Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/VIII/D

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — VIII. События, происходящие после падения Сребреницы 12-20 июля 1995 года. D. 13 июля: начинаются убийства сотен безоружных мужчин и мальчиков
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


D. 13 июля: начинаются убийства сотен безоружных мужчин и мальчиков

346. Военные наблюдатели Организации Объединённых Наций в Сребренице сообщили, что приблизительно в 7 ч. 00 м. 13 июля боснийские сербы возобновили депортацию жителей, находившихся за пределами лагеря в Поточари. Сербы вновь стали отделять мужчин от женщин и детей и отправлять мужчин в Братунац. Как и раньше, солдаты БСА не позволили голландскому батальону сопровождать мужчин или выяснить, куда их отправляют. Военные наблюдатели Организации Объединённых Наций сообщили также, что они попытаются провести расследование в связи со слухами о том, что за день до этого сербы убили нескольких мужчин, которых они выхватили из толпы. Ни военные наблюдатели, ни солдаты голландского батальона не сообщали о том, что они были свидетелями совершения в тот момент других актов жестокого обращения, или о том, что у них были основания предполагать это. Однако возможности голландского батальона отслеживать ситуацию были резко ограничены; больше не имея в своём распоряжении транспортных средств, необходимых для сопровождения каждой автоколонны, они создали четыре стационарных блокпоста на дороге в Кладань, по которой за день до этого БСА перевозила жителей.

347. Утром 13 июля первая группа боснийцев, прошедшая по лесам через сербские кордоны и уцелевшая после засады у Каменичко-Брдо, достигла высоты в местечке Удрич (муниципалитет Власеница), беспорядочно отстреливаясь от преследовавших их сербов. Там они вновь остановились на привал в ожидании ночи, чтобы выйти из леса в северном направлении. В течение следующих трёх дней колонна продвигалась в северном направлении, в основном по ночам и там, где это возможно, скрываясь в лесах. К тому моменту те, кто находился в задней части колонны, стали большими группами сдаваться солдатам БСА в двух основных районах: первая группа сдалась на лугу Сандичи к западу от Кравицы, а вторая — около футбольного поля к северу от Нова-Касабы. Большое число людей из обеих групп сдавшихся было отправлено в Братунац. Однако несколько сотен человек не были отправлены в Братунац. Как представляется, вместо этого их загнали в сарай в Кравице и убили с применением стрелкового оружия и гранат. Сотрудники Организации Объединённых Наций, побывавшие в сарае в Кравице несколько месяцев спустя, могли видеть на внутренних стенах этой постройки кровь, запекшуюся вместе с волосами и фрагментами человеческой плоти. На внутренних стенах, на полу и на потолке были также следы от пуль и взрывов. В одном месте стена была сломана, по всей видимости для того, чтобы облегчить погрузку трупов в ожидавшие автомашины. Менее многочисленная группа в составе приблизительно 70 человек, как представляется, была отведена на луг около Кравицы и расстреляна на берегу реки. В то время об этом никто ничего не знал, пока один из оставшихся в живых после массовых убийств в Кравице человек, которому удалось в течение приблизительно 9 часов прятаться под грудой мёртвых тел, позже не бежал и не рассказал представителям средств массовой информации и международных организаций о том, что он видел. Трибуналу удалось подтвердить его рассказ с помощью результатов судебно-медицинской экспертизы, полученных в ходе проведённых в 1995 году эксгумаций.

