Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/IV/G

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — IV. Эволюция политики безопасных районов, июнь 1993 года — декабрь 1994 года. G. Доклад Генерального секретаря от 9 мая 1994 года (S/1994/555)
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


G. Доклад Генерального секретаря от 9 мая 1994 года (S/1994/555)

146. После сербского наступления на Горажде Генеральный секретарь представил Совету Безопасности обстоятельный доклад о политике безопасных районов, цель которого состояла в том, чтобы сообщить Совету «о достигнутых результатах и извлеченных уроках, а также предложить некоторые совершенствования …» (S/1994/555).

147. Генеральный секретарь начал с рассмотрения мандата в отношении безопасных районов и с заявления о том, что эта концепция была реализована с большей эффективностью в Сребренице и Жепе, чем в других безопасных районах, благодаря соглашениям о демилитаризации, которые действовали для этих двух районов. Он также довольно позитивно отозвался о ситуации в Сараево, где благодаря угрозе военно-воздушного вмешательства НАТО удалось достичь соглашения об отводе тяжёлых вооружений и их передаче под контроль СООНО. Он добавил, что осуществление этого соглашения было успешным — Сараево не подвергалось нападениям с использованием тяжелых вооружений со времени вступления в силу этого соглашения — в силу «весомого обязательства третьей стороны принять меры по обеспечению соблюдения», поскольку эта третья сторона была готова использовать воздушные удары в случае несоблюдения.

148. Что касается Горажде, то Генеральный секретарь высказался в менее позитивном плане. Он отметил, что нехватка войск в распоряжении СООНО и нежелание сторон проводить переговоры сдерживали деятельность СООНО: в анклаве имелось всего лишь восемь наблюдателей, когда началось сербское наступление, и СООНО не смогли делимитировать границы этого безопасного района. Он также отметил, что первый случай использования непосредственной авиационной поддержки привел к тому, что сербы задержали сотрудников Организации Объединённых Наций и создали препятствия на пути свободного передвижения. Он сделал вывод о том, что сербы согласились вывести свои силы за пределы 3-километровой зоны и тяжёлые вооружения за пределы 20-километровой зоны только после «многочисленных усилий со стороны СООНО в сочетании с ещё одной угрозой ударов НАТО с воздуха».

149. Несмотря на эту оценку в отношении того, что угроза использования военно-воздушных сил НАТО оказалась эффективной в критические моменты времени вокруг Сараево и Горажде, Генеральный секретарь высказался весьма осторожно в отношении дальнейшего применения военно-воздушной мощи НАТО. Он подчеркнул, что СООНО должны обеспечивать, чтобы любое применение ударов с воздуха было основано на проверенной информации, отметив также, что применение военно-воздушных сил может подвергнуть военный и гражданский персонал Организации Объединённых Наций опасности ответных мер. «В связи с обеспокоенностью этим вопросом НАТО согласилась действовать в полной консультации с СООНО».

150. Далее Генеральный секретарь отметил отказ воюющих сторон «осознать или в полной мере уважать концепцию безопасных районов», а также то, что «СООНО оказались в положении, когда многие безопасные районы стали небезопасными, когда их существование, по-видимому, создавало препятствия лишь для одной из армий в конфликте, ставя, таким образом, под угрозу беспристрастность СООНО». Рассматривая «перспективы», Генеральный секретарь заявил, что он провёл «тщательный анализ» соответствующих резолюций Совета Безопасности и докладов и что он понимает миссию СООНО следующим образом:

«защищать гражданское население в установленных безопасных районах от вооружённых нападений и других враждебных актов посредством присутствия своих войск и, в случае необходимости, применения военно-воздушных сил в соответствии с согласованными процедурами».

Это сознательное использование слова «защищать» имело своей целью добиться согласия Совета на более широкое толкование мандата в отношении безопасных районов, чем это было оправдано на основании первоначальных резолюций. Вместе с тем Генеральный секретарь отметил ограниченную способность СООНО выполнять эту задачу и заявил, что «если присутствие СООНО оказывается недостаточным для сдерживания нападения, может быть применена непосредственная авиационная поддержка для защиты своих собственных военнослужащих или направлена просьба о нанесении ударов с воздуха, с тем чтобы положить конец нападению на безопасные районы».

151. Генеральный секретарь просил Совет Безопасности уполномочить СООНО установить по своему собственному усмотрению оперативные границы районов, которые Силы, по их мнению, могут защищать. Он заявил, что установление границ безопасных районов, предложенное СООНО, будет «реальным и достижимым» с военной точки зрения. Затем он предложил Совету рассмотреть вопрос о пересмотре концепции безопасных районов с целью включения трёх принципов, а именно:

a) цель создания безопасных районов заключается прежде всего в охране населения, а не в защите территории, и защита СООНО этих районов не должна делать их стороной в конфликте;
b) осуществление политики безопасных районов, по мере возможности, не должно умалять мандат СООНО, заключающийся в поддержке операций по оказанию гуманитарной помощи и содействии общему мирному процессу путём осуществления соглашений о прекращении огня и разъединении сил на местах;
c) мандат должен учитывать ограниченные ресурсы СООНО.

152. В Совете Безопасности не было единого мнения в отношении того, что делать дальше. Постоянный представитель Боснии и Герцеговины высказал ряд замечаний, особенно относительно политики безопасных районов. В отношении заявления Генерального секретаря о том, что «СООНО стремились пересмотреть концепцию безопасных районов», сконцентрировав внимание на охране населения, а не на защите территории, он сослался на заявление, сделанное Постоянным представителем Франции во время голосования по резолюции 836 (1993). Разъясняя мотивы голосования его правительства, тот сказал, что резолюция 836 (1993) преследует «важную политическую цель: сохранить территориальную основу, необходимую для развития и осуществления мирного плана для Боснии и Герцеговины» (см. S/1994/575). В конечном итоге Совет Безопасности вообще не отреагировал на обеспокоенность Генерального секретаря по поводу осуществимости концепции безопасных районов или на предложенные им коррективы к этой концепции.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).