Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/VII/F

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — VII. Падение Сребреницы, 6-11 июля 1995 года. F. 11 июля: первоначальное замешательство по поводу авиационной поддержки; применение непосредственной авиационной поддержки; падение Сребреницы
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


F. 11 июля: первоначальное замешательство по поводу авиационной поддержки; применение непосредственной авиационной поддержки; падение Сребреницы

297. Голландский батальон вёл переговоры с сектором «Север-Восток» около 04 ч. 00 м. 11 июля, и ему было сказано, что было выявлено 40 целей и что самолёты НАТО будут на подлёте к целям в 06 ч. 50 м. Поэтому около 07 ч. 00 м личный состав голландского батальона находился в бункерах в ожидании начала нанесёния воздушных ударов, а не применения непосредственной авиационной поддержки. Не дождавшись нанесёния ударов, заместитель командира батальона, по-видимому, связался по телефону с руководителем операций в секторе «Север-Восток». Руководитель операций будто бы ответил, что никаких запросов на нанесёние воздушных ударов зарегистрировано не было и что не было получено и запросов на непосредственную авиационную поддержку. Таким образом, пока голландский батальон на месте ожидал начала нанесёния воздушных ударов, в высоких командных инстанциях ждали сообщения о возобновлении сербами наступления и о необходимости непосредственной авиационной поддержки. В 07 ч. 55 м военные наблюдатели Организации Объединённых Наций в Сребренице доложили, что обстановка в анклаве была «необычно, но зловеще тихой и спокойной». Они также сообщили, что были надёжно укрыты в своих убежищах, поскольку ожидали массированных воздушных ударов НАТО «в ближайшие четверть часа».

298. Остаётся неясным, почему персонал СООНО в Сребренице ожидал, что удары авиации будут наноситься автоматически. Инструкции на этот счет, по-видимому, были переданы по телефону и никаких официальных записей об этом не существует. Хотя некоторые из причастных к событиям сотрудников регистрировали последовательность событий в своих личных дневниках, в этих записях имеются несовпадения. Из официальных сообщений в письменной форме, которые действительно существуют и которыми обменивались МСООН в Загребе и Центральные учреждения Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке, вытекает только, что МСООН рассчитывали, что самолёты НАТО будут находиться в готовности к непосредственной поддержке с воздуха, если она потребуется. Штаб СООНО в Сараево, судя по всему, аналогичным образом понимал существо этого вопроса, что говорит о том, что где-то на одном из участков цепочки, связывавшей Сараево, Тузлу и Сребреницу, информация была либо неправильно передана по телефону персоналом в Сараево, либо она была неправильно понята на другом конце цепочки сектором «Север-Восток» и голландским батальоном в Сребренице.

299. Голландский батальон, по-видимому, направил заявку на непосредственную авиационную поддержку в 07 ч. 45 м, когда узнал, что удары авиации наноситься не будут. Один из старших офицеров, находившихся в то время в секторе «Север-Восток», вспомнил, опираясь на записи в своём личном журнале, что он звонил в голландский батальон в 08 ч. 39 м, чтобы подтвердить, что заявка была получена в Сараево. Персонал СООНО в Сараево, среди которого проводился опрос в рамках подготовки настоящего доклада, не помнил о том, была ли какая-либо заявка получена в то время. Голландский батальон направил тогда то, что можно считать его второй заявкой за это утро. (Выпущенный позднее в тот день сектором «Север- Восток» пресс-релиз сообщил о том, что утром 11 июля имелись две заявки на непосредственную авиационную поддержку.) Наличие таких противоречащих друг другу сведений говорит о том, что в передаче этой заявки в Сараево, возможно, имела место приблизительно 30-минутная задержка, вызванная тем, что данная заявка была воспринята штабным офицером в секторе «Север-Восток» как неполная или оформленная на неправильном бланке, либо линии факсимильной связи между Сребреницей и Тузлой были нарушены. В конечном счёте указанная заявка поступила в Сараево около 10 ч. 00 м. Командование СООНО в Боснии и Герцеговине потребовало, по-видимому, затем, чтобы список целей был дополнительно обновлён и включал цели, расположенные на севере анклава. Эта информация была представлена, и примерно в 10 ч. 45 м командование СООНО в Боснии и Герцеговине подтвердило сектору «Север-Восток», что им была получена полная информация и оно передает её в штаб МСООН в Загреб.

