Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Июль/15

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Жития святых — 15 июля
автор Димитрий Ростовский


День пятнадцатый
[править]

Страдание
святых мучеников
Кирика и Иулитты
[править]

В городе Иконии страны Ликаонской жила одна молодая женщина, благородного происхождения, из рода бывших ранее римских царей, по имени Иулитта, верой христианка; не долгое время поживши в законном супружестве[1], она овдовела, родивши мальчика. Она крестила младенца и дала ему имя Кирика. В это время нечестивый Диоклетиан[2], держа скипетр Римского царства, воздвиг сильное гонение на христиан во всех подвластных ему странах; комит Дометиан был поставлен Диоклетианом начальником Ликаонской страны; он был муж суровый и бесчеловечный, зверонравный, радующийся пролитию христианской крови. Пришедши в Иконию, Дометиан начал яростно мучить верующих во Христа и усердно отыскивать тайно держащихся христианства. Верная раба Христова Иулитта, увидевши это и зная, что ей со своим благочестием скрыться от мучителей невозможно, решилась бежать, ибо боялась, что она не перенесет жестоких пыток и отвергнется от Христа. Поэтому оставила она все свои имения, которых у нее было много, дом свой, родственников, рабов, всякую прелесть мира сего, славу и наслаждение, ради любви Христовой, и, взявши сына своего Кирика, которому было три года, и двух верных рабынь, ночью ушла из города Иконии и отправилась в странствование, помня сказанное в Писании:

Не имамы зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем[3].

Пришла она в Селевкию[4], как странница и нищая, скрывая свое благородное звание, но и здесь она нашла такое же гонение на христиан, ибо некий Александр, принявший от царя начальство, пришел в Селевкию и без жалости убивал всех исповедующих Имя Иисуса Христа. Блаженная Иулитта, помня также писанное: дадите место гневу, то есть бегите от гнева[5], и еще: егда гонят вы во граде сем, бегайте в другий[6], — ушла из Селевкии и отправилась в Тарс, город Киликийский, и жила здесь между бедняками. Спустя некоторое время тот же начальник Александр пришел и в Тарс[7] мучить христиан; святая Иулитта некоторыми была узнана и о ней доложили начальнику. Последний тотчас приказал ее привести, а сам воссел на открытом для народа судилище. Когда воины взяли ее вместе с сыном, обе рабыни ее убежали; они издали стали следить за ней, чтоб видеть ее страдание и кончину. И приведена была мученица пред начальником, имея на руках трехлетнего младенца святого Кирика. Спрошенная начальником об имени, роде и отечестве, она смело исповедала Имя Господа нашего Иисуса Христа и назвала себя христианкой:

— Мое имя, — говорила она, — происхождение и отечество — это Небесное Царство Христа моего!

Начальник, разгневавшись, повелел взять у нее отрока, обнажить и бить беспощадно жесткими жилами. Когда били мученицу, дитя, смотря на это, плакало и вырывалось из рук держащих его, чтоб пойти к матери. Начальник, видя красоту дитяти, приказал принести его к себе, затем, взявши его, посадил на своих коленах и стал утешать, чтобы оно не плакало, гладил его по голове, целовал его и говорил ему всякие ласковые слова, но дитя упиралось, вырывалось из рук, отворачивало голову от начальника, не даваясь ни гладить ни целовать себя скверными устами; ребенок всё смотрел на мать, которую били, плакал и кричал:

— Я — христианин! Пусти меня к матери!

Отрываясь руками от начальника, он ногтями царапал лицо его. Тогда начальник пришел в ярость, бросил дитя на пол и ногой толкнул его в бок, сбросивши вниз с высокого седалища; дитя, ниспадая по каменным ступеням и ударяясь головой об острые углы, всё то место покрыло своей кровью и отдало свою святую и непорочную душу в руки Божии. Так увенчался мученичеством святый младенец Кирик.

Мать же его, блаженная Иулитта, жестоко и долго мучимая, страдая как бы в чужом теле и как столп бездушный ничего не чувствуя, ничего другого не говорила, кроме сих слов:

— Я — христианка и не принесу жертвы бесам!

Когда перестали бить ее и подняли с земли, она увидела пред судилищем свое любимое дитя окровавленное и мертвое; исполнившись радости, Иулитта сказала:

— Благодарю Тебя, Господи, что ты сподобил сына моего такой благодати, что он прежде меня мученически скончался за Имя Твое святое и принял неувядаемый венец в славе Твоей.

После этого начальник повелел ее повесить и железными зубьями строгать тело ее, а потом, взяв кипящую в котле смолу, приказал поливать ее на раны. Когда таким образом мучили святую Иулитту, глашатай взывал:

— Пощади себя, Иулитта, пощади свою юность и поклонись богам, чтоб тебе избавиться от мук и не погибнуть лютой смертью, как сын твой.

Мученица отвечала:

— Не поклонюсь бесам и их глухим и немым идолам, — я поклоняюсь Господу моему Иисусу Христу, Единородному Сыну Божию, Которым Отец небесный всё сотворил[8], и стараюсь придти к сыну моему, чтоб с ним сподобиться Царства Небесного.

