Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/IV/J

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — IV. Эволюция политики безопасных районов, июнь 1993 года — декабрь 1994 года. J. Доклад Генерального секретаря от З декабря 1994 года (S/1994/1389)
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


J. Доклад Генерального секретаря от З декабря 1994 года (S/1994/1389)

164. В период развёртывания кризиса в Бихаче Совет Безопасности принял резолюцию 959 (1994), в которой к Генеральному секретарю была обращена просьба «обновить его рекомендации о порядке реализации его концепции безопасных районов и поощрять [СООНО], в сотрудничестве с боснийскими сторонами, продолжать их усилия по достижению соглашений относительно укрепления режима безопасных районов …». Генеральный секретарь представил свой доклад (S/1994/1389) Совету 1 декабря 1994 года, когда боснийские сербские силы продолжали действовать из пределов безопасного района Бихач.

165. Генеральный секретарь начал свой доклад с напоминания о том, что, как он указывал, СООНО потребуются войска численностью около 34 000 человек, с тем чтобы эффективно сдерживать нападения на безопасные районы, но Совет санкционировал только «сокращённый вариант», предусматривающий предоставление дополнительного контингента численностью 7600 человек, последние из которых прибыли в район действий год спустя. Затем он отметил, что политика безопасных районов более эффективно применялась в Сребренице и Жепе, чем в других местах, но вместе с тем указал на «обострённое чувство страха у жителей [Сребреница] в связи с их уязвимостью к нападению со стороны сербов, которое может быть следствием более широкомасштабных политических и военных событий». Этот момент не был развит, за исключением того, что сербы препятствовали международному доступу во все три восточных анклава, что создавало препятствия для патрулирования со стороны СООНО и затрудняло доставку грузов гуманитарной помощи.

166. Генеральный секретарь высказался менее позитивно в отношении безопасных районов Тузла и Сараево. «За четыре месяца после заключения соглашения от Л февраля 1994 года о вывод, или передач, под контроль СООНО тпжелых вооружений и последующего соглашения от 17 марта 1994 года о свободе передвижения условия жизни жителей Сараево значительно улучшились. Коммунальное обслуживание в Сараево и вокруг него значительно улучшилось за этот период …». Он отметил, что начиная с августа ситуация вновь несколько ухудшилась.

167. Касаясь положения в Бихаче, Генеральный секретарь отметил, что СООНО произвели четкую демаркацию границ этого безопасного района, но что сербские силы, тем не менее, вступили в него. Он сказал, что СООНО сосредоточили свои усилия в трёх областях: переговоры со сторонами в целях достижения соглашения о немедленном прекращении военных действий и демилитаризации безопасного района Бихач; меры по стабилизации положения на местности, включая подготовку к осуществлению соглашения; и попытки обеспечения доступа для конвоев материально-технического обеспечения СООНО и гуманитарных конвоев. Он добавил: «Накопленный за последнее время в Бихаче опыт вновь … продемонстрировал присущие нынешней концепции безопасных районов недостатки, расплачивается за которые гражданское население, оказавшееся в исключительно тяжёлом положении».

168. Анализируя опыт СООНО в безопасных районах, Генеральный секретарь остановился на трёх темах: ограничение потенциала сдерживания и последствия применения военно-воздушных сил; использование безопасных районов в военных целях; и делимитация безопасных районов. В отношении первой из них он заявил, что «опыт, накопленный в Горажде и Бихаче, является наглядным свидетельством того, что при отсутствии согласия и сотрудничества невозможно ожидать, что „облегченный вариант“, принятый в качестве первоначальной меры и поддерживаемый лишь военно-воздушными силами, будет эффективным в том, что касается защиты безопасных районов». Затем он отметил ряд «препятствий технического характера», ограничивающих эффективность применения военно-воздушных сил. Он сослался на трудности с выявлением чётко различимых целей для воздушных ударов, на всё большее число сербских зенитных ракет (которые СООНО не хотели подавлять, поскольку это могло спровоцировать нападение сербов на их персонал) и на другие проблемы. «Эта чрезвычайная и неизбежная угроза захвата персонала СООНО в качестве заложников и его уязвимость перед другими формами угроз в совокупности с политическими ограничениями, налагаемыми на более широкое применение военно-воздушных сил, значительно ограничивают степень возможного сдерживания решительно настроенного комбатанта при помощи угрозы применения военно-воздушных сил».

