ВЭ/ВТ/Лермонтов, Михаил Юрьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лермонтов, Михаил Юрьевич
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Круковский — Линта. Источник: т. 14: Круковский — Линта, с. 588—590 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ВЭ/ВТ/Лермонтов, Михаил Юрьевич в дореформенной орфографии


ЛЕРМОНТОВ, Михаил Юрьевич, известн. поэт, певец Кавказа, кавказ. войны и бытописатель её типов, род. в 1814 г., образование начал в Москов. унив-те и, по собств. его признанию, «жил для поприща литературного». Однако, столкновение с одним из проф-ров Москов. унив-та побудило Л. покинуть его, а поступлению в другой (Спб.) помешали какие-то формальности, — и тогда, 10 нбр. 1832 г., он поступил в школу гв. подпрап-ков и кавал. юнкеров.
Лермонтов в форме л.-гв. Гусар. полка.
Он сделал этот шаг серьезно и сознательно и, сообщая о нём близким, писал в одном из своих писем: «Если начнется война, клянусь Богом, что я всегда буду впереди». Эту свою Аннибалову клятву Л. свято и честно сдержал. Л-ву-поэту и человеку и его «вечно-печальной дуэли» посвящен ряд биографич., историко-литер. и критич. исследований и мемуаров; поэтому в наст. издании он рассматривается с наименее обследованной и известной стороны: как оф-р, числившийся в списках 4 полков нашей армии, как боев. деятель Кавказ. войны и как её поэт, историк и бытописатель, произведения к-раго дают не одно художеств. наслаждение, но и возможность живо и верно ознакомиться с характером этой войны, проникнуть в её дух, понять её тактику и психику её бойцев, наших славных «старых кавказцев», и их беспощадн. врагов-горцев («Герой нашего времени»). Школьные годы Л. отмечены рядом поэтич. произведений («Молитва», «Петергоф. праздник», «Госпиталь», «Уланша» и «Монго»), воспроизводящих быт и режим этой школы столь ярко, что никакие историч. документы не могут сделать этого сильнее. 23 нбр. 1834 г. Л. б. произв. в корнеты л.-гв. Гусар. п. и служил в нём до фвр. 1837 г., когда за стихотворение «На смерть Пушкина» б. переведен прап-ком в Нижегород. драг. п. За этот период жизни им написаны уже такие крупн. вещи, как «Боярин Орша», «Маскарад», «Умирающий гладиатор», «Хаджи-Абрек» и «Измаил-бей». Т. обр., Кавказ уже привлекал внимание Л. и, отправляясь теперь туда, он ехал, подготовленный своим гениал. прозрением к тому, чтобы принять жив. участие в шедшей на нём войне, знакомый с характером прот-ка и его приемами борьбы. Об этом ясно свидетельствует именно поэма «Измаил-бей» (1832 г.), в к-рой дано худож.-этнографич. описание горск. племен Кавказа, к-рых «Бог — свобода», а «закон — война», рассказана поэтич. история Кавказ. войны и предсказан её удачный для России исход. («Какие степи, горы и моря оружию славян сопротивлялись? И где веленью русского царя измена и вражда не покорялись?»). Явившись на Кавказ, Л. тотчас же стал хлопотать о том, чтобы попасть в осен. эксп-цию на Черномор. побережье и, действ-но, «1837 г. находился в эксп-ции за Кубанью под нач-вом г.-л. Вельяминова, в каких же походах неизвестно». На другой же день после Высоч. смотра Нижегород. полку (11 окт. 1837 г.) Л. б. переведен обратно в гвардию — в л.-гв. Гродн. гусар. п., а в апр. 1838 г. — в свой прежний л.-гв. Гусар. п. Покидая Кавказ, Л. резюмировал свои впечатления от пребывания на нём так: «Здесь, кроме войны, службы нет». Литератур. слава Л. всё росла, первые варианты «Демона» уже ходили в списках по рукам, «в нём начинали видеть преемника Пушкину», а его уже опять тянуло на Кавказ, где «в сшибках удалых забавы много, толку мало». Однако, просьба Л. о переводе его на Кавказ встретила отказ: «не хотят даже допустить, чтобы меня убили», писал он. Но ссора его, вернее, спор — опять-таки из-за Пушкина — с сыном франц. посланника де-Барантом, закончившаяся дуэлью, заставила позабыть об этих высок. побуждениях, и по воен. суду 13 апр. 1840 г. Л. б. отправлен на Кавказ пор-ком в Тенгин. пех. п. Здесь ему предстояло попасть в гарнизон какого-либо укр-ния на Черномор. линии, но это ему не улыбалось. Он добился прикоманд-ния к отряду ген. Галафеева, посланному для усмирения Чечни, возмущенной Шамилем. 11 июня 1810 г. он принял деят. участие в бою на р. Валерик (см. это), картину к-раго, как и свои боев. впечатления, отразил в стихотв. «Валерик». Ген. Мамацев, участник этого боя, в своих воспом-ниях, напечатанных в 1897 г. в газ. «Кавказ», говорит, что хорошо помнит момент, когда Л. верхом на бел. коне, рванувшись вперед, исчез за валами. Об этом же свидетельствовал в своей реляции и ген. Галафеев: «Тенгин. пех. полка пор. Л. во время штурма непр. завалов на р. Валерик имел поручение наблюдать за действиями передов. штурм. колонны и уведомлять нач-ка отряда об её успехах, что б. сопряжено с величайшей для него опас-тью от непр-ля, скрывавшегося в лесу за деревьями и кустами. Но оф-р этот, несмотря ни на какие опасности, исполнял возложенное на него поручение с отмен. мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших ворвался в непр. завалы». Зрелище войны сделало Л. серьезным, — и зрелость его мыслей о ней сказалась не только в «Валерике», но и в том остальном его худож. наследии, к-рое связано с Кавказом («Завещание», «Спор», «Казач. колыбел. песня»). Однако, скорбный вопрос, заданный себе Л. после боя под Валериком: «Жалкий человек! Чего он хочет? Небо ясно, под небом места много всем, но беспрестанно и напрасно один враждует онЗачем?», не ослабил в Л. сознания долга и боев. энергии. Его отчаян. храбрость, удивлявшая по словам К. Х. Мамацева, даже старых кавказ. джигитов, и столь ценная в кав-ристе «непоседливость» доставили ему нач-вание над кон. охотниками отряда Галафеева, и Л. оказался образцов. нач-ком летуч. отряда. «Его команда, — по словам Мамацева, — как блуждающая комета, бродила всюду, появлялась там, где ей вздумается, открывая присутствие непр-ля и как снегь на голову падая на чечен. аулы». «Невозможно было сделать выбора удачнее, — доносил Галафеев высш. нач-ву.
Лермонтов в форме Тенгинск. пех. полка.
 — Всюду пор. Л. первый подвергался выстрелам хищников и во главе отряда оказывал самоотвержение выше похвалы. 12 окт. на фуражировке за Шали этот отличн. оф-р, пользуясь плоскостью местоположения, бросился с горстью людей на превосходного числом непр-ля, отбивал его от цепи наших стрелков и поражал неоднократно собств. рукою хищников. 15 окт. он с командою первый прошел через Шалинский лес, обращая на себя все усилия хищников, покушавшихся препятствовать нашему движению. При переправе через р. Аргунь он действовал отлично и, пользуясь выстрелами наших орудий, внезапно кинулся на партию непр-ля, к-рая тотчас же ускакала в ближайш. лес». Так же лестно отзывается о Л. и князь Голицын, нач-к кав-рии в отряде ген. Граббе, в состав которого, для действий против Шамиля, вошел и отряд Галафеева с его Лермонтовской командой. «Во всю эту экспедицию в М. Чечню, с 27 окт. по 6 нбр. (1840 г.), — доносил Голицын, — поруч. Л. командовал охотниками, выбранными из всей кавалерии, и командовал отлично во всех отношениях; 27 окт. он первый открыл отступление хищников из аула Алды и при отбитии у них скота принимал деят. участие, врываясь с командою в чащи леса и отличаясь в рукопаш. бою». В бою 28 окт. в Гойтин. лесу Л. первый открыл завалы, за к-рыми укрепился непр ль, выбил его из леса, гнал и уничтожил больш. часть хищников. 30 окт. произошло второе дело на р. Валерик, в к-ром Л. с своей командой отрезал сильн. партии горцев выход из лесу. 4 нбр. в Алдин. лесу произошел последн. бой, вся тяжесть к-раго легла на нашу арт-рию (4 ор.), долженствовавшую обеспечить отступление ар-рда. Понимая тяжкое положение арт-рии в лесн. дефиле, Л. «раньше всех явился к орудиям с своей командой». Соврем-ки поэта сообщают, что в походе он не обращал никакого внимания на форму: носил то канаусовую красную рубаху, то офицер. сюртук, расстегнутый, без эполет, с откинутым назад воротником. Переброшенная через плечо черкес. шашка и белая холщ. фуражка довершали его костюм. «Всегда первый на коне и последний на отдыхе», — так характеризовал Л. кн. Голицын. Галафеев представил Л. за первое дело к орд. св. Владимира 4 ст. с бант., за последующие — к обрат. переводу в гвардию с тем же чином и со старш-вом, а кн. Голицын за экс-цию в Чечню — к зол. оружию. Но в Спб. Л. отказано б. даже в орд. св. Станислава 3 ст. и велено никуда из полка не отпускать. Это Выс. повеление уже не застало Л. в живых. Он погиб 15 июля 1841 г. в г. Пятигорске на дуэли с отст. майором Мартыновым. В Никол. кав. уч-ще имеется Л-ский музей, а пред зданием уч-ща ему воздвигается памятник. (Последн. полн. собр. соч. Л., изд. Имп. ак-мии наук, Спб., 1911—13 гг.; Вл. Апушкин, Лермонтов, «Рус. Инв.» 1901 г., № 155, 156, 157).