Жизнь Спасителя мира (Пуцыкович)/XXX

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жизнь Спасителя мира — Суд Пилата над Иисусом Христом. : Матф. 27, Марк. 15, Лук. 22, Иоанн. 18—19
автор Феофил Феофилович Пуцыкович
Опубл.: 1905. Источник: Пуцыкович Ф. Ф. Жизнь Спасителя мира. — СПб.: П. В. Луковникова, 1905. — С. 139. Жизнь Спасителя мира (Пуцыкович)/XXX в дореформенной орфографии


Наутро Иисуса Христа от Каиафы привели к Пилату, в преторию. Первосвященники, старейшины и книжники не вошли в преторию, чтобы не оскверниться таким общением с домом язычника, каков был Понтий Пилат, так как они должны были вечером есть пасху. Пилат вышел к ним и спросил: «в чём вы обвиняете сего человека?» Они отвечали ему: «если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе». Тогда Пилат сказал им: «возьмите Его вы и по закону вашему судите». Иудеи отвечали: «нам не позволено предавать смерти никого». И стали обвинять Иисуса Христа пред Пилатом, говоря: «Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царём». Пилат, выслушав обвинения на Иисуса и желая лучше узнать дело, удалился в преторию и призвал туда Иисуса. Когда Иисус Христос предстал пред ним, Пилат спросил Его: «Ты Царь Иудейский?» Иисус отвечал ему: «от себя ли ты говоришь это или другие сказали тебе о Мне?» Пилат сказал на это с презрением: «разве я иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне! что Ты сделал?» Иисус Христос отвечал Пилату: «царство Моё не от мира сего, если бы от мира сего было царство Моё, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но царство моё не отсюда». Пилат, не понимая, какое царство разумеет Иисус, и слыша, что Он не отказывается от звания царя, опять спросил Его: «Итак Ты царь?» Иисус Христос сказал ему в ответ: «Ты говоришь, что Я царь (или — да, Я Царь, как ты сам сказал). Я на то родился и на то пришёл в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего». Пилат спросил: «что есть истина?» И, не дождавшись ответа, тотчас вышел из претории к Иудеям и сказал им: «я не нахожу никакой вины в этом человеке». Но такое решение не понравилось первосвященникам и старейшинам; и они опять начали обвинять Иисуса пред Пилатом, говоря: «Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места». Пилат, услышав о Галилее, спросил: «разве Он Галилеянин?» и узнав, что Иисус из Галилеи, из области Ирода, послал Его к Ироду, который в это время, по случаю праздника, был в Иерусалиме, и которого можно было признать законным судьёю над Иисусом Христом.

Ирод, увидев Иисуса Христа, очень обрадовался; он давно желал видеть Его, так как много слышал о Нём и о чудесах Его, и при этом случае надеялся увидеть от Него какое либо чудо. Ирод предлагал Иисусу Христу множество вопросов; но на все вопросы, предложенные Иродом из одного пустого любопытства, Христос не дал никакого ответа. Первосвященники и книжники, последовавшие за Иисусом, и здесь усиленно обвиняли Его. Но Ирод, видя, что он напрасно ожидает от Него какого либо чуда, отдал Его в руки своих воинов, и вместе с ними подверг Его уничижению; и наругавшись над Ним, одел Его в светлую одежду (в знак того, что он не находит в Нём никакой вины), и отослал обратно к Пилату. И с этого дня Ирод и Пилат сделались друзьями между собою, тогда как прежде были во вражде друг с другом.

Созвав первосвященников, начальников и народ, Пилат сказал им: «Вы привели ко мне Человека сего, как развращающего народ; но вот я при вас исследовал, и не нашёл Человека сего виноватым ни в чём том, в чём вы обвиняете Его, и Ирод также; ибо я посылал к нему, и ничего не найдено в Нём достойного смерти. Итак, наказав Его, отпущу?» Первосвященники и старейшины начали снова обвинять Иисуса Христа. Но Иисус Христос ничего не отвечал. Пилат сказал Ему: «почему Ты ничего не отвечаешь? Видишь, как много против Тебя обвинений». Иисус Христос и опять не дал никакого ответа, так что Пилат весьма дивился. Был у Иудеев обычай для праздника Пасхи отпускать на свободу одного из узников. Пилат всегда соблюдал этот народный обычай; и народ просил, чтобы он ради Пасхи и теперь сделал для них то, что, по обычаю, делал прежде. Поэтому Пилат, обратившись к народу, спросил его: «кого вы хотите, чтобы я отпустил: Варавву, разбойника и убийцу, или Иисуса, называемого Христа?» Пилат знал; что народ ничего не имеет против Иисуса, и что единственная причина всех обвинений против Него заключается в зависти первосвященников; поэтому, обратившись к народу, думал, может быть, что народ охотно предпочтёт разбойнику-убийце — Невинного. В это время, когда Пилат говорил к народу, жена его прислала сказать ему, чтобы он не делал ничего Праведнику тому, остерегаясь как-нибудь оскорбить Его, так как она много во сне пострадала за Него, т. е. видела мучительный, тревожный сон об этом Праведнике. Между тем первосвященники и члены синедриона, воспользовавшись этим кратким промежутком, когда Пилат на время отвлечён был от дела посланным от жены его, успели внушить народу, что лучше Варавву отпустить, а Иисуса погубить. И потому, когда Пилат снова спросил: «кого из двух хотите, чтобы я отпустил?» то весь народ закричал: «не Его, но Варавву отпусти!» Пилат, желая отпустить Иисуса, опять, возвысив голос, спросил: «что же вы хотите, чтобы я сделал с Тем, которого вы называете Царём Иудейским — с Иисусом, называемым Христом?» Сказали ему все: «да будет распят». Пилат ещё третий раз говорил им, предлагая отпустить Иисуса: «какое же зло сделал Он? Я ничего достойного смерти не нашёл в Нём. И так, наказав Его, отпущу». Но народ продолжал с неистовым криком требовать, чтобы Он был распят. Тогда Пилат взял Иисуса Христа и велел Его бить. Предавая Иисуса всенародному бичеванию, Пилат думал, что, унизив и обесславив его пред глазами народа, он таким способом утишит злобу первосвященников, ярость толпы, и затем освободит безвинного Страдальца. Воины отвели Иисуса во внутрь двора, и подвергли Его там бичеванию; в подражание лавровым венкам кесарей, они сплели венец из тёрна и вложили его на голову Иисуса Христа; совлекли с Его истерзанных, окровавленных плеч белую одежду и надели на Него багряницу, и дали Ему в правую руку трость на место царского скипетра. Потом, один за другим становились на колени перед Иисусом Христом и, насмехаясь над Ним, говорили: «радуйся, Царь Иудейский!» И плевали на Него, и брали из рук Его трость, и били Его по голове и по ланитам.

После всех этих различных истязаний, каким подвергнут был Иисус Христос, Пилат опять вышел к народу и сказал: «вот я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нём никакой вины». Тогда вышел Иисус Христос в терновом венце и в багрянице. И Пилат сказал народу: «вот человек!» Когда же первосвященники и другие увидели Иисуса Христа, то с ожесточением закричали: «распни, распни Его!» Пилат сказал им: «возьмите Его вы и распните, ибо я не нахожу в Нём вины». Иудеи отвечали ему: «Мы имеем закон, и по нашему закону Он должен умереть, потому что Он выдавал Себя за Сына Божие». Пилат, услышав это, испугался и опять вошёл в преторию, и спросил Иисуса: «откуда Ты?» Иисус молчал. Пилат, желая заставить Его отвечать на его вопрос, выставил Ему на вид свою власть, сказав: «Ты ничего не отвечаешь. Но разве Ты не знаешь, что я имею власть и погубить, и спасти Тебя». Иисус на это отвечал ему: «ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему, скажу тебе, более греха на том, кто предал Меня тебе». (То есть — ты действительно, осуждая Меня на смерть, совершаешь великое преступление, но Иудеи и их первосвященники ещё преступнее тебя). Пилат, хотя не понял вполне значения слов Иисуса, но мог судить по ответу, что он имеет дело с необыкновенным человеком, и поэтому с этого времени употреблял особенное старание освободить Иисуса. Но Иудеи кричали: «если отпустишь Его, ты не друг кесарю. Всякий, делающий себя царём, противник кесарю». Пилат, услышав эту угрозу, вывел Иисуса вон и сказал судьям: «вот Царь ваш!» Они закричали: «смерть, смерть Ему! распни Его!» Пилат говорит им: «Царя ли вашего распну?» Первосвященники отвечали: «нет у нас царя, кроме кесаря». Пилат, видя, что ничего не помогает и что напротив ещё больше усиливается волнение, взял воды и умыл руки пред народом, говоря: «я неповинен в крови Праведника сего; смотрите вы». Как бы так говорил Пилат: это несомненно, что узник Иисус совершенно ни в чём неповинен, и я предаю Его только в угождение вам; поэтому вся вина за смерть сего Праведника должна пасть на вас. Смотрите, вы будете отвечать. В ответ на это, весь народ закричал: «кровь Его на нас и на детях наших!»

Тогда малодушный Пилат, решившись сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса Христа, бив, предал на распятие. Это было в пятницу, перед Пасхою, в час шестой. Так исполнилось предвечное предопределение Божественной Троицы, что Сын Божий, для искупления рода человеческого, пострадает и осуждён будет на всенародную, самую страшную, самую мучительную крестную смерть, худшую из всех возможных смертей.