Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/IV/D

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — IV. Эволюция политики безопасных районов, июнь 1993 года — декабрь 1994 года. D. Массовое убийство в Маркале и разногласия в отношении применения военно-воздушных сил
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


D. Массовое убийство в Маркале и разногласия в отношении применения военно-воздушных сил

117. 5 февраля 1994 года на рынке Маркале в центре Сараево взорвалась мина, убив 68 человек, в основном мирных боснийских жителей, и ранив свыше 200 человек. Картины этой кровавой бойни, заснятые телевизионными операторами, были затем переданы по всему миру, вызвав волну гнева. Этот инцидент последовал за инцидентом, происшедшим днём ранее, в ходе которого от выпущенной сербами мины погибло 10 человек, стоявших в очереди за водой в районе Добрыня в Сараево. Представители Соединённого Королевства, Соединённых Штатов и Франции встретились в Нью-Йорке для обсуждения этих нападений и договорились о том, что следует призвать Генерального секретаря Организации Объединённых Наций выступить в поддержку активных действий НАТО. Генеральный секретарь, узнав об их мнениях, к Председателю Совета Безопасности обратился с письмом, в котором указал, что «эти два инцидента вызывают необходимость, в соответствии с пунктами 9 и 10 постановляющей части резолюции 824 (1993), в срочном порядке провести подготовки к нанесению ударов с воздуха в целях предотвращения дальнейших подобных обстрелов» (S/1994/131). 6 февраля он также обратился с письмом к Генеральному секретарю НАТО в отношении следующего:

«В этой связи я буду Вам признателен за принятие мер в целях скорейшего достижения решения Совета НАТО, уполномочивающего главнокомандующего южным командованием НАТО осуществить, по просьбе Организации Объединённых Наций, удары с воздуха по артиллерийским или минометным позициям в Сараево или вокруг него, которые, как это было установлено СООНО, ответственны за обстрел гражданских целей в этом городе» (S/1994/131, приложение).

118. Однако Командующий СООНО в Боснии и Герцеговине выступал против этого подхода, по-видимому, на том основании, что он может «втянуть Организацию Объединённых Наций в войну»[1]. Он попытался убедить своё собственное правительство не поддерживать более широкое применение военно-воздушных сил НАТО, для того чтобы заставить сербов сесть за стол переговоров. Впоследствии он рассказывал о том, какие меры он принял, когда он начал думать, что один из старших министров в его правительстве «под давлением со стороны американцев и НАТО стал серьёзно колебаться в вопросе о воздушных ударах»[2].

119. Командующий СООНО в Боснии и Герцеговине предложил то, что, по его мнению, было более сбалансированным подходом, который позволил бы облегчить давление на Сараево без применения силы. 9 февраля он собрал представителей двух сторон в Сараево и настоятельно призвал их поддержать соглашение из четырёх пунктов, которое предусматривало прекращение огня, отвод тяжёлого оружия на расстояние 20 км, размещение войск СООНО вдоль линии противостояния и создание совместной комиссии для рассмотрения хода осуществления этого соглашения. Сербы согласились сразу же, отчасти, по мнению Командующего СООНО, из-за угрозы нанесения воздушных ударов[3]. Правительство Боснии и Герцеговины не проявило большого желания, когда накануне вечером ему были разъяснены условия прекращения огня. Однако Командующий СООНО заявил им, что проведённое Организацией Объединённых Наций первое обследование кратера от взрыва бомбы на рынке показало, что бомба была выпущена с боснийской стороны боевых линий или, возможно, взорвалась на месте[4]. Фактически, последующий анализ опроверг этот вывод[5], однако его предложение, по-видимому, оказалось эффективным, поскольку после некоторого дополнительного давления со стороны Командующего СООНО боснийцы также согласились на условия прекращения огня, которые, как они считали, были для них неблагоприятными.

120. В тот же день Генеральный секретарь НАТО информировал Генерального секретаря Организации Объединённых Наций о том, что Совет НАТО встретился и договорился позитивно откликнуться на просьбу Организации Объединённых Наций о санкционировании нанесения воздушных ударов для предотвращения дальнейших нападений на Сараево. Совет потребовал отвода — либо передислокации и передачи под контроль СООНО в течение 10 дней — тяжёлых сербских вооружений на расстояние по меньшей мере 20 км от центра Сараево («запретная зона Сараево»). Он также потребовал, чтобы правительство Боснии и Герцеговины передало своё оружие под контроль СООНО, и потребовал прекращения огня. Кроме того, Совет решил, что то оружие, которое стороны оставят в пределах запретной зоны Сараево по истечении 10 дней, станет целью для воздушных ударов вместе с основными техническими средствами их непосредственного обслуживания.

121. По мере приближения срока отвода тяжёлых сербских вооружений некоторые должностные лица Организации Объединённых Наций начали выражать обеспокоенность по поводу того, в каком направлении, как представлялось, развивались события. Старшие представители Секретариата, Международной конференции по бывшей Югославии, СООНО и УВКБ встретились 16 февраля для обсуждения вопроса о возможных воздушных ударах вокруг Сараево. Некоторые из участников выразили серьёзные оговорки относительно намерения НАТО нанести воздушные удары по позициям тяжёлых вооружений, которые не будут отведены или переданы под контроль СООНО к 20 февраля. Они считали, что в основе стратегии НАТО лежит, по-видимому, сомнительное предположение о том, что воздушные удары, продемонстрировав решимость НАТО, укрепят международный авторитет и заставят сербов выполнять планы международного сообщества в отношении боснийского урегулирования. Другие участники вспоминают, что они в основном были согласны со стратегией НАТО и хотели использовать её как своего рода дополнение к проводимым СООНО переговорам с сербами.

122. К указанному сроку обе стороны отвели или перегруппировали не все, но большую часть своих вооружений, и, хотя ультиматум и прекращение огня не положили конец всем боевым действиям в районе Сараево, они привели к существенному сокращению числа инцидентов с перестрелкой и к стабилизации линии противостояния. Впоследствии СООНО сумели развить эти позитивные события, проведя переговоры и добившись заключения 17 марта 1994 года между сторонами соглашения о свободе передвижения. В соответствии с положениями этого соглашения был открыт ряд «голубых коридоров», по которым могло передвигаться ограниченное число мирных жителей обеих сторон. Гуманитарная ситуация в безопасном районе Сараево существенно улучшилась в течение этого периода, и на несколько месяцев жизнь в городе вернулась в своё почти нормальное русло, но после этого обстановка стала вновь постепенно ухудшаться.

123. После создания запретной зоны вокруг безопасного района Сараево СООНО впервые развернули существенное присутствие на сербской стороне линии противостопния. Некоторые наблюдатели выступали против этого, полагая, что персонал СООНО станет потенциальным заложником в периоды кризисов. Тем не менее несколько сот военнослужащих СООНО, главным образом из Франции и Украины, были развернуты в находившихся под контролем сербов районах вокруг города для наблюдения за пунктами сбора оружия, в которых были сосредоточены сербские вооружения. В находившемся под контролем сербов районе Грбавица был развернут российский батальон.


  1. Michael Rose, Fighting for Peace (London, The Harvill Press, 1998), pp. 43-46.
  2. Ibid., p. 46.
  3. Ibid., pp. 47-48.
  4. Ibid., pp. 48-49.
  5. Ibid., p. 43.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).