300. Замешательство по поводу применения поддержки с воздуха и в связи с тем, каким образом она должна была быть запрошена, сохранялось, очевидно, в течение трёх часов — с 07 ч. 00 м. до 10 ч. 00 м. Сербы же, хотя они и не отвели свои подразделения к 10 ч. 00 м, не возобновили ещё своего наступления на город или на блокирующие позиции. В этот период времени начальник штаба Командующего СООНО, по-видимому, разговаривал с представителями НАТО, которые будто бы сообщили ему, что самолётам, которые по заявке МСООН находились в воздухе с 06 ч. 00 м, вскоре придётся вернуться в Италию для заправки. Начальник штаба Командующего СООНО согласился с этим, поскольку наступление сербов не было возобновлено. Одновременно он потребовал, чтобы самолёты возвратились как можно скорее. Ему, по всей вероятности, было сказано, что самолёты будут готовы к выполнению задачи по непосредственной авиационной поддержке приблизительно к 14 ч. 00 м.

301. Ещё до наступления 10 ч. 00 м. Специальный представитель Генерального секретаря сообщил своим сотрудникам, что он разговаривал с Генеральным секретарем. Он сообщил также, что отклонил предложение Генерального секретаря делегировать ему полномочия по вызову авиации для нанесёния ударов. Примерно через час штаб МСООН в Загреб, получил от командования СООНО в Боснии и Герцеговине заявку на непосредственную авиационную поддержку голландского батальона в Сребренице.

302. Боснийские сербы возобновили наступление около 11 ч. 00 м, открыв танковый пушечный огонь прямой наводкой по позициям голландского батальона. К 11 ч. 30 м рота «B» доложила, что БСА обстреливает её лагерь. БСА открыла также артиллерийский огонь по НП «Майк» и «Новембер» в северной части анклава. В полдень Командующий Силами снесся со Специальным представителем на предмет утверждения заявки на непосредственную авиационную поддержку против любых сил, будь то атакующих блокирующие позиции или ведущих огонь из тяжёлого оружия по другим позициям Организации Объединённых Наций в городе Сребреница. Специальный представитель утвердил заявку в 12 ч. 17 м, дав дополнительное разрешение на непосредственную авиационную поддержку действий против любых сил, атакующих наблюдательные пункты Организации Объединённых Наций, расположенные по периметру анклава. Следует заметить, что бланк, который был подписан Командующим Силами и Специальным представителем 11 июля, был такой же, что и доставленный в Загреб 9 июля. По их мнению, это была постоянная заявка, решение по которой принималось бы по получении обновлённых данных о целях и уведомления, переданного, при необходимости, устно, о том, что предупреждение, сделанное сербам 9 июля, не возымело действия. Таким образом, возникшая в процессе общения Сребреницы и Тузлы неразбериха в отношении бланков утром 11 июля с точки зрения Загреба, судя по всему, не имела значения для принятия решения о применении непосредственной авиационной поддержки.

303. В 12 ч. 10 м военные наблюдатели Организации Объединённых Наций в Сребренице доложили, что личный состав НП «Новембер» под огнём сербов отошел на новую позицию примерно в 400 метрах позади наблюдательного пункта. Почти в это же время один из сербских танков выстрелил по голландскому БТР на опорном пункте B1. В 12 ч. 30 м. БСА открыла огонь по НП «Хоутэл», который был расположен на господствующей над Сребреницей и позициями к югу от города возвышенности. В течение получаса сербы вели артиллерийский огонь по городу с позиций, расположенных на юге и востоке. Около 13 ч. 30 м два артиллерийских снаряда БСА разорвались в лагере роты «B», где укрывались от 4000 до 5000 боснийских гражданских лиц; неустановленное число находившихся там людей получили ранения.

304. Наступавшие сербские подразделения вошли в город, фактически не встретив сопротивления со стороны СООНО или АРБиГ. По свидетельству одного из очевидцев, в 14 ч. 07 м над хлебопекарней, расположенной на южной окраине города, был водружён сербский флаг. Жители Сребреницы, включая тех, кто укрывался в расположении роты «B», примерно в 14 ч. 30 м. начали спасаться бегством на север в направлении Поточари. Сребреница пала. До этого момента по меньшей мере три (но, возможно, и пять) заявок на поддержку с воздуха со стороны голландского батальона были отклонены на различных уровнях командования. Кроме того, голландский батальон не произвёл ни единого выстрела в направлении наступавших сербских подразделений.

305. К этому моменту 18 самолётов НАТО достигли Сребреницы. Перед шестью из них была поставлена задача нанесёния ударов по целям, тогда как остальные должны были главным образом подавлять системы ПВО противника, если это потребуется. Примерно в 14 ч. 40 м два самолёта НАТО сбросили в общей сложности две бомбы по предположительно сербским машинам, приближавшимся к городу с юга. В тот момент было неясно, был ли им причинён какой-либо ущерб. Самолеты НАТО облетели также южную и северо-западную части анклава, но не смогли обнаружить цели.

306. Сразу же после этого первого применения НАТО непосредственной авиационной поддержки командование БСА направило радиосообщение голландскому батальону. Командование сербов пригрозило подвергнуть артиллерийскому обстрелу город и лагерь, где начали собираться тысячи жителей города, и расстрелять голландских солдат, удерживаемых в качестве заложников, если НАТО будет продолжать использовать свою авиацию. Специальный представитель Генерального секретаря вспомнил, что в тот момент ему позвонил министр обороны Нидерландов и попросил остановить операции непосредственной авиационной поддержки, поскольку сербские солдаты находились на местности слишком близко к голландским позициям и в результате могла быть поставлена под угрозу безопасность голландских солдат. Специальный представитель счел, что ему не оставалось никакого другого выбора, Кроме как выполнить эту просьбу. Соответствующее сообщение было передано в НАТО, и воздушная операция была остановлена. Министр обратился с аналогичными просьбами к заместителю Генерального секретаря по операциям по поддержанию мира в Нью-Йорке и его военному советнику (голландскому генерал-майору) в это же время, и эти просьбы были также подкреплены соответствующими демаршами Постоянного представителя Нидерландов.

307. Президент Милошевич позвонил Специальному представителю Генерального секретаря в 15 ч. 00 м и заявил, что голландским солдатам на занятых сербами территориях оставлено оружие и снаряжение и им предоставлена свобода передвижения. Это не соответствовало действительности.

308. В 16 ч. 00 м военные наблюдатели Организации Объединённых Наций доложили, что свыше 20 000 жителей, главным образом женщин, детей и стариков, стекаются к лагерю штаба голландского батальона в Поточари. Они также сообщили, что «артиллерийский обстрел города ЬпродолжалсяЭ, несмотря на удары авиации … город находится в руках БСА … рота „B“ оставила свой лагерь в Сребренице и движется в Поточари … воздушные удары по северной части анклава до сих пор не были нанесёны … что означает, что лагерь является очень хорошей мишенью для всех видов оружия, имеющегося у солдат на северной окраине анклава». В сопроводительной записке, препровождающей это донесение, говорилось, что, «по всей видимости, было сделано слишком мало и слишком поздно».

309. Примерно часом ранее голландский батальон командировал офицера МТО батальона и около 30 солдат на организацию приёма людей, спасающихся бегством из Сребреницы. Старший в отряде посчитал, что основные ворота лагеря будут обстреливаться сербами, и поэтому приказал вырезать отверстие в проволочной изгороди на противоположной стороне лагеря. К началу вечера через этот проход на территорию лагеря попало 4000-5000 беженцев. Затем командование батальона сочло, что у него нет достаточных запасов и места для того, чтобы разместить большее число беженцев, и заблокировало вход в лагерь для тех, кто ещё пытался проникнуть на его территорию. Основную часть этих беженцев, составлявшую, по оценкам, около 15 000-20 000 человек, также составляли главным образом женщины, дети и старики. На протяжении всей ночи они оставались за стенами лагеря в непосредственной близости к нему.

