Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/III/I

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — III. Принятие резолюций Совета Безопасности 819 (1993), 824 (1993) и 836 (1993). I. Позиции членов Совета Безопасности в отношении резолюции 836 (1993)
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


I. Позиции членов Совета Безопасности в отношении резолюции 836 (1993)

80. На заседании, на котором было проведено голосование, представители 15 членов Совета Безопасности выступили с заявлениями, в которых прокомментировали эту резолюцию; с заявлениями выступили также представители Боснии и Герцеговины и Турции (см. S/PV. 3228).

81. Представитель Боснии и Герцеговины, которая не являлась членом Совета Безопасности, отметил, что неофициальный рабочий документ, представленный Секретариатом, характеризовал осуществление политики безопасных районов как «не являющееся реально возможным». Он заявил, что в вопросе о принятии резолюции, как представляется, «некоторые из соавторов руководствуются соображениями дипломатического прикрытия, с тем чтобы смягчить необходимость более решительных и всеобъемлющих мер и снизить ответственность за них». Он говорил о «сохраняющемся недостатке желания оказать … сопротивление» сербским нападениям на боснийские анклавы. Представитель Турции также скептически отнёсся к эффективности этой резолюции, заявив, что, принимая резолюцию, «международное сообщество … продолжает следовать своим путём нерешительности и не принимает никаких соизмеримых действий, которые раз и навсегда положили бы конец агрессии». Он заявил, что правительство его страны продолжает «решительно выступать за использование силы для того, чтобы остановить сербскую агрессию». Он добавил, что в резолюции не признаётся право Боснии и Герцеговины на самооборону, «право, которого она лишена уже слишком долго». Он вновь заявил о готовности Турции направить свои войска в состав СООНО.

82. Представитель Франции, отметив, что его правительство издало 19 мая меморандум, в котором была разработана концепция безопасных районов, заявил, что именно Франция и её партнеры после принятия программы совместных действий в Вашингтоне предложили Совету принять проект резолюции, «имеющий целью обеспечить полное соблюдение безопасности районов, перечисленных в резолюции 824 (1993) …». Он заявил, что проект резолюции касался двух целей: гуманитарной, т. е. обеспечения выживания мирного населения в безопасных районах, и политической, т. е. сохранения территориальной основы, необходимой для реализации Мирного плана для Боснии и Герцеговины. Он сказал, что «обозначение и защита безопасных районов является не самоцелью, а лишь временной мерой, шагом на пути к справедливому и прочному политическому урегулированию». Он назвал проект резолюции «реалистичным и действенным» и высказал мнение о том, что он станет первым шагом на пути осуществления Плана Вэнса-Оуэна. В заключении он сказал, что, приняв этот текст, Совет «продемонстрирует, что у международного сообщества не опустились руки».

83. Представитель Венесуэлы, который воздержался при голосовании проекта резолюции, выступил с пространной речью, подвергнув этот проект критике по двум причинам: во-первых, он не может быть осуществлён без выделения значительных ресурсов, которые могут и не быть предоставлены, и, во-вторых, он служит своего рода прикрытием для нежелания поддержать достижение «более широкой и полезной цели — справедливого распределения территории между различными общинами Боснии и Герцеговины». По первому моменту представитель заявил, что осуществление данного проекта резолюции … невозможно без наличия необходимой для этого твёрдой решимости и до того, как в распоряжении Генерального секретаря окажутся необходимые средства и ресурсы …". Он отметил, что члены Совета, входящие в Движение неприсоединившихся стран, хотели, чтобы Генеральный секретарь официально доложил о концепции безопасных районов до проведения голосования по проекту резолюции. «К сожалению, было принято решение не дожидаться мнения Генерального секретаря». Представитель сослался на «объективную и весьма критичную оценку» концепции, сделанную Генеральным секретарем в неофициальном рабочем документе от 28 мая. Он отметил, что Генеральный секретарь уже поставил перед членами Совета «чрезвычайно актуальные» вопросы о точной роли Организации Объединённых Наций, а также о том, будут ли ожидать от Организации Объединённых Наций применения силы, если сербы не будут выполнять эту резолюцию. Он также отметил, что эти вопросы не получили удовлетворительного ответа, и выступил с предостережением, что безопасные районы отнюдь не будут «безопасными». По второму моменту он выступил с критикой программы совместных действий и мнения о том, что «необходимы лишь превентивные меры и меры сдерживания: создание безопасных районов, установления контроля за границами, ужесточение санкций, введение запрета на полёты, создание трибунала по расследованию преступлений, совершённых в нарушение гуманитарного права». Он спросил, действительно ли члены Совета считают, что такая позиция «убедит агрессоров в том, что им лучше с достоинством отказаться от добычи, завоёванной с помощью террора и силы». Он призвал Совет «обеспечить соблюдение принципов коллективной безопасности и реализовать их, благодаря чему будет гарантировано право на самооборону, как это предусмотрено Уставом».

84. Представитель Пакистана, который также воздержался при голосовании, выступил в поддержку "безотлагательных и всеобъемлющих мер со стороны Совета Безопасности в соответствии с главой VII Устава для обеспечения выполнения его решений и предоставления Советом полномочий принимать все необходимые меры, включая удары военной авиации по ключевым стратегическим целям, для прекращения сербской агрессии, обращения её вспять на основе ухода сербских сил со всех территорий, захваченных с помощью силы и «этнической чисткиа …». Он обратил внимание членов Совета на «фундаментальные недостатки этой концепции» безопасных районов, но вместе с тем вновь заявил о готовности его правительства выделить войска для СООНО в связи с осуществлением этого проекта резолюции. Он настоятельно призвал Совет "принять дальнейшие адекватные меры, включая снятие эмбарго на поставки оружия в отношении Боснии и Герцеговины, в соответствии с неотъемлемым правом этой Республики на самооборону согласно статье 51 Устава ….

85. Представитель Новой Зеландии заявил, что его правительство поддерживает проект резолюцию при том понимании, что сила в форме воздушных ударов может использоваться в том случае, если Силам Организации Объединённых Наций по охране будут препятствовать в выполнении их задач или если будут по-прежнему ставиться преграды на пути доставки гуманитарной помощи. Он настоятельно призвал Совет обратиться к сербам с призывом прекратить их действия в безопасных районах или же ожидать быстрых последствий. «Любой иной сигнале отличный от этого, — в качестве первого шага — нанёс бы, на наш взгляд, серьёзный ущерб репутации Совета, и, фактически, Организации Объединённых Наций в целом». Представитель Джибути сказал, что он проголосует за проект резолюции и «искренне соглашается с решительным заявлением государств-членов, являющихся его авторами, о том, что на этот раз они действительно настроены серьёзно».

86. Выступая после голосования, представитель Бразилии сказал, что «эту резолюцию не следует рассматривать как идеальный или окончательный ответ Совета Безопасности на происходящий конфликт, и пусть ни у кого не будет заблуждений на этот счёт». Он проголосовал за резолюцию, потому что, «несмотря на свои недостатки, она представляет собой конкретный шаг и свидетельствует о существенном качественном изменении в подходе Совета к решению данного вопроса».

87. Представитель Российской Федерации отметил, что его делегация была в числе авторов этой резолюции и что резолюция содержит «серьёзный комплекс весьма действенных и реально осуществимых мер». Его делегация убеждена в том, что осуществление этой резолюции «явится важным практическим шагом мирового сообщества по реальному обузданию насилия и прекращению огня на многострадальной боснийской земле. Отныне любые попытки предпринимать военные нападения, обстрелы и бомбардировки безопасных районов, попытки вооружённых вторжений в них и создания препятствий для доставки гуманитарной помощи будут пресекаться силами Организации Объединённых Наций с использованием всех необходимых мер, в том числе и силы оружия». Он высказался в поддержку программы совместных действий и сделал вывод о том, что «Вашингтонская программа отнюдь не закрывает возможность принятия новых и более жёстких мер, ни одна из которых не предопределена и не исключена из рассмотрения».

88. Представитель Соединённых Штатов Америки сказала, что её правительство было соавтором этой резолюции, поскольку оно «рассматривает её как одно из средств спасения человеческих жизней …». Она добавила: «Голосуя за эту резолюцию, Соединённые Штаты не питали никаких иллюзий. Это всего лишь промежуточный шаг — и только. Более того, и Совет Безопасности, и правительства, разработавшие программу совместных действий, выразили согласие оставить открытыми возможности принятия новых и более жёстких мер, ни одна из которых не предопределена и не исключена из рассмотрения. Позиция моего правительства в отношении характера этих более жёстких мер остаётся неизменной». Правительство Соединённых Штатов ожидает «от боснийской сербской стороны всестороннего содействия в осуществлении данной резолюции. В случае отсутствия такого содействия мы займёмся поиском дальнейших шагов в рамках Совета Безопасности».

89. Представитель Китая отметил, что гуманитарная ситуация в Боснии и Герцеговине резко ухудшилась. «В сложившихся условиях создание ряда „безопасных районов“ [в Боснии и Герцеговине] может служить также и временной мерой, осуществляемой с целью сокращения числа конфликтов и облегчения страданий людей». Однако он подчеркнул, что политика безопасных районов не может служить основополагающим политическим методом урегулирования конфликтов, и предостерег в отношении того, что осуществление этой политики может быть сопряжено с «рядом трудностей». Он сказал, что «ссылки на главу VII Устава с целью санкционирования использования силы, а также предусматриваемая резолюцией возможность осуществления в Боснии и Герцеговине дальнейших мер военного характера, могут, вместо того чтобы способствовать усилиям по поиску путей установления в Боснии и Герцеговине прочного мира, привести к ещё большему обострению сложившейся там ситуации и оказать отрицательное воздействие на мирный процесс».

90. Представитель Венгрии заявил, что «в данной резолюции намечены далеко не идеальные решения … Эта резолюция касается лишь симптомов, поскольку она не даёт убедительного ответа на ключевой на данном этапе вопрос боснийского конфликта: как обратить вспять результаты агрессии, которая безнаказанно осуществлялась в этой стране». Венгрия проголосовала за резолюцию, поскольку она понимает её как «уполномочивающую СООНО применить силу в ответ на бомбардировку безопасных районов или вооружённые нападения, а также в условиях преднамеренного создания в этих районах или поблизости от них препятствий свободному передвижению СООНО или охраняемой транспортировке гуманитарных грузов». Он сказал, что "действия, предпринимаемые сейчас международным сообществом, осуществляются под девизом «слишком мало, слишком поздно».

91. Представитель Соединённого Королевства высказался в позитивном плане о программе совместных действий, охарактеризовав политику безопасных районов как «ещё один важный шаг в деле реализации нашей ближайшей повестки дня» в рамках этой программы. «Она направлена на предоставление дополнительной помощи значительным группам гражданского населения, основную часть которых составляют мусульмане». Новым элементом является то, что Соединённое Королевство "вместе с Францией и Соединёнными Штатами, вероятно в рамках НАТО, готовы … предоставить воздушные силы в ответ на призывы о помощи со стороны сил Организации Объединённых Наций в самых безопасных районах и в прилегающих к ним зонах. Для эффективного осуществления этой концепции безопасных районов Организации Объединённых Наций потребуются дополнительные контингенты, и [Соединённое Королевство] поддержит Генерального секретаря в его усилиях по привлечению новых контингентов, в том числе со стороны некоторых мусульманских государства. Безопасные районы не остановят войну и являются временной мерой. Отметив, что высказываются предложения насчёт объединения политики «безопасных районов» со снятием эмбарго на поставки оружия, он сказал, что его правительство не считает такое объединение вариантом и что эти две политические концепции являются совершенно несхожи и взаимоисключают друг друга. «Было бы непросто совместить аспект поставки оружия с деятельностью Организации Объединённых Наций по поддержанию мира на местах». Затем он высказался в поддержку усилий г-на Вэнса и лорда Оуэна по проведению переговоров и отметил, что ни программа совместных действий, ни мнение правительства Соединённого Королевства не исключают «новых и более жёстких мер по мере развития ситуации».

92. Представитель Испании заявил, что, «расширив мандата СООНО для обеспечения полного уважения к безопасным районам, [Совет Безопасности] сделал важный шаг, направленный на спасение жизней, защиту находящихся под угрозой территорий, обеспечение свободной доставки гуманитарной помощи, а также на облегчение будущего претворения в жизнь Мирного плана Вэнса-Оуэна». Он добавил, что «усиление охраны СООНО в отношении шести районов, упомянутых в этой резолюции, направлено на повышение уровня их безопасности и достижение большого благополучия находящегося под угрозой гражданского населения».


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).