Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/IV/E

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — IV. Эволюция политики безопасных районов, июнь 1993 года — декабрь 1994 года. E. Оценка Организацией Объединённых Наций политики безопасных районов по состоянию на март 1994 года
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


E. Оценка Организацией Объединённых Наций политики безопасных районов по состоянию на март 1994 года

124. Несмотря на достигнутые с НАТО договорённости и «фактор повышения боевых возможностей войск, присущий военно-воздушным силам», которые в то время имелись в наличии для поддержки миссии СООНО, Секретарит Организации Объединённых Наций и СООНО стали выражать всё большее разочарование в связи с нехваткой войск, выделенных государствами-членами, в том числе соавторами резолюции 836 (1993), для осуществления политики безопасных районов. В этих условиях СООНО считали, что активное осуществление политики безопасных районов было невозможным. Перед своим уходом с этой должности в декабре 1993 года тогдашний Командующий силами СООНО в Боснии и Герцеговине заявил, что его задача осложнялась «фантастическим разрывом между резолюциями Совета Безопасности, волей к осуществлению этих резолюций и средствами, предоставленными в распоряжение командиров на местах». Он добавил, что он прекратил читать резолюции Совета Безопасности[1].

125. В своём докладе Генеральной Ассамблее от 7 января 1994 года (A/48/847) Генеральный секретарь отметил, что вместо санкционированной численности дополнительного контингента для безопасных районов в 7600 человек почти семь месяцев спустя на театр действий прибыло менее 3000 военнослужащих. Он добавил, что сохраняются проблемы в отношении размещения контингентов из Пакистана (3000 предоставленных военнослужащих) и Бангладеш (1220 предоставленных военнослужащих), поскольку соответствующие правительства заявили, что они не в состоянии обеспечить своих солдат необходимым для выполнения задач снаряжением. Кроме того, он отметил, что боснийские сербы не выполнили положений резолюций 819 (1993), 824 (1993) и 836 (1993). Что касается безопасного района Сараево, он сообщил, что сербы не сняли осаду и что обстрелы этого безопасного района усилились.

126. Обеспокоенность в Секретариате Организации Объединённых Наций и среди командиров СООНО по поводу разрыва между ожиданиями и имеющимися ресурсами усилилась после принятия 11 января 1994 года заявления глав государств и правительств стран — членов Совета НАТО. В этом заявлении была подтверждена готовность НАТО «осуществить удары с воздуха в целях предотвращения удушения Сараево, безопасных районов и других находящихся под угрозой районов в Боснии и Герцеговине» (S/1994/131, приложение). В нём также содержался настоятельный призыв к руководству СООНО подготовить планы для обеспечения проведения заблокированной замены контингентов СООНО в Сребренице и Жепе и рассмотреть вопрос об открытии аэропорта в Тузле в гуманитарных целях. Это было сделано, хотя Генеральный секретарь писал Совету Безопасности 28 января о том, что любая попытка выполнить эти задачи в условиях, когда нет согласия сторон, влечёт за собой «серьёзные угрозы для операций СООНО и подразделений, участвующих в их осуществлении, а также для операций по оказанию гуманитарной помощи» (S/1994/94). За этим последовала целая серия переговоров, после чего ротация войск СООНО в Сребренице и Жепе продолжалась, хотя и в условиях ограничений, введённых сербами.

127. Обеспокоенность по поводу разрыва между ожиданиями и имеющимися ресурсами ещё больше усилилась 4 марта 1994 года, когда в своей резолюции 900 (1994) Совет Безопасности просил Генерального секретаря представить доклад о возможности распространения режима безопасных районов на Маглай, Мостар и Витез. Этот вариант был отвергнут Генеральным секретарем в его доклад, Совету Безопасности от 11 марта 1994 года (S/1994/291), в котором он отметил, что эффективность концепции безопасных районов зависит от подхода сторон и «от решимости международного сообщества, как его воспринимают стороны». В этой связи он доказывал, что "минимальных сил может быть достаточно для обеспечения элементарного сохранения — безопасные районы в Горажде, Сребренице и Жепе не подвергались нападению, несмотря даже на то, что присутствие СООНО ограничивалось двумя ротами в Сребренице, одной ротой в Жепе и лишь 8 невооружёнными военными наблюдателями в Горажде. … СООНО спасли жизни людей своим присутствием в безопасных районах, однако это не сделало эти районы действительно «безопасными». Отметив, что СООНО не смогли — с учётом имеющихся в их распоряжении ресурсов — улучшить ужасающие условия жизни, Генеральный секретарь высказал мнение о том, что концепция безопасных районов может быть более эффективной, если «не давать возможности силам, на которые не распространяются положения о демилитаризации, пользоваться тактическими военными преимуществами их присутствия в безопасных районах. Точно так же присутствие СООНО в таких районах должно быть достаточным не только для сдерживания нападений, но и для обеспечения возможности налаживания нормальных условий жизни».

128. В последующем докладе от 16 марта 1994 года (S/1994/300) высказывались более широкие оговорки в отношении политики безопасных районов. В нём Генеральный секретарь выразил свою обеспокоенность насчёт того, что безопасные районы используются армией правительства Боснии и Герцеговины «в качестве мест для отдыха, подготовки и снаряжения личного состава, а также в качестве плацдарма для обстрела сербских позиций, провоцируя тем самым ответные действия со стороны сербов». Он также повторил своё мнение о том, что обеспечение устойчивого осуществления концепции безопасных районов потребовало бы «проведения обеими сторонами на согласованных условиях полной демилитаризации, обеспечения свободы передвижения, изъятия или вывода тяжёлого оружия и широкого развёртывания СООНО». В условиях нехватки ресурсов, заявил он, «необходимым условием обеспечения жизнеспособности концепции безопасных районов является активное сотрудничество сторон».

129. Генеральный секретарь был особо обеспокоен проблемой беспристрастности, которая обычно считается краеугольным камнем успешных операций по поддержанию мира. Он обосновывал это следующим образом:

«Неуклонное расширение мандатов, предоставленных Советом Безопасности, изменило характер миссии СООНО в Боснии и Герцеговине и выявило некоторые внутренне присущие противоречия. Долгое время считалось, что основной мандат СООНО в Боснии и Герцеговине заключается в оказании содействия в доставке гуманитарной помощи, а эту цель можно было бы достичь лишь при активном сотрудничестве сторон. Расширение задач, возлагаемых на СООНО в более поздних резолюциях, неизбежно ограничивает их способность осуществлять этот основной мандат. Главные последствия заключаются в следующем:
а) некоторые из последних задач ставят СООНО в такое положение, когда они препятствуют достижению военных целей одной из сторон, что компрометирует их беспристрастность, которая по-прежнему имеет ключевое значение для обеспечения их эффективности в выполнении своих гуманитарных обпзанностей;
b) в результате изменения мнения об их беспристрастности Силы всё чаще сталкиваются с обструкцией и беспокоящими действиями, особенно со стороны боснийских сербов и боснийских хорватов, в своих попытках выполнить свои гуманитарные обпзанности;
c) новые задачи требуют ресурсов, которые своевременно международным сообществом не предоставлпются …».

130. Несмотря на эти тревоги, Генеральный секретарь не советовал по-новому определять их мандаты «сообразно тем ресурсам, которые международное сообщество готово выделить СООНО». Он с некоторым оптимизмом отметил «тесное сотрудничество, наладившееся в отношении бывшей Югославии между Организацией Объединённых Наций и НАТО». В частности, он отметил, что угроза применения военно-воздушных сил НАТО была эффективно использована для того, чтобы добиться позитивных результатов в безопасном районе Сараево. В связи с этим он сделал вывод о том, что «оставаться в строю, живя надеждой, представляется более предпочтительным, чем уйти, сложив с себя свои обязанности».


  1. Kurt Schork, "UN Commander in Bosnia Slams SC, EC", Reuters, 30 December 1993.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).