310. Большинство мужчин — жителей Сребреницы призывного возраста не искали убежища в Поточари. Подавляющее большинство из них, включая представителей гражданских и военных властей (а также в ряде случаев и членов их семей), решили вместо этого рискнуть и проделать пешком путь до Тузлы протяженностью около 50 километров через позиции сербов и лесистую, местами заминированную территорию. Они решили, что в случае необходимости смогут прорваться силой. Во второй половине дня 11 июля мужчины, которые были готовы отправиться в дорогу, начали собираться в селении Шушняри, расположенном в северо-западной части анклава.

311. Тем временем в 18 ч. 10 м исполняющий обязанности Командующего СООНО связался с заместителем командующего БСА генералом Гверо. Из записей разговора следует, что он сказал Гверо, что, хотя самолёты НАТО и отозваны из района, они могут быть вновь призваны в любое время. Он также сообщил ему, что командир голландского батальона получил приказ установить контакт с БСА, чтобы договориться о прекращении огня. Он также заявил, что в случае нападения на подчинённые ему подразделения он будет защищать их, и потребовал, чтобы были немедленно освобождены голландские солдаты, удерживавшиеся в то время БСА. Генерал Гверо обещал «разобраться в ситуации» и вернуться к разговору на следующее утро.

312. Затем по просьбе Командующего Силами исполняющий обязанности Командующего СООНО дал указание голландскому батальону вступить в переговоры с БСА, чтобы договориться о немедленном прекращении огня. Он добавил, что «сдача любого оружия и военного снаряжения не разрешается и не подлежит обсуждению». Он приказал голландскому батальону сосредоточить свои силы в лагере в Поточари и отойти с оставшихся наблюдательных пунктов. Он отдал батальону приказ «принять все разумные меры для защиты беженцев и гражданских лиц». Он также приказал «продолжать всеми имеющимися средствами защищать личный состав и объекты от нападения». Такая защита могла «включать применение непосредственной авиационной поддержки в случае необходимости». Командование голландского батальона, хотя и признав чёткий характер полученных указаний, расценило, что оно просто не в состоянии выполнить их.

313. Около 20 ч. 00 м сербы вышли на связь с голландским батальоном, воспользовавшись средствами связи в одной из машин, которые они захватили в предшествующие дни. Они дали указание командиру голландского батальона прибыть в гостиницу «Фонтана» в Братунаце для встречи. Он прибыл туда примерно в 20 ч. 30 м и был удивлён, обнаружив там генерала Младича в сопровождении командующего корпусом БСА «Дрина» генерала Живановича. БСА организовала также присутствие значительного числа представителей средств массовой информации. Встреча продолжалась около 45 минут, в ходе которых, как сообщалось, генерал Младич главным образом кричал на командира голландского батальона, обвиняя его и Организацию Объединённых Наций в неправомерном использовании авиации против БСА. Он обвинил Организацию Объединённых Наций в том, что она не разоружила боснийцев в Сребренице. Командир голландского батальона пытался привлечь его внимание к отчаянному положению тысяч жителей, собравшихся в Поточари. В ответ на это Младич распорядился, чтобы командир голландского батальона вернулся для второй встречи в 23 ч. 30 м и доставил с собой представителей беженцев и, по возможности, кого-либо из гражданских руководителей.

314. Командир голландского батальона возвратился в гостиницу «Фонтана» в 23 ч. 30 м в сопровождении директора сребренической средней школы, которого он попросил выступить в роли представителя беженцев. (Из всех официальных представителей гражданских властей города только представитель Сребреницы в Ассамбле, Боснии и Герцеговины Ибран Мустафич присоединился к боснийцам, искавшим защиты у СООНО в Поточари. Все остальные руководители, выразив сомнение в том, что СООНО были готовы или могли защитить их, предпочли присоединиться к группе, которая пробивалась к Тузле.) Во время второй встречи с генералом Младичем командир голландского батальона вновь попытался обрисовать положение беженцев в Поточари и приблизительно 100 раненых солдат в лагере. Генерал Младич обещал эвакуировать раненых и гарантировал, что обращаться с ними будут в соответствии с Женевскими конвенциями. Он потребовал, чтобы солдаты АРБиГ сдали своё оружие БСА, и пригрозил, что, если они не сделают этого, он подвергнет артиллерийскому обстрелу лагерь голландского батальона в Поточари. Он принял обязательство не возобновлять огня до 10 ч. 00 м. 12 июля, т. е. времени, когда он хотел бы встретиться в третий раз с командиром голландского батальона и представителями беженцев. Он также попросил организовать встречу с Насером Оричем, на что командир голландского батальона ответил, что не видел Орича в анклаве с апреля. Встреча завершилась около 01 ч. 00 м. 12 июля.

315. Вернувшись в батальонный лагерь в Поточари командир голландского батальона направил донесение в Загреб, Сараево и Тузлу, а также в штаб по критическим ситуациям в Гааге с описанием двух своих встреч с Младичем. В конце своего донесения он заявил, что «в настоящее время насчитывается около 15 000 человек на территории площадью в 1 кв. км, включая и батальон, находящийся в крайне уязвимом положении — положении лёгкой добычи, — что совершенно не дает ему возможности защитить всех этих людей». (так!) В донесении он указал также точное месторасположение артиллерийских и танковых позиций БСА, находящихся на расстоянии выстрела прямой наводкой от лагерп. Своё донесение он закончил следующим обращением:

«я несу ответственность за этих людей, [но] не могу: защитить этих людей; защитить свой собственный батальон; найти подходящих представителей из числа гражданских лиц, поскольку официальных властей по ряду причин не имеется; найти представителей военных властей, поскольку они стараются с боями организовать коридор в район Тузлы и в любом случае не явятся на какие бы то ни было встречи по чисто личным причинам; заставить подразделения АРБиГ сдать оружие … По моему мнению, есть только один выход из положения: начать сегодня же переговоры на самом высоком уровне с участием Генерального секретаря Организации Объединённых Наций, представителей высшего руководства страны и представителей боснийских сербов и боснийского правительства».

316. Собравшиеся в Шушняри мужчины-боснийцы начали передвигаться из анклава на прилегающие участки сербской территории вскоре после полуночи 12 июля. Числом до 15 000 человек, эти люди были разделены примерно на две бригадные группы, причём наиболее боеспособные подразделения двигались впереди, как своего рода клин, за которым следовали остальные. Предположительно треть этих людей была вооружена. Выход из анклава был сначала медленным, поскольку людям приходилось двигаться цепочкой по одному через установленные сербами минные поля по периметру анклава. Последние подразделения покинули Шушняри вскоре после полудня 12 июля, т. е. через 12 с лишним часов после первых.

317. Несмотря на медленное продвижение колонны боснийцев, сербы не сразу напали на неё. Темнота, лесистая местность и фактор внезапности на первых порах, судя по всему, обеспечивали прикрытие для боснийцев. Однако вскоре после рассвета сербы начали обстреливать колонну из тяжёлого оружия. Ряд оставшихся в живых боснийцев, опрошенных в процессе подготовки настоящего доклада, сообщили, что в тот момент, по их мнению, могло применяться химическое оружие. По их описанию, после разрыва артиллерийских разрядов оставалось медленно тающее облако белого дыма или газа. Те, кто находился ближе всего к месту разрыва, не были убиты, но теряли ориентацию в пространстве, а некоторые отделялись от основной колонны и углублялись на сербскую территорию. Очевидцами этих обстоятельств стали два врача, находившихся в колонне, которые считают, что пораженные находились под действием нелетального отравляющего вещества.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).