. Хевсуры — воинственные, дикие по нраву и мрачные по характеру, горцы; они, подобно средневековым воинам, были закованы с головы до ног в железо. Ружьями своими, которые представляли хорошие самодельные кремневки, хевсуры владели превосходно. Так. образ. отряд Симоновича, кроме грозной природы и трудно-проходимой местности, имел перед собой и серьезного неприятеля. 23 мая 1813 г. наши войска выступили в поход 3-мя колоннами. Двигаясь ущельями Хевсурской и Пшавской А., по заваленным еще снегом горным тропам, и встречая во многих местах упорное сопротивление хевсур, к 30 мая они перевалили через главн. кавказск. хребет и соединились у самых истоков р. Аргуни, в сел. Лабнис Кари. Укрепл. аул Шатиль, в котором укрылся царевич Александр и который предписано было взять отряду Симоновича, находился в ½ перехода от места соединения колонн, также в ущельи верховьев р. Аргуни. Симонович, решив 31 мая начать атаку Шатиля, разделил свой отряд на 3 колонны: 1-я под нач. полк. Тихановского направлена на скалы лев. берега Аргуни, 2-я г.-м. Сталя — по высотам правого берега, а 3-ю, по ущелью, повел в атаку сам Симонович. Медленно, но настойчиво, наступали обходные колонны, стремясь очистить проход по дну ущелья для средней колонны. Но последняя должна была отказаться от намерения идти по ущелью, т. к. тропа оказалась испорченной хевсурами; г.-м. Симоновичу пришлось в виду этого со своей колонной двигаться по левому берегу, вслед за колонной Тихановского. Сюда же перешла и колонна г.-м. Сталя, очистившая от хевсур правый берег Аргуни. Бой продолжался до ночи. На ночлег русский отряд расположился на скалах, которыми овладел в течение дня. С рассветом 1 июня бой возобновился. Скопища хевсур и кистинцев, желая преградить нашему отряду путь к Шатилю, заняли и укрепили впереди лежащий аул Гуро. Последний был взят штурмом, а 2 и 3 июня отряд Симоновича овладел всеми передов. укрепленными высотами Шатиля. Подготовлялся штурм главн. гнезда хевсур; но они не выдержали и бежали за Аргун, отдав так. обр. Шатиль без сопротивления. Царевич Александр бежал вглубь Аварии, еще накануне боя 31 мая. Хевсуры и кистины были усмирены. (Утверждение русского владычества на Кавказе, т. II. Изд. Шт. Кавказск. воен. округа).