Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/IV/F

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — IV. Эволюция политики безопасных районов, июнь 1993 года — декабрь 1994 года. F. Нападение на Горажде, март-апрель 1994 года
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


F. Нападение на Горажде, март-апрель 1994 года

131. СООНО обратились к НАТО со своей первой просьбой об авиационной поддержке 12 марта 1994 года. Сербский танк обстреливал Бихач, и несколько снарядов упали рядом с позициями французского контингента СООНО в безопасном районе. Командир батальона СООНО передал свою просьбу о непосредственной авиационной поддержке в штаб СООНО. Однако непосредственная авиационная поддержка не была оказана из-за целого ряда проволочек, связанных с процессом утверждения, который был опробован впервые.

132. Более серьёзное испытание произошло тогда, когда 31 марта сербские силы начали наступление на безопасный район Горажде. Когда боснийские сербские силы вступили в пределы анклава и подошли к самому городу, в международном сообществе, равно как и в Организации Объединённых Наций, начали активно обсуждать вопрос о том, как на это отреагировать. СООНО выступали против использования силы для сдерживания сербских нападений. Командующий СООНО информировал правительство Боснии и Герцеговины о том, что «СООНО являются силами по поддержанию мира, которые могут использовать лишь ограниченную степень военной силы для сдерживания нападений на безопасные районы. Только Совет Безопасности в Нью-Йорке может произвести необходимые изменения в мандате Организации Объединённых Наций, с тем чтобы позволить нанесение стратегических воздушных ударова»[1]. В письме в Центральные учреждения Организации Объединённых Наций от 8 апреля Командующий СООНО заявил, что, отдав предпочтение «облегчённому варианту» в отношении уровня сил, международное сообщество согласилось с тем, что безопасные районы будут создаваться на основе договорённости, а не с помощью силы. Этот выбор, продолжал он, свидетельствовал о явном отклонении политики установления мира или принуждения к миру и о согласии с тем, что задача будет выполняться с помощью средств поддержания мира.

133. Командующий СООНО считал, что сербское нападение на боснийские правительственные войска, оборонявшие линию противостояния вокруг безопасного района, не соответствует данному СООНО определению нападения на безопасный район. Поэтому он попытался остановить наступление путём достижения договорённости. В течение первых десяти дней апреля он провёл несколько раундов переговоров о прекращении огня, но они не привели ни к какой договорённости. Впоследствии СООНО пришли к выводу о том, что сербы использовали эти переговоры с Организацией Объединённых Наций в качестве прикрытия для продолжения своего наступления.

134. Несмотря на неудачу переговоров о прекращении огня, Командующий СООНО считал, что сербы не будут больше продвигаться в направлении Горажде. Однако 10 апреля сербские силы возобновили своё наступление. Затем он предостерёг генерала Младича о том, что, если нападения на Горажде не прекратятся, по его войскам будут нанесены воздушные удары «в соответствии с резолюцией 836 (1993) Совета Безопасности».

135. Когда днём 10 апреля сербы продолжили вести огонь из артиллерии и танков по городу, СООНО обратились к НАТО с просьбой оказать непосредственную авиационную поддержку. Сложившееся у сербов впечатление о том, что воздушные удары должны были быть частью более широких усилий с целью остановить их наступление, усилилось после того, как первоначальные попытки обнаружить и уничтожить атакующие танки оказались безуспешными из-за плохих погодных условий; вместо этого к НАТО была обращена просьба нанести удар по командному пункту артиллерии. В 18 ч. 26 м непосредственная авиационная поддержка была осуществлена и с американских самолётов F-16 были сброшены три бомбы, которыми этот пункт был уничтожен. Обстрел Горажде сербской артиллерией прекратился. Генерал Младич предупредил СООНО, что сотрудники Организации Объединённых Наций будут убиты, если удары НАТО не прекратятся.

136. На следующий день, 11 апреля, сербы возобновили артиллерийский обстрел Горажде. Командующий СООНО запросил, с согласия Специального представителя Генерального секретаря, дальнейшую непосредственную авиационную поддержку, и удары были нанесены по одному сербскому танку и двум бронетранспортёрам, которые, по сообщениям, были уничтожены. Сербский обстрел опять прекратился, и вновь генерал Младич угрожал принять ответные меры против персонала Организации Объединённых Наций, против штаба СООНО в Сараево и против атакующих самолётов.

