Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/VIII/A

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — VIII. События, происходящие после падения Сребреницы 12-20 июля 1995 года. A. 12 июля: встречи с Младичем; начало депортации
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


В настоящем разделе предпринимается попытка дать связное описание того, как тысячи мужчин и мальчиков были в течение нескольких дней казнены без суда и следствия и погребены в общих могилах, в то время как международное сообщество пыталось договориться о получении доступа к ним. В нём подробно говорится о том, как доказательства совершавшихся зверств становились достоянием гласности постепенно, однако слишком поздно, чтобы разыгрывавшуюся трагедию можно было предотвратить. В 1995 году подробные сведения об этой трагедии поступали разрозненно, когда люди, оставшиеся в живых после массовых казней, стали рассказывать о тех ужасах, свидетелями которых они стали; позднее их рассказы были подтверждены фотографиями, полученными с помощью спутников. Первым официальным докладом Организации Объединённых Наций, в котором допускалась вероятность массовых казней, был доклад Специального докладчика Комиссии по правам человека от 22 августа 1995 года (С/CN.4/1996/9). За ним последовали доклады Генерального секретаря от 30 августа (S/1995/755) и 27 ноября 1995 года (S/1995/988), представленные Совету Безопасности во исполнение резолюции 1010 (1995). В этих докладах была приведена информация, полученная от правительственных и неправительственных организаций, а также информация, появившаяся в международной и местной печати. Тем не менее к концу 1995 года Международному трибуналу по бывшей Югославии так и не был предоставлен доступ к этому району, с тем чтобы с помощью судебно-медицинской экспертизы он мог подтвердить утверждения о массовых казнях. Трибунал впервые получил доступ к местам совершения преступлений в январе 1995 года. Подробные сведения о многих из установленных им фактах стали достоянием гласности в июле 1995 года во время свидетельских показаний в соответствии с правилом 60 правил процедуры Трибунала по делу, возбуждённому против Ратко Младича и Радована Караджича. За прошедшее с тех пор время Трибуналу удалось провести дальнейшие расследования в тех районах, где, как утверждалось, совершались казни и где, по поступившим сообщениям, были обнаружены места массовых захоронений и перезахоронений. Опираясь на данные судебно-медицинской экспертизы, полученные в ходе этих расследований, Трибунал сейчас в состоянии представить дополнительные факты, подтверждающие значительную часть свидетельских показаний тех, кто остался в живых после той резни. 30 октября 1998 года Трибунал предъявил обвинение командующему «корпусом Дрина» БСА Радиславу Крстичу в его предполагаемом участии в этих массовых убийствах. В тексте этого обвинительного акта в сжатом виде излагается полученная на сегодняшний день информация о том, где и когда имели место массовые казни. В основе приводимого ниже материала лежат сведения, полученные из упомянутых выше источников информации, а также некоторые дополнительные конфиденциальные сведения, полученные в ходе подготовки настоящего доклада. Источники информации преднамеренно не упоминаются в тех случаях, когда ссылка на них могла бы помешать текущей работе Трибунала.

A. 12 июля: встречи с Младичем; начало депортации

318. 12 июля Специальный представитель Генерального секретаря отправил в Центральные

