Есть речи — значенье (Лермонтов)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Есть речи — значенье…»
автор Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
См. Стихотворения 1840. Дата создания: 1840, опубл.: 1841[1]. Источник: Лермонтов М. Ю. Полное собрание стихотворений в 2 томах. — Л.: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1989. — Т. 2. Стихотворения и поэмы. 1837—1841. — С. 43. • № 383 (ПСС 1989)
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Авторские и издательские редакции текста[править]


ИПСС III с.58 Завещание.jpgИПСС III с.59 Есть речи 2.jpg
«Есть речи — значенье…»
Иллюстрированное полное собрание сочинений М. Ю. Лермонтова / Редакция В. В. Каллаша — М.: Печатник, 1914. — Т. III. (РГБ)


* * *



Есть речи — значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Безумством желанья!
В них слёзы разлуки,
В них трепет свиданья.

Не встретит ответа
Средь шума мирского
Из пламя и света
Рождённое слово;

Но в храме, средь боя
И где я ни буду,
Услышав, его я
Узнаю повсюду.

Не кончив молитвы,
На звук тот отвечу,
И брошусь из битвы
Ему я навстречу.

1840

Другие редакции и варианты[править]


383. Есть речи — значенье


первая ред.
автограф из
альбома
Бартеневой

Есть речи — значенье
Порою ничтожно! —
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Тоскою желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья...

Надежды в них дышат.
И жизнь в них играет
Их многие слышат,
Один понимает.

Лишь сердца родного
Коснутся в день муки
Волшебного слова
Целебные звуки:

Душа их с моленьем
Как ангела встретит,
И долгим биеньем
Им сердце ответит.

другая ред.
ВиС

ВОЛШЕБНЫЕ ЗВУКИ
             
Есть речи — значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Тоскою желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья...

Их кратким приветом,
Едва он домчится,
Как божиим светом,
Душа озарится.

Средь шума мирского
И где я ни буду,
Я сердцем то слово
Узнаю повсюду;

Не кончив молитвы,
На звук тот отвечу
И брошусь из битвы
Ему я навстречу,

Надежды в них дышат,
И жизнь в них играет, —
Их многие слышат,
Один понимает.

Лишь сердца родного
Коснутся в дни муки
Волшебного слова
Целебные звуки,

Душа их с моленьем
Как ангела встретит,
И долгим биеньем
Им сердце ответит.

Примечания[править]

Автограф — ПД, тетр. 15. Датируется 1840 г. на основании данных П. А. Висковатова (С. 328) и приведенного ниже рассказа А. А. Краевского, где говорится о том, что Лермонтов приехал к нему со ст-нием из Царского Села (т. е. еще служил в лейб-гусарах) и что к этому времени относится его увлечение М. П. Соломирской. Имеется ранняя ред. — ЛГ. 1963, 9 апр. — публикация И. Л. Андронникова по автографу в альбоме М. А. Бартеневой с датой 4 сент. 1839 г., и поздняя ред. (отвергнутая Лермонтовым), опубликованная В. А. Соллогубом в ВиС, кн. 2, под загл. «Волшебные звуки». Тема ст-ния намечена в ст-нии 1832 г. «К *» (№ 302). Затем она была развита в ст-ниях 1838 г., посвященных П. А. Бартеневой (№ 360—362). Первые две строфы сложились в ранней ред. (см. с. 522 наст. тома). Висковатов записал рассказ А. А. Краевского (ПД) об основной ред. ст-ния, которая была напеч. в ОЗ при жизни поэта: «Раз утром будит меня в 7 часов... я вскакиваю, п‹отому› ч‹то› даром не приедет человек из Царского Села, ведь не по ж‹елезной› д‹ороге›... «Вот уж подлинно „счастлив в любви, несчастлив в картах“. Вчера наконец удалось дело с Соломирской... Прихожу домой, сел с товарищами играть в карты и проиграл, брат, все... А кстати, вот тебе новое стихотворение»: Лермонтов вынул листок и подал мне. Это были „Есть речи — значенье... “. Я смотрю и говорю: «Да здесь грамматики нет — ты ее не знаешь. Как же можно сказать: „Из пламя и света?“ Из пламени!». Лермонтов схватил листок, отошел к окну, посмотрел. — «Значит, не годится?» — сказал он и хотел разорвать листок. «Нет, постой, оно хоть и не грамматично, но я все-таки напечатаю». — «Как, с ошибкой?» — «Когда ничего другого придумать не можешь. Уж очень хорошее стихотворение». — «Ну черт с тобой, делай как хочешь», — сказал Лермонтов» (Андроников. С. 507—508). И. И. Панаев подтверждает этот рассказ (см.: Воспоминания. С. 234—235). Лермонтов пытался исправить эту строку, но, очевидно, остался недоволен своими поправками (см. наст. том, с. 522). Подобная грамматическая форма встречается и в других ст-ниях Лермонтова: «Ни даже имя своего» в ст-нии «А. О. Смирновой» (см. вар. на с. 523), «Не выглянет до время седина» («Сашка», строфа 146) и др. Известный исследователь русского литературного языка Л. А. Булаховский, отмечая, что во многих русских говорах слова «имя», «время» и подобные склоняются по образцу «поле», указывает, что ряд русских писателей XVIII — начала XIX в. относительно свободно употребляли живые народные формы этих слов (Кантемир, Радищев, Державин, Крылов, Кольцов, Лермонтов) и даже позднее — Л. Н. Толстой в «Войне и мире» (Булаховский Л. А. Исторический комментарий к русскому литературному языку: 5-е изд., доп. и перераб. Киев, 1958. С. 163—164).

  1. Впервые — в журнале «Отечественные записки», 1841, том XIV, № 1, отд. III, с. 2.
PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.