Введение в археологию. Часть I (Жебелёв)/37

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Введение в археологию. Часть I. История археологического знания — V. Археология в России. — 37. Русский Археологический Институт в Константинополе. Археологические Институты в Петербурге и Москве
автор Сергей Александрович Жебелёв (1867—1941)
Опубл.: 1923. Источник: Commons-logo.svg С. А. Жебелёв Введение в археологию. Часть I. — Петроград, 1923.


[130]37. Хотя у нас, русских, было всегда более, чем достаточно, и своих археологических задач и археологической работы на родине, все-таки приходится пожалеть, что, в течение долгого времени, Россия не имела археологического учреждения за границей. Такое учреждение, по типу Немецкого Археологического Института, с его отделениями в Афинах и в Риме, Французской школы в Афинах и в Риме и других упомянутых выше институтов и школ, если бы оно своевременно было учреждено, конечно, во многом способствовало бы упрочению и развитию археологических занятий — и в теоретическом и в практическом отношении — в России. Правда, Академия Художеств, с давних уже пор командировала своих пенсионеров в Италию, а затем и на Восток; русские университеты командировали своих питомцев, чувствующих тяготение к древности, в Германию — учиться археологии у немецких профессоров — и в Италию. С начала 80-х гг. по инициативе покойного петербургского профессора Ф. Ф. Соколова, несколько молодых ученых классиков командированы были в Грецию, где они занимались, главным образом, греческою эпиграфикою. Все же все такого рода командировки были лишь „суррогатом“, и настоящей заграничной археологической школы (или института), потребность в которой сильно ощущалась, у нас не было до 1895 г., когда открыт был Русский Археологический Институт в Константинополе. Место выбрано было, с одной стороны, удачно: Константинополь и вообще Византийская империя изучаемы были значительно меньше, нежели Италия и Греция и, следовательно, пред Институтом с самого начала открывалось широкое поле деятельности. Но, с другой стороны, были и свои неудобства: в Константинополе не было тех археологических традиций, какие создались уже к тому времени в Риме и в Афинах; в [131]Константинополе слабо было представлено международное археологическое общение. Короче говоря, пред Институтом в Константинополе открывались широкие перспективы для производства всякого рода археологических разыскании, но он едва ли мог стать для русских археологов тем, в чем они нуждались всего более, археологическою школою. Хотя Константинопольский Институт основан был, главным образом, для изучения византийских древностей, но, разумеется, он привлек в сферу своих интересов и древности классические и древности славянских земель на Балканском полуострове. Вставший во главе Института, со времени его основания, Ф. И. Успенский, неутомимо работал на его пользу в течение почти 20 лет; ему помогали состоявшие при нем ученые секретари и прикомандированные к Институту стипендиаты университетов и духовных академий. Ученая деятельность Института находила свое выражение в организации археологических экскурсий (таковые были предприняты по Анатолии, по Малой Азии, на Афон, по Болгарии, старой Сербии, Македонии, Палестине, Сирии), в производстве раскопок[1] и в исследованиях памятников и древностей Константинополя и его ближайших окрестностей. Органом „Института“ служили его „Известия“, в 16 томах которых (1896—1912) помещено много ценных археологических исследований; с некоторыми из них мы еще встретимся.

Примечания[править]

  1. В широких размерах они были организованы в древнейшей столице болгар, Абобе-Плиске, близь теп. Шумлы. Отчет о них в X т. „Известий“ Института.