учреждения Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке текст донесения командира голландского батальона. При этом он также передал обновленную сводку с описанием обстановки на тот момент. Он указал, что БСА продолжала удерживать 31 голландского солдата в качестве заложников, включая командира роты B, который был задержан БСА за день до этого. Он добавил, что на сербской стороне теперь оказались три наблюдательных пункта, которые были по-прежнему укомплектованы личным составом. Он также заявил, что голландский батальон в состоянии обеспечивать каждого беженца в Поточари только двухразовым питанием, после чего его запасы будут полностью израсходованы. Он подчеркнул, что боснийские власти возражают против предложенного Организацией Объединённых Наций плана эвакуации всех находящихся в Поточари лиц, желающих покинуть Сребреницу. Как сообщалось, министр Хасан Муратович от имени боснийского правительства заявил представителям УВКБ о том, что его правительство согласно с эвакуацией гражданских лиц из Поточари лишь в тех случаях, когда им необходима скорая медицинская помощь. Г-н Муратович, по всей видимости, добавил, что, поскольку Сребреница является «безопасным районом Организации Объединённых Наций», там и следует размещать перемещённых лиц. В своей сводке Специальный представитель указал также на «реальную угрозу» того, что следующим объектом нападения сербов станет Жепа. Как сообщалось, генерал Младич объявил по боснийско-сербскому радио о том, что всем находящимся в Жепе боснийцам следует сложить оружие и что их никто не тронет, если они это сделают. Кроме того, боснийско- сербская армия обстреляла четыре наблюдательных пункта СООНО в Жепе; отмечалась также активизация боевых действий вокруг анклава. В заключение он указал, что «имея в своём составе только 120 солдат в Жепе, украинские силы не смогут организовать оборону в случае нападения на анклава.

319. Тем временем в Сребренице генерал Младич не сдержал своё обещание прекратить нападения на анклав. Утром 12 июля боснийско-сербская армия обстреляла из артиллерийских орудий и миномётов район наблюдательного пункта „Папа“, расположенного на дороге Поточари-Братунац на севере анклава. В 08 ч. 00 м представители боснийско-сербской армии по телефону информировали личный состав наблюдательного пункта „Папа“ о выдвижении танков и артиллерии боснийско-сербской армии, а также о том, что при попытке сопротивления по личному составу будет открыт огонь. В 09 ч. 30 м. БСА заняла наблюдательный пункт „Папа“ и разоружила личный состав, но позволила ему вернуться в Поточари. Приблизительно через час танки и личный состав боснийско-сербской армии продолжили движение по дороге в направлении Поточари.

320. Приблизительно в это же время командир голландского батальона прибыл в Братунац на третью встречу с генералом Младичем. Его сопровождали три гражданских лица, представлявших беженцев. Эта встреча длилась приблизительно полтора часа и снималась сербами на видеоплёнку. Представители беженцев вновь попытались убедить Младича в том, что гражданское население Сребреницы оказалось в отчаянном гуманитарном положении. В ответ на это Младич выступил - как потом рассказывал командир голландского батальона (в ходе его свидетельских показаний в Трибунале в июле 1995 года) — с длинным историческим монологом, основное место в котором было отведено нападениям боснийцев под командованием Орича на сербов в районе Сребреницы в 1992—1993 годах. Младич утверждал, что он готов помочь 25 000 жителей, скопившихся в районе Поточари, однако для этого ему нужно было содействие со стороны местного населения и военных властей Сребреницы. Он вновь настаивал на том, что боснийцам следует разоружиться. Он заявил о готовности разрешить гражданским лицам, собравшимся вокруг Поточари, остаться в Сребренице, если они того пожелают, или же — вместо этого — эвакуировать их на территорию вокруг Тузлы, контролируемую правительством, на территорию, контролируемую боснийскими сербами, или в третьи страны. Вместе с тем он добавил, что он не будет помогать этим людям, пока он будет продолжать получать донесения о том, что боснийцы по-прежнему совершают нападения вокруг анклава, о чем он слышал. Младич также повторил прозвучавшую за день до этого угрозу о том, что в случае применения против БСА авиации он ответит обстрелом полевого лагеря голландского батальона. Младич также настаивал на том, что ему нужно видеть всех лиц мужского пола в возрасте от 17 до 60 лет, поскольку, по его словам, в толпе, скопившейся в Поточари, есть „преступники“, и что ему придется опросить каждого из них. Младич просил командира голландского батальона предоставить боснийско-сербской армии дизельное топливо для содействия процессу эвакуации. В ответ командир голландского батальона заявил, что у него нет дизельного топлива для боснийско-сербской армии и просил разрешить ему разместить по одному из своих солдат в каждом из автобусов, эвакуирующих население. Младич, по всей видимости, согласился и заявил, что перевозка населения в Кладань, ближайший город, контролируемый правительством, начнётся в 13 ч. 00 м.

