Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/VIII/B

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — VIII. События, происходящие после падения Сребреницы 12-20 июля 1995 года. B. 13 июля: резолюция 1004 (1995) Совета Безопасности
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


B. 13 июля: резолюция 1004 (1995) Совета Безопасности

329. 12 июля к середине дня по боснийскому времени в Нью-Йорке на чрезвычайное заседание собрался Совет Безопасности. Он единогласно принял резолюцию 1004 (1995), в которой, действуя на основании главы VII Устава, он потребовал, чтобы «силы боснийских сербов прекратили своё наступление и немедленно покинули безопасный район Сребреницы». Он также потребовал предоставления полного беспрепятственного доступа УВКБ и другим международным гуманитарным учреждениям в безопасный район Сребреницы «с целью облегчить бедственное положение гражданского населения». Кроме того, Совет обратился к Генеральному секретарю с просьбой «использовать все имеющиеся в его распоряжении ресурсы для восстановления статуса безопасного района Сребреницы, как он определен в Соглашении от 18 апреля 1993 года, в соответствии с мандатом СООНО» и призвал стороны сотрудничать с этой целью (пункт 6).

330. В ходе прений по этой резолюции (см. S/PV. 3553) некоторые члены Совета выступили с разъяснением своей позиции. Перед голосованием слово было предоставлено представителю Боснии и Герцеговины, который зачитал заявление президента Изетбеговича. В этом заявлении президент потребовал, чтобы «Организация Объединённых Наций и НАТО восстановили с помощью силы ставший жертвой нарушения безопасный район Сребреницы в границах, существовавших до нападения, а именно на май 1993 года», и добавил, что «если они не могут или не хотят этого делать, мы просим, чтобы об этом было публично заявлено».

331. После этого представитель Франции заявил, что его правительство не стремится «навязывать использование каких-либо конкретных мер». Он добавил, что «мы лишь заявляем, что, если гражданские и военные власти и силы Организации Объединённых Наций сочтут это необходимым, мы готовы предоставить им войска для любых операций, являющихся, по их мнению, реальными и выполнимыми».

332. Коснувшись пункта 6 резолюции, представитель Италии заявил, что его правительство твёрдо надеется на то, что «эта цель будет достигнута за счёт использования мирных средств на основе переговоров и убеждения».

333. Представитель Нигерии заявил, что «сегодня в Боснии нет мира, который надо поддерживать, и нет политической воли для того, чтобы этого добиться. Отсюда вытекает дилемма, связанная с продолжением участия Организации Объединённых Наций в конфликте … Падение „безопасного района“ Сребреницы лишь усугубляет эту дилемму и подчёркивает то, что всем нам известно, а именно что фраза „безопасные районы“ становится печальным примером неправильного употребления термина … Рассматриваемый нами проект резолюции нацелен на то, чтобы обратить вспять ситуацию, сложившуюся в результате самого последнего поражения международного сообщества, которое пытается противостоять агрессору, действующему решительно и методично. Нам ещё только предстоит увидеть, содержит ли этот проект резолюции достаточно жёстких формулировок и проявлена ли дополнительная политическая воля, которая в конечном счёте убедит агрессора в нашей коллективной решимости установить границу дозволенного».

334. Представитель Российской Федерации заявилл «Вновь приходится констатировать, что применение воздушной силы — это не путь к решению проблемы. Выход мы видим не в выводе сил Организации Объединённых Наций из Боснии или наращивании силового давления, что имело бы тяжёлые и негативные последствия, а в обеспечении безопасного и эффективного функционирования СООНО. Мы отмечаем содержащееся в проекте резолюции поручение Генеральному секретарю Организации Объединённых Наций использовать все имеющиеся в его распоряжении ресурсы для восстановления статуса безопасного района Сребреницы, как он определён Соглашением о демилитаризации от 18 апреля 1993 года, в соответствии с мандатом СООНО. Очевидно, что это положение исключает возможность применения силовых методов, выходящих за рамки нынешнего мандата миротворческой операции».