169. Касаясь использования безопасных районов силами боснийского правительства в военных целях, Генеральный секретарь заявил, что «большинство наступательных действий, предпринятых правительственными войсками с территории Бихачского анклава, не были начаты в пределах безопасного района в определении СООНО. Однако тот факт, что это крупномасштабное наступление руководилось из штаба пятого корпуса в городе Бихач, содействовал, по мнению СООНО, тому, что боснийские сербы совершили нападение на город».

170. Что касается делимитации безопасных районов, то Генеральный секретарь заявил, что «отсутствие чётко установленных границ, видимо, привело к некоторой неопределённости в отношении размеров и конфигурации безопасного района Бихач и породило ложные ожидания со стороны правительства Боснии и Герцеговины в плане функций СООНО».

171. Генеральный секретарь представил свои предложения в отношении пересмотренного режима безопасных районов следующим образом:

«Описанные выше уроки свидетельствуют о необходимости пересмотреть концепцию безопасного района … Кроме того, как указывалось выше, применение силы и, в частности, военно-воздушных сил для защиты безопасных районов не может быть эффективным, если оно становится дестабилизирующим фактором и препятствует выполнению главной гуманитарной миссии СООНО … Если применение силы выходит за определенный предел, то это ведёт к ухудшению положения населения в безопасных районах, повышению риска для персонала СООНО, ликвидации возможности доставки гуманитарной помощи и усугублению конфликта на всей территории Боснии и Герцеговины … Тем не менее крайне важно, чтобы международное сообщество сохраняло приверженность режиму безопасного района даже без согласия сторон и продолжало требовать соблюдения соответствующих решений Совета Безопасности. СООНО признают, что защита населения безопасных районов не может зависеть исключительно от согласия сторон. Однако необходимо также признать, что способность таких сил по поддержанию мира, как СООНО, обеспечивать соблюдение режима безопасных районов теми сторонами, которые отказываются от этого, чрезвычайно ограничена, если в их распоряжение не будут предоставлены дополнительные войска и необходимое оружие и снаряжение».

172. Затем он выразил своё мнение о том, что «для достижения главной цели создания безопасных районов, т. е. защиты гражданского населения и доставки грузов гуманитарной помощи, действующий режим необходимо видоизменить, включив в него следующие положения:

a) делимитация безопасных районов;
b) демилитаризация безопасных районов и прекращение враждебных и провокационных действий в безопасных районах и вокруг них;
c) временны, меры, направленны, на достижение полной демилитаризации; и
d) полная свобода передвижения».

173. В своих заключительных замечаниях Генеральный секретарь заявил, что СООНО будут не в состоянии взять на себя выполнение вышеуказанных задач «без достаточных дополнительных ресурсов». Он также заявил, что он не считает, что «следует уполномочить СООНО принуждать к соблюдению режима безопасных районов … [поскольку] такой мандат был бы несовместимым с ролью СООНО как сил по поддержанию мира».

174. Постоянный представитель Боснии и Герцеговины доказывал, что «демилитаризация безопасных районов как самостоятельная мера может, на самом деле, привести к обратному результату, создав для безопасных районов и их населения ещё большую угрозу», и что любая переработка концепции безопасных районов должна прежде всего базироваться «на усилении воли и потенциала, в том числе СООНО и НАТО, по защите безопасных районов и сдерживанию нападений на них». Он подверг критике Генерального секретаря за призывы к разоружению боснийцев без какого-либо сопутствующего обязательства защищать людей, когда они будут разоружены. Он заявил, что, хотя его правительство выразило готовность к демилитаризации некоторых районов, «принимавшиеся ранее СООНО и НАТО меры в ответ на нападения на безопасные районы не вызывают чувства уверенности». Он добавил, что «одни и те же государства-члены выступают за демилитаризацию сил боснийского правительства и блокируют консенсус в отношении усиления мощи СООНО и более активных и решительных действий НАТО». Комментируя боснийские высказывания, Специальный представитель Генерального секретаря высказал мнение о том, что демилитаризация безопасных районов сопровождалась бы прекращением нападений, враждебных действий или других провокационных действий против безопасных районов или их населения.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).