ВЭ/ВТ/Атака пехоты

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Атака пехоты
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аральская флотилия — Афонское сражение. Источник: т. 3: Аральская флотилия — Афонское сражение, с. 215—219 ( скан )ВЭ/ВТ/Атака пехоты в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


АТАКА ПЕХОТЫ. Главным препятствием для наступления является огонь противника, предельную дальность которого для нынешних полевых войск можно принять в 6 верст (дальний шрапнельный огонь полевой пушки). Для выполнения атаки пехоте необходимо обеспечить себе возможность движения под этим огнем, для чего необходимо: 1) решимость наступать на врага во что бы то ни стало и, если обстоятельства позволяют, атаковать быстро; 2) рекогносцировка (разведка) сил и расположения противника и местности; 3) соответствующий обстановке план атаки; 4) применение к местности; 5) взаимное содействие пехоты и артиллерии; 6) принятие мер для поддержки, развития и обеспечения боя от случайностей; 7) соответствующие боевые порядки и их маневрирование, и 8) обеспечение огнестрельными припасами. В применении и использовании всех этих средств и заключается выполнение пехотной атаки. Решимость наступать на врага во что бы то ни стало должна воодушевлять всех чинов пехоты, от старшего начальника до последнего рядового бойца, выражаясь в готовности жертвовать своею жизнью. Драгомиров так определяет решимость: "только тот победит, т. е. погубит противника, кто сам бесповоротно решится на погибель". Хотя в тактике прежних времен решимость ставилась первым условием возможности выполнения атаки, но она имела в то время меньшее значение, чем ныне, по следующим причинам: а) наступление производилось на короткое расстояние, быстро и часто безостановочно; б) цель атаки — враг — был хорошо видим; в) строи войск были сомкнуты и легко управляемые, люди шли в бой плечом к плечу, задние подпирая передних; г) войска повиновались командам и личному примеру начальников высших степеней; д) бои продолжались сравнительно короткое время — несколько часов, а иногда время атаки измерялось минутами. Ныне движение в атаку начинается за несколько верст от противника и производится б. ч. медленно, с остановками, не только шагом и бегом, но и ползком; враг долго, а иногда и совсем, бывает невидим; бойцы остаются часто в неизвестности о местах расположения противника, с которых он наносит им поражение; строев не существует на полях сражений, а есть только тактическая группировка бойцов, сообразно с обстановкой; войска разбросаны на большие расстояния, управление ими в высшей степени затруднительно; влияние личного примера высших начальников умалилось; бой длится чрезвычайно продолжительное время, иногда несколько суток без перерыва; в наступлении приходится временно прибегать к обороне, окапываясь на захваченных участках местности. Вообще, напряжение физических и нравственных сил, в современном бою несравненно больше и требует большего упорства, а потому и большей решимости победить. Однако быстрота и даже непрерывность наступления пехоты будет и ныне, в некоторых частных случаях (подавление противника огнем, внезапность, ночь, туман и т. под.), — лучшим способом атаки и уменьшения её потерь. От точности разведки, сил и расположения; противника, будет зависеть составление плана атаки, т. е. выбор направления, назначение войск в боевую часть и в резерв, время, скорость и порядок движений. Чем полнее будут эти сведения, тем легче достигнуть успеха в атаке, но нельзя забывать, что потеря времени в бою недопустима; поэтому, если продолжительною разведкою мы и добудем более полные сведения, то можем всё-таки тем самым дать возможность противнику обратит лишнее время в свою пользу; следует твердо усвоить, что, в случае не вполне ясной обстановки, решительные действия лучше и выгоднее выжидания. Прежде разведку впереди фронта наступления пехоты несла всецело кавалерия, очищая фронт лишь непосредственно перед краткой огневой подготовкой пехотного боя; ныне, задолго до перехода в боевой порядок пехоты, кавалерия может быть вынуждена очистить её фронт и отойти на фланги; поэтому пехота должна еще до вступления в сферу атаки выдвинуть свои разведывательные органы, которые стараются сбивать и гнать разведывательные и сторожевые части противника; если последние обороняются упорно, то разведывательные органы атакующего поддерживаются не только пехотой с пулеметами, но и артиллерией. Одновременно с высылкой разведывательных органов перед фронт атакующих войск, такие же высылаются и с флангов, которые не только разведывают, но и ищут фланги противника; при действиях крупных пехотных частей, эта задача обыкновенно возлагается на кавалерию. Вообще же, каждая атакующая пехотная часть должна иметь своих разведчиков перед фронтом наступления и на флангах. Деятельность разведывательных органов на фронте с открытием огня постепенно переходит в бой передовых частей, который по существу есть та же разведка. План атаки должен соответствовать цели и обстановке, в зависимости от коих каждый начальник и принимает известное решение, стараясь привести его в исполнение всеми имеющимися в его распоряжении силами и средствами. План должен быть возможно простым, и лучше всего, если он не изменяется до конца боя; хотя в современных длительных сражениях, при упорном противнике, обстановка может настолько видоизмениться, что вызовет изменение и плана А. План должен быть понят ближайшими подчиненными начальника, разъяснен более младшим чинам, и в такой постепенности ориентировка о предстоящих действиях должна достигнуть рядового бойца. В современном бою систематическое, повторное и постоянное ориентирование в целях и способах выполнения атаки особенно необходимо, потому что его ведение немыслимо без самодеятельности всех младших начальников. Содействие артиллерии и пехоты друг другу выражается в том, что оба рода войск должны преследовать одну и ту же цель; своим огнем ослабить и даже подавить силу огня противника и тем обеспечить себе возможность наступления. А. должна прежде всего погасить огонь арт-рии противника, а затем подавить и его ружейный огонь, препятствующий наступлению пехоты, перенося свой огонь на цели, наиболее вредящие последней; таким образом артиллерия прокладывает путь пехоте. Пехота должна пользоваться успехом огня своей арт-рии и, при малейшей к тому возможности, подаваться вперед, обеспечивая в то же время и наступление арт-рии, если последней нужно податься вперед; таким образом, артиллерия прокладывает дорогу пехоте, обеспечивая ее от атак противника. Применение к местности во время постепенной А. составляет одно из важнейших условий достижения успеха, ибо только при его соблюдении возможно нанести наибольшее поражение своим огнем противнику и понести наименьшие потери. Вот почему полезно тщательно исследовать путь наступления, высылаемыми вперед разведчиками; в важнейшем направлении атаки рекогносцировка производится опытными офицерами. В зависимости от расположения атакуемого противника (особенно если он расположен на заранее избранной и подготовленной для обороны позиции), атакующая пехота может быть поставлена в весьма трудные условия применения к местности, т. е. ей будет неудобно обстреливать противника и вместе с тем она будет находить весьма мало закрытий; в таком случае последние придется создавать искусственно, для чего каждый пехотинец должен быть снабжен шанцевым инструментом (лопата, топор, кирка, мотыга) и мешками для насыпания в них земли; м. б. придется для наступления переползать с одного места на другое, прикрываясь мешками с землей; м. б. придется пролежать продолжительное время на одном месте и начать движение под покровом ночной темноты; м. б. только при содействии артиллерии, пулеметов, и соседних пехотных частей окажется возможным сближение с противником. Но во всяком случае, искусство применения к местности во многом облегчает выполнение атаки, а потому обучение ему в мирное время приобретает особенное значение. В современном бою поле сражения пустынно и безлюдно, ибо атакующие войска б. ч. стремятся вперед врассыпную, не подымаясь во весь рост, а перебегая и переползая незаметно. Принятие мер для поддержки и развития боя и обеспечения его от случайностей. а) Поддержка боевых частей резервами. При составлении плана А. начальники делят свои войска на войска, ведущие бой на фронте, и резерв, который назначается; а) для нанесения решительного удара и б) для управления боем начальником. Соотношение этих двух частей в современном бою зависит прежде всего от обстановки. В виду решающего значения действия огня, атакующему необходимо сразу обеспечить себе преобладание в нём, если и не в самом начале атаки, когда дальний ружейный огонь вообще мало действителен, то при сближении с противником; поэтому выгодно делать фронт более сильным, помня, что подход резервов и усиление ими сопряжено с большими потерями. При большей длине фронта атакующей пехоты, её огонь является концентрическим в отношении фронта противника; она сама меньше рискует быть обстрелянной и охваченной с флангов; при более сильном фронте резерв можно держат дальше и следовательно более обеспеченным от потерь и морального потрясения; при большей длине фронта, как войска, дерущиеся на фронте, так и в особенности резервы получают больший простор маневрирования и применения к местности. В начале А. каждая войсковая часть, начиная от роты, должна стремиться иметь свой резерв; по мере развития боя число резервов сокращается вливанием их в боевые участки. Крупные боевые единицы (дивизии, корпуса, армии) могут иметь два и более резерва, расположенные рассредоточенно, напр., один за центром боевого порядка, другой за флангом, или уступом вне фланга; последний м. б. назван "маневренным" резервом, если во время атаки ему предстоит выполнить маневр — охватить фланг противника и атаковать, отбросить его охват. После успешной А., следует развивать победу преследованием. Хотя задача преследования разбитого врага д. б. вообще возлагаема на кавалерию, но это не избавляет пехоту от обязанности развить достигнутый успех при содействии придаваемых ей артил. и пулеметов. Во время последней войны японцы во всех 3-х генеральных сражениях (Ляоян, Шахэ-Бенсиху и Мукден) не могли развить свой успех, п. ч., не имея в достаточном количестве кавалерии, к концу боев не располагали свежей пехотой, а между тем в современном затяжном бою, когда не было достигнуто окружение противника, только преследование превращает победу в разгром. б) Обеспечение флангов. Каждая фланговая атакующая пех. часть обязана во время атаки иметь на внешнем фланге свои разведывательные органы, которые бдительно осматривают прилежащую местность и предупреждают о появлении противника; это совершенно необходимо, потому что обеспечение флангов местностью может быть лишь исключительным случаем; примеры военной истории показывают, что часто расчеты на недоступность местности имели своим последствием неожиданное нападение противника. в) Управление. С минуты отдачи приказаний для А., каждый начальник обязан следить за выполнением его подчиненными поставленных им задач, но не вмешиваться в их исполнение. Однако и подчиненные не должны обращаться к начальникам за получением дополнительных и новых приказаний, даже при изменившихся условиях обстановки, если только располагают средствами для выполнения соответствующих боевых операций; особенно строго нужно воздерживаться начальникам всех степеней от просьб о подкреплениях, прибегая к ним лишь в крайней необходимости; поставленная задача должна выполняться каждым начальником своими силами и средствами во что бы то ни стало. Из всех способов управления (команда, сигнал, знак, приказание, личный пример), в современном бою пехоты главнейшим, а часто и единственным является приказание — письменное и устное. Каждое приказание, как общее правило, должно начинаться с ориентировки (о противнике, соседях, о положении у себя, о планах, целях и намерениях) и заканчиваться предписываемым. Всякое приказание может б. осуществлено только при условии, что обстановка, изложеная в голове его, не изменилась. В противном случае частный начальник по собственному почину, во имя общих намерений старшего нач-ка, во избежание потери времени и удобного момента, должен сам внести в полученные распоряжения необходимые поправки или же, не ожидая новых приказаний, изменить полученные в корне. Нужно помнить, что лишь основные идеи и цели плана старшего нач-ка обязательны и м. б. изменены лишь им самим, частности же исполнения могут изменяться частными начальниками, которым на месте виднее. Подобный способ управления войсками, основанный на ориентировке, наилучшим образом обеспечивает за старшими начальниками влияние на ход боя (даже и в случае израсходования ими своего резерва). Имея в виду способ управления только приказаниями, необходимо озаботиться о своевременности, точности и надежности их передачи, для чего служит прежде всего подготовка всех начальствующих лиц к умению держать связь между собою и подготовка средств этой связи. По мере сближения с противником, в мелких боевых единицах (отделении, взводе, роте) приобретает значение способ управления личным примером начальника. При движении (для штурма) в штыки личным примером могут управлять и начальники более крупных боевых единиц — командиры батальонов и полков; такой же случай (однако редкий) может представиться нач-кам более высокой степени, а именно, когда они израсходовали все свои резервы и должны решиться на последнее усилие, чтобы восстановить колеблющийся бой, или окончательно сломить врага. Управление звуковыми сигналами на трубе (барабан совершенно не нужен) применимо лишь в исключительных случаях, и годятся лишь свистки, употребляемые для возбуждения внимания людей, к команде-приказанию и примеру начальника. Управление сигналами-знаками, напр., маханием шапкою, оружием, флагами, имеет широкое применение, и некоторые условные нужнейшие знаки должны быть усвоены всеми людьми пехоты, г.) Связь. Достижение атакующими пехотными частями поставленной им цели возможно только при согласованности их действий, взаимной поддержке и выручке, которые зиждятся на связи всех начальников между собою, не только в глубину боевого порядка, во имя принципа привычных иерархических отношений, но и в особенности, по фронту во имя столь важного в боевом отношении принципа взаимной поддержки. Можно сказать что без связи по фронту никакой активный бой невозможен. Только связь по фронту дерется, в мелких боевых единицах первую роль выполнения связи играют личное наблюдение и посылка донесений, сообщений и приказаний, как устных, так и письменных; в крупных боевых единицах личное наблюдение недостаточно, а иногда и невозможно, вследствие чего необходимы особые технич. средства связи: наблюдательные вышки, конные ординарцы, телеграф, телефон и ориентировка с воздушных машин. Применение всех этих способов и средств связи начинается с минуты перехода в боевой порядок и продолжается непрестанно до конца А. Соответствующие боевые порядки и строи и их маневрирование. Пехота должна вести атаку в боевом порядке, представляющем из себя некоторую тактическую группировку боевых единиц и отдельных бойцов, допускающую ей использовать всю силу своего огня, наступать, нести возможно меньшие потери и победить своего противника, либо заставив его уступить воздействию огня, либо завершив огневое действие ударом в штыки. Ясно, что о каких-нибудь сомкнутых боевых построениях, кроме исключительных случаев, для атакующей пехоты не может быть и речи. Строй должен быть разреженный, разомкнутый, в котором каждый пехотинец имеет возможность свободно пользоваться огнестрельным действием своего оружия и применяться к местности, Даже такая мелкая боевая единица, как рота, не может уже находиться в сфере атаки в сомкнутом строю; действительно, началом сферы движения в А. следует ныне принимать дистанцию дальнего шрапнельного огня противника, т. е. приблизительно 6 вер.; уже здесь, для уменьшения потерь и для удобства пользования закрытиями, рота должна переходить в строй по-взводно, прикрытый цепью дозоров. При сближении с противником на расстояние среднего шрапнельного и дальнего ружейного огня (4.500—3.000 ш.) рота должна быть готова к стрелковым действиям и может иметь часть взводов рассыпанными в цепь, а другую часть их за цепью в расстоянии около 1.000 шагов. На дистанции в 2.500—1.500 ш. от пехоты противника сила её ружейного огня такова, что передвижение целыми взводами, даже посредством перебежек, сопряжено на открытой местности с весьма серьезными потерями. Для взводов, не рассыпанных в цепь, применяется строй, который, представляя меньшую цель, дает большие удобства для перехода в боевой порядок и вместе с тем дает возможность отражать всякую внезапно появляющуюся на фланге опасность; таким строем является строй по отделениям. До вступления взводов в сферу ружейного огня (2.700—2.500 ш.), наступление должно вестись по возможности безостановочно; на этом расстоянии командир роты должен подыскать укрытие хотя бы для части взводов; если для некоторых взводов такого укрытия не окажется, то не укрытые взводы могут расположиться шагах в 500—700 позади, чтобы не нести потерь, одновременных с потерями укрытых взводов. Эта остановка необходима для разведки подступов и расположения противника. При наступлении в сфере дальнего ружейного огня (до 1.500 ш.), в целях лучшего обеспечения управления боевым порядком роты и удобства применения к местности, применяются тонкие строи: одношереножный разомкнутый или рассыпной строй взвода (отделения). Скрытность требует возможного сокращения времени открытых передвижений, а потому, даже при ничтожных потерях, в сфере дальнего ружейного огня, части боевых порядков пехоты должны быстро перебегат от укрытия к укрытию до тех пор, пока не наступит время открытия огня на дистанции действительного огня (1.200—800 ш.), с тем, чтобы открытие огня могло сразу дать моральный и материальный результаты. Однако такое соображение не может служить обязательным правилом, и могут быть случаи открытия огня с самых дальних дистанций, допускаемых прицелом. Пехота атакует совместно с артиллерией, и задача последней состоит в том, чтобы облегчить наступление пехоты до указанных расстояний действительного ружейного огня; может быть пехоте придется для этого остановиться и выжидать, укрывшись и даже окопавшись. При приближении к противнику на 1.500 ш., направление удара ротою и способы его выполнения должны быть ясны для командира роты. То или иное решение должно быть принято, и исполнение его передано в руки взводных командиров; указав каждому из них цель действий, вытекающую из задачи, выполняемой ротою, командир роты управляет всем боевым порядком роты. Движение вперед боевого порядка в сфере прицельного ружейного огня по местности, открытой для взоров противника, должно происходить не иначе, как перебежками, если возможно, то целыми взводами; если это будет представлять опасность в смысле потерь и обнаружения маневра, то — отделениями; перебежки направляются к пунктам, указываемым выходящими вперед взводными и отделенными командирами, или сигнальщиками, расставляемыми по указаниям последних. Перебежки способствуют скрытности и быстроте наступления, давая в результате внезапность, служащую лучшим обеспечением успеха. Таким способом рота подойдет к укрытиям, находящимся в 1.800—1.500 ш. и ближе от пехоты противника, или же создаст себе укрытия искусственно. Взводы, составляющие резерв, не должны следовать за каждой перебежкой боевой части, а могут и миновать некоторые из закрытий. Наступление в сфере действия руж. огня (от 1.500 ш.), под огнем противника, по совершенно открытой местности, может происходить перебежками звеньев и одиночных людей, с накапливанием взводов или отделений на промежуточных остановках или позициях. В 800—500 ш. применяются переползание и самоокапывание для немедленного создания укрытий; перебежки должны быть возможно коротки и быстры. Сближение на дистанцию в 600—500 ш. в большинстве случаев будут иметь решительное значение для одной из сторон, особенно если применение огня сопровождается маневрированием. Атакующий должен обеспечить себе возможность самого энергичного огневого действия, как в смысле участия максимума ружей и пулеметов, так и в смысле непрерывности огня, которая больше всего зависит от правильного питания патронами. Регламентировать удар в штыки в современных условиях боя невозможно, так как успех действия пехоты в непосредственной близости от противника зависит от самодеятельности и почина самых младших начальников и даже одиночных рядовых бойцов. Броситься в штыки на нерасстроенного противника даже всего с растояния в 50 шагов является предприятием трудно выполнимым; вообще открытое движение от последней стрелковой позиции с целью удара в штыки, при силе современного огня, представляется возможным в исключительных случаях нравственного и огневого превосходства атакующего над атакуемым. На основании опыта войны 1904—5 гг. можно придти к убеждению, что натиск на противника и захват его позиции производится не совместными усилиями густых линий и сомкнутых масс войск, а совсем иначе. Сближение противников на фронте имеет некоторый предел, потому что если атакуемый не оставит своей позиции и будет поддерживать огонь, то атакующий должен остановиться на так называемой последней стрелковой позиции; тогда начинается взаимный расстрел, успех которого зависит главным образом от духа и организации снабжения патронами. Для атакующего необходимо содействие своей артиллерии, пулеметов и частей действующих во фланг противнику; последнее достигается маневрами резервов, которые должны развивать в эту минуту наибольшую энергию, доходя до дерзости. Если такого содействия не будет, то продолжается расстрел до тех пор, пока какая-нибудь благоприятная случайность не поможет атакующему, напр., находчивость и смелость отдельных бойцов или звеньев, отделений, взводов внезапному захвату какого-нибудь выдающегося пункта позиции противника, или овладению таких участков её, где почему-нибудь ослабел огонь; такой отдельный успех может решить всё дело в пользу атакующего. Сущность и способы производства атаки более крупных частей остаются те же, но только боевые порядки принимают соответственно большие размеры по фронту и в глубину, увеличивается упорство и продолжительность боя, возрастает значение взаимопомощи артиллерии и пехоты и отдельных боевых единиц, усложняется управление и связь. Обеспечение снабжения огнестрельными припасами. Так как производство пехотной А. сводится к подавлению своим огнем огня противника, то, естественно, перед началом А. должны быть приняты все меры к непрерывному и обильному питанию патронами всех частей пехоты. В общем питание патронами при атаке должно основываться на следующих данных: при вступлении в сферу действ. руж. огня (1.500 ш.), все боевые части должны иметь в цепи не только полный комплект снаряжения патронами на людях, но еще такой же запас нерозданных — частью в цепи, частью в ближайших резервах; такой же запас патронов на роты, выславшие цепи, должен быть при следующих резервах, если только невозможно держать непосредственно вблизи последних патронные двуколки или вьюки. На дальних дистанциях (до 1.500 ш.) огонь пехоты должен быть умеренный; в это время она должна наступать под покровительством, главным образом, огня своей артиллерии и обязана беречь патроны. По мере сближения с противником, поднос патронов из резервов в боевые части должен идти непрерывно. На ближних дистанциях (от 1.500 ш.) обязанность их снабжения всецело ложится на резерв; пересылают патроны в боевые части, не жалея и своего собственного комплекта, если бы поднос патронов с тыла замедлился. Нач-ки должны обращать внимание, чтобы отбирались патроны у раненых и убитых. Особенно трудно во время атаки питание пулеметов, которые могут в несколько минут выпустить весь свой запас; поэтому во всё время наступления, кроме исключительных случаев стрельбы по особенно выгодным для пулеметов целям, их следует держать в качестве подвижного огневого резерва для того, чтобы пользоваться ими на особенно угрожаемых местах, для поддержки фланговых атак, для отражения контр-атак и перед ударом в штыки, вообще, вводя их в бой в решительные минуты, — и тогда уже с полной силой, не экономя патроны.