335. После проведения голосования по этой резолюции представитель Соединённых Штатов заявилал «Очевидно, что мы отдаем предпочтение мирным средствам, но, когда применяется грубая сила, Генеральный секретарь должен иметь право использовать имеющиеся в его распоряжении средства в консультации с соответствующими странами, предоставляющими войска, как отмечается в данной резолюции, с тем чтобы самым эффективным образом использовать наши ресурсы для удовлетворения гуманитарных потребностей столь большого числа отчаявшихся боснийских граждан и для достижения прочного мира. Моё правительство твёрдо убеждено в том, что для достижения этих целей СООНО должны оставаться в Боснии, опираясь на поддержку сил быстрого реагирования …».

336. Представитель Соединённого Королевства заявил, что «Совет Безопасности обращается сейчас к Генеральному секретарю с просьбой использовать все имеющиеся в его распоряжении ресурсы для содействия восстановлению статуса Сребреницы в качестве безопасного района согласно договорённости, достигнутой сторонами в апреле 1993 года. Именно в результате демилитаризации района те представители гражданского населения, которые пожелают остаться, смогут это сделать в обстановке отсутствия страха. Совет Безопасности подтвердил эту цель. Мы надеемся, что СООНО, действуя в рамках своего мандата, смогут ещё раз добиться от сторон признания того факта, что полно, осуществление Соглашения от апреля 1993 года представляет собой наилучший способ обеспечить продвижение вперёд».

337. За ним выступил представитель Китая, который заявил, что у его правительства имелись «оговорки, касающиеся осуществления принудительных действий со ссылкой на главу VII Устава, как это предусмотрено резолюцией». Он добавил, что его правительство также «беспокопт и тревожат те серьёзные политические и военные последствия, к которым могут привести шаги, санкционируемые данной резолюцией, в частности возможность превращения таким образом сил по поддержанию мира в одну из сторон в конфликте и, в результате, утраты ими оснований для сохранения своего присутствия».

338. Представитель Чешской Республики заявил, что «требования, содержащиеся в резолюции Совета Безопасности, … являются справедливыми и их необходимо выполнять. Однако прошлый опыт показывает — и это относится не только к Боснии и Герцеговине, — что если наши требования не подкрепляются подлинно решительными действиями, направленными на их выполнение, то они останутся невыполненными. Сторона, которой непосредственно адресована сегодняшняя резолюция, знает об этом, и я убеждён в том, что её лидеры очень внимательно изучат наш ответ на их вызов. Если сегодня мы просто приняли ещё одну резолюцию, полную требований, которые не будут подкреплены нашей решимостью добиться их выполнения, мы тем самым причиним больше вреда, нежели принесём пользы не только ситуации в Боснии и Герцеговине, но и позиции Совета Безопасности. Боснийские сербы укрепятся в своей вере в то, что резолюции Совета Безопасности — это лишь бумажные тигры. Они будут подвержены искушению повторить то, что было сделано ими в Сребренице, в Жепе, в Горажде и в других так называемых „безопасных районах“, зная, что они могут делать это безнаказанно».

339. За день до этого Секретариат Организации Объединённых Наций препроводил экземпляр проекта резолюции Специальному представителю Генерального секретаря, чтобы тот высказал по ней свои замечания. Специальный представитель выразил озабоченность по поводу последствий пункта 6, касавшегося применения силы для восстановления статуса безопасного района. Он заключил, что эта резолюция «вновь породила бы необоснованные надежды» и в принципе могла бы быть истолкована как санкция на применение силы силами быстрого реагирования для того, чтобы отбить Сребреницу, что «вновь привело бы к размыванию грани между поддержанием мира и принуждением к миру». По просьбе Секретариата Организации Объединённых Наций Командующий Силами немедленно приступил к составлению оценки реальности восстановления статуса безопасного района силой. Он сообщил своё предварительное мнение о том, что с теми ресурсами, которыми тогда располагали СООНО, к этому варианту прибегать было нельзя. Заместители Генерального секретаря по операциям по поддержанию мира и по политическим вопросам согласились с оценкой Специального представителя Генерального секретаря и Командующего Силами, согласно которой в сложившихся условиях единственной надеждой на достижение целей, поставленных Советом Безопасности, были бы переговоры, для чего понадобится начать диалог с боснийскими сербами. Они предложили, чтобы Генеральный секретарь назначил специального посланника для выполнения этой роли, и в связи с этим сообщили, что к выполнению этой функции готов немедленно приступить г-н Столтенберг. Генеральный секретарь, который в тот период, когда происходили эти события, совершал поездку по Африке, дал своё согласие.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).