Жизнь Спасителя мира (Пуцыкович)/XXIX

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жизнь Спасителя мира — Моление о чаше. Взятие Иисуса Христа и суд над Ним у первосвященников. Гибель Иуды. : Матф. 26, Луки 22, Иоанн. 14—17
автор Феофил Феофилович Пуцыкович
Опубл.: 1905. Источник: Пуцыкович Ф. Ф. Жизнь Спасителя мира. — СПб.: П. В. Луковникова, 1905. — С. 132. Жизнь Спасителя мира (Пуцыкович)/XXIX в дореформенной орфографии


Вслед за окончанием молитвы, Иисус Христос вышел с Своими учениками за поток Кедрон и пришёл на место, называемое Гефсимания, где был сад. Здесь Он и прежде неоднократно находил для Себя тихое убежище; и теперь пришёл сюда же с Своими учениками, чтобы провести тут последние часы пред Своими страданиями. Оставив учеников у входа в сад, кроме троих, Петра, Иакова и Иоанна, которых взял с Собою, Иисус Христос начал «ужасаться и тосковать», и говорил: «Душа Моя скорбит смертельно, побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». И, отошедши недалеко от учеников, на такое расстояние, на какое можно рукою отбросить камень, преклонил колена, пал лицом на землю и молился Отцу Своему: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; всё возможно Тебе; о, если бы Ты благоволил пронесть чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет». Помолившись, Иисус пришёл к ученикам и нашёл их спящими, и сказал Петру: «так ли не могли вы и один час бодрствовать со Мною! Бодрствуйте и молитесь, да не впадёте во искушение. Дух бодр, плоть же немощна». И потом опять удалился от учеников и молился: «Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы мне не пить её, да будет воля Твоя». Возвратившись, Иисус опять нашёл учеников Своих спящими, хотя и внушал им бодрствовать и молиться; но от сильной наклонности ко сну глаза их невольно смежались, и они, увидев Его, не знали, что Ему отвечать. Иисус, оставив их, отошёл и молился в третий раз. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в тяжёлой скорби, Он прилежнее молился, так что пот Его был как капли крови, падающие на землю. Совершив троекратный подвиг молитвы, Иисус Христос возвратился к ученикам Своим и, нашедши их опять спящими, сказал им: «вы всё ещё спите и почиваете?» Теперь уже не время спать и покоится; это время кончилось; настал тот час, на который Я и пришёл. «Вот предаётся Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдём: вот приблизился предающий Меня».

Когда Иисус Христос ещё говорил это, появился отряд воинов и с ним множество людей, служителей от первосвященников, книжников и старейшин, с фонарями и светильниками, с мечами и кольями. Впереди отряда шёл Иуда предатель. Пришедши на то место, где находился Христос, он подошёл к Нему и, как бы желая выразить Ему своё искреннее уважение и любовь, облобызал Его (что было условленным знаком для взятия Иисуса Христа). Но Иисус Христос прямо обличил его, говоря: «Иуда! целованием ли предаёшь Сына Человеческого?» И потом, зная всё, что с Ним будет, выступил вперёд и спросил пришедших: «кого ищете?» Ему отвечали: «Иисуса Назарея». Христос сказал им: «это Я». Услышав эти слова, они так были поражены, что отступили назад и пали на землю. Иисус Христос в другой раз спросил их: «кого ищете?» Они сказали «Иисуса Назарея». Христос ответил им: «Я сказал вам, что это Я. Итак, если Меня ищете, оставьте их», прибавил Христос, указывая на учеников: «пусть они идут». То есть, как бы так говорил Христос: если вы Меня ищете, то берите Меня; но не касайтесь Моих учеников, дайте им свободу идти, куда хотят. Тогда подошли к Нему пришедшие взять Его, и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.

Бывшие же с Иисусом Христом ученики, видя, что они окружены врагами, которые хотят схватить их Учителя, подумали, не должно ли им защищать Своего Учителя мечем. И вот, один из них, Симон Пётр, имея при себе меч, извлёк его, ударил им первосвященнического раба и отсёк ему правое ухо. Имя рабу было Малх. Но Христос сказал Петру: «вложи меч в ножны, ибо все, взявшие меч, мечем и погибнут. Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? Или думаешь, что Я не могу умолить Отца Моего, чтобы Он представил Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так быть должно?» Сказав это, Иисус коснулся уха Малха и исцелил его.

Тогда же Иисус Христос обратился к пришедшим взять Его, среди которых Он заметил старейшин и начальников храма, и сказал им: «Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня. Каждый день был Я с вами в храме; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не поднимали на Меня рук; но теперь ваше время и власть тьмы». Тогда воины, тысяченачальник и служители Иудейские взяли и связали Иисуса Христа. Ученики же, оставив Иисуса, разбежались. И хотя Иоанн и Пётр последовали за Ним, но они шли как бы посторонние. Связанного же Христа привели сначала к бывшему первосвященнику Анне, тестю Каиафы, тогдашнего действительного первосвященника. Анна предложил Иисусу Христу вопросы о Его учении и Его учениках. Иисус отвечал ему: «Я говорил явно миру: Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот они знают, что Я говорил». Когда Он сказал это, один из присутствующих тут, стоявший близко к Иисусу, ударил Его по лицу, говоря: «так отвечаешь Ты первосвященнику?» Иисус Христос кротко, без гнева, даже не возвысив голоса, ответил на это дерзкому осквернителю Его священного лица: «если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьёшь Меня?» Анна, как только собрался синедрион, тотчас послал связанного Иисуса Христа к Каиафе во дворец.

В то время, когда Иисуса Христа привели к первосвященнику, Пётр, издали следовавший за своим Учителем, вошёл за Ним во двор первосвященнический. Воины и служители развели среди двора огонь и грелись. Пётр сел среди них у огня, и также грелся. В это время одна служанка, заметив Петра, сидящего у огня, и, всматриваясь в него, сказала: «и ты был с Иисусом Галилеянином». Но Пётр отрёкся перед всеми, сказав служанке: «не знаю и не понимаю, что ты говоришь». Спустя немного времени, некоторые из слуг первосвященника также спросили Петра: «не из учеников ли ты Иисуса Галилеянина?» А другие говорили: «точно ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя». Пётр опять с клятвою отрёкся, что не знает Его. Прошло ещё несколько времени, и к сидевшим подошёл один из слуг первосвященника, родственник того, которому Пётр отсёк ухо; он, взглянув на Петра, сказал: «не я ли видел тебя с Иисусом в саду?» Пётр начал снова клясться и божиться, что вовсе не знает Иисуса. И тотчас запел петух. В это время Иисус Христос проходил от Анны к Каиафе и, услышав голос Петра, который с клятвою говорил, что не знает Его, обратился и взглянул на Петра. Пётр вспомнил слова Иисуса Христа, как Он сказал ему: «прежде нежели пропоёт петух, отречёшься от Меня трижды». Тогда Пётр встал, вышел вон со двора и горько заплакал.

Первосвященники старейшины и весь синедрион, собравшись во дворце, под председательством Каиафы, искали лжесвидетельства против Иисуса Христа, чтобы предать Его смерти. Но лжесвидетельства не находили; и хотя много лжесвидетелей приходило, но лжесвидетельства их были недостаточны. Наконец, пришли два лжесвидетеля, которые утверждали, что они слышали, как Иисус говорил, что разрушит храм и в три дня опять воздвигнет его. Иисус Христос ничего не отвечал на это обвинение и молчал, безмолвно слушая, как враги его путались в сплетении лжи. Тогда первосвященник Каиафа стал посреди и сказал Ему: «что Ты ничего не отвечаешь? что они против тебя свидетельствуют?» Но Иисус Христос, видя, что слова Его ни к чему не послужат, опять молчал, ничего не отвечая. Это величавое безмолвие смущало и сильно раздражало весь синедрион. Каиафа пришёл в негодование и снова сказал Иисусу Христу: «заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам: Ты ли Христос Сын Божий?» Иисус отвечал: «если скажу вам, вы не поверите; если же и спрошу вас, не будете отвечать Мне, и не отпустите Меня. Отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией». Тут все закричали: «итак, Ты Сын Божий?» Христос отвечал им: «Я; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных». Каиафа, услышав это, пришёл в сильное негодование, так что разодрал на себе одежды и воскликнул, обращаясь к членам синедриона: «Он богохульствует! на что нам ещё свидетелей? Вот теперь вы слышали богохульство Его. Как вам кажется?» Тогда все закричали: «Он должен быть подвергнут смерти». После этого приговора Иисус Христос выведен был из палат первосвященника на двор и отдан был страже в соблюдение до предстоящего собрания, а члены синедриона разошлись, чтобы дать себе отдых. Державшие Иисуса, как только получили его в свои руки, тотчас накинулись на Него с безумною яростью грубой толпы: они ругались над Ним, плевали Ему в лицо и заушали Его. И, закрыв Ему глаза, ударяли Его по лицу и с насмешками спрашивали: «прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?» И много других ругательств и хулений произносили против Него. Иисус Христос перенёс все оскорбления безропотно и молча. Как только настал день, немедленно, поутру, члены синедриона сделали другое собрание, на котором, после вторичного допроса Иисуса, окончательно приговорили Его к смерти. И с этою целью, связав Его, отвели и предали Понтию Пилату.

Иуда Искариот, предавший Иисуса Христа, когда увидел, что Его осудили, раскаялся и возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, сказав им: «согрешил я, предав кровь неповинную». Они же отвергли, с равнодушным презрением ответив ему: «что нам до того? смотри сам». Тогда Иуда бросил им сребреники, вышел, пошёл и удавился. Первосвященники, взяв сребреники в храме, сказали: «непозволительно эти деньги класть в сокровищницу церковную, потому что это цена крови». И, после совещания между собою, купили на эти деньги землю горшечника, для погребения странников. Посему и называется земля та землёю крови до сего дня. Тогда сбылось сказанное чрез пророка Иеремию: «и взяли тридцать сребреников, цену Оценённого, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь».