Введение в археологию. Часть I (Жебелёв)/17

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Введение в археологию. Часть I. История археологического знания — IV. Археология в XIX и XX в.в. на Западе . — 17. Италия и романский Запад
автор Сергей Александрович Жебелёв (1867—1941)
Опубл.: 1923. Источник: Commons-logo.svg С. А. Жебелёв Введение в археологию. Часть I. — Петроград, 1923.


[63]17. Столь же энергично, столь же плодотворно протекала за последние 40—50 лет археологическая работа в западной части Средиземноморья, прежде всего в Италии и в западных римских провинциях. В противоположность Греции, где греки, как мы видели, принимала посильное участие в раскопках и в археологических исследованиях наряду с иноземцами, итальянцы, со времени образования Итальянского королевства, взяли всю практическую археологическую работу почти исключительно в одни свои руки. С национальной точки зрения это, конечно, должно быть только приветствуемо и делает итальянцам большую честь. Но, с другой стороны, ясно, что у одних итальянцев не могло хватать ни материальных средств, ни ученых сил для осуществления в Италии археологических предприятий в таком большом масштабе, в каком в Греции были осуществлены, хотя бы, немецкие раскопки в Олимпии или французские раскопки в Дельфах. Впрочем, сами условия, в каких протекала на протяжении веков историческая жизнь Италии, делали невозможным производство в ней таких археологических предприятий, какие мыслимы а отчасти и осуществлены в Греции, на островах Архипелага и в Малой Азии. Во многих местах древне-эллинского мира, где в древности жизнь била ключом — вспомним, опять-таки, хотя бы Олимпию, — эта жизнь давно уже прекратилась, места эти поросли „травой забвения“, и для производства на них археологических изысканий не было никаких препятствий. Не то в Италии, где культурная жизнь, и после того, как угасла античная культура, никогда не замирала, где на прежних культурных слоях постоянно возникали новые. В Афинах, например, было можно раскопать не только весь акрополь, но производить какие угодно раскопки и во всех прилегающих к нему местах, ибо последние необитаемы. В Риме можно производить [64]раскопки на форуме. Но как производить раскопки в окружающих его местах, коль скоро эти места продолжают „жить“ и по сие время? Таких примеров „в пользу“ археологии Греции и „во вред“ археологии Италии можно привести неисчерпаемое количество. Говоря коротко: площадь для производства археологических исследований на греческом Востоке неизмеримо превышает таковую же площадь на римском Западе; на Востоке можно производить раскопки, в конце концов, где хочешь, на Западе лишь там, где это оказывается, по условиям теперешней жизни, возможным, где это не нарушает ни государственных, ни общественных, ни частных интересов.

Лишь два пункта в Италии представляли и представляют полный простор для археологии. Эти засыпанные лавой еще в древности и с тех пор необитаемые города Помпеи и Геркуланей (так правильнее говорить, а не Геркуланум: по-латыни город назывался Herculaneum).

Что касается последнего, то после раскопок, продолжавшихся в нем с 1828 по 1875 г. (с перерывами), они не производились. План американца Вальдштейна произвести грандиозные раскопки на средства, полученные от всемирной подписки, но под главным руководством Италии, разбился о протесты некоторых итальянских археологов, хотя, несомненно, планомерное и всестороннее исследование города не под силу одной Италии[1].

Планомерные раскопки Помпеи, начавшиеся в 1860 г., непрерывно продолжались последнее время под главным руководством Сольяно. Теперь расчищено уже почти ⅗ города. Несмотря иа то, что в Малой Азии раскопано было, как мы видели выше, несколько эллинистических городов, все же Помпеи, как город, являются самым лучшим и типичным представителем эллинистически-римской эпохи и давали и дают наибольшее количество памятников для характеристики эллинистическо-римского быта. Лишь Помпеи дают возможность проследить историческое развитие эллинистического города, равно как и историческое развитие италийского дома, в его переходе от чисто италийского к эллинистическому типу. Ни один город не дал такого обилия домашней утвари из бронзы, начиная от самой ординарной и до роскошной. Наконец, помпеянские фрески являются и по сие время нашими главными источниками для истории античной декоративной живописи. Один из наилучших, если не наилучший, знаток Помпой, Авг. Мау в своей обильно и прекрасно иллюстрированной книге „Pompeji in Leben [65]und Kunst“ (2 изд., Лпц. 1908), в сжатой форме, знакомит читателя с открытыми в Помпеях общественными зданиями, частными домами и виллами, могилами, номпеянским искусством и надписями. Книга Мау — наилучшее пособие для ознакомления с помпеянскою археологией[2].

В самом Риме раскопки сосредоточены были, прежде всего, на форуме. Итальянское правительство предприняло, иод руководством Пьетро Роза и за ним Ланчани, обширные раскопки на форуме в 70-х и 80-х г.г. С 1898 г. раскопки эти, руководимые инженером Бонн, увеличили раскопанную площадь почти вдвое и привели к замечательным открытиям, относящимся как к древнейшему периоду истории Рима, так и к наиболее блестящим эпохам империи. Эти же раскопки повели к открытию церкви S. Maria Antiqua, украшенной великолепными фресками[3]. Продолжались начатые еще Наполеоном III работы на Палатине, охватившие почти всю площадь холма[4]. Открыт был, при регулировании Тибра, в саду Villa Farnesina дом эпохи Августа, с прекрасно сохранившимися фресками[5]. Сделано было много и других отдельных прекрасных находок, нашедших себе место в новообразованном Museo Nationale в термах Диоклетиана[6]. Обстоятельно исследованы были и достойным образом изданы памятники ранее известные: „Жертвенник мира“ (Ara Pacis Augustae), колонны Траяна и Марка Аврелия, и пр.[7]. [66]

Заняло бы слишком много места перечисление тех мест, где в Италии и в Сицилии произведены были с 1870 г. раскопки античных некрополей. Эти раскопки, в значительной своей части, направлены были на выяснение доисторического прошлого Италии. С главными результатами их можно удобно ознакомиться по книге В. И. Модестова „Введение в римскую историю“ (I т. Вопросы доисторической этнологии и культурных влияний в до-римскую эпоху в Италии и начало Рима. II. Этруски и Месеапы, II. 1902—4), который широко использовал обширную литературу предмета, рассеянную по многочисленным итальянским периодическим изданиям. В некоторых местах раскопки повели к открытию храмов и познакомили нас с типом древне-италийского храма вообще[8]. Давно известные уже греческие храмы в южной Италии и Сицилии были подвергнуты обстоятельному исследованию в труде Пухштейна и Кольдевея (O. Puchstein und R. Koldewey) „Die griechischen Tempel in Unteritalien und Sicilien“ (2 тт., Берл. 1899). В Сицилии произведены были изыскания древне-христианских катакомб[9]. Продолжалось исследование римских катакомб, начатое Росси, при чем наиболее деятельным из его преемников был Вильперт, руководитель Римского Института для исследования древностей, автор большого числа исследований о росписях катакомб, давший, до известной степени, об‘единение своих работ в монументальном издании „Die Malereien der Katakomben Roms“ (Фрейбург 1903), где впервые катакомбные фрески, в большом выборе, были представлены в вполне точных воспроизведениях. Чуть ли не все, более или менее замечательные, средневековые римские базилики послужили, за последнее 50-летие, предметом нового более или менее обстоятельного исследования и обсуждения[10]. То же, до известной степени, [67]приложимо и к средневековым памятникам многих других городов Италии[11]. Всякому, кто желает „войти“ в изучение многочисленных и разнообразных памятников искусства и быта Италии, необходимо и теперь еще начать свои занятия с усвоения старинной, но замечательной книги Я. Буркгардта (J. Burckhardt) „Der Cicerone. Eine Anleitung zum Genuss der Kunstwerke Italiens“ (8 изд. 1901), глубокого знатока и тонкого ценителя всего прошлого Италии.

Из римских провинций всего полнее и обстоятельнее, как сказано выше, исследована была Африка (Алжир, Тунис). На Пиренейском полуострове, помимо исследований, относящихся к доисторическим древностям Испании и Португалии[12], нужно отметить значительные раскопки в Нуманции (на р. Дуэро), при которых расследованы были различные фазы населения: доисторического, иберского, римского, а также осадные сооружения римлян и их лагери[13]. В Галлии (теп. Франции) большое внимание обращено было на расследование доисторических памятников[14]. Менее сделано было для археологии Прованса, столь обильного памятниками римской культуры[15]. Точно также и в Британнии (Англии) систематическая археологическая работа коснулась, главным образом, первоначального периода ее истории; она дала при этом много интересных случайных открытий[16]. В Германии, как и во Франции, оживленно работали многочисленные местные археологические организации в особенности прирейнские) над исследованием местных древностей. Были обследованы старые римские города по Мозелю и Рейну: Трир, Бонн, Кёльн и др. С 1892 г. германское государство, по инициативе Моммзена, обратилось к систематическому исследованию германского пограничного вала (limes), давшему много ценных сведений для знакомства с римской фортификацией, для истории отношений между Римом и его германскими соседями. Сделанные при исследовании limes'а находки, в особенности глиняная посуда, [68]важны для уяснения характера римского прикладного искусства[17]. В пределах бывшей Австрии нужно отметить плодотворные раскопки римской крепости Карнунта и собирание и разработка памятников, происходящих из римской колонии Аквилеи, служившей передаточным пунктом в сношениях Италии с северо-востоком. Для древностей раннего средневековья много ценного материала дали раскопки, а также и случайные находки в Венгрии[18]. Наконец, нужно упомянуть об оживленной археологической деятельности в Болгарии и Румынии, где, в Добрудже, откопан был, на средства румынского правительства, большой памятник в Адамклисси, украшенный характерными рельефами[19].

Производившаяся археологическая работа в странах, расположенных в Средней Европе, имела важное значение в двояком отношении: с одной стороны, она теснее связала классическую археологию с доисторической, с другой — открыла новые горизонты для археологии западного средневековья. Отныне „классический мир“ перестал казаться чем-то изолированным и самодовлеющим, и историческая преемственность чередования отдельных культурных эпох и их взаимоотношение стали обрисовываться во все более и более ясных формах. То большое внимание, какое уделено было исследованию памятников эллинистической культуры дало возможность лучше и правильнее выяснить основы материальной культуры восточного средневековья, а это, в свою очередь, повлияло на более отчетливое и верное представление об основах материальной культуры романо-германского запада. Таким образом, можно, в общем, сказать, что археология в значительной степени содействовала установлению той тесной связи, которая сближает и должна, в силу господствующей в исторической жизни преемственной эволюции, сближать мир античный и мир средневековый, а это, в свою очередь, позволяет, чрез эпоху Возрождения, покоющегося на основах культур античной и средневековой, правильнее понять и оценить культуру новой Европы.

Примечания[править]

  1. См. Waldstein — Shoobridge, Herculaneum. Past, present and future, Лонд. 1908.
  2. Отдельным приложением к книге Мау вышел в 1913 г. составленный Дрекселем „Ученый аппарат“, с обильными библиографическими указаниями.
  3. Одному из лучших знатоков топографии Рима, Гюльзену (Chr. Hülsen), принадлежит руководящее сочинение о форуме: Das Forum Romanum, seine Geschichte und seine Denkmäler) 2 изд., Рим 1905. и дополнение к нему: „Die neuesten Ausgrabungen auf dem Forum Romanum, Рим 1910. О церкви S. Maria Antiqua, см. G. M. Rushforth, The church of S. Maria Antiqua. Papers British School of Rome I, 1900.
  4. E. Graf Haugwitz, Der Palatin, seine Gcschichte und seine Ruinen, Рим 1901.
  5. J. Lessing und A. Mau, Wand-und-Deckenschmuck eines römischen Hauses ans der Zeit des Augustus, (Берл. 1891.
  6. Например, мраморная спинка трона с изображением появляющейся из моря Афродиты, бронзовая статуя кулачного бойца и пр.
  7. E. Petersen. Ara Pacis Augustae, Вена 1902. С. Cichorius. Die Reliefs der Traianssäule, 4 тт., Берл. 1896. 1900. E. Petersen, A. Domaszewski, C. Calderini, Die Marcussäule auf Piazza Colonna in Rom, Мюнх. 1896. Хорошие воспроизведения архитектурных памятников Рима у H. Strack, Baudenkmäler des alten Rom, Берл. 1890, образцов декоративного искусства у P. Gusman, L'art décoratif de Rome de la fin de République au XV siècle, Пар. 1909. Для римской топографии незаменимое пособие: H. Kiepert et Chr. Hülsen, Formae urbis Romae antiquae, Берл. 1896, где собраны все древние свидетельства и приведена новая литература. Очерк топографии Рима и историю его раскопок дал М. И. Ростовцев в статьях „Археологическая хроника римского Запада в ФО. IX. X. Для ориентировки полезны книги из серии „Berühmte Kunststätten“: № 1. E. Petersen. Vom alten Rom, № 3. E. Steinmann. Rom in der Renaissance, а также из серии „Moderner Cicerone“ томики, посвященные римским развалинам (H. Holtzinger, Rom I, 1. Die Ruinen), окрестностям Рима (Th. von Schefler. Rom III. Die Umgebung Roms).
  8. Раскопки в Фалериях, теп. Чивита̀ Кастеллана (F. Barnabei, G. F. Gamirrini, A. Cozza, A. Pasqui, Degli scavi di antichità, nel territorio falisco в „Monumenti Lincei“, IV, 1804). в Марцоботто, около Болоньи (отчет E. Brizzio в „Monumenti Lincei“, I. 1890), в Луни, около Каррары (L. A. Milani в „Museo italiano di antichità classica“, I, 1885) и др.
  9. J. Führer und V. Scliultze. Die altchristlichen Grabstätten Siciliens, Берл. 1907.
  10. В особенности нужно отметить издание, посвященное мозаикам S. Maria Maggiore: J. P. Richter and A. Cameron Taylor, The Golden age of classic christian art, Лонд. 1904. Для ориентировки полезно руководство A. L. Frothingham, The monuments of christian Rome from Constantine to the Renaissance, Нью-Йорк 1908, где приведена и главная библиография; вообще для средневекового Рима в археологическом отношении книга Гризара (H. Grisar) „Geschichte Roms und der Päpste im Mittelalter“, Фрейбург 1901 (то же на итальянском языке: Storia di Roma e dei papi nel medio evo, Рим 1908)
  11. A. Colasanti, L'art byzantin en Italie, Пар. s. a. E. Bertaux, L'art dans l'Italie méridionale, Пар. 1904.
  12. E. Carthaillac, Les âges préhistoriques de l'Espagne et du Portugal Пар. 1886.
  13. A. Schulten, Numantia, Лпц. 1914. См. также обстоятельное исследование P. Paris, Essai sur l'art et l'industrie de l'Espagne primitive, 2 тт., Пар. 1903—4.
  14. Руководящее сочинение Al. Bertrand, Archéologie celtique, et gauloise, 2 изд. Пар., 1889. Также M. C. Barrière Flavy, Les arts industriels des peuples barbares de la Gaule, 3 тт., Пар. 1901.
  15. Нужно отметить, однако, большую регистрационную работу Em. Eapérandieu, Recueil général des bas-reliefs de 1a Gaule Romaine, 4 тт., Пар. 1907—11.
  16. Brown G. Baldwin, The arts of early England, 2 тт., ,Лонд. 1903.
  17. Для ориентировки см. статью М. И. Ростовцева „Лимес“ в XXIV, где указана литература предмета.
  18. Капитальный труд о древностях Венгрии: J. Hampel, Altertümer der Bronzezeit in Ungarn, 2 изд., 1890; Altertümer des frühen Mittelalters in Ungarn, 3 тт., Брауншвейг 1901. См. о последнем труде статью Н. П. Кондакова в „Изв. Отд. русск. яз. и слов. Акад. Наук“, 1906, кн. 4.
  19. K. Cichorius, Die römischen Denkmäler in Dobrudscha, Лпц. 1903.