321. Командир голландского батальона и три боснийских гражданских представителя вернулись в Поточари к 12 ч. 30 м. По возвращении командир голландского батальона предложил гражданским представителям составить план эвакуации. Представители решили, что они попытаются разместить небольшое число находившихся в лагере и за его пределами людей в каждом из автобусов, которые, как они предполагали, будут предоставлены международным сообществом, с тем чтобы обеспечить их безопасную эвакуацию. В то время когда командир голландского батальона встречался с Младичем, в расположение лагеря голландского батальона в Поточари вошли пять сербских солдат. Заместитель командира батальона разрешил им сделать это для того, чтобы они могли убедиться в отсутствии в помещениях вооружённых боснийских солдат. Солдаты провёли свою проверку и вскоре покинули лагерь. Как оказалось, это был первый и единственный раз, когда солдаты БСА входили в расположение лагеря, пока не завершилась депортация гражданских лиц.

322. В 12 ч. 40 м военные наблюдатели Организации Объединённых Наций сообщили, что боснийско-сербские солдаты вошли в Поточари и заняли позиции вокруг лагеря голландского батальона. Они сообщили также, что солдаты БСА окружили помещение фабрики около лагеря, где за день до этого скопились тысячи беженцев. Между 13 ч. 00 м и 15 ч. 00 м солдаты БСА вошли в Поточари на 40-50 автотранспортных средствах, включая микроавтобусы, грузовики и небольшие военные автомашины. Тогда же туда прибыл и сам Младич в сопровождении большой группы журналистов и телеоператоров. Телекамеры запечатлели сцены раздачи солдатами БСА хлеба и воды беженцам и конфет — детям. В ходе своих свидетельских показаний в Трибунале в июле 1996 года один из свидетелей обвинения перевел выдержки из выступления Младича перед гражданским населением, которое было записано сербским телевидением. Младич заявил им:

Не бойтесь. Успокойтесь. Пропустите вперёд женщин и детей. Автобусов будет много. Мы отвезём вас к Кладань. Оттуда вы перейдёте на территорию, контролируемую силами Алии. Только не паникуйте. Пропустите вперёд женщин и маленьких детей. Не теряйте детей. Не бойтесь. Никто вас не тронет».

323. Обращаясь к одному из репортеров, Младич продолжалл

«Сегодня я принял делегацию местных жителей, и они спросили меня, могу ли я предоставить им средства для того, чтобы покинуть территорию. Они хотели уехать и перейти на территорию, контролируемую мусульманами и хорватами. Наша армия не хочет вступать в бой с гражданскими лицами или с силами СООНО. Задача не в том, чтобы воевать с гражданским населением. Мы ничего не имеем против местных жителей или СООНО. Мы обеспечили их транспортом, продовольствием, водой и медикаментами. Днём мы собираемся эвакуировать женщин и детей, престарелых и всех тех, кто хочет добровольно покинуть эту зону боевых действий».

324. После выступления Младича перед представителями прессы за пределами лагеря голландского батальона началась депортация приблизительно 20 000 человек. Солдаты БСА сразу же стали отделять лиц мужского пола (в возрасте приблизительно 16-65 лет) от женщин, детей и стариков, которые садились в автобусы. Таким образом, на первых нескольких автобусах удалось уехать лишь небольшому числу мужчин, после чего ни одному из них не позволили сесть в автобусы. Существуют разные оценки того, сколько лиц мужского пола, относившихся к этой возрастной группе, было в тот момент за пределами лагеря. По одним оценкам, их было чуть ли не 3000, по другим — гораздо меньше. Этих мужчин за пределами лагеря систематически уводили от автобусов, отправлявшихся в Кладань, и отправляли в место, которое летом стало называться «белым домом», расположенным непосредственно перед лагерем голландского батальона в Поточари.

325. В тот момент, когда всё это происходило, заместитель командира голландского батальона поручил гражданским представителям составить список всех лиц мужского пола в возрасте от 16 до 65 лет, находившихся в лагере и за его пределами. Представители отказались сделать это, заявив протест по поводу того, что подготовленный ими план эвакуации игнорируется. Тем не менее другое гражданское лицо составило список 239 мужчин, находившихся в лагере. Как представляется, по меньшей мере 60 мужчин отказались разрешить включить их фамилии в список. Списка мужчин, находившихся за пределами лагеря, не составлялось. Как позднее объяснил заместитель командира батальона, он настаивал на составлении списка этих лиц для препровождения информации МККК и другим властям, с тем чтобы можно было отслеживать их дальнейшие перемещения. Он также объяснил, что сначала он протестовал против отделения мужчин солдатами боснийско-сербской армии, но сдался после того, как ему было сказано, что мужчин не тронут и что их просто допросят как военнопленных в соответствии с Женевскими конвенциями.

326. К концу дня 12 июля порядка 5000 женщин, детей и стариков были депортированы БСА в Кладань по маршруту Братунац — Нова-Касаба — Милици — Власеница — Тишка — Лука, откуда им пришлось 6 километров идти пешком до линии конфронтации около Кладаня. Поездка по дороге, как представляется, заняла приблизительно шесть часов. Голландскому батальону не удалось разместить, как это планировалось, по солдату в каждом из автобусов из-за неожиданно большого числа автобусов и той скорости, с которой они прибывали. Поэтому голландцами было принято решение выделить по одной автомашин, сопровождения для каждой автоколонны. В ходе последующего опроса военнослужащие голландского батальона, участвовавшие в сопровождении, сообщили, что они не были свидетелями жестокого обращения с пассажирами, хотя и признали, что они были бы не в состоянии заметить выход какого-либо автобуса из автоколонн, поскольку автоколонны, как представляется, растянулись на слишком большое расстояние, чтобы они могли держать все автобусы в поле зрения. К концу дня 13-14 автотранспортных средств голландского батальона, сопровождавших автоколонны, были захвачены БСА вместе с их вооружением и техникой.

327. После этого выяснилось, что те немногие мужчины, которым удалось сесть на эти автобусы в Поточари, были обнаружены и сняты с автобусов где-то между Тишкой и Лукой и помещены в здание начальной школы в Луке. Через один или два дня солдаты БСА посадили 25 мужчин из этой группы на грузовик и отвезли их на отдаленное пастбище под Власеницей, где они были расстреляны.

328. Тем временем в течение этого дня Командующий Силами отправил письмо генералу Младичу, в котором он писал, что «гуманитарная обстановка в Поточари, возможно, сейчас хуже, чем в любой другой период этой печальной и никому не нужной войны, и она, несомненно, обернется беспрецедентной катастрофой, если немедленно не будут приняты неотложные меры. Я пишу Вам об этом для того, чтобы заручиться Вашей поддержкой в деле спасения огромного числа людей». Командующий Силами предложил, чтобы Младич позволил тяжёлым вертолётам Организации Объединённых Наций доставить в Поточари продовольствие и медикаменты и чтобы была организована медицинская эвакуация раненых в центральные районы Боснии. Он также предложил направить в Поточари переговорную группу, члены которой выступали бы в качестве его личных посланников, и начать переговоры «с целью спасения новых жизней». Он продолжал: «… одним из первых проявлений Вашей доброй воли на этих переговорах будет разрешение их свободного доступа в Поточари, а после этого — неограниченной свободы передвижения». Впоследствии Младич отклонил все предложения Командующего Силами и ответственных сотрудников СООНО, базирующихся в Сараево, прибыть в Сребреницу для проведения переговоров с ним. Генерал Гверо заявил начальнику штаба СООНО днём 12 июля, что боснийско-сербская армия будет иметь дело только с командиром голландского батальона и что они отказываются разрешать вертолётные рейсы в Сребреницу, поскольку они «не могут гарантировать их безопасность».


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).