Жития святых по изложению свт. Димитрия Ростовского/Март/24

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Жития святых — 24 марта
автор Димитрий Ростовский


День двадцать четвертый
[править]

Память
во святых отца нашего
Артемона,
епископа Селевкийского
[править]

Блаженный Артемон был родом из писидийского[1] города Селевкии, в котором он и получил воспитание. Благочестивую свою жизнь он вел во времена святых Апостолов, просвещавших мир Христовым учением. В то время, когда святый Апостол Павел пришел в этот город, Артемон из всех граждан оказался блистающим добрыми делами, подобно светильнику, которому нельзя было остаться скрытым. Его-то, как утвержденного в Христовой вере и преисполненного божественной премудрости, святый Апостол Павел назначил людям в качестве пастыря и учителя, рукоположив в сан первого епископа Селевкии Писидийской. Блаженный Артемон хорошо и богоугодно управлял врученной ему паствой, был для всех пристанищем спасения, для вдов, сирот и нищих был выдающимся попечителем, чудотворным целителем и души и тела, и, проведя всю свою жизнь благочестиво и богоугодно, скончался в глубокой старости.

Память преподобного отца нашего
Иакова Исповедника
[править]

Когда нечестивый греческий царь Лев Армянин[2] возобновил иконоборную ересь[3], проклятую святыми Отцами на Седьмом Вселенском Соборе, и замучил многих за благоговейное почитание святых икон, — тогда пострадал и этот преподобный Иаков Исповедник, сведения о котором мы имеем от преподобного Феодора Студита[4]. Блаженный Иаков был из числа его учеников. После изгнания преподобного Феодора за святые иконы многие из его учеников были взяты на мучения; блаженный Иаков тоже был захвачен и предан всевозможным терзаниям. Когда же нечестивый Лев Армянин был убит, святый Иаков, как и прочие исповедники Христовы, был освобожден из заключения и, прибывши еле живым в свой Студийский монастырь, что в Царьграде, вскоре скончался и достойным образом был погребен. Об его смерти блаженный Ипатий, исполнявший обязанность игумена вместо своего наставника святого Феодора, уведомил письмом последнего, которой уже возвращался из заточения и временно пребывал в Крискентовой обители.

Преподобный Феодор в ответ ему написал следующее:

«Не без сердечной болезни, но и не без душевной радости, сын мой, мы получили от тебя известие о кончине возлюбленного нашего брата, Христова исповедника Иакова. Мы сожалеем о нем, как о сыне, и притом о таком сыне, коего я сам по грехам моим не достоин называться сыном. Мы радуемся о достижении им вечной жизни, уготованной ему Господом. Не только радуемся мы, для кого он, как святый член, служит превосходным украшением, но о нем радуется и вся Церковь. Подумай, за какого человека ты его принимал? Не за исповедника ли, не за мученика ли, не святого ли? Он мужественно боролся против чувственных побуждений, целомудренно сохраняя тело от похотей, и, употребляя при этом самую простую пищу, он тело подчинял разумной душе. Святый Иаков так мало спал, что для тех, кто его видел, казалось удивительным, как он еще оставался здоровым. Он подолгу, насколько позволяло ему время, любил возноситься мыслями к Богу, и в этом Богомыслии он углублялся до восхищения ума. Когда же он приходил в себя, всё это вызывало в нем Божественную любовь. Пусть кто-нибудь не подумает, что я в угоду слушающим говорю неправду — у меня есть свидетели — Бог и наставник святого Иакова — Иоанн, который рассказывал мне о нем то, чего я сам иногда не знал. Всё это было простым способом приучить себя к постнической жизни; что же касается того, сколько времени он проводил в подвигах исповедничества, и сколь велики были эти подвиги, — это было на виду и у Ангелов, и у людей. О твердое и дорогое сердце! Свой подвиг он совершил без боязни, подобно Божьему воину. Слуги мучителей всю его кожу покрыли ранами, изранили также плечи и грудь, выпустили кровь, раздробили тело и оставили его брошенным на земле. Он не испустил ни одного нетерпеливого звука, но до конца переносил угодные Богу мучения во Имя Сына Его Христа, Бога нашего; ибо страдать за святую Его икону значит страдать за Него Самого. Пусть кроткие услышат и возвеселятся, пусть радуются мучениколюбцы, а диавол пусть устыдится и пусть рассыплется полчище иконоборцев! Потому что, кроме сего святого Иакова, они измучили, убили, уморили голодом и причинили иные тому подобные мучения многим другим исповедникам Христа, как нашим, так и не нашим (больше нашим, так как мы представляем собою одно тело по отношению к Иисусу Христу, Которой есть глава всех). Ввиду того, что от нестерпимых этих ран святый Иаков был расслаблен всеми членами, его тело, охваченное самыми тяжкими болезнями, было отдано на врачебное попечение. Каждый день готовясь к смерти, он с благодарением и смирением окончил свою жизнь. Ты пишешь, что он предсказал свою смерть, — это было от страдальческих его подвигов. Ты прибавил еще о том, что на его погребении присутствовало много народу, в том числе людей очень знатного рода, — всё это произошло по непостижимой воле Божией, потому что к человеку незнаменитому (но не по духу) не стеклось бы такое множество людей, если бы то не угодно было Господу. Святый Иаков ушел на Небеса и присоединился к своим сострадальцам; таким образом, увеличилось число исповедников и мучеников; поэтому Небо веселится и радуется душе Иакова, молитвами которого мы, братья, спасемся. Он получил дар, достойный его трудов. Счастливы и истинно благочестивы те, которые сошлись на его достойное погребение; они — истинные мучениколюбцы, участь коих пусть будет одинаковой с участию того, кого они почтили. О его честны́х мощах, если будет угодно Богу, позабочусь, как я писал в правилах. Целуйте друг друга святым лобзанием; письмо же это прочтите всем братьям. Вас целует господин архиепископ Патриарх Никифор[5], протопресвитер, иконом[6] и прочие братья. Да будет с вами Господь. Аминь».

Вот письмо святого Феодора Студита, из которого видны жизнь и страдание этого преподобного Христова исповедника Иакова, коего молитвами да удостоит Господь и нас на веки участи Своих святых. Аминь.

Воспоминание о чуде,
бывшем в Киево-Печерском монастыре
[править]

Два знатных киевских мужа — Иоанн и Сергий жили между собою в большой дружбе. Как-то раз пришли они в созданную Богом Печерскую церковь[7] и увидели, что чудотворная икона Пресвятой Богородицы сияет светом ярче солнца. Перед этой святыней они заключили братский союз. Прошло много лет. Иоанн смертельно заболел. Он призвал печерского игумена блаженного Никона[8] и при нем роздал свое имущество нищим; ту же часть, которую он оставлял пятилетнему сыну своему Захарии — тысячу гривен[9] серебра и сто гривен золота — он отдал на хранение Сергию; ему же, как другу и верному брату, Иоанн поручил смотреть за сыном Захарией, прося его передать этому сыну серебро и золото, когда он вырастет. Устроив это, Иоанн вскоре скончался. Когда Захарии исполнилось пятнадцать лет, он хотел взять у Сергия свое серебро и золото. Соблазняемый диаволом, Сергий, думая разбогатеть, замыслил погибель души и тела. Он так ответил юноше:

— Твой отец всё имущество отдал Богу, у Него проси ты серебро и золото; Он должен тебе дать, если окажет милость. Я же ни отцу твоему, ни тебе не должен ни одной монеты. Это всё наделал твой отец, по своему безумию раздав имущество в милостыню, а тебя оставив нищим и убогим.

Услышав это, юноша стал плакать о деньгах, которых он лишился. После этого он обратился к Сергию с такой просьбой:

— Если ты мне дашь половину моего наследства, то у тебя останется другая.

Сергий же грубо укорял его отца и его самого. Тогда Захария просил третью часть, потом десятую и, когда увидел, что он лишен всего, сказал Сергию:

— Если ты ничего себе не взял, то приходи и поклянись мне в том в Печерской церкви перед чудотворной иконой Пресвятой Богородицы, пред которой заключил ты братский союз с моим отцом.

Сергий не отказался, пошел в церковь и, став перед иконой Пресвятой Богородицы, поклялся в том, что он не брал ни тысячи гривен серебра, ни ста гривен золота. Когда же он хотел облобызать икону, то не мог приблизиться к ней. Потом, при выходе из дверей, он вдруг закричал:

— Преподобные Антоний и Феодосий![10] не допустите этому злому Ангелу погубить меня, но умолите Пресвятую Богородицу, чтобы отогнала она от меня многих бесов, во власти коих я нахожусь. Пусть возьмут в моей комнате серебро и золото, запечатанное в сосуде!

Всеми овладел страх, и с тех пор никому уже не позволяли клясться перед иконой Пресвятой Богородицы. Посланные взяли запечатанный сосуд и нашли в нем две тысячи гривен серебра и двести гривен золота: так Господь, Воздатель милостивым, вдвое увеличил деньги. Все деньги Захария отдал в полное распоряжение игумена Иоанна; сам же постригся в монахи и окончил жизнь в святом печерском монастыре.

На эти деньги была построена церковь во имя Иоанна Предтечи, вблизи главной печерской церкви. Церковь эта поставлена в память вельможи Иоанна и сына его Захарии, которым принадлежали деньги, и во славу Христа Бога и Пресвятой Богородицы Девы, еще более прославляемой на этом месте, от коего да не отступит никогда чудесная Ея благодать. Аминь.

Примечания[