137. Относительное спокойствие сохранялось на протяжении трёх дней, но 14 апреля оно было прервано, когда сербы взяли в заложники примерно 150 сотрудников Организации Объединённых Наций, в основном военнослужащих из состава СООНО, которые находились в пунктах сбора тяжёлого оружия на контролируемой сербами территории вблизи Сараево. На следующий день важнейшие рубежи обороны армии Республики Боснии и Герцеговины были прорваны, и сербские силы подступили вплотную к застроенным районам Горажде. В Организации Объединённых Наций высказывались самые различные суждения в отношении того, что происходило на местах. Военные наблюдатели Организации Объединённых Наций, которых поддерживало УВКБ, полагали, что боснийцы потерпели поражение и что сербы, воспользовавшись своим военным превосходством, подвергли гражданское население Горажде мощным обстрелам. Командующий СООНО, которого поддержала небольшая группа английских наблюдателей, находившихся в то время в анклаве, считал - и он впоследствии написал об этом в своих мемуарах, — что «боснийская армия, по-видимому, отошла, с тем чтобы втянуть Организацию Объединённых Наций и НАТО в войну … В узких проходах и ложбинах кто угодно мог остановить [сербские] танки с помощью одного лома … боснийцы развернулись и бежали, предоставив Организации Объединённых Наций собирать осколки»[2]. Он также считал, что сообщения военных наблюдателей Организации Объединённых Наций были неточными и что в них преувеличивались масштабы ударов по гражданским целям[3].

138. Сербы начали танковую атаку на оставшиеся силы боснийской армии к востоку от города Горажде 16 апреля. С согласия Специального представителя Командующий СООНО запросил вновь непосредственную авиационную поддержку. Однако, нанося удар по сербским танкам, один самолёт НАТО был сбит сербской зенитной ракетой. НАТО и Организация Объединённых Наций по-разному истолковывали это событие. Командиры НАТО выражали обеспокоенность по поводу того, что СООНО просили лётчика сделать несколько заходов на цель, с тем чтобы убедиться, что танк, по которому наносился удар, действительно участвовал в атаке, и тем самым подвергли самолет опасности. Главнокомандующий южным командованием НАТО информировал Командующего Силами Организации Объединённых Наций в Боснии и Герцеговине о том, что из-за угрозы для его самолетов он не будет разрешать никаких дальнейших ударов по тактическим целям и что удары будут наноситься только по стратегическим целям. Вечером того же дня было объявлено, что сербы согласились на прекращение огня и на освобождение заложников Организации Объединённых Наций в обмен на прекращение боевого воздушного патрулирования над Горажде[4].

139. По мере продолжения продвижения боснийских сербских сил в Организации Объединённых Наций возникли разногласия в отношении того, как лучше всего на это отреагировать. Один из старших советников Специального представителя Генерального секретаря предложил «некоторые психологические меры вместо военных действий, которые смогут вывести политическую ситуацию из тупика». Этот советник высказал, в частности, мысль о том, чтобы предложить сербам независимость или снять санкции против них. Однако Секретариат Организации Объединённых Наций действовал в менее примирительном духе. Секретариат предложил Специальному представителю "разработать концепцию, обеспечивающую более активную защиту безопасных районов в целях недопущения повторения событий, происшедших вокруг Гораждеа. Впоследствии Генеральный секретарь просил НАТО разрешить своим командирам наносить, по просьбе Организации Объединённых Наций, удары по позициям артиллерии, миномётов или по танкам в пределах безопасных районов или вокруг них.

140. В этой связи 22 апреля Совет НАТО принял два набора решений. В первом наборе решений было заявлено, что главнокомандующий ОВС НАТО на Южноевропейском ТВД «уполномочивается нанести удары с воздуха по тяжёлым вооружениям и другим военным целям боснийских сербов в радиусе 20 км от центра Горажде (но в пределах территории Боснии и Герцеговины) …», если:

«a) боснийские сербы немедленно не прекратят нападений на безопасный район Горажде;
b) силы боснийских сербов не отойдут на 3 км от центра города к 00 ч. 01 м по среднегринвичскому времени 24 апреля;
c) после 00 ч. 01 м по среднегринвичскому времени 24 апреля силам Организации Объединённых Наций, колоннам транспорта с чрезвычайной гуманитарной помощью и группам медицинской помощи не будет позволено беспрепятственно войти в Горажде и не будет разрешена медицинская эвакуация».

141. Во втором наборе решений говорилось о том, что «запретная в военном отношении зона» устанавливается «в радиусе 20 км вокруг Горажде, в связи с чем все тяжёлые вооружения боснийских сербов … должны быть выведены из неё к 00 ч. 01 м по среднегринвичскому времени 27 апреля». Было решено, что аналогичные запретные в военном отношении зоны могут быть установлены и вокруг любого из других безопасных районов, «если, по общему мнению военного командования НАТО и военного командования Организации Объединённых Наций, будет иметь место концентрация или передислокация тяжёлых вооружений в радиусе 20 км от этих районов …». Было также решено, что:

