Егорий храбрый (Афанасьев)/1914 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Егорій храбрый
См. Народныя русскія легенды. Дата созданія: 1859, опубл.: 1859. Источникъ: Аѳанасьевъ, А. Н. Народныя русскія легенды. — М.: Книгоиздательство «СОВРЕМЕННЫЯ ПРОБЛЕМЫ», 1914. — С. 103—111.

Редакціи


[103]

9. Егорій храбрый.

Какъ во городѣ, во Ерусалимѣ,
При царѣ было, при Ѳедорѣ,
При царицѣ было, при Софеѣ,
Породила она Ѳедору три дочери,
Еще четвертаго Егорія Харабраго.
Выходитъ изъ той земли, изъ жидовскія,
Жидовскія, босурманскія,
Царища Мартемьянища.
Полонилъ онъ у Ѳедора три дочери,
Еще четвертаго Егорія Харабраго.
Злодѣй-царища Мартемьянища
Святому Егорію глаголуетъ:
„Охъ ты гой еси, Егорій Харабрый свѣтъ!
Ты не вѣруй самому Христу,
Самому Христу, царю небесному;
А ты вѣруй сатанѣ-врагу со діаволомъ“.
Святой Егорій глаголуетъ:
„Я не вѣрую сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ;
А я вѣрую самому Христу,
Самому Христу, царю небесному!“
Злодѣй-царища Мартемьянища

[104]

На святаго Егорія осержается,
На святое тѣло опаляется,
На святое тѣло на Егорьево:
Повелѣлъ Егорія въ топоры рубить.
Не добре Егорія топоры берутъ,
У топоровъ лезвея посломалися
Отъ святаго тѣла Егорьева.
Злодѣй-царища Мартемьянища
Святому Егорію глаголуетъ:
„Охъ ты гой еси, Егорій Харабрый свѣтъ!
Ты не вѣруй самому Христу,
Самому Христу, царю небесному;
А ты вѣруй сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ“.
Святой Егорій глаголуетъ:
„Я не вѣрую сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ;
А я вѣрую самому Христу,
Самому Христу, царю небесному!“
Злодѣй-царища Мартемьянища
На святаго Егорія осержается,
На святое тѣло опаляется,
На святое тѣло на Егорьево:
Повелѣлъ Егорія во смолѣ варить.
Не добре Егорія смола беретъ,
И поверхъ смолы Егорій плаваетъ,
Самъ стихи поетъ херувимскіе,
Онъ гласы гласитъ все евангельскіе.
Злодѣй-царища Мартемьянища

[105]

На святаго Егорія осержается,
На святое тѣло опаляется,
На святое тѣло на Егорьево:
Повелѣлъ Егорія во пилы пилить.
Не добре Егорія пилы берутъ,
У пилъ зубья поломалися
Отъ святаго тѣла отъ Егорьева.
Злодѣй-царища Мартемьянища
На святаго Егорія осержается,
На святое тѣло опаляется,
На святое тѣло на Егорьево:
Повелѣлъ Егорію сапоги ковать желѣзные,
Становить на плиты на чугунныя, на каленыя.
Не добре Егорія сапоги берутъ,
Въ сапогахъ стоитъ—
Самъ стихи поетъ херувимскіе,
А гласы гласитъ все евангельскіе.
Злодѣй-царища Мартемьянища
Святому Егорію глаголуетъ:
„Охъ ты гой еси, Егорій Харабрый свѣтъ!
Ты не вѣруй самому Христу,
Самому Христу, царю небесному;
А ты вѣруй сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ“.
Святой Егорій глаголуетъ:
„Я не вѣрую сатанѣ-врагу со діаволомъ,
А я вѣрую самому Христу,

[106]