348. Военные наблюдатели Организации Объединённых Наций сообщили о том, что к 17 ч. 15 м сербы завершили перевозку всех гражданских лиц, находившихся за пределами лагеря в Поточари, и приступили к депортации тех, кто находился внутри. По их оценкам, БСА могла завершить этот процесс в течение часа. В том момент на территории лагеря находилось большинство из тех, кто был включён в подготовленный за день до этого список из 239 мужчин плюс группа из по крайней мере 60 мужчин, которые не дали свои фамилии для включения в этот список. Один свидетель, который говорил с этими мужчинами, утверждает, что те были убеждены в том, что их убьют, если они будут переданы БСА. Этот свидетель добавляет, что об этих опасениях было сообщено заместителю командира голландского батальона, которому также напомнили о том, что у ближайшего ручья были обнаружены трупы 9-10 мужчин, казнённых без суда и следствия. Они умоляли его не передавать их сербам, но напрасно. Солдаты голландского батальона приказали им покинуть расположения лагеря и предстать перед ожидавшими их сербами. Соответствующие военнослужащие из состава голландского батальона после этого утверждали, что они не думали тогда, что отправляют этих мужчин на верную смерть, и что они были убеждены в том, что сербы будут обращаться с ними в соответствии с Женевскими конвенциями. Они считали, что наличие подготовленного списка передаваемых лиц обеспечит этим людям определённую степень безопасности. Все 239 мужчин, фигурирующих в этом списке, до сих пор считаются пропавшими без вести.

349. К тому моменту, когда процесс депортации уже завершался, первая группа УВКБ смогла достичь того, что оставалось от анклава Сребреница. Автоколонна УВКБ вышла из Белграда 12 июля, однако была остановлена на международной границе и ей было разрешено продолжить движение лишь днём 13 июля. Эта автоколонна проследовала через Братунац, где на улицах можно было видеть торжествующих сербских солдат, многие из которых казались пьяными. После этого автоколонна проследовала Поточари, где сотрудники УВКБ стали свидетелями того, как СООНО и сербские солдаты совместными усилиями доставляли последнюю группу боснийцев из лагеря СООНО к ожидавшим их сербским автобусам. После того как эта операция была завершена и после попыток обеспечить безопасный уход из Поточари местных сотрудников УВКБ, автоколонна УВКБ вернулась в Братунац. Там сотрудники УВКБ узнали от местных сербов, что на ближайшем футбольном поле находится большое число боснийцев. Уже темнело, и из номеров мотеля члены группы УВКБ могли слышать звуки беспорядочной стрельбы, доносившейся со стороны футбольного поля.

350. К концу дня 13 июля на территории бывшего «безопасного района» Сребреницы ни одного боснийца практически не осталось. Почти все они относились к одной из следующих четырех категорий:

1) те, кто были живы и двигался по лесам в направлении территории, контролируемой правительством;
2) те, кто были убиты по пути;
3) те, кто сдались сербам в Поточари или по пути на территорию, контролируемую правительством, и те, кто к этому времени уже были убиты;
4) те, кто сдались сербам в Поточари или по пути на территорию, контролируемую правительством, и те, кто были отправлены в Братунац, откуда они были отправлены к местам казни и захоронения.

351. Военные наблюдатели Организации Объединённых Наций и голландский батальон знали о том, что в Братунаце боснийцев задерживают, но они не знали точное число и конкретные места, где это происходит. Сейчас имеются веские доказательства того, что порядка 4000-5000 боснийцев удерживались в различных местах по городу: на складе; в помещении старой школы; на выстроившихся в три колонны грузовиках и автобусах и на футбольном поле. Тем времени солдаты голландского батальона, которых задержали в Братунаце, находились в различных местах (отель «Фонтана» и техническое училище, причём оба места были рядом с футбольным полем).

352. Хотя точные детали того, что произошло с мужчинами Сребреницы 13 июля, удалось восстановить лишь в ходе последовавшего расследования, которое длилось последние четыре года, в то время озабоченность высказывалась и в тот день было отправлено по крайней мере пять письменных сообщений, в которых выражалась тревога по поводу того, что могли иметь место нарушения прав человека.

353. Днём 13 июля военные наблюдатели Организации Объединённых Наций сообщили о том, что, как заявил им генерал Младич, в Бандере — треугольной части анклава — находится «несколько сот» трупов боснийских солдат. Младич просил голландский батальон информировать АРБиГ о том, что он «не намерен больше убивать солдат. Им нужно только сдаться и сдать своё оружие». Однако БСА не позволила военным наблюдателям или солдатам голландского батальона посетить этот район, чтобы убедиться в наличии там трупов. Впоследствии это сообщение было отправлено в Организацию Объединённых Наций по инстанциям и пришло в Секретариат в Нью-Йорк, на следующее утро. Специальный представитель Генерального секретаря просил не предавать гласности это сообщение, чтобы не поставить военных наблюдателей Организации Объединённых Наций в Сребренице в ещё более опасное положение.

354. Группа военных наблюдателей в северо-восточном секторе отдельно сообщила о том, что она беседовала с некоторыми из беженцев, прибывших в Кладань из Потачари. Беженцы сообщили о том, что они были свидетелями того, как «мужчин отделяли от других, жестоко избивали, забрасывали камнями, а в некоторых случаях кололи ножами». Они сообщили также о том, что 30-35 раненых были отправлены в Братунац и что ещё одно автотранспортное средство «исчезло» по дороге к месту выгрузки. В другом донесении от 13 июля Командующий СООНО (которого отозвали из отпуска) информировал Специального представителя Генерального секретаря и Командующего Силами о том, что из района Сребреницы «начинают поступать пока ещё не подтверждённые сообщения о похищениях и убийствах».

355. Временный поверенный в делах Постоянного представительства Боснии и Герцеговины также выразил официальную озабоченность своего правительства 13 июля в письме на имя Генерального секретаря (A/50/285-S/1995/573). Он информировал о полученных его правительством сообщениях о том, что от остальных беженцев, перевозимых в Кладань, отделяли лиц мужского пола в возрасте от 13 лет и старше и что их местонахождение неизвестно. Он сообщил также о том, что поступили дополнительные сообщения о женщинах в возрасте от 15 до 35 лет, местонахождение которых неизвестно. Он отметил, что «судьба этих задержанных лиц неизвестна, и имеются веские основания опасаться, что они будут казнены, хотя эти сообщения пока не были подтверждены». В заключение своего письма он заявил о том, что, «поскольку Организация Объединённых Наций не смогла обеспечить защиту населения Сребреницы на демилитаризованной территории Организации Объединённых Наций, она не может устраниться от выполнения своих обязательств по её обеспечению сейчас, когда это население находится на территории, контролируемой правительством, и после того как это население подверглось смертельной опасности в результате отсутствия своевременных действий со стороны Организации Объединённых Наций».

356. 13 июля из другого источника Секретариат узнал также о том, что сербы отделили лиц мужского пола призывного возраста от остальных перемещённых лиц и отправили их в Братунац. На следующий день Секретариат выразил свою озабоченность Специальному представителю по поводу того, что в отсутствие неправительственных организаций, МККК или других учреждений Организации Объединённых Наций в этом районе судьба этих перемещённых лиц будет оставаться неизвестной. Секретариат особо отметил настоятельную необходимость уделить первоочередное внимание в ходе любых переговоров с сербами обеспечению доступа к этим лицам.

357. Кроме того, отчет по результатам опроса солдат голландского батальона указывает на то, что несколько военнослужащих из состава голландского батальона независимо друг от друга видели трупы или стали свидетелями событий 13 июля, которые породили подозрения в том, что там могли иметь место серьёзные нарушения. В дополнение к 9-10 трупам, обнаруженным около ручья, один солдат из состава голландского батальона с расстояния приблизительно 200 метров наблюдал, как четыре солдата БСА казнили мужчину выстрелом в затылок. Этот инцидент имел место около лагеря в Поточари. Ещё один солдат из состава голландского батальона заявил, что он мог явиться свидетелем казни солдатами БСА двух беженцев у главных ворот лагеря в Поточари. Ещё два свидетеля из состава голландского батальона рассказали о том, что 13 июля они побывали в «белом доме» в Потогари, для того чтобы доставить воду мужчинам, которых привели туда солдаты БСА. Эти два голландских солдата рассказали о том, что беженцы «были явно в ужасе». Им удалось сфотографировать этих беженцев, однако в отчёте о результатах опроса голландских солдат говорится о том, что плёнка с этими изображениями после проявки «оказалась бесполезной». (Никаких объяснений на этот счет не давалось). На этой же плёнке, по всей видимости, были запечатлены и трупы 9-10 человек, обнаруженных около ручья. Несколько других голландских солдат сообщили о том, что 13 июля во время сопровождения автоколонн они видели трупы 1-5 человек, лежавшие на дороге между населёнными пунктами Братунац и Коньевичи. Ещё один голландский солдат рассказал о том, что 13 июля он видел — как ему показалось — порядка 1000 боснийских солдат, сидевших на корточках на футбольном стадионе к северу от Нова-Касабы. Он сообщил, что в ту же ночь, находясь в Ново-Касабе, он слышал «звуки продолжительной стрельбы из ручного оружия, доносившиеся с северного направления».

358. Несколько военнослужащих из состава голландского батальона, как представляется, сообщили о некоторых описанных выше рассказах персоналу СООНО по прибытии в Загреб в конце июля, а также рассказали о них в ходе опросов в Нидерландах. Как уже отмечалось в начале настоящей главы, эти рассказы были включены в доклад Специального докладчика Комиссии по правам человека от 22 августа 1995 года (E/CN.4/1996/9), а также в докладах Генерального секретаря от 30 августа (S/1995/755) и 27 ноября 1995 года (S/1995/988), которые представлялись Совету Безопасности во исполнение его резолюции 1010 (1995). Однако, как представляется, лишь о весьма ограниченном числе рассказов, упомянутых в пункте 357 выше, было официально сообщено по инстанциям СООНО 13 июля или на следующий день — хотя, как представляется, некоторые военнослужащие из состава голландского батальона, которые не были захвачены сербами, в то время и могли бы это сделать.

359. Таким образом, 13 июля на различных уровнях выражалась серьёзнейшая обеспокоенность по поводу того, что мужское население Сребреницы могло подвергаться или подверглось жестокому обращению, однако в тот момент ни один из этих факторов не был подтвержден. Тем не менее на самых высоких уровнях предпринимались усилия в попытке исправить это положение.

360. 13 июля Секретариат ознакомил Специального посланника Генерального секретаря Турвалде Столтенберга с инструкциями в отношении того, как ему предстоит проводить переговоры на высоком уровне с боснийскими сербами и, если это будет сочтено целесообразным, с властями в Белграде. Ему поручалось предпринять попытку договориться о восстановлении режима безопасного района в Сребренице или же, если это окажется невозможным, по крайней мере о сохранении там присутствия Организации Объединённых Наций. Ему надлежало договориться об освобождении задержанного персонала Организации Объединённых Наций и о восстановлении свободы его передвижения. Он должен был также получить гарантии гуманного обращения с беженцами и перемещёнными лицами в соответствии с нормами международного гуманитарного права и обеспечить доступ для автоколонн с гуманитарными грузами. Что касается безопасных районов в целом, то ему было поручено договориться о прекращении всех нападений БСА на безопасные районы; определении границ безопасных районов по картам, подготовленным СООНОМ демилитаризации безопасных районов и свободе передвижения для УВКБ и неправительственных организаций и обеспечении доступа автоколонн с гуманитарными грузами. Специальному посланнику настоятельно предлагалось теснейшим образом координировать свои усилия со Специальным представителем Генерального секретаря и представителем Европейского союза на переговорах с г-ном Карлом Бильдтом, который только что вернулся с состоявшейся за день до этого в Лондоне встречи Контактной группы по этому вопросу и который, как считалось, мог оказать помощь благодаря своим контактам с властями Союзной Республики Югославии.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).