Доклад Генерального секретаря ООН № A/54/549 (1999)/VIII/E

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Доклад Генерального секретаря, представляемый во исполнение резолюции 53/35 Генеральной Ассамблеи. Падение Сребреницы ООН от 15 ноября 1999 года № A/54/549 — VIII. События, происходящие после падения Сребреницы 12-20 июля 1995 года. E. 14 июля: начинаются массовые казни; представитель Европейского союза на переговорах встречается с Милошевичем и Младичем
автор неизвестен
Опубл.: 1999 г.. Источник: un.org


E. 14 июля: начинаются массовые казни; представитель Европейского союза на переговорах встречается с Милошевичем и Младичем

361. После этого прошла информация о том, что ранним утром 14 июля боснийские сербы приступили к систематическому истреблению тысяч боснийских мужчин, которых они удерживали в Братунаце. К тому времени они стали погружать боснийцев в транспортные средства и отвозить их в различные места по всему району. Эти места оказались пунктами истребления, где найдены веские доказательства того, что все эти мужчины были в течение следующих двух-трёх дней казнены (за исключением небольшой группы лиц, которым удалось спастись, спрятавшись среди трупов или под ними). Среди них было пять следующих мест (с указанием даты, когда, как предполагается, были совершены казни):

1. Ораховац (Лазете) — 14 июля.
2. «Дамба» около Петковичей — 14 и 15 июля.
3. ферма Браньево — 16 июля.
4. Культурный центр в Пилице — предположительно 16 июля.
5. Козлук — предположительно 16 и 17 июля.

362. Один из тех, кто входил в состав подразделения, участвовавшего в этих казнях, Дражен Эрдемович (боснийский хорват, поступивший на службу в БСА), сдался Трибуналу и в 1995 году дал подробные показания об убийствах в двух местах совершения казней — на ферме Браньево и в культурном центре в Пилице, — в которых он принимал непосредственное участие или о которых он знал. Эрдемович входил в состав «десятого диверсионного подразделения», которое базировалось в Хан-Пиесаке — штабе БСА. Он поведал о том, как солдатам этого подразделения 16 июля было приказано отправиться на ферму (ферму Браньево) в районе Пилицы, хотя поначалу им и не сказали с какой целью. Он рассказал о том, как на ферму по одному стали прибывать автобусы с боснийцами и как один из командовавших ими офицеров приказал ему и его подразделению «казнить этих людей, расстрелять их». Он помнил, что в общей сложности на ферму прибыло порядка 15-20 автобусов с лицами мужского пола в возрасте от 17 до 70 лет. Мужчины с первого автобуса были с завязанными глазами и со связанными руками. У остальных повязок на глазах не было, и у них не были связаны руки.

363. Ещё одна группа солдат, которые, как сообщалось, были из состава бригады, дислоцированной в Братунаце, присоединилась к подразделению Эрдемовича в тот момент, когда автобусы уже прибывали. Эти солдаты стали избивать людей металлическими прутьями. «Они заставляли их становиться на колени и молиться по-мусульмански, склонив головы», — продолжал Эрдемович. По его мнению, они старались унизить этих людей перед тем, как убить их. Эрдемович особо отметил, что он попытался уклониться от убийств, которые должны были начаться, поскольку, как он заявил: «Мне было просто жаль этих людей. У меня не было причины расстреливать этих людей. Они ничего мне не сделали». Он заявил, что, тем не менее, он стал участвовать в убийствах, поскольку в противном случае его самого ждала смерть. По его словам, даже водителям автобусов приказывали убить, по крайней мере, по одному человеку, «с тем чтобы они не могли давать показаний». По мнению Эрдемовича, солдаты десятого диверсионного подразделения и военнослужащие, предположительно входившие в состав бригады из Братунаца, включая его самого, в тот день выстроили в шеренгу у фермы около Пилицы порядка 1000—1200 человек и методично расстреляли их. На вопрос о том, сколько человек он убил сам, Эрдемович ответилл «Мне лучше не знать, сколько людей я убил». Однако на этом убийства не прекратились.

364. Согласно воспоминаниям Эрдемовича, после казни на ферме Браньево один из командовавших офицеров сказал, что в культурном центре в Пилице находится ещё одна группа в составе приблизительно 500 боснийцев. На этот раз Эрдемовичу удалось уклониться от убийств, которые, как представляется, были совершены с применением стрелкового оружия и гранат, которыми забросали зал.

365. Эрдемович заявил Трибуналу: «я хотел дать показания из-за своей совести, из-за всего того, что произошло, из-за того, что я этого не желал. Меня просто заставили, вынудили сделать это, у меня был выбор между собственной жизнью и жизнью этих людей; если бы в тот момент я расстался с собственной жизнью, это не изменило бы судьбу тех людей. Судьба тех людей была решена кем-то, кто занимал более высокий пост, чем я. Как я уже говорил, это меня задело, вернее, это полностью поломало мою жизнь, и вот почему я дал показания». Следует иметь в виду, что Эрдемович, боснийский хорват, остаётся единственным человеком, участвовавшим в казнях в период с 14 по 17 июля, который сдался сам. Трибунал реконструировал сцену преступления, совершенного в тот период, на основе результатов судебно-медицинской экспертизы, которые он использовал для подтверждения показаний нескольких человек, оставшихся в живых после казней.

366. Рассказы лиц, оставшихся в живых в других местах проведения казней, вызывают такой же ужас. Ужасы для тех, кто удерживался в Братунаце, начались за несколько дней до этого, 14 июля, когда группу мужчин посадили в автобусы и отвезли в школу около небольшой деревни Лазете, где их затолкали в помещение склада. В течение всего утра этот склад продолжали заполнять мужчинами, пока, наконец, их оттуда не вывели и не дали им немного воды, сказав им, что вскоре их обменяют. После этого их посадили на грузовики, отвезли метров на 800 к северу от школы, высадили, выстроили на поле и расстреляли.

367. Также 14 июля ещё одну группу отвезли из Братунаца через Зворник в Каракай и на территорию алюминиевого завода и высадили у петковской школы. Их загнали в школьный спортзал и в классные комнаты. В течение дня их били смертным боем. Днём и вечером людей сажали на грузовики и отвозили на площадку перед дамбой алюминиевого завода (Красная дамба), где они были казнены. Считается, что одни трупы выбросили в озеро, а другие — сбросили в общие могилы.

368. Предположительно 15 июля группу в составе приблизительно 450 человек отвезли из Братунаца в Козлук на берегу Дрины, к северу от Каракая. Всех их казнили без суда и следствия в нескольких сотнях метров от казарм «Дрински волков».

369. 16 июля колонна боснийцев, вышедшая из Сребреницы и Шушняри, все ещё пыталась прорваться на территорию, контролируемую АРБиГ. Многие из них сдались, и их, по всей видимости, погрузили на автобусы и грузовики и отвезли в Черскую долину. Один из оставшихся в живых жителей Сребреницы позднее вспоминал, что, когда он прибыл туда, он понял, что идёт по крови, и что неделю спустя те, кто проезжал по Черской долине, могли чувствовать запах трупов. В массовом захоронении около этого места впоследствии были обнаружены трупы 150 человек со связанными руками.

370. В течение последних четырёх лет Трибуналу удалось установить, что тех, кто был убит в период с 14 по 17 июля, погребли в течение 24-48 часов в общих могилах рядом с теми местами, где были проведены казни (см. карту в конце настоящей главы). В некоторых случаях жертв заставляли рыть собственные могилы. В других случаях их расстреливали, когда они стояли в могилах. Представляется, что в течение следующих нескольких месяцев трупы извлекли из первоначальных мест массового захоронения и перезахоронили в 33 различных «местах перезахоронения». Считается, что в каждом из этих мест перезахоронения покоятся останки порядка 80-180 человек. Трибуналу удалось проверить каждое из этих мест и осуществить полную эксгумацию в семи из них. На сегодняшний день Трибуналу удалось обнаружить останки приблизительно 2000 жертв в этих местах, где он провёл полную эксгумацию, при этом на сегодняшний день опознаны трупы приблизительно 30 человек.

14 июля: встреча с Милошевичем и Младичем

371. Международное сообщество, как представляется, не располагало тогда какими-либо фактами, указывавшими на совершение казней в столь ужасающих масштабах. Практически все те, кто был опрошен в контексте подготовки настоящего доклада, говорили о том, что они просто не ожидали и даже не могли себе представить, что такой варварский акт вообще возможен. Тем не менее отчёт по результатам опроса военнослужащих из состава голландского батальона свидетельствует о том, что два голландских солдата видели по пути из Нова-Касабы в Братунац 14 июля лежавшие вдоль дороги 500—700 трупов. Однако в том же докладе говорится и о том, что два других голландских военнослужащих, которые ехали в той же автомашине, видели лишь несколько трупов. Не удалось обнаружить каких-либо письменных рапортов, указывающих на то, что голландский батальон передал информацию по инстанциям СООНО 14 июля или в последующие дни. Поэтому не ясно, сколько тогда было трупов и были ли это трупы солдат, находившихся в «колонне» и убитых в бою с БСА, или же это были трупы беззащитных людей, казнённых без суда и следствия.

372. 14 июля для встречи с президентом Милошевичем в Белград отправился представитель Европейского союза на переговорах г-н Бильдт. Встреча состоялась в охотничьем домике в местечке Добановчи под Белградом, где за неделю до этого г-н Бильдт встречался с президентом Милошевичем и генералом Младичем. В соответствии с опубликованным отчетом г-на Бильдта о второй встрече[1] в беседе с президентом он настаивал на предоставлении немедленного доступа, с тем чтобы УВКБ могло оказать помощь населению Сребреницы и чтобы МККК приступил к регистрации тех, кого БСА считала военнопленными. Он также настаивал на том, чтобы голландским солдатам было разрешено добровольно уйти. Г-н Бильдт добавил, что международное сообщество не будет мириться с нападением на Горажде и что для обеспечения свободного и беспрепятственного доступа к анклавам потребуется «зелёный свет». Он также потребовал открыть для всего невоенного транспорта дорогу Киселяк-Сараево («Лебединая трасса»). Президент Милошевич, как представляется, согласился с различными требованиями, но заявил, что этот вопрос он не решает. В самом начале встречи Милошевич, как представляется, объяснил также, что весь этот инцидент был спровоцирован эскалацией мусульманских нападений из анклава в нарушение соглашения о демилитаризации от 1993 года.

373. Когда встреча длилась уже несколько часов, в Добановчи прибыл генерал Младич. Г-н Бильдт отметил, что генерал Младич с готовностью согласился с большинством требований по Сребренице, но продолжал выступать против некоторых мер, касавшихся других анклавов, в частности Сараево. В конечном счёте после вмешательства президента Милошевича была, как представляется, достигнута принципиальная договорённость. Было решено провести на следующий день ещё одну встречу, для того чтобы подтвердить согласованные меры. Г-н Бильдт к тому времени уже договорился с г-ном Столтенбергом и г-ном Акаши о том, что они присоединятся к нему в Белграде. Он также просил, чтобы в Белград прибыл и Командующий СООНО, для того чтобы окончательно доработать с Младичем некоторые военные детали.

374. Тем временем Совет Безопасности созвал ещё одно заседание для обсуждения положения в Сребренице и принял заявление Председателя (S/PRST/1995/32), в котором он сослался на резолюцию 1004 (1995) и выразил глубокую обеспокоенность продолжающимся насильственным перемещением боснийскими сербами десятков тысяч гражданских лиц из безопасного района Сребреницы в район Тузлы. По мнению Совета, подобное насильственное перемещение представляло собой явное нарушение прав человека гражданского населения. Совет был особо «обеспокоен сообщениями о том, что до 4000 мужчин и мальчиков были насильственно вывезены боснийской сербской стороной из безопасного района Сребреницы». Он потребовал, чтобы «боснийская сербская сторона немедленно их освободила, полностью соблюдала права гражданского населения безопасного района Сребреницы и других лиц, подлежащих защите в соответствии с нормами международного гуманитарного права, и разрешила доступ Международному комитету Красного Креста в соответствии с международно признанными нормами поведения и международного права».


  1. Carl Bildt, Peace Journey: The Struggle for Peace in Bosnia (London, Weidenfeld and Nicolson, 1998), p. 61.


Logo of the United Nations (B&W).svg Этот материал извлечён из официального документа Организации Объединённых Наций. Организация придерживается политики, предполагающей нахождение собственных документов в общественном достоянии, для того, чтобы распространять «как можно более широко идеи (содержащиеся) в публикациях Организации Объединённых Наций».

Согласно Административной инструкции ООН ST/AI/189/Add.9/Rev.2, доступной только на английском языке, следующие документы находятся в общественном достоянии по всему миру:

  1. Официальные протоколы (протоколы заседаний, стенограммы и итоговые протоколы,...)
  2. Документы Организации Объединённых Наций, изданные с эмблемой ООН
  3. Общедоступные информационные материалы, созданные в первую очередь для информирования общественности о деятельности Организации Объединённых Наций (за исключением общедоступных информационных материалов, предложенных для продажи).