Самому Христу, царю небесному!“
Злодѣй-царища Мартемьянища
На святаго Егорія осержается,
На святое тѣло опаляется,
На святое тѣло на Егорьево:
Повелѣлъ Егорію погреба копать,
Погреба копать ему глубокіе—
Длины погребъ сорокъ сажень,
Ширины погребъ тридцать сажень,
Глубины погребъ двадцать сажень;
Садилъ Егорія во глубокій погребъ,
А самъ собака приговариваетъ:
„Не бывать Егорію на святой Руси,
Не видать Егорію солнца краснаго,
Не слыхать Егорію будетъ звону колокольнаго,
Не слыхать Егорію будетъ четья, пѣтья[1] церковнаго!“
Защитилъ онъ щитомъ дубовымъ,
Задвигалъ онъ досками чугунными,
Засыпалъ онъ песками рудожолтыми.
Какъ по Божіему повелѣнію, по Егорьеву умоленію
Подымалися вѣтры буйные со святой Руси,
Со святой Руси—погода и со вихоремъ;
Разносили пески рудожолтые,
Раздвигали доски чугунныя,

[107]

Разметали щиты всѣ дубовые.
Выходитъ Егорій на святую Русь.
Идетъ во свой во Ерусалимъ-градъ.
Ерусалимъ-градъ—онъ пустъ стоитъ;
Однѣ церкви!… и стоитъ одна
Церковь Божія соборная, богомольная:
Во той во церкви его матушка,
Святая Софея премудрая,
На святыя иконы Богу молится;
Молитва ея къ Богу доносится.
Увидѣла она Егорія Харабраго,
Называла милымъ чадомъ,
А сама говоритъ таково слово:
„Охъ ты гой еси, Егорій Харабрый свѣтъ!
Ты бери себѣ коня сиваго
Со двѣнадцати цѣпей желѣзныихъ,
Поѣзжай ты во чисто поле“.
Святой Егорій поѣзжаючи,
Святую вѣру утвержаючи,
Еще Егорій наѣзжаючи
На тѣ лѣса на дремучіе,—
Древо съ древомъ совивалося,
Къ сырой земли(ѣ) приклонялося.
Не добре Егорію льзя проѣхати,
Святой Егорій глаголуетъ:
„Охъ вы гой еси, лѣса темные,
Лѣса темные и дремучіе!
Разойдитеся лѣса по всей земли,
Вы не вѣруйте сатанѣ-врагу,

[108]

Сатанѣ-врагу со діаволомъ;
А вы вѣруйте самому Христу,
Самому Христу, царю небесному.“
Разошлися лѣса по всей земли.
И еще Егорій поѣзжаючи,
Святую вѣру утвержаючи,
И еще Егорій наѣзжаючи
На тѣ горы на высокія, на толкучія,—
Гора съ горою сойдется, не разойдется.
Не добре Егорію льзя проѣхати,
Святой Егорій глаголуетъ:
„Охъ вы гой еси, горы толкучія!
Разойдитеся горы по всей земли,
Вы не вѣруйте сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ;
Ужъ вы вѣруйте самому Христу,
Самому Христу, царю небесному.“
Разошлися горы по всей земли.
И еще Егорій поѣзжаючи,
Святую вѣру утвержаючи,
И еще Егорій наѣзжаючи
На то стадо на звѣриное, на змѣиное;
Не добре Егорію льзя проѣхати,
Святой Егорій глаголуетъ:
„Охъ вы гой еси, звѣри свирѣпые!
Разойдитеся звѣри по всей земли,
Вы не вѣруйте сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ;
А вы вѣруйте самому Христу,
Самому Христу, царю небесному.“

[109]

Разошлися звѣри по всей земли.
И еще Егорій поѣзжаючи,
Святую вѣру утвержаючи,
И еще Егорій наѣзжаючи
На то стадо на змѣиное,
На змѣиное, на звѣриное,—
Пасутъ то стадо три пастыря,
Три милыя сёстры.
Не добре Егорію льзя проѣхати;
Святой Егорій Харабрый свѣтъ—
Слѣзаетъ онъ со бѣла осла (коня?),
Беретъ онъ свое (с)кипетро вострое[2],
И побилъ онъ все стадо змѣиное.
Все змѣиное, все звѣриное;
А самъ говоритъ таково слово:
„Охъ вы гой еси, три пастыря.
Три милыя сёстры!
Вы подите во свой во Ерусалимъ-градъ
И купайтеся во Іорданѣ-рѣкѣ;
Набралися всѣ вы духа нечистаго,
Духа нечистаго, босурманскаго.“
И еще Егорій поѣзжаючи,
Святую вѣру утвержаючи,
И еще Егорій наѣзжаючи
На тѣ ворота кесарійскія, іерусалимскія,—
На воротахъ сидитъ Острафилъ-птица,

[110]

Во когтяхъ держитъ осетра-рыбу.
Не добре Егорію льзя проѣхати.
Святой Егорій глаголетъ:
„Охъ ты гой еси, матушка Острафилъ-птица!
Ты не вѣруй сатанѣ-врагу,
Сатанѣ-врагу со діаволомъ;
А ты вѣруй самому Христу,
Самому Христу, царю небесному.
Полети-жъ ты, птица, на сини моря,
Пей и ѣшь повелѣнное,
Повелѣнное, благословенное,
И дѣтей води на синёмъ морѣ.“
И еще Егорій поѣзжаючи,
Святую вѣру утвержаючи,
И еще Егорій наѣзжаючи
На того злодѣя-ца́рища Мартемьянища;
Увидѣлъ онъ собака Егорія Харабраго,
Закричалъ онъ собака по звѣриному,
Засвисталъ онъ собака по змѣиному.
Святой Егорій Харабрый свѣтъ—
Слѣзаетъ онъ со бѣла осла,
Беретъ онъ свою палицу желѣзную,
Поразилъ онъ тута ца́рища Мартемьянища.
Потопила Егорія кровь жидовская,
Кровь жидовская, босурманская:
По колѣна во кровѣ(и) стоитъ—
Святый Егорій глаголуетъ:
„Охъ ты гой еси, матушка сыра земля!

[111]

Пріими въ себя кровь жидовскую,
Кровь жидовскую, босурманскую.“
Раступилася матушка сыра земля
На двѣ стороны, на четыре четверти,
Пожрала въ себя кровь жидовскую,
Кровь жидовскую, босурманскую.
Живучи Егорій мучился на вольномъ свѣтѣ,
Отъ грѣховъ своихъ очистился.
Богу нашему слава нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.


(Изъ собранія В. И. Даля; записана въ Сорокинской пристани, Екатеринбургскаго уѣзда, Пермской губерніи.)



Примѣчанія А. Н. Аѳанасьева[править]

[254]
9. Егорій храбрый.

Сличи со стихомъ напечатаннымъ у Кирѣевскаго (Чтенія Общ. Исторіи и Древн., годъ 3-й, № 9, стр. 148—154).

Варіанты (изъ собранія В. И. Даля):

a) Не въ чуждомъ царствѣ, а въ нашемъ государствѣ было, родимый, времячко—охъ-охъ-охъ! Въ то время было у насъ много царей, много князей, и Богъ вѣсть кого слушаться; ссорились они промежъ себя, дрались и кровь христіанскую даромъ проливали. А тутъ набѣжалъ злой татаринъ, заполонилъ всю землю мещерскую, выстроилъ себѣ городъ Касимовъ, и началъ онъ брать вьюницъ (молодыхъ женщинъ—Оп. обл. великор. слов.) и красныхъ дѣвицъ себѣ въ прислугу, обращалъ ихъ въ свою вѣру поганую, и заставлялъ ихъ ѣсть пищу нечистую, маханину (лошадиное мясо—ibidem). Горе да и только; слезъ-то, слезъ-то что было пролито! всѣ православные по лѣсамъ разбѣжались, подѣлали тамъ себѣ землянки и жили съ волками; храмы Божіи всѣ были разорены, негдѣ было и Богу помолиться. [255] И вотъ жилъ да былъ въ нашей мещерской сторонѣ добрый мужичокъ Антипъ, а жена его Марья была такая красавица, что ни перомъ написать, только въ сказкѣ сказать. Были Антипъ съ Марьею люди благочестивые, часто молились Богу, и далъ имъ Господь сына красоты невиданной. Назвали они сына Егоріемъ; росъ онъ не по днямъ, а по часамъ; разумъ-то у Егорья былъ немладенческой: бывало услышитъ какую молитву—и пропоетъ ее, да такимъ голосомъ, что ангелы на небеси радуются. Вотъ услыхалъ схимникъ Ермогенъ объ умѣ-разумѣ младенца Егорія, выпросилъ его у родителей учить слову Божьему. Поплакали, погоревали отецъ съ матерью, помолились и отпустили Егорья въ науку.

А былъ въ то время въ Касимовѣ ханъ какой-то Брагимъ, и прозвалъ его народъ Зміемъ-Горюнычемъ: такъ онъ былъ золъ и хитеръ! просто православнымъ житья отъ него не было. Бывало выѣдетъ на охоту—дикаго звѣря травить, никто не попадайся, сейчасъ заколетъ; а молодицъ да красныхъ дѣвицъ тащитъ въ свой городъ Касимовъ. Встрѣтилъ разъ онъ Антипа да Марью, и больно полюбилась она ему; сейчасъ велѣлъ ее схватить и тащить въ городъ Касимовъ, а Антипа тутъ же предалъ злой смерти. Какъ узналъ Егорій о несчастной долѣ родителей, [256]горько заплакалъ и сталъ усердно Богу молиться за мать за родную,—и Господь услышалъ его молитву. Вотъ какъ подросъ Егорій, вздумалъ онъ пойти въ Касимовъ-градъ, чтобъ избавить мать свою отъ злой неволи; взялъ благословенье отъ схимника и пустился въ путь-дорожку. Долго ли, коротко ли шелъ онъ, только приходитъ въ палаты Брагимовы и видитъ: стоятъ злые нехристи и нещадно бьютъ мать его бѣдную. Повалился Егорій самому хану въ ноги и сталъ просить за мать за родную; Брагимъ грозный ханъ закипѣлъ на него гнѣвомъ, велѣлъ схватить и предать различнымъ мученіямъ. Егорій не устрашился и сталъ возсылать мольбы свои къ Богу. Вотъ повелѣлъ ханъ пилить его пилами, рубить топорами; у пилъ зубья посшибались, у топоровъ лезвія выбивались. Повелѣлъ ханъ варить его въ смолѣ кипучей, а святой Егорій поверхъ смолы плаваетъ. Повелѣлъ ханъ посадить его въ глубокій погребъ; тридцать лѣтъ сидѣлъ тамъ Егорій—все Богу молился; и вотъ поднялась буря страшная, разнесли вѣтры всѣ доски дубовыя, всѣ пески желтые, и вышелъ святой Егорій на вольный свѣтъ. Увидалъ въ полѣ—стоитъ осѣдланный конь, а возлѣ лежитъ мечь-кладенецъ, копье острое. Вскочилъ Егорій на коня, пріуправился и поѣхалъ въ лѣсъ; повстрѣчалъ здѣсь много волковъ и [257]напустилъ ихъ на Брагима хана грознаго. Волки съ нимъ не сладили, и наскочилъ на него самъ Егорій и закололъ его острымъ копьемъ, а мать свою отъ злой неволи свободилъ.

А послѣ того выстроилъ святой Егорій соборную церковь, завелъ монастырь, и самъ захотѣлъ потрудиться Богу. И много пошло въ тотъ монастырь православныхъ, и создались вокругъ него келіи и посадъ, который и понынѣ слыветъ Егорьевскомъ.


b)

Егорій святой Богу молился
За мать за родную!
Великую онъ скорбь перенесъ
За мать за родную:
Его во пилы пилили,
Въ топоры рубили;
У пилъ зубья посшибались,
У топоровъ лезья (лезвія) до обухъ выбивались,
И Егорью ничего не дѣялось!
Его во смолѣ варили,
Въ водѣ студеной топили.
Егорій въ водѣ не утопаетъ,
Поверхъ смолы плаваетъ!
Вырыли погребъ глубокой,
Сажали въ него Егорія;
Досками дубовыми закрывали,

[258]

Гвоздями полужоными забивали,
Желтыми песками засыпали
За мать за родную!
Сидѣлъ тутъ Егорій
Тридцать два года;
Поднималась бурна погода—
Разнесли вѣтры желтые пески,
Разнесли вѣтры до единой доски!
И собралъ Егорій дружину отборну,
И ѣхалъ Егорій въ церковь соборну;
Тутъ мать его Богу молилась,
Слеза горюча потокомъ катилась.
„Поди, поди, Егорій! сядь на коня, пріуправься!
Лютаго змія копьемъ порази,
Материнскую кровь отомсти“.
— Стоитъ ли, мать, мое рожденіе
Всего моего похожденія?
„Вдвое стоитъ твое рожденіе
За меня претерпѣнна мученія!“
Сѣлъ Егорій на борза коня, пріуправился!
И наѣхалъ Егорій на лѣса валющи:
„Лѣса, лѣса, вы привстаньте!
Срублю я изъ васъ церковь соборну,
Поставлю я въ ней икону святую
За мать за родную“.
Въѣхалъ Егорій могучій
Въ великой городъ толкучій,
И наѣхалъ на дѣвокъ мудреныхъ:
„Дѣвицы, дѣвицы, къ вамъ рѣчь я веду—

[259]

Идите на Ерданъ на рѣку,
Воспримитесь, перекреститесь!“
Въѣхалъ Егорій въ лѣса дремучи,
Встрѣлись Егорью волки прискучи,
Гдѣ волкъ, гдѣ два:
„Собиритесь вы, волки!
Будьте вы мои собаки,
Готовтесь для страшныя драки“.
Наѣхалъ Егорій на стадо птицъ:
„Птицы, синицы!
Летите вы на море,
На пиръ на кровавой“.
Наѣхалъ Егорій на змія-горюна…[3]
Но Егорій не ужахался,
Егорій не устрахался,
Острымъ копьемъ змія закололъ;
Стаи птицъ прилетали,
Змія-горюна клевали;
Сине море волной натекло,
Змія-горюна съ собой унесло.

(Оба варіанта записаны въ Егорьевскомъ уѣздѣ, Рязанской губерніи).


Народное преданіе о битвѣ Георгія Храбраго съ дракономъ распространено во [260]множествѣ сказаній почти у всѣхъ европейскихъ народовъ; подвигъ этотъ приписывается Георгію наравнѣ со многими другими сказочными героями и нерѣдко съ одинаковою обстановкою и съ совершенно-тождественными подробностями (сличи: стихъ о Елизаветѣ Прекрасной—въ Чтеніяхъ Общества Ист. и Древн. Росс., годъ 3-й, № 9, стр. 154—158; Volkslieder der Wenden in der Ober-und Nieder-Lausitz, изд. Гаупта и Смолера, ч. 1, стр. 278, и ч. 2, стр. 147; Лѣтоп. русск. литературы и древности 1859 г., кн. 1, отд. 1, стр. 18—19; Народн. русск. сказки, вып. 2-й, стр. 153—159).


Примѣчанія[править]

  1. Чтенія и пѣнья.
  2. За этимъ стихомъ въ подлинномъ спискѣ слѣдуютъ еще два:
    Строгалъ онъ во стружачи, во мелкіе,
    Обратилися стружачи—калены стрѣлы.
  3. Слѣдующіе затѣмъ стихи въ рукописи совершенно искажены. Смыслъ тотъ: змій грызетъ мать Егорія, и кровь потокомъ бѣжитъ изъ ранъ. Егорій напускаетъ на змія волковъ прискучихъ, волки погибаютъ.


PD-icon.svg Это произведение не охраняется авторским правом.
В соответствии со статьёй 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы, произведения народного творчества (фольклор), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (сообщения о новостях дня, программы телепередач, расписания движения транспортных средств и тому подобное).
Россия