ВЭ/ВТ/Безобразов, Александр Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Безобразов, Александр Михайлович
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Б — Бомба. Источник: т. 4: Б — Бомба, с. 441—442 ( commons ) • Другие источники: НЭСВЭ/ВТ/Безобразов, Александр Михайлович в дореформенной орфографии


БЕЗОБРАЗОВ, Александр Михайлович, статс-секр. Его имя получило широкую известность только в связи с рус.-японск. войной 1904—05 гг. В 1896 г. Б. составил обширную записку, в которой предсказывал неизбежность войны Японии с Россией; указывая на агрессивную политику Японии в Корее и Маньчжурии, Б. предлагал создать в Маньчжурий, по границе с Кореей, вдоль р. Ялу, особые заслоны, под видом коммер. предприятий, напоминающих по организации английские Chartered companies, и так. обр. произвести постепенное мирное завоевание Кореи. Этот проект б. встречен сочувственно, в осуществлении его видели не только дальнейшее развитие политич. задач России на Д. Вост., но и матер. выгоды, и потому Б. нашел не только нравствен., но и денежн. поддержку. Однако, вовлечь в это предприятие казну Б. не удалось, и в лице мин-ра финансов С. Ю. Витте он встретил убежденного противника, полагавшего, что участие в этом деле казны придаст ему нежелательное политическое значение. Тогда, на частные средства, образовавшейся компанией приобретена была на имя г. Матюнина у владивостокского купца Бриннера концессия, полученная последним от Корейского правительства на эксплуатацию леса в бассейне р. Ялу и организовано было "Русское лесопромышленное товарищество", устав которого и был утвержден в июле 1901 г. Т-ву предоставлено было право содержать особую лесную охранную стражу. Ближайшим распорядителем т-ва на месте был подполк. ген. шт. Мадритов, который сумел привлечь к участию в деле известного в Маньчжурии грозного вождя хунхузов Линчи (Джань-джин-юани), числившегося в китайских войсках и прекрасно знакомого со всеми местными условиями. В дек. 1902 г. Б. лично прибыл в П.-Артур. Здесь он высказывался о желательности противодействия агрессивной политике Японии и серьезно встревожил этим адм. Алексеева. Однако, вернувшись в Петербург, Б. сумел представить положение дела в столь блестящем виде, что возбудил к нему особый интерес. Б. энергично настаивал на приостановке эвакуации наших войск из Маньчжурии, уже начатой 24 сент. 1902 г. С целью поднять русский престиж он указывал также на необходимость учредить на Дальн. Вост. наместничество с самьши широкими полномочиями. Несмотря на решительное противодействие этим планам со стороны мин-ров С. Ю. Витте, А. Н. Куропаткина и гр. Ламздорфа, Б., при поддержке мин-ра внутр. дел В. К. Плеве, добился также осуществления их, и эвакуация была приостановлена. В июне 1903 г. Б. предпринял вторую поездку в П.-Артур, уже в качестве особо уполномоченного правительственного лица. Ко времени его приезда в П.-Артуре собрались: возвращавшийся из командировки в Японию ген.-ад. Куропаткин, наши дипломатические представители: в Китае — Лессар, в Корее — Павлов и наш воен. агент в Японии — полк. Вогак; все они составили тогда совещание по вопросу об условиях эвакуации Маньчжурии и по экономическим и специально военным вопросам, вследствие чего в совещаниях этих принимали участие не только адм. Алексеев и высшие чины местного управления, но и нач-ки отдельных войсковых частей. Целью совещания было изыскание способов к мирному разрешению, без ущерба достоинству России, русско-японского конфликта. Почти все члены совещания решительно высказались против агрессивной политики в Маньчжурии и Корее, и только Б. находил такую уступчивость несоответствующей интересам и достоинству России и полагал необходимым требовать от Китая предоставления России права эксплуатации всех горных и лесных богатств Маньчжурии, хотя бы это требование пришлось поддержать силой оружия. Результатом этого совещания было журнальное его постановление о том, что договор 26 марта 1902 г. с Китаем о восстановлении его власти в Маньчжурии и эвакуации её исполнен быть не может, и оккупация её должна быть продолжена на срок, необходимый нам для довершения нужных воен. мероприятий. Возвратившись в Спб., Б. снова представил проекты осуществления своих планов. Хотя они и встретили по-прежнему серьезную и вескую критику со стороны мин-ров военного, финансов и иностр. дел, но Б. добился решения вопроса в желательном для себя смысле. Б. 28 июля 1903 г. представил всеподданнейший доклад, в котором доказывал, что возможность нашего соглашения с Японией встречает затруднения, в силу англо-японского союза (см. это слово) и участия англичан во всех японск. дипломатич. переговорах, и что Япония, считая себя фактической обладательницей южн. Кореи, рассчитывает захватить со временем и сев. часть этого полуострова. Считая, что при таких надеждах японцев трудно убедить, что та уступка, которую мы имеем в виду предложить им в Корее, будет ценным для них приобретением и что из-за него они должны сойтись с нами на Дальн. Вост., Б. находил, что единственным выходом из настоящего положения являются: 1) наше военно-политическое усиление на берегах Тихого океана; 2) изолировка Японии от содействия остальных держав, кроме Англии, которая одна, как показало прошлое, фактически помогать Японии не будет и 3) "когда эти мероприятия удадутся и японцы поймут свое положение, созданное политикой Англии, тогда можно будет рассчитывать на перемену понятий в Японии и на возможность с нею сговориться, но уже на более скромных для неё основаниях, нежели настоящие наши предполагаемые уступки". Не дожидаясь результатов этого доклада, Япония и возбудила в июле 1903 г. вопрос о разграничении между нею и Россией сферы влияния на Дальн. Вост. 30 июля того же года воспоследовал Высочайший указ об учреждении на Дальн. Вост. наместничества, а в Спб. — особого комитета по делам Дальнего Востока, Б. был назначен членом этого комитета со званием статс-секретаря. Переговоры с Японией, как известно, завершились войной, исход которой стал концом и политической карьеры Б. (А. Н. Куропаткин, Итоги войны; Гр. С. Ю. Витте, Вынужденные разъяснения по поводу отчета ген.-ад. Куропаткина, изд. Т-ва И. Д. Сытина 1911 г.).