«a) немедленно вступает в силу положение о том, что, если на объявленные Организацией Объединённых Наций безопасные районы Горажде, Бихач, Сребреница, Тузла и Жепа будут осуществлены любые нападения со стороны боснийских сербов с применением тяжёлых вооружений, эти вооружения и другие боевые средства боснийских сербов, а также их средства непосредственной и основной военной поддержки, включая хранилища топлива и места складирования боеприпасов, но не ограничиваясь ими, будут подвергнуты ударам НАТО с воздуха …;
b) после 00 ч. 01 м по среднегринвичскому времени 27 апреля, если какие-либо тяжёлые вооружения боснийских сербов будут находиться в пределах любой объявленной запретной в военном отношении зоны, описанной выше, эти вооружения и другие боевые средства боснийских сербов, а также их средства непосредственной и основной военной поддержки, включая хранилища топлива и места складирования боеприпасов, но не ограничиваясь ими, будут подвергнуты ударам НАТО с воздуха …».

И наконец, Совет «призвал правительство Боснии и Герцеговины не предпринимать наступательных военных действий из пределов безопасных районов и с этой целью сотрудничать с СООНО в рамках любых мер по контролю за их тяжёлыми вооружениями».

142. Также 22 апреля Совет Безопасности принял резолюцию 913 (1994), в которой он требовал заключения соглашения о прекращении огня и осуждал сербов за нападения на безопасный район Горажде. Он требовал, чтобы сербы отвели свои силы и вооружения, но одновременно с этим впервые устанавливал определённые ограничения в отношении действий боснийских правительственных сил. В пункте 4 резолюции Совет призвал «к прекращению любых провокационных действий, кем бы они ни совершались, внутри и вокруг безопасных районов».

143. На следующий день в Белград, в присутствии сербского президента Милошевича было заключено соглашение между Специальным представителем Генерального секретаря и руководителями боснийских сербов Караджичем, Краишником и Младичем. СООНО попытались побудить сербов к тому, чтобы в этом соглашении они дали своё согласие на как можно больше элементов из решений Совета НАТО, тем самым предложив им меру для «спасения престижа». Однако представители правительства Боснии отсутствовали и не были участником этого соглашения. Соглашение, которое должно было вступить в силу 24 апреля, предусматривало прекращение огня, демилитаризацию района в радиусе 3 км от центра города, эвакуацию раненых и свободу передвижения СООНО и гуманитарных организаций. Соглашение не требовало того, чтобы сербы ушли с подавляющей части территории, которую они захватили вокруг Горажде, оставив под их контролем примерно 15 процентов той территории, которая раньше рассматривалась как безопасный район Горажде. Впоследствии Секретариат в ряде докладов Совету Безопасности отмечал, что отсутствие чётко проведённых границ безопасных районов (помимо Сребреницы и Жепы) осложнило усилия СООНО по определению масштабов нападений, совершаемых против них или из них.

144. 24 апреля украинские и французские войска из состава СООНО вступили в безопасный район. Хотя ситуация на местах оставалась нестабильной, а сербы по-прежнему плохо выполняли решения НАТО, сербские войска остановили своё продвижение вперёд. Отношения между СООНО и сербами, которые стали напряжёнными во время наступления, несколько улучшились в последовавший за этим период, особенно после 3 мая, когда Специальный представитель Генерального секретаря согласился с просьбой г-на Караджича о переброске нескольких танков через запретную зону Сараево на танковых транспортёрах и под эскортом СООНО. Секретариат подверг решительной критике этот шаг, и уже впоследствии Специальный представитель указывал, что по прошествии времени он сожалеет о том, что он согласился на эту переброску.

145. Проведя разбор сербского наступления, должностные лица СООНО пришли к выводу, что сербы передвигались поэтапно, останавливаясь после каждого этапа, чтобы посмотреть, собирается ли НАТО использовать против них силу. Когда сербы могли удостовериться в том, что они могут продвигаться вперед без усиления угрозы ударов с воздуха, они это и делали. СООНО также считали, что, по крайней мере в краткосрочном плане, ультиматум НАТО убедил сербов не продолжать их наступление на Горажде[5]. По словам тогдашнего Командующего СООНО в Боснии и Герцеговине, "именно военно-воздушная мощь НАТО помогла сдержать нападения боснийских сербов на безопасные районы и сохранить общие запретные зоны для тяжёлого оружия вокруг Сараево и Горажде[6].


  1. Rose, op. cit., p. 113.
  2. Ibid, pp. 125-126.
  3. Ibid, pp. 124-125.
  4. Chantal de Jonge Oudraat, The Threat and Use of Military Force in the former Yugoslavia. Доклад, который был представлен на совещании экспертов, организованном Группой обобщения опыта Департамента операций по поддержанию мира в сотрудничестве с Норвежским институтом международных отношений и Международным Центром по изучению вооружённых сил, Осло, 15-17 апреля 1999 года.
  5. Rose, op. cit., p. 118.
  6. Ibid., p. 249.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).