ВЭ/ВТ/Болезни войсковые

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Болезни войсковые
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Б — Бомба. Источник: т. 4: Б — Бомба, с. 633—639 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕВЭ/ВТ/Болезни войсковые в дореформенной орфографии


БОЛЕЗНИ ВОЙСКОВЫЕ. Войск. части, разбросанные гарнизонами по различным районам отечественной или колониальной территории, неизбежно подвергаются тем же вредным для здоровья влияниям, какие испытывает и местное население. Поэтому и в таблицу заболеваний воинск. чинов входят, главн. обр., Б., свойственные соответствующему полу и возрасту гражд. населения. Благодаря, однако, особым условиям комплектования и быта армии, некоторые из Б. развиваются в войсках оч. слабо, тогда как другие имеют явную тенденцию к массов. распространению, почему и дают повод к спец. изучению их воен. медиками в качестве т. н. Б. войсковых. К последним тесно примыкают заболевания, обусловливаемые непосредственно объектом воен.-служ. занятий — гимнастикой, верх. ездой, стрельбой, походн. движениями, мин. работами, — и входящие почти целиком в группу травматических, химических и термических повреждений (как-то: ушибы, раны, переломы, ожоги, солнечный удар и пр.). В мирн. время эта группа не играет важной роли в оценке санит. благополучия армии ни по цифрам, ни по серьезности последствий — в смысле смертности и убыли в неспособные; напротив, в воен. время она может даже превалировать над болезнями — в зависимости от интенсивности боев. действий. Что касается Б. войск., зависящих от условий войск. быта, то они наиб. типичны для мирн. времени, обусловливая постоян. и чувствит. убыль армии неспособными и умершими. На театре же воен. действий они приобретают неск. иной характер как по составу, так и распространению, в зависимости от условий расквартирования и содержания войск, утомительности пох. движений, напряженности службы, а равно благоустройства санит. части, при чём общий % заболеваемости полев. армий может оказаться даже меньшим, а в гарнизонах осажд. креп. обычно бывает большим, нежели в войсках на мирн. положении.

Болезни войсковые мирного времени. В числе факторов, способствующих развитию Б. в войсках, следует различать общие, которые, не обусловливая еще Б., лишь нарушают равновесие психофизической жизни солд. организма, чем ослабляют его и предрасполагают ко всяким вообще заболеваниям, и частные, предрасполагающие к опред. заболеваниям или же прямо их обусловливающие. Важнейшим фактором 1-го рода, общим для всех армий и трудно устранимым, является резкая перемена климата, обстановки, одежды, питания и образа жизни, которую неизбежно испытывают люди, взятые на воен. службу. Иллюстрация к статье «Болезни войсковые» № 1. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg К этому присоединяется еще более или менее значит. умственное напряжение, а также подавлен. состояние духа вследствие тоски по родине, непривычки к дисциплине и т. д. Так, новобранцы и люди 1-го года службы дают больший % убыли, нежели люди старш. сроков, т. е. уже неск. освоившиеся с её условиями. К факторам переходным от общих к частным следует отнести скученность людей в казармах и общепринятый способ довольствия войск. При казармен. жизни люди бок-о-бок спят, едят, обучаются строю и пр.; они пользуются общими отхожими местами, отчасти посудой (в особенности для питья) и одеждой (напр., караульн. чины — верхней теплой одеждой, новобранцы — выслужившей все сроки старой одеждой) и т. д. Благодаря скученности людей страдают отправления известн. функций их организма, в особен. газообмен, создаются благоприятные условия для быстрого распространения заразн. Б. Нередко вся войск. часть пользуется продуктами от одного поставщика и водой из одного района или источника; в случае заразы м. явиться массовые заболевания или отравления. Одежда и обув, сравнит. мало защищающие от ходода и промокания, благоприятствуют усиленной заболеваемости гриппом, ревматизмом, бронхитом, крупозн. восп. легких и пр. простуд. болезнями. Спертый воздух помещений с недостаточной вентиляциею, особенно ночью, пыль и, наконец, масса всяческих микробов, в том числе, возможно, и туберкул. бацилл, — благоприятствуют развитию в войсках чахотки. Из нашей армии уволено туберкулезных: в 1904 г. — 2.071 чел., 1905 г. — 2.276, 1906 г. — 1892, 1907 г. — 2.158 и 1908 г. — 2.307 чел. На основании статист. исследований в прусск., баварск. и франц. армиях выяснилось, что нижн. чины первого года службы дают от ⅔ до ¾ всей заболеваемости в армии чахоткой. С другой стороны, исследования австр. воен. врача Franz: (1901) над 400 вполне здоровыми на вид новобранцами показали, что ⅔ из них имеют в организме скрытые очаги бугорчатки, не обнаруживаемые обычн. способами исследования. Эти данные говорят за то, что бытовые условия армии способствуют не столько заражению здоровых бугорчаткой, сколько проявлению и развитию её у людей, имевших уже скрытые задатки этой болезни. Уменьшают развитие болезни: светлые, сухие, с хорошей вентиляцией казармы, обмывание, хорошее питание и здоровая местность. Загрязнение источников питьевой воды, а иногда и пищ. продуктов, выделениями брюшно-тифозных больных, — при обычном неблагоустройстве водоснабжения и недостаточности гражданск. санит.-полиц. надзора на бойнях, рынках и пр. — является причиной распространения в войсках брюшного тифа. Заболевания (см. табл.) падают, главн. обр., на конец лета и осень, в особенности на осенние маневры, когда нижн. чины, легче ускользая из-под строгого надзора, пьют воду, откуда попало, злоупотребляют сыр. фруктами и овощами, входят в дома, где есть тифозные и т. д. Обе Б., как чахотка, так и бр. тиф, являются опаснейшими бичами всех армий по цифрам смертности и убыли в неспособные. Пища солдата в отпускаемом казной количестве въобщем вполне достаточна, но, как содержащая сравнит. большое количество неудобоваримой клетчатки, несколько обременяет желудок и раздражает кишечник, что замечается при неумелом приготовлении её плохо подготовленными хлебопеками и кашеварами или плохом устройстве печей и котлов, в особенности среди тех нижн. чин., которые до своей службы привыкли к лучшей пище или же питались иными пищевыми средствами. Заболеваемость желуд.-кишечн. катарами в армии резко увеличивается в конце лета, по-видимому, в зависимости от усилен. потребления сыр. фруктов, овощей и сыр. хол. воды, чему способствует возрастающий на воздухе аппетит, жажда, резкие суточные колебания температуры, затруднительность обычного надзора во время маневров и пр.; тот же характер оно сохраняет и в иностр. армиях. Цынга в наст. время дает лишь незначит. % заболеваемости. Тоже и малярия, которая уже почти исчезла в большинстве зап.-европ. Гос. благодаря энергичной осушке болот. В русск. армии малярия дает еще огромный %, т. к. многие гарнизоны, особ. в Туркестане и на Кавказе, расположены в малярийных очагах, почти еще не тронутых культурой. Спертый и пыльный казармен. воздух, пыль, подымаемая ногами во время строев. занятий, а также постоян. загрязнение рук при уборке помещений, гимнастике, чистке оружия, мастерских работах и пр., способствуют значит. развитию глазных Б., особ. в русск. армии, где, благодаря допущению законом на воен. службу трахоматозных новобранцев, имеется всегда зараза. Те же причины, в связи с малой защитой головы от простуды и непривычкой простонародья к уходу за ушами и носом, благоприятствуют развитию ушных Б. Отчасти способствует этому допущение законом на воен. службу уже одержимых некот. болезнен. поражениями слух. прохода и барабан. перепонки, а также не совсем еще искоренившийся обычай искусств. повреждения ушей в целях уклонения от службы. Благоприятствуют распространению Б. венерических в армии: злоупотребление алкоголем и продолжит. срок действит. службы, ибо на людей старших сроков падает больший % заболеваемости. Годовая цифра заболеваемости этими Б. в прусск. армии в средн. за 5-летие (1902—07 гг.):

1-го года службы 12,0 на 1000 чел.
2-го  » » 17,4 » » »
3-го  » » 21,7 » » »

Что касается таких эпидем. Б., которые свойственны обычно детск. возрасту, как-то: заушницы, фолликулярной жабы, кори, скарлатины, дифтерии и др., то им подвержены б. частью новобранцы, но % заболеваемости ими незначителен, за исключением франц. армии, где он во много раз превосходит % тифозных заболеваний. В виду того, однако, что некот. болезни, как, напр., корь и скарлатина, протекают у взрослых тяжелее, чем у детей, они обусловливают всё же чувствит. % убыли. См. след. таблицу, в которой цифры заболеваемости и убыли вычислены на 1.000 ч. спис. состава армии (‰). Иллюстрация к статье «Болезни войсковые» № 2. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg К цифрам 1-й рубрики следует, впроч., относиться с некот. осторожностью, т. к. регистрация околоточных больных производится в различных армиях на разн. основаниях и вообще далеко не полно. Из таблицы видно, что по % поступивших в леч. завед. (2-я рубр.) и умерших (3-я рубр.) в наилучшем санит. состоянии находится прусск. армия, за ней следует австро-венг., на 3-м месте франц., на 4-м — русск. На самом деле однако русск. армии принадлежит по праву место не позади, а впереди франц., т. к. показываемое в отчетности число поступающих во франц. лечеб. завед. (2-я рубр.) для правильности сравнения с другими армиями д. б. увеличено в ½—2 раза на счет известного количества людей, поступивших в околотки (infirmeries), которые во франц. армии играют роль в то же время и русск. приемных покоев. За лучшее санит. состояние русск. армии говорит также и то обстоятельство, что цифра заболеваемости общезаразными Б. (4-я рубр.), т. е. наиб. важными и опасными, в русск. армии вдвое меньше, нежели во франц. Цифры заболеваемости и смертности в русск. армии выведены для Европ. России и для азиат. владений и Кавказа, которые по многим местн. условиям м. б. приравниваемы к колониям, между тем цифры франц. армии касаются исключит. войск метрополии, в колониях же они несравненно выше. В великобрит. колон. войсках заболеваемость и смертность также значит. выше метрополии. При ближайшем сравнении этих цифр в русск. армии с таковыми в прусск. и австро-венг., оказывается, что число поступлений в лечеб. завед. (2-я рубр.) в русск. армии превосходит соответствующие числа в означ. иностр. армиях почти исключительно на счет общезаразных Б. (4-я рубр.), венерических (14-я рубр.) и малярии (11-я рубр.), % же смертности от всех Б. (3-я рубр.) — на счет смертности от заразных Б. (5-я рубр.). Ближайшее изучение комплектования и быта прусск. и австро-венг. армии, а равно состояния народного здравия в их отечестве, позволяет с достаточной вероятностью выяснить основные причины относит. меньшего развития в них назв. Б. Гарнизон. стоянки в Пруссии и Австро-Венгрии свободны от малярийной заразы. В колониальн. же войсках Великобритании, Франции, Сев.-Амер. Соед. Штатов малярия сплошь и рядом достигает таких же колосс. цифр, как и в России — в известных гарнизонах Туркестана и Кавказа, ибо медицина не изобрела еще безвредных для здоровья фармацевтич. средств для надежного предупреждения малярийных заболеваний, а применение всяких технич. мер для борьбы с комарами, как носителями заразы, оказывается не достигающим цели бременем, крайне затрудняющим отправление воен.-служ. обязанностей. Степень распространения венерич. Б. зависит, глав. обр., от строгости мер полицейск. характера, ограничивающих праздношатание и злоупотребление алкоголем, и от благоустройства санит.-полиц. надзора в гражд. населении. Дефектами этого надзора в значит. степени объясняется факт, что с кажд. годом всё более и более увеличивается во всех ар-миях % венериков среди новобранцев, заражающихся еще до прибытия в свои части. Заболеваемость общезаразн. Б. (4-я рубр.), естествеино, должна находиться в ближ. зависимости от распространения заразных Б. в гражд. населении, откуда они заносятся в войска, благодаря неизбежному взаимному соприкосновению гарнизона и местн. населения. Между тем, статистикой установлено, что % ежегодной смертности в гражд. населении России от главн. заразных Б. равняется 4,5 на тысячу жителей; в Венгрии — 2,0; в Австрии — 1,6; в Англии — 1,0; в Пруссии — 0,9, а во Франции даже — 0,7; разница объясняется различн. культурн. и экономич. уровнем населения, постановкой дела охранения народного здравия и т. д. Русск. армия окружена в 3—7 раз б. многочисл. источниками заразы, и если она тем не менее дает всего вдвое больше заразн. заболеваний, чем армии прусск. и австро-венг., и даже в ½—2 раза менее, нежели великобрит. и франц., то в этом отрадном факте нельзя не признать весьма крупного успеха по здравоохранению русск. армии, который, между пр., наглядно иллюстрируется и след. таблицей, изображающей кривую смертности за посл. 16 л., из коей видно, что она уменьшилась ровно вдвое. (В гражд. населении Европ. России она уменьшилась за это же время на 17%, а именно с 33,4‰ до 27,8‰; смертность от бр. тифа в городах в возрасте от 20 до 29 лет превышает смертность в армии приблизит. в 3 раза и от чахотки — более, чем в 8 раз). % самоубийств среди чинов в армиях зависит, как это показали спец. исследования, главн. обр., от различного склада душевного характера, религиозных убеждений наций и пр. Годовой % смертности от самоубийств в русск. армии — наименьший: в среднем за пятилетие 1902—06 гг. — 1,3 на 10.000 чел. списочн. состава, тогда как в исп. он равен 1,6, франц. — 1,8, прусск. — 4,2, сев.-амер. — 5,7, австро-венг. — 9,9. В городах % самоубийств — 0,9 на 10.000 жит.; исключая возрасты детский и юношеский, составляющие почти половину населения и дающие лишь ничтожное число самоубийств, окажется, что % последних среди взрослого городского населения России несравненно больше, чем в её армии. Смертность от Б., сложенная со смертностью от самоубийств и несчастных случаев, составляет общую смертность в армии. Последняя равнялась в среднем за 1906 и 1907 гг.: в прусск. армии — 1,9‰ (в гражд. мужск. насел. Германии в возр. 20—25 л. 5,88‰), в Великобрит. — 3,43‰ (в гражд. мужск. насел. Англии в возр. 20—25 л. — 5,12‰), в австро-венг. — 3,6‰, во франц. — 3,7‰ (в гражд. мужск. насел. Франции в возр. 20—25 л. — 7,6‰), в русск. — 4,0‰ (в гражд. мужск. насел. России в возр. 20—25 л. — 7,0—8,0‰), в исп. Армии — 4,78‰, в сев.-амер. — 5,96‰.


Средн. за 1906 и 1907 гг. Посту-
пило в око-
лотки и лечеб-
ные заве­де-
ния.
В том
числе в
лечеб­ные
заве­дения.
Умерло от
болез­ней.
Забо-
лело общи­ми
зараз-
ными
болез-
нями
(л. А расп.
болез­ней).
Умерло
от общ. за­разн.
бо­лез­ней.
Преобладающие из общих заразн. бол. (л. А). Преобладающие из остальн. болезней. Трав­ма­тиче­ские, хими­че­ские и тер­ми­че­ские по­вре­жде­ния
АРМИИ. Грипп Брюш­ной тиф Чахот­ка лег­ких. Круп.
вос­пал.
лег­ких.
Острый сустав-
ный ревмат.
Маля­рия Желу­дочно-
кишеч­ный
катар.
Брон­хит. Глаз­ные бо­ле­зни. Ушные бо­лезни. Вене­ри­че­ские
бо­лезни.
Алко­го­лизм. Болез­ни
кож­ных
покро­вов.
  На каждую тысячу человек по спискам состояло.
Прусская 594 246 1,2 32 0,7 10 0,5
†0,07
1,5
†0,15
5,1 6,4 0,1 25,5 47,1 14,0 11,3 19,3 0,09 130 132
Австро-венгерская. 802 372 2,2 30 1,0 2,1 2,1
†0,27
1,4
†0,42
4,5 11,4 2,2 68,9 88,5 35,6 17,7 57,4 177 85
Русская 426 392 3,3 61 2,2 24 5,2
†0,89
2,2
†0,39
4,8 5,4 33,6 22,8 21,3
14,5
18,7 61,4 0,13 46 23
Французская (без колониал. войск). 714 255 3,3 120 2,6 21 4,26
†0,57
4,8
†0,59
3,4 21,3 1,0 38,7 81,9 *
6,0
7,6 27,8 0,39 20 32
Великобрит. (без колониал. войск). 949 433 2,8 *
82
35 0,7 1,5 3,5 16,5 8,4 *
59,7
*
15,7
70,5 1,2 73 236
Испанская 1073 402 4,3 3,8 6,2 2,5 18,8 25,5 33,9 13,2 5,5 65,7 46
С.-Амер. Соед. Шт. 1248 906 3,4 29 5,0 4,5 2,2 14,5 71,7 43,2 17,9 10,3 193,6 32,1

В настоящей таблице отсутствует рубрика "уволенных в неспособные", так как означенное увольнение производится в различных армиях на разных основаниях и на различные сроки.

*    Цифровые данные относятся лишь к одному году, — 1906 или 1907.

    Смертность от болезней данной рубрики на 1.000 чел. списочного состава.

    Кроме того 38,5% трахоматозных оставалось в строю и пользовалось амбулаторно.

Последний санитарный отчет по итальянской армии вышел за 1904 год: % поступлений в лечебные заведения и смертности от болезней ближе всего подходит к таковому в великобританской армии.


Болезни войсковые военного времени. Общие факторы, влияющие на развитие войск. заболеваемости в мирн. время, во время кампаний действуют с большей интенсивностью; к ним присоединяется еще чрезвыч. важный новый фактор — переутомление. Утомлением именно обусловливается (по Kelsch’у) особое состояние организма, которое не м. б. названо еще болезнью, но не может уже считаться и здоровьем, и которое проявляется исхуданием, бледностью лица, упадком сил, медленностью движений, психич. угнетением, отсутствием аппетита и поносами, чередующимися с запорами. На такой почве легочные и кишечные болезни делаются постоянными и приобретают особенно тяжелый характер, а в связи с недостаточным и недоброкач. питанием появляются т. наз. болезни голодного времени — поносы, дизентерия, сыпной тиф, источники которых, хотя бы и крайне скудные, всегда имеются в мирном населении областей, проходимых войсками. Помимо перечисленных Б. воен. времени, непременным спутником всех кампаний до третьей четверти истекшего столетия являлась цынга, в последнее время поражающая лишь гарнизоны осажден. крепостей. Непосредственные возбудитель цынги, относимой, по новейшим данным, к группе инфекционных Б., еще не найден; установлено, однако, что для заражения предполагаемым микробом требуется известное предрасположение организма, вызываемое не одним только недостатком овощей в пище, как это еще недавно предполагали, но целым комплексом неблагоприятных условий со стороны жилища, питания, физического труда и душевного настроения, какой и складывается легче всего в осажден. крепости. Заболевание цынгой, тяжелое само по себе, оказывает гибельное влияние на течение других случайн. Б. и на заживление ран. Все эти Б. воен. времени в былую эпоху достигали обычно высокой степени развития и сплошь и рядом осложнялись эпидемиями чумы и холеры. Войны с 1733 по 1865 г. потребовали около 8 мил. человеч. жизней, из которых только около 1½ мил. пали на поле битвы или умерли от ран, а 6½ мил. погибли от Б. (Кольб). В Крымскую кампанию отношение потерь союзной армии убитыми и умершими от ран к числу умерших от Б. равнялось 1:4, в русск. армии оно равнялось, по официальн. данным, 1:1,05, что объясняется скорее всего крайней неполнотой тогдашней русск. санитарн. статистики и жестокими боев. потерями севастопольского гарнизона. В обеих армиях, как русской, так и союзной, свирепствовали эпидемические Б. По статистике союзников, у них заболело: холерой — 40.000 человек (из которых половина умерла); тифами, гл. обр., сыпным, — до 30‰ наличного состава; цынгой — до 21,4‰ у англичан и до 75‰ у французов; дизентерией — до 80‰ у англичан и т. д. При столь же плачевном санитарном состоянии войск протекала и русско-турецкая война 1876—78 гг. В Дунайской армии отношение числа убитых и умерших от ран к числу умерших от болезней равнялось 1:2,8; в Кавказской — прибл. 1:5,0. Наибольшую заболеваемость (за 26—28 мес. кампании) дали: малярия — 542‰ в Дунайской и 2.501‰ (!!) в Кавказской армии: тифы — 293‰ в Дун. и 260‰ в Кавк.; дизентерия — 58‰ в Дун. и 93‰ в Кавк.; ревматические заболевания и обморожения — 77‰ в Дун. и 200‰ в Кавк. Австро-прусская война 1866 г. протекала на первый взгляд как будто при более благоприятных санитарн. условиях: отношение числа убит. и умерших от ран к числу умерших от Б. равнялось в прусск. армии всего 1:1,3. Такой характер его обусловлен, однако, исключительной краткостью кампании, продолжавшейся всего с 16 июня по 22 авг. 1866 г., благодаря чему войск. Б. еще не успели сколько-нибудь развиться. Тем не менее и за эти 2 мес. прусск. войска потеряли умершими от болезней до 18,6‰ наличн. состава (в том числе более ½ от холеры, значительный % от тифов и т. д.). Совершенно иная картина заболеваемости наблюдалась во время франко-прусской войны 1870—71 гг., с которой начинается, по крайней мере, для Зап. Европы, новая эра сравнительного санитарн. благополучия воюющих армий (полевых). Заболеваемость — собственно число поступлений в лечеб. завед. — в прусск. армии за 11½ мес. кампании выразилась весьма скромной цифрой, а именно 603‰ наличного состава, которая всего на ⅕ превосходила обычный годовой процент заболеваемости армии в мирн. время в среднем за 5 предшествовавших лет. Однако, смертность от болезней (14,9‰) в действующ. армии превышала обычную смертность мирн. времени почти в 3 раза, гл. обр., в виду сравнит. развития брюшного тифа — до 93,1‰, дизентерии — до 49‰ и воспаления легких — до 11‰; из менее опасных болезней выделялись ревматич. заболевания, достигшие 58,4‰. Если не считать экспедиции Бонапарта-Клебера в Египет и Сирию в 1798—1800 гг., то франко-прусская война была первой крупной кампанией, где отношение числа убитых и умерших от ран к чисиу умерших от болезней изменилось в обратную прежнему правилу сторону и равнялось 1:0,4. Иллюстрация к статье «Болезни войсковые» № 3. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg Как видно из помещаемой ниже таблицы, оно обусловилось не увеличением потерь от усовершенствованного оружия или кровопролитных боев, — ибо боев. потери, напр., в Крымскую капанию, б. значительно больше, — а уменьшением именно заболеваемости, благодаря практич. применению на театре войны данных только что зародившейся научной гигиены и должной заботе руководящих воен. сфер о заблаговременном благоустройстве, как санитарн. администрации, так и санитарн. и интендантского снабжения войск — на основании свежего опыта войны 1866 г. Еще более блестящим оказалось санитарн. состояние русск. Манчжурской армии во время последней русско-яп. войны: % заболевших (поступивших в леч. зав.) за всё время кампании оказался даже на ⅙ меньшим, нежели за тот же срок в войсках, остававшихся в России на мирн. положении. Отношение же между числом убит. и умерших от ран (+ к тому же соответствующий % пропавших без вести) к числу умерших от Б. оказалось 1:0,27. % смертности от Б. (11,6‰) лишь вдвое превышал таковой в мирн. войсках и притом почти исключительно на счет брюшного тифа, давшего вдвое более заболеваний, чем в мирн. время, а отчасти и дизентерии, которой заболело до 8,0‰ списочн. состава. Другие же войск. Б., как, напр., дыхательных органов, венерические и др., дали меньший ‰ заболеваемости, чем в мирн. войсках. Интересно, что % смертности от самоубийств в Манчжурской армии равнялся 1,8 на 10.000 нижних чинов, т. е., принимая во внимание почти 2-летний период кампании, он оказался еще меньшим, нежели в мирн. время; что же касается заболеваний душевными Б., то % их (приблизительно 4‰) в действующ. армии был почти втрое выше, нежели за то же время в мирных войсках. В японской Манчжурской армии отношение числа убитых и умерших от ран к числу умерших от Б. было 1:0,27, благодаря, гл. обр., сравнительно большим потерям в боях; общая же заболеваемость в ней выразилась приблизительно в тех же %-ных числах, как и в русской армии. Среди Б. японской армии выдающееся место занимала "бери-бери", давшая, по самым скромным расчетам, заболеваемость в 39‰ списочн. состава. Несравненно большую заболеваемость дал, как и следовало ожидать, доблестный гарнизон Порт-Артура за время 8-мес. отсиживания. Недостаточная, однообразная, часто неудобоваримая пища, продолжительное пребывание в сырых, затхлых блиндажах, крайне утомительная боевая служба и постоянное нервное напряжение составили весь комплекс условий, необходимый для развития цынги, исчезнувшей уже из полевых армий. К концу осады цынга поражала свыше 800‰ остававшегося в живых гарнизона. Упомянутые неблагоприятные условия жилища и довольствия, а также недостаток доброкачественной питьевой воды, в особенности по закрытии водопровода, обусловили значительную заболеваемость гарнизона поносами (катар толстых кишек) — до 82‰, дизентерией — до 38‰ и некоторое повышение брюшно-тифозной заболеваемости — до 15‰. Комбинируясь между собой, все эти болезни, естественно, вызвали большой % смертности — 37‰ от болезней и 59‰ от ран (цынга). Благодаря, однако, крайне высокому % боевых потерь, превысившему таковой во время Крымской кампании, отношение между числом убит. и умерших от ран к числу умерших от Б. выразилось для П.-Артурского гарнизона почти в тех же цифрах, как и для Манчжурской армии, а именно — 1:0,2.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ АРМИИ. Ранено. Посту-
пило в
лечеб­ные
завед. с
болез­нями.
Убито
в боях.
Умерло
от ран.
Умерло
от
болез­ней.
Отноше­ние числа убит. и умерш. от ран к числу умер­ших от болез­ней.
Крымская кампания (1854—56 гг.).
Союзная армия (за 24 мес.) 136,2 847,2 25,7 14,5 161,6 1:4
Русская армия (за 14 мес.) 284,7 715,3 64,7 45,2 115,4 1:1,05
Австро-прусская война (1866 г.).
Прусская армия (за 35 дн.) 9,1 5,2 18,6 1:1,3
Франко-прусская война (1870—71 гг.).
Прусская армия (за 11½ мес.) 126,2 603,0* 22,0 14,0 14,9* 1:0,4
Русско-турецкая война (1877—78 гг.).
Русско-дунайская армия (за 28 мес.) 73,3 1560,5 20,1 7,0 77,8 1:2,8
Русско-кавказская армия (за 26 мес.) 53,8 4861,0 7,6 151,9 1:(5,0 ?)
Русско-японская война (1904—05 гг.).
Русск.-манчжурск. армия (за 23 мес) 218,4 495,5** 35,5 6,5 11,6** 1:0,27
П.-Арт. гарнизон (за 8 мес. ос.) 580,0 ок. 750,0 129,0 ок. 9,0 37,0 1:0,2

Все цифры в таблице вычислены на 1.000 нижн. чин. наличного состава.

*) Заболеваемость армии мирного времени, средняя за 5 лет, предшествовавших войне, равнялась 495‰, а смертность — 5,7‰ спис. состава.

**) Заболеваемость армии, остававшейся в России на мирном положении, равнялась за это же время 589‰, а смертность от болезней — 6,7‰.

Бессмертный Пирогов характеризовал войну как "травматическую эпидемию". Как видно из ниже приводимых цифр, подавляющая масса боев. потерь русско-японск. войны обусловливается огнестр. оружием. Так, в русск. Манчж. армии — не считая убитых — б. ранено в боях: огнестр. оружием — 3,840 оф-ров (или 380‰) и 118.850 нижн. чин. (или 218,4‰), холодн. же оружием — всего 26 оф-ров и 2.005 нижн. чин. В П.-Артурском гарнизоне за время осады б. ранено 515 оф-ров (572‰) и 24.145 нижн. чин. (575‰), при чём почти ½ ранений артил. снарядами, в то время как в Манчж. армии подавляющее большинство (приблиз. 83%) ранений руж. пулей. Ранения огнестр. оружием распределялись по месту след. обр.:

ЧАСТИ ТЕЛА. Манчж. армия.
Всех ранений.
П.-Арт. гарниз.
Всех ранений.
Голова 5,98% 9,8%
Лицо 4,95% 9,8%
Шея 2,31% 2,2%
Грудь 7,25% 9,0%
Живот 2,81% 4,0%
Спина (и таз) 5,86% 6,7%
Руки 37,25% 27,8%
Ноги 27,67% 21,7%
Проч. ч. тела (или неизв.) 8,02% 9,0%

О борьбе с войск. Б. см. Гигиена военная. (Отчеты о санитарн. сост. русск. армии за 1905—08 гг. Предварительные сведения о потерях русск. армии в войну с Японией 1904—05 гг., "Русск. Инвал." 1907 г., №№ 256 и 257; Отчеты о состоянии народного здравия в России за 1906 и 1907 гг., Спб.; Доброславин, Курс военной гигиены, 1882 г.; Лаверан, Военная гигиена, Спб., 1900 г.; Марво, Болезни солдата, Спб., 1895 г.; Фрёлих, Военная медицина, Спб., 1888 г.; Гюббенет, В осажденном Порт-Артуре, Спб., 1910 г.; Байрашевский, Организация санитарной службы мирного времени в главнейших европ. армиях, Спб., 1910 г.; Марк, К вопросу о борьбе с чахоткой в армии, "В.-Медиц. Журн." 1907 г., кн. VII; С. Унтербергер, Борьба с чахоткой в войсках, "Рус. Инв." 1911 г.; Шайкевич, К вопросу о душевных заболеваниях на войне в связи с русско-японской войной, "В.-Медиц. Журн." 1907 г., кн. V и VI; Владычко, Душевные заболевания в Порт-Артуре, "В.-Медиц. Журн.", 1907 г., кн. I и II; Sanitätsberichte über die K. Preussische Armee für 1906 и 1907; Sanitätsstatistischer Bericht des K. U. K. (Oest.-Ungarn) Heeres für 1906 U. 1907; W. Rots, Jahresbericht über die Leist. U. Fortschr. Auf d. Gebiete des Militärsanitätswesens, für 1906 U. 1907, Berlin; v. Schjerniny, Sanitätsstatistische Betrachtungen über Volk und Heer, Berlin, 1910; Myrdacz, Sanitätsgechichte des Krimkrieges, des Feldzuges 1866 in Böhmen, des deutschfranz. Krieges 1870—71, des russischtürkischen Krieges 1877—78, Wien, 1895—1898; Statistique médicale de l’armée pendant l’année 1906, Paris, 1908; Rouget et Dopter, Hygiène Militaire, Paris, 1907, Matignon, Enseignements médicaux de la guerre russo-japonaise, Paris, 1907).

Болезни притворные нередки среди новобранцев и молод. солдат, уклоняющихся от отбывания в. повинности. В частности различаются: болезни ложнообъявляемые или притворные в собственном смысле — когда субъект жалуется на те или другие болезн. симптомы, как, напр., ослабление зрения, слуха, эпилептич. припадки и т. п., которыми он на самом деле вовсе не страдает, и искусственные или поддельные, когда субъект при помощи известных манипуляций придает органам (или тканям) тела окраску или же форму, напоминающую действит. заболевание, напр., вспрыскиванием под кожу парафина или воздуха симулирует грыжу, приемами пикриновой кислоты — желтуху, длительным перетягиванием ноги — отек её и т. п. Для обнаружения в подобных случаях притворства и обмана изобретено множество остроумных приемов, изучение которых входит в курс преподавания во всех загран. воен.-медиц. школах. Во время набора призываемые, относительно которых врачи заявят подозрение в притворстве или подделке болезни, отсылаются на "испытание" в леч. завед. (Наставл. Прис. по Воин. Пов., прик. по в. в. 1906 г., № 465). К группе притворных болезней примыкают болезни, причиняемые себе намеренно (в тех же целях), иначе членовредительство, напр., растравление наружн. слух. прохода, прободение бараб. перепонки, отсечение пальцев и т. п. Призывные, уличенные в умышл. членовредительстве, согл. ст. 45 уст. о в. пов., "во всяком случае обращаются в войска" и предаются суду.