Увидевши непреодолимое терпение и великое мужество мученицы, начальник осудил ее на усечение мечом. Взяли ее слуги и повели из города на то место, где убивали осужденных на смерть. Святая шла, как бы к венцу брачному; придя к тому месту, она попросила немного времени для молитвы, а затем, преклонивши колена, молилась:

— Благодарю Тебя, Господи Боже мой Иисусе Христе, что Ты призвал сына моего прежде меня, сподобивши его пострадать за Имя Твое святое, и ему, оставившему суетную жизнь со святыми; приими и меня, недостойную рабу Твою и сподоби получить благодать пред Тобой — быть причтенной к мудрым девам[9], вшедши в Твой нетленный чертог, чтоб дух мой благословил Тебя, Создателя моего, Твоего безначального Отца и соприсносущного Духа во веки, аминь.

После такой молитвы святой Иулитты, палач, поостривши меч, ударил им в выю и отсек честну́ю голову, оставивши тело на том месте без погребения на съедение псам и зверям; также и тело святого Кирика, вытащивши из города, бросил у тела матери и ушел. Когда настала ночь, вышеупомянутые две рабыни пришли сюда, взяли тело госпожи своей и ее сына и, отнесши далеко, погребли в земле. Одна из этих рабынь прожила до дней Константина Великого[10], первого христианского царя, во время которого воссияла истина и Церковь Божия, по благодати Христовой, стала господствующей; тогда-то рабыня показала верным христианам то место, где погребены были честны́е мощи святых мучеников Кирика и Иулитты и рассказала о их страданиях. Святые мощи их были вынуты из недра земли нетленными, исполненными благоухания и подающими больным исцеления. Страдания их были описаны в память и честь святых мучеников, на пользу верным и во славу Христа Бога нашего, со Отцем и Святым Духом славимого во веки[11]. Аминь.

Кондак, глас 4:

Во объятиях носящи христомученица Иулитта Кирика, на подвизе мужески веселящися взываше: Христос есть мучеников похвала.


В тот же день преставление святого равноапостольного Великого Князя Киевского Владимира (1015 г.), во Святом Крещении Василия.


В тот же день память святого мученика Авудима, пострадавшего при Диоклетиане.

Примечания[править]

  1. Икония — город на высокой плодоносной равнине внутри Малой Азии, при подошве горы Тавра, недалеко от Листры и Дервии; некогда Икония была главою городов Ликаонских. В истории христианской Церкви Икония замечательна посещениями ее св. Ап. Павла во время его миссионерских путешествий (Деян., 13, 51, 14, 1—3; 2 Посл. к Тим., 3, 11). Впоследствии здесь были епископия и с 451 г. епископы иконийские именовались митрополитами Ликаонской провинции.
  2. В царствование Диоклетиана (284—305 гг.) было издано четыре указа против христиан. Первый был объявлен в феврале 303 г. Этим указом предписывалось разрушение церквей и сожжение св. книг, вместе с тем христиане лишались гражданских прав, покровительства законов и своих должностей; рабы христиане утрачивали право на свободу, если, получив ее по какому-либо случаю, оставались в христианстве. Вскоре был издан второй указ, которым повелевалось всех предстоятелей церквей и других духовных лиц заключать в темницы; таким образом, указ касается одних только духовных лиц; последних обвинили пред императором как зачинщиков восстания в Сирии и Армении, к несчастию для христиан начавшегося вслед за появлением первого указа. В том же 303 г. последовал третий указ: всех заключенных на основании нового указа велено было принуждать к принесению жертв под опасением пыток за сопротивление. Наконец, в 304 г. был обнародован последний, четвертый указ, которым объявлялось повсеместное гонение на христиан. Из-за этого указа пролилось более всего христианской крови: он действовал целых восемь лет, до 311 г., когда император Галерий особым указом объявил христианство дозволенной религией. Гонение Диоклетиана было последним; в нем христианство почти после трехвековой борьбы одержало победу над язычеством.
  3. Посл. к Евр., гл. 13, ст. 14.
  4. Селевкия — город Сирии, на берегу Средиземного моря; по всей вероятности, его основал царь сирийский Селевк Никатор около 300 г. до Рождества Христова; здесь Ап. Павел во время первого своего путешествия остановился для проповеди и отсюда отплыл в Кипр (Деян., 13, 4); в VI в. по Рождестве Христове город был разрушен.
  5. Собственно этот текст из посланий к Римлянам (гл. 12, ст. 19) имеет иное значение: «Не мстите за себя возлюбленные, — говорит Апостол, — но дайте место гневу Божию».
  6. Еванг. от Матф., гл. 10, ст. 23.
  7. Тарс, город малоазийской области Киликии, замечателен тем, что здесь родился св. Апостол Павел (Деян. Ап., 22, 3); здесь же он готовился к благовестию Христову и отсюда был вызван Ап. Варнавою для проповеди Евангельской (Деян. Ап. 9, 11, 30; 11, 25). Поэтому в Тарсе рано возникло христианство (Деян. Ап., 15, 23, 41).
  8. Посл. к Колос., гл. 1, ст. 12—16.
  9. Сравн. Еванг. от Матф., гл. 25, ст. 1—13.
  10. Константин Великий — император с 324 г. по 337 г.
  11. Страдание св. мчч. Кирика и Иулитты относится ко времени около 305 г. — В Константинополе был монастырь Кирика и недалеко от Иерихона в Иудее храм, как свидетельствует Иоанн Мосх. По свидетельству русских паломников XII—XV вв., мощи Кирика были в Софии Константинопольской. Аматор, епископ оксерский (388—418 гг.) принес часть их в Оксер, где Антиохия.