ВЭ/ВТ/Аустерлиц

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аустерлиц
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аральская флотилия — Афонское сражение. Источник: т. 3: Аральская флотилия — Афонское сражение, с. 258—263 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕВЭ/ВТ/Аустерлиц в дореформенной орфографии


АУСТЕРЛИЦ, местечко Моравии, около которого 20 ноября (2 дек.) произошло сраж., завершившее русско-австро-французскую войну 1805 г. В половине ноября произошел резкий перелом в ходе военных операций на главном театре войны: русско-австрийская армия, под нач. ген. от инф. Голенищева-Кутузова, ускользнула из-под ударов Наполеона, и противники находились в выжидательном положении, группируя главную часть своих сил: союзники у Ольмюца, а французы близ Брюнна. Союзная армия бивакировала на сильной позиции у Ольшан, имея впереди авангарды: кн. Багратиона у Просница и ген. Кинмайера у Тобичау. Союзники имели здесь до 86 тыс. из коих 15 тыс. австр. войск; половина русских войск только что прибыла из России. Ожидалось прибытие еще 12 тыс. русских войск Эссена; в половине декаб. могла подойти соединенная 80-тыс. австр. армия. эрцгерц. Карла и Иоанна, шедшая через Венгрию из Италии и Тироля; к тому же времени могла быть притянута и русская 45-тыс. армия Беннигсена; наконец, было вероятно вступление в коалицию Пруссии. Иллюстрация к статье «Аустерлиц» № 1. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Появление прусских армий не только дало бы союзникам подавляющий перевес сил, но и поставило бы в опасное положение длинные сообщения франц. армии. При таких условиях, несмотря на большую свежесть войск и численное превосходство сравнительно с силами Наполеона у Брюнна, для союзников было выгоднее выжидать. Отсрочка решительного боя тем более ухудшала положение Наполеона, что он в течение этого времени не мог получить значительных подкреплений, а продолжительное его отсутствие из Парижа имело почти всегда своим следствием возникновение различных осложнений внутри Франции. Не взирая на это, в главной квартире союзной армии было решено не выжидать, а действовать. Присутствие при армии Императоров Александра I и Франца лишило Кутузова необходимой самостоятельности. Руководство операциями перешло из рук главнокомандующего к коллективному воздействию на штаб армии Императорской квартиры. Среди последней молодые влиятельные приближенные Императора Александра в воинственном задоре самонадеянно требовали немедленного наступления; стремились к решительному сражению и австрийцы, видевшие в нём естественный конец неудачной войны, которою они уже сильно тяготились. Такое настроение, не разделяемое Кутузовым, нашло поддержку и в его штабе, в лице ген.-квартирмейстера австр. ген. Вейротера, снискавшего доверие Императора Александра. Несмотря на продолжительный, хотя и несчастливый, боевой опыт, генерал этот. так и остался лишь военным теоретиком, с изумительно странным отношением к значению условий боевой обстановки и с полным непониманием духа наполеоновских. действий. Наполеон, базируясь по двум направлениям, на Вену и Брюнн-Иглау, должен был для обеспечения тыла назначить до ¾ сил, имевшихся на всём театре войны, и потому собственно для операций в окрестностях Брюнна имел лишь около 53 тыс; он мог притянуть еще в течение 2—3 дней часть корпусов Даву и Бернадотта и довести свои силы до 75 тыс. Двусмысленное поведение Пруссии, приближающиеся к союзникам сильные подкрепления, потребность скорейшего возвращения в Париж, — всё это заставляло Наполеона желать решительного боя. Однако, сила Ольшанской позиции и относительная слабость сил обрекали Наполеона на оборону, а потому решение союзников покинуть Ольшанские биваки как нельзя более отвечало его интересам. Ему оставалось рядом демонстративных мер увлекать далее противника в его движении и, избрав благоприятную местность, принять его атаку. Предпринимая наступление, союзники имели в виду отрезать франц. армию от Вены: им не было известно, что, с устройством Наполеоном коммуникационной линии на Иглау, сообщения с Веной для него теряли значение. 15 ноября союзная армия снялась с Ольшанской позиции и пятью колоннами двинулась в направлении большой дороги из Ольмюца в Брюнн. 16 ноября авангард под нач. кн. Багратиона, усиленный до 56 эск. и поддержанный частью пехоты, атаковал слабый франц. отряд, силою в 8 эск., у Вишау и выбил его из этого местечка. Такая удача еще более усилила уверенность союзников в целесообразности их намерений. В течение этих же двух дней Император Александр принял ген. Савари, присланного от Наполеона с приветствием. Савари едва ли удалос выведать подробно расположение союзных войск, но он убедился в приподнятом настроении Императорской свиты, видевшей в скромном поведении посланца франц. императора подтверждение того, что последний не склонен вступать в решительное сражение. Иллюстрация к статье «Аустерлиц» № 2. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg 17 ноября союзники, вместо того, чтобы продолжать движение в прежнем направлении к Брюнну, сошли с большой Ольмюцкой дороги и уклонились к ю.-в., при чём движение их из фронтального обратилось во фланговое. Последнее совершалось весьма медленно (в три дня пройдено 26 вер.) и в расстоянии от противника менее перехода. 19 ноября русско-австр. армия, без всякой помехи со стороны французов, заняла в виду неприятеля свое исходное перед сражением положение в окрестн. А. Узнав о переходе союзников в наступление, Наполеон стал деятельно готовиться к предстоящему сражению. Передовым войскам было приказано всюду отступать. Бернадоту и Даву послано приказание спешить на соединение с армией. Чтобы выиграть время для своевременного прибытия последних, Наполеон снова посылает к Имп. Александру Савари, предлагая личное свидание с русским монархом и заключение 24-час. перемирия. Отказ не повредил Наполеону: медленностью марша союзников ему было подарено времени в три раза более, чем предлагавшийся им срок перемирия. Производя непрерывно разведки своей кавалерией, Наполеон мог и лично, с возвышенных пунктов наблюдать (16, 17, 19 ноября) приближение неприят. армии к полю сражения. Поле А. сражения простирается к сев. несколько далее большой дороги Брюнн — Ольмюц и мож. б. ограничено с ю. — озерами Мениц, Сачан и р. Литавой, с в. — Раусницким ручьем, с з. — ручьем Ржишским или Гольдбахом, впадающим в Меницкое озеро и принимающим в себя, у д. Пунтовиц, Бозеницкий ручей. По болотистому свойству берегов этих ручьев, доступы через них, особенно на прав. их берегу, трудны, при чём более удобные образуют теснины у сел. Беловиц, Шлапаниц, Пунтовиц, Сокольниц и Тельниц, лежащие в глубоких балках. Указанное пространство вообще открытого характера, покрыто незначительными высотами, составляющими последние отроги Богемо-Моравских гор. Между ними возвышаются Праценские высоты, командующие всем полем сражения и небольшим ручьем, раздеденные на две группы: сев. и южн.; Праценские высоты круто спускаются к Литаве и довольно отлого к Гольдбаху. Озера и пруды были уже покрыты льдом, но еще тонким. Союзная армия, разделенная, по расписанию, составленному накануне сражения, на "колонны" и "отряды", вечером 19 ноября, расположилась на биваках: отряд Кинмайера (5 австр. б., 3 кав. венг. и 2 каз. п. п.) — у Аугеста; 1-я колонна Дохтурова (полки: 5-й егер., мушк. Новоингерм., Яросл., Владим., Брянск., Вятск., Моск., Киевск. грен., 1 б. 7-го егер. п., 2 роты батарейн. артиллерии, 1 рота пионер, 2½ с. каз.) — у Гостиерадека; 2-я кол. гр. Ланжерона (полки: 8-й егер., мушк. Выборг., Пермск., Курск., Ряжск., Фанаг. грен., 1 р. пион., 2½ с. каз.) — на Праценских высотах, правее Дохтурова; 3-я кол. Пржибышевского (2 б. 7-го егер. п., полки: мушк. Галицк., Бутырск., Подольск., Нарвск., Азовск., 1 р. пион.) — у Працена; 4-я кол. Колловрата (полки: мушк. Апшер., Смол., Новгород., Малорос. грен., 1 рота батарейн. артиллерии, 1 р. пион. и 15 слабых австр. батал.; русские войска этой колонны — под нач. Милорадовича) — позади 3-й; 5-я кол. кн. Лихтенштейна, из конницы (полки: Елизаветгр. гус., драг. Харьк. д. Черниг., Уланский Его Высоч., 32 австр. эск.) — левее 3-й и 4-й и впереди и сзади 2-й колонн; отряд кн. Багратиона (полки: гус. Павлогр. и Мариуп., драг. С.-Петерб. и Тверск., л.-кирас. Её Вел., 6-й егерск., мушк. Староингерм., Архангелогор., Псковск., 1 р. пешей и 2 р. конной артиллерии, 8 с. каз.) — по обе стороны большой дороги в Брюнн; резерв Цесаревича Конст. Павл. (1-й эшелон гвардии, полки: Конный, Гус., Преобр., Семен., Изм., гв. Егерский б., батал. артиллерии) — у А. Биваки некоторых колонн (3-й, 4-й и 5-й) были расположены так, что при расхождении с биваков утром неизбежно должно было последовать перекрещивание колонн. Вейротер заранее заготовил диспозицию для атаки, вопреки мнению Кутузова, полагавшего возможным сделать это лишь после разведок о противнике. В основу диспозиции положены были две произвольные данные: 1) что французы будут неподвижно стоять за Гольдбахом и 2) что путь отступления противника отходить от правого фланга его расположения и что, следов., сюда то и должен быть направлен главный удар. Согласно диспозиции, левое крыло (43 тыс. отр. Кинмайера, 1-я, 2-я и 3-я кол.), под общим нач. гр. Буксгевдена, должно было форсировать Гольдбах на участке Тельниц — Сокольницкий замок; то же, у Кобельница, должен был исполнить центр (17 тыс. 4-я кол.); далее, всем четырем колоннам следовало зайти направо и наступать широким фронтом для атаки правого неприятельского фланга; правое крыло (17½ тыс. 5-я кол. и отряд кн. Багратиона), под общим нач. последнего, должно б. первоначально держаться по обе стороны большой брюннской дороги, составляя ось захождения для левого крыла и центра, а в случае успеха последних — также начать наступление; резерв (8½ тыс. гвардия), под нач. Цесаревича, назначался для подкрепления правого крыла. Т. обр., армия, растянутая не менее как на 12 вер. по фронту, была разделена на несколько групп, имевших каждая особое назначение и разделенных значительными промежутками местности, при чём войскам лев. крыла предписывалось совершить на поле сражения весьма кружный (до 10 вер.) обход, а относительно слабый резерв был помещен за флангом, противоположным тому, на котором намечалась главная атака. После полуночи начальники колонн были собраны в главную квартиру Кутузова, в Крженовиц, и здесь Вейротер прочел свою диспозицию. Иллюстрация к статье «Аустерлиц» № 3. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Когда его спросили: что делать, если Наполеон перейдет в наступление, ген.-квартирм. ответил, что такого случая не предвидится. Только около 6 ч. утра, чуть не в минуту выступления колонн с биваков, довольно длинная диспозиция, переведенная неуклюжим слогом на русский язык, была доставлена войскам. Наполеон имел в день сражения около 75 тыс. (из коих около 23% конницы), но две дивизии из корпуса Даву могли прибыть лишь утром. Чтобы обеспечить свой лев. фланг, от которого отходил путь отступления на Иглау, он приказал укрепить и вооружить 18 орудиями, взятыми из Брюнна, крутой холм у большой Ольмюцкой дороги; этот пункт (Сантон) был занят пех. полком, коему и было приказано оборонять его до последней крайности. 19 ноября Наполеон окончательно убедился в предполагаемом обходе его союзниками, а их биваки ясно обозначали растянутость фронта их армии. Поэтому он составил следующий план действий: скрытно, в течение ночи, перевести все свои войска, кроме прав. фланга, на лев. берег Бозеницкого ручья и затем, удерживая неприятеля на флангах, в то же время массами, собранными между Пунтовицем и Гиршковицем, прорвав его слабый центр, утвердиться на Праценских высотах. Прорыв центра приводил также и к удару на фланг и тыл первых четырех колонн союзников. После полудня 19 ноября Наполеон собрал корпусных командиров и, очертив общее положение, объяснил им свои предположения, а также и ту роль, которую он предназначал каждому из них. Эти словесные приказания были сообщены войскам в виде письменной диспозиции, однако, лишь утром в день сражения. Согласно этих указаний, Даву было приказано оборонять Гольдбах от Тельница до Сокольницкого замка включительно, т. е. он должен был держаться сначала с 5 тыс., а затем с 12½ тыс., против 43 тыс. Буксгевдена. Корпуса Сульта и Бернадота, кавалерия Мюрата, гренадеры Удино, гвардия, (всего до 50 тыс.), должны были, перейдя Бозеницкий ручей, скрытно расположиться между Пунтовицем и Гиршковицем, против Праценских высот. Корпусу Ланна приказано действовать, на лев. фланге, против войск Багратиона. Из этого видно, что для решит. удара Наполеон назначил около ⅔ своих сил и сосредоточил их на протяжении около 3 вер. по фронту. Вечером франц. войска читали приказ (вернее, воззвание) императора, в котором он посвятил в тайну своего плана всю свою армию, словами: "... в то время, как они будут обходить меня справа, они подставят мне фланг"... Кроме того, маршалам было приказано явиться к Наполеону 20 ноября в 7½ час. утра, для получения новых приказаний в зависимости от движений, которые будут исполнены противником в течение ночи. К сказанному надо добавить, что в русских войсках еще существовали полковые орудия; тем не менее русская артиллерия, особенно по своей материальной части, а также конница (составлявшая в союзной армии до 20%) нисколько не уступали французским. Русская пехота применяла линейный боевой порядок (развернутые бат-ны); застрельщичий бой могли, в сущности, вести лишь немногочисленные в армии егерские полки. Французской же пехоте, несравненно более обученной стрельбе, Наполеоном, незадолго до А., был рекомендован особый боевой порядок, способствовавший развитию столь любимого русскими штыкового боя: в бригаде первый полк строился в развернутых бат-нах, второй же по-батальонно за первым, в колоннах. В холодное утро 20 ноября, когда густой туман заполнял все лощины и балки, колонны союзных войск, около 7 час., начали наступление. Первым завязал бой отряд Кинмайера, который, несмотря на довольно слабое занятие Тельница частями франц. дивизии Леграна, дважды врывался в это селение, но не мог в нём удержаться. Ему удалось это лишь тогда когда подошла 1-я колонна Дохтурова, и он был поддержан частью её войск. Гр. Буксгевден, бывший при 1-й колонне, исполняя данное ему по диспозиции назначение равняться с головою 2-й колонны, остановил дальнейшее движение Дохтурова, ожидая прибытия гр. Ланжерона. Между тем подошел Даву с дивизиями Фриана (пех.) и Бурсье (драг.) и выбил союзников из Тельница, не будучи, однако, в силах оттуда дебушировать. Тогда Дохтуров вновь овладел селением и утвердился в нём. 2-я колонна выступила с бивака несколько позже 1-й, а шедшая в хвосте её бригада гр. Каменского 2-го была задержана на пути кавалерией 5-й колонны, так что находилась еще на Праценских высотах в то время, как шедшие в голове 2-й колонны егеря уже атаковали Сокольниц. Селение несколько раз переходило из рук в руки, но окончательно осталось за Ланжероном. 3-я колонна Пржибышевского, задержанная в своем движении еще более, нежели 2-я, вследствие более длинного пути и прохождения через д. Працен, подошла также к Гольдбаху и овладела Сокольницким замком; но все попытки её сбить французов с лежащих за замком высот остались без последствий: Даву стянул сюда большую часть сил своего участка и, благодаря бездействию Буксгевдена, в продолжение 3½-час. боя успешно держался против более чем тройных сил. Пока шел бой на Гольдбахе, 4-я колонна, при которой находился Кутузов, стояла еще на Праценских высотах. Правильно оценивая важность этих высот, как пункта, командующего окружающею местностью и прикрывавшего тыл первых трех колонн, Кутузов медлил сходить с них. Но когда он получил от Имп. Александра, подъехавшего к колонне, повеление начать движение, то выслал тотчас же авангард. Последний, под командой Милорадовича, в походной колонне, без мер охранения, даже с незаряженными ружьями, втянулся в д. Працен, но при выходе из неё был неожиданно атакован превосходными силами французов и опрокинут. Никому и в голову не приходило, чтобы на высотах, на которых час тому назад еще были ночевавшие здесь русские войска, оказался неприятель. Между тем, по эту сторону Гольдбаха была не только масса неприят. войск, скрытых туманом, но здесь же, окруженный маршалами, находился и сам Наполеон, стоявший на высоте у д. Шлапаниц. Когда он увидел, что русские колонны уже очистили впереди лежащие высоты и спустились в лощины к Гольдбаху, он приказал войскам своего центра начать движение. Корпусу Сульта было приказано наступать на Праценские высоты: дивизии С.-Илера — правее праценской колокольни, а дивизии Вандама — левее последней; корпусу Бернадота двинуться в направлении на Блазовиц, а левее Бернадота наступать кавалерии Мюрата в пространство между Блазовицем и Кругом. Несмотря на неожиданность встречи авангарда 4-й колонны с готовым к бою противником, Кутузов успел, однако, построить часть войск 4-й колонны в боевой порядок позади д. Працен, при чём правее стали русские бат-ны Милорадовича, а левее — австрийцы Колловрата; кроме того, послано было за подкреплениями к кн. Лихтенштейну. Однако, все попытки Милорадовича, неоднократно водившего в атаку свои полки, даже при поддержке четырех конных полков, присланных Лихтенштейном, не могли остановить Вандама, который, несмотря на отчаянные атаки русских, дравшихся на глазах Государя, постепенно подавался вперед. Видя безуспешность боя и крайнее расстройство войск, Император Александр приказал отступать к А. Так же неудачно вел бой и Колловрат против С.-Илера. Все сознавали необходимость во что бы то ни стало отнять Праценские высоты у французов. Но прибывшие к этому пункту подкрепления: бригада Каменского 2-го, приведенная по его инициативе из 2-й колонны, и Курский полк, приведенный Ланжероном и почти уничтоженный при геройской атаке, могли лишь замедлить наступление С.-Илера. С потерей Праценских высот, с разгромом центра союзников, исход сражения уже предрешался не в их пользу: войска прав. крыла были заняты боем с войсками Бернадота, Мюрата и Ланна, а от гр. Буксгевдена, — при его скромных военных дарованиях, к тому же оторванного с войсками лев. крыла на довольно значительное расстояние, совершенно не установившего связи с центром, и нельзя было ожидать проявления личной инициативы для выручки Праценских высот. 5-й колонне кн. Лихтенштейна следовало занять равнину между Блазовицем и Кругом. Т. к. колонне пришлось пересечь пути 2-й и 4-й колонн, то движение её замедлилось, и французы предупредили союзные войска на указанном пространстве: здесь наступала кавалерия Мюрата, построенная в три линии и поддержанная пех. дивизиями Риво и Каффарелли; на флангах конницы шли пех. дивизии: на прав. — Друэ, на лев. — Сюше. В это время, согласно диспозиции, Цесаревич вел резерв к Блазовицу. Увидев наступавшие войска противника, Цесаревич, построил гвардию в боевой порядок, занял Блазовиц двумя бат-нами и, так. обр., очутился сразу в боевой линии, вместо того, чтобы быть в резерве прав. крыла, как то указывалось диспозицией. Наконец, несколько позже появилась и конница 5-й колонны, уже ослабленная отделением четырех полков в помощь 4-й колонне и 10 эск., под нач. Уварова, для обеспечения лев. фланга войск кн. Багратиона. Находившийся в голове колонны Уланский Цесаревича п., не ожидая подхода остальной кавалерии, бросился в атаку. Уланы опрокинули переднюю линию франц. кавалерии, пронеслись через две остальные, прорвались сквозь пехоту Риво и Каффарелли и кинулись рубить прислугу стрелявшей по ним картечью франц. батареи. Однако, расстроенные длинною атакою, атакованные с нескольких сторон легкой кавалерией Келлермана, потеряв 28 оф. и 480 нижн. чин., уланы должны были повернуть и врассыпную присоединиться к лев. флангу кн. Багратиона. В это время, пехота Риво вытеснила гвард. бат-ны, занимавшие Блазовиц. Тогда Лихтенштейн двинулся с кирасирами для задержания французов, дебушировавших из селения; произведя несколько атак с переменным успехом, Лихтенштейн, поражаемый фланговым артиллер. огнем с Праценск. высот, должен был отойти. Между тем, Цесаревич, стремясь восстановить связь с центром и не получая ниоткуда известий, принял смелое решение и двинулся с гвардией, под прикрытием стрелковой цепи, к Праценск. высотам. Едва это движение было замечено французами, как с их стороны последовал ряд атак, с успехом отраженных на первый раз Преображенцами и Семеновцами, а особенно л.-гв. Конным п., который ударил. на лев. фланг пехоты Вандама. Эск-ны конной гвардии смяли 4-й лин. полк, овладели его орлом, с успехом отразили атаку франц. гвард. кавалерии Бессиера, высланной Наполеоном в поддержку пехоты, и только вследствие утомления и расстройства должны были уступить бешеной атаке наполеоновских мамелюков, предводимых Раппом. Видя невозможность пробраться к Працену, Цесаревич приказал, в 12-м часу, отступление к А. В это время подошли Кавалегарды и Лейб-казаки, входившие в состав 2-го эшелона гвардии и двинутые на рысях к полю сражения; для прикрытия отступления пехоты, полкам этим было приказано идти в атаку. Кратковременная и храбрая атака задержала преследование противника и дала возможность пехоте перейти через ручей, но стоила Кавалергардам 13 оф., 226 нижн. ч. и до 300 лошадей, выбывшими из строя. На прав. фланге союзников кн. Багратион построил пехоту по обе стороны Ольмюцкой дороги, а кавалерию Уварова на лев. фланге пехоты, которая также заняла сел. Круг и Голубиц. Багратиону удалось даже овладеть с. Дворошна (Бозениц), но не надолго. Ланн, усиленный дивизией Каффарелли и всем лев. флангом кавалерии Мюрата вследствие приказания Наполеона, решительно атаковал Багратиона. Кавалерия Уварова, пытавшаяся остановить движение франц. кирасир, была опрокинута с потерею орудий конной роты Ермолова. Ланн обошел Багратиона с лев. фланга; французы встретили весьма упорное сопротивление со стороны русских егерей в сс. Круг и Голубиц, но всё же выбили их из этих селений, а появившаяся на высотах близ Коваловиц, франц. батарея стала продольно обстреливать боевое расположение Багратиона. Последний вынужден был начать отступление. Для того, чтобы ослабит напор неприятеля, был выдвинут Архангелогородский пех. п., который в течение часа отбивался от франц. кавалерии и потерял до 1.600 чел. А кн. Багратион, отступая шаг за шагом, держался последовательно на трех позициях и дошел до Раусница, где Ланн, по приказанию Наполеона, остановил преследование. Тогда для восстановления связи с прочими Багратион отошел к А., очистив Ольмюцкую дорогу и бросив неприятелю большую часть находившихся на ней обозов. Утвердившись на Праценских высотах, Наполеон решил перейти к атаке флангов союзников и приказал: Даву — атаковать Тельниц и Сокольниц; корпусу Сульта — наступать частью сил во фланг русских к Сокольницу, частью же в тыл, к Аугесту; гренадерам Удино и гвардии — следовать за Сультом. Так. обр., против войск лев. крыла союзников было направлено более 45 тыс. франц. войск. Буксгевден, не зная, что происходит у него в тылу, у Працена и Крженовица, не уясняя себе значения происшедшего в ходе сражения перелома, продолжал вяло вести бой против Даву с целью овладеть высотами к с.-з. от Сокольница. Проволочка времени, допущенная им при исполнении приказания Кутузова об отступлении, имела для войск лев. крыла столь роковые последствия, что для некоторых из них отступление получало характер бедствия. Колонна Пржибышевского, войска которой были на обоих берегах Гольдбаха, поражаемая огнем сильных франц. батарей с высот у Сокольница, оказалась окруженной войсками Даву и Сульта. Пржибышевский отбивал все атаки французов, но, видя невозможность отступить на Годьежиц, как то указывалось диспозицией, и не зная об участи, постигшей 4-ю колонну, двинулся на соединение с нею к Кобельницу. Здесь в русскую пехоту врубилась франц. кавалерия и после упорного сопротивления колонна Пржибышевского была частью рассеяна, частью взята в плен. Из войск 2-й колонны гр. Ланжерону удалось вывести только два полка; третий (Пермский) после отчаянной борьбы, стоившей ему 44 оф. и 1684 н. ч., был также рассеян неприятелем. Между тем, Буксгевден и Ланжерон спешили достигнуть Аугеста и успели пройти через него только с двумя бат-нами, когда пехота Вандама заняла это селение и отрезала остальным путь. Тогда Дохтуров, оставшийся при войсках старшим, поворотил опять к Тельницу. Он решил отступить к Нейдорфу по двум путям: через мост на р. Литаве между Аугестом и Сачанским озером и по весьма узкой плотине между последним озером и Меницким. На первом направлении обеспечение перехода через Литаву от войск Вандама, было поручено ген. Кинмайеру, а на втором, от войск Даву, было возложено на Новоингерманландский пех. п. К этому времени Наполеон выставил на высотах у Аугеста гвардейские батареи, которые громили войска Дохтурова, столпившиеся на очень тесном пространстве. Неблагоприятные обстоятельства (ломка моста на Литаве, взрыв зарядн. ящика в Новоингерм. п.) сильно ослабляли упорную оборону теснин и затрудняли движение через них, а пожар Сачанской мельницы вынудил войска вместе с орудиями сойти с плотины на лед, который сломался, и много людей, лошадей и пушек, под градом франц. ядер, потонуло. Тем не менее, благодаря хладнокровью и распорядительности Дохтурова, мужеству Новоингерманландцев, войска, хотя и с большими потерями, к ночи собрались у Нейдорфа. В то же время остальные войска союзников находились: гвардия, 4-я колонна и кн. Багратион — у А. и впереди него, кн. Лихтенштейн — у Крженовица. В полночь, после краткого отдыха, союзная армия отошла к Гедингу, по дороге в Венгрию. Франц. армия бивакировала на поле сражения: Даву — близ Меница; Сульт — в окрестн. Меница, Тельница и Аугеста; гвардия и гренадеры — у Гостиерадека; Бернадот — между Праценом и А.; Ланн и большая часть кавалерии Мюрата — между Позоржицем и Раусницем. Преследования непосредственно после сражения со стороны французов не было, но и без него союзная армия не могла помышлять о новом вступлении в бой. Она потеряла до 27 тыс. (21 тыс. русских), 155 оруд., много знамен и оружия. Убыль французов доходила до 12 тыс. при чём гвард. пех. и гренадеры Удино вовсе не были в огне. Один из современников А. сражения называет его, в отношении действий союзников, "странным событием", — настолько последние представляют, в отрицательном смысле, резкий контраст с образцовым творчеством Наполеона, считавшего А. среди выигранных им сражений таким, в котором шансы победы были для него наиболее обеспечены. Действительно, со стороны союзников видим, что принцип единоначалия в армии б. подорван в корне; затем ими б. предпринят невыгодный для них и столь соответствующий интересам Наполеона переход в наступление; задуманный марш-маневр приводится в исполнение с поразительной медленностью и сопрововдается весьма рискованным и ненужным фланговым маршем на глазах противника; предпринятый обход прав. фланга франц. армии не мог привести к достижению важной цели при наличии коммуникац. линии на Брюнн-Иглау; при почти полном отсутствии сведений о неприятеле, составленный Вейротером план атаки не был соображен ни с действительным расположением противника, ни с его подвижным и энергичным характером. У Наполеона командование армиею не выходит из его рук; он демонстративною пассивностью своего поведения увлекает союзную армию в её стремлении вперед; с кипучей энергиею он собирает всё, что только было вблизи, для того, чтобы противопоставить неприятелю; уступая последнему числом войск и будучи вследствие этого обречен к выжидательному бою, он завершает его энергичным переходом в наступление большей части своих сил, применяя при этом один из лучших способов подготовки атаки — внезапность; пункт для главного удара намечен сообразно как с условиями местности, так и с относительною слабостью на нём неприят. сил, а минута для удара выбрана с обычною верностью наполеоновского глазомера. В истории русской армии А. сражение имеет значение, как последнее, в котором были применены свойственные XVIII ст. высшие войсковые соединения временного характера вместо постоянных дивизий и корпусов, и остается памятником самоотверженного поведения русских войск, которые в общей массе сделали всё возможное, чтобы преодолеть своею храбростью и упорством те неблагоприятные условия, в которые они были поставлены. Особенно отличились в этот день полки русской гвард. кавалерии (кавалергарды, конная гвардия, уланы). (Леер, Подробный конспект. Война 1805 г. Аустерлицкая операция, 1888 г.; Михайловский-Данилевский, Описание первой войны Имп. Александра с Наполеоном в 1805 году, 1844 г.; Панчулидзев, История кавалергардов, т. III, 1903 r.; La bataille d’Austerlitz, par un militaire témoin De La journée du 2 Déc. 1805. Londres, 1806; Dumas, Précis Des événements militaires, t. XIV; Küstow, Der Krieg von 1805, Zürich, 1859; Schönhals, Der Krieg 1805 in Deutschland, Wien, 1874. Международн. военно-историч. библиотека, т. IX, кампания 1805 г.).

Иллюстрация к статье «Аустерлиц» № 4. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg