ВЭ/ВТ/Остерман, Андрей Иванович, граф

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Остерман, Андрей Иванович, граф
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нитроглицерин — Патруль. Источник: т. 17: Нитроглицерин — Патруль, с. 199—200 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ВЭ/ВТ/Остерман, Андрей Иванович, граф в дореформенной орфографии


ОСТЕРМАН, гр., Андрей Иванович, замеч. дипломат, вице-канцлер и ген.-адм-л (1686—1747). Сын нем. пастора в Вестфалии, О. получил отличное образование, завершенное в возрасте 19 л. путешествием по Европе. В Амстердаме он встретился с в.-адм. Корнелием Крюйсом (см. это) и принял предложенное ему место личн. секретаря при последнем. По прибытии в Москву (1704) О. б. представлен царице Прасковье Феодоровне, приказавшей ему называться вместо Генриха Андреем Ивановичем. В 1707 г. Петр I, находясь на к-бле Крюйса, познакомился с О. и взял его к себе письмов-лем, а в 1708 г. назначил переводчиком в посольск. канцелярию. Быстро выделившись, благодаря знанию 6 языков и исключит. способ-тям, он уже через 3 г. б. пожалован чином тайн. секретаря и вместе с Шафировым сопровождал Гос-ря в Прутск. поход, а в 1713 г. б. послан в Берлин, чтобы склонить прус. короля к союзу против Швеции. В 1716 г. б. пожалован чином советника канц-рии за «отличн. труды и верность», а весной 1718 г. вместе с ген.-фельдцейхм-ром Брюсом послан на о-в Аланд для заключения мира со Швецией.
Портрет к статье «Остерман, Андрей Иванович, граф». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
Приобретя дружбу нашего противника Герца, по проекту к-раго начались переговоры о мире, О. сумел склонить шведов к заключению выгодного для России мира; но кончина Карла XII остановила переговоры, и война возобновилась. После безуспешн. поездки в Стокгольм с той же целью в 1720 г. О. вместе с Брюсом б. назн. нашим уполномоченным на мирн. конгресс, созванный в Ништадте. Петр был так уверен в благополучн. исходе переговоров, что послал сенату след. указ, с повелением распечатать его при заключении мира: «Объявляем сим, что мы Андрея О. за верность его к нам и службу, нашим тайн. советником и бароном нашего Росс. гос-тва Всемилостивейше пожаловали». Добиваясь во что бы то ни стало заключения мира, Петр уже решил вернуть Швеции Выборг. Зная об этом, О. убедил Выборгск. к-данта Шувалова задержать г.-ад. Ягужинского, посланного Царем с соотв. поручением в Ништадт, хотя бы на неск. часов в Выборге, напоив его до бесчувствия. Шувалов в точности исполнил приказание О., а последний объявил шведск. уполномоч-м, что получил от Царя повеление через 2 часа отправить к нему весть о подписании трактата или о разрыве переговоров. Договор б. подписан за несколько часов до приезда Ягужинского, который сделался с тех пор главнейшим врагом О. и Брюса. За то Петр был в восторге и писал своим уполномоченным: «Трактат, вами заключенный, столь искусно составлен, что и мне самому не можно бы лучше онаго написать для подписи господам шведам. Славное сие в свете ваше дело останется навсегда незабвенным; никогда наша Россия такого полезн. мира не получала. Правда, долго ждали да дождались, за что всегда будет Богу хвала». Оба уполномоченные награждены б. деревнями и деньгами, а О-ну Петр тогда же лично сосватал богатую и знатн. невесту, девицу Марию Ивановну Стрешневу. В 1723 г., когда вице-канцлер бар. П. П. Шафиров б. сослан на вечн. изгнание в Новгород, О., много содействовавший его падению, б. назн. вместо него в.-през-том коллегии иностр. дел и сенатором. По кончине Петра Вел. вся внешн. политика перешла в руки О., к-рый через 2 г. б. назн. воспит-лем Петра II; после падения и ссылки Меншикова юный Царь Петр II не без участия хитр. дипломата б. обручен с княжною Долгорукой. Когда Петр ум., О. усердно содействовал восшествию на престол Анны Иоанновны, с к-рой сносился через свою жену. Во время междуцарствия и переворота О. не выходил из дому, ссылаясь на болезнь, но, когда власть перешла к Имп-це, сейчас же явился во дворец и накануне коронования Анны Иоанновны возведен б. в потомств. графск. дост-во. По смерти Анны Иоанновны О. содействовал герц. Бирону во время его регентства. Званием ген.-адм-ла О., почти не бывавший в море и никогда не интересовавшийся делами флота, б. награжден при Анне Леопольдовне, по наущению своего прежн. друга, теперь соперника — Миниха, искавшего случая не столько наградить, как осмеять хилого и недужн. в.-канцлера. Продолжая управлять коллегией иностр. дел, О. напрасно увещевал Анну Леопольдовну быть осторожной. Его советы не м. остановить новый переворот, а с восшествием на престол Елисаветы Петровны, в ночь на 25 нбр. 1741 г., О., безуспешно пытавшийся перед тем получить загранич. паспорт, б. арестован вместе с Минихом, Левенвольдом, Менгденом и Головкиным. Взятый со всем своим семейством под стражу и перевезенный в Петропавл. кр-сть, О. обнаружил полное присутствие духа, удивляя окружающих своим внешн. бесстрастием. Следствен. к-сия, под председ. ген.-прокур. Н. Ю. Трубецкого, предъявила ему след. обвинительн. пункты: 1) что в сочиненном им духовн. завещании Имп-цы Анны он не упомянул о завещании Екатерины I, в к-ром цесаревна Елисавета находилась в числе будущих наследников престола; 2) что он сочинил проект о выдаче замуж царевны Елисаветы за иностр. принца, и 3) что, сочинив проект об утверждении наследства Росс. престола за детьми обоего пола правит-цы Анны Леопольдовны, он убеждал ее принять титул Имп-цы. Приговоренный к колесованию, О. со спокойн. видом выслушал решение суда и также бесстрастно держал себя на Сенатск. площади во время пригот-ний к казни (18 янв. 1842 г.), отмененной, когда голова О. уже лежала на плахе. Не изменяясь в лице, О. застегнул воротник и хладнокровно сбросил свой парик. Затем он б. отправлен в Сибирь (Березов), куда последовала за ним и его жена. В Березове О. получал самое скудн. содержание; имения его б. конфискованы. Подагра, душевн. волнения и отсутствие обычн. занятий ускорили конец. 20 мая 1747 г. О. скончался в Березове; даже место, где похоронен прах велик. дипломата, осталось неизвестным. В частн. жизни О. б. известен необыч. скупостью и нечистоплотностью; слуги его ходили в лохмотьях, серебр. посуда походила на оловянную, стол поражал своей бедностью. Непроницаемый в своих политич. намерениях, одинаково честолюбивый, осторожный и злопамятный, О. не терпел высших себя и для достижения цели не задумывался приносить в жертву своих друзей. С друг. стороны, он отличался полн. бескорыстием и служил России с редким усердием. В бытность восп-лем Петра II, О. нежно привязался к своему питомцу и говорил всегда истину пылк. юноше. Петр В. на смертн. одре сказал про него: «Необходим России: он ни разу не ошибался в делах дипломатических и лучше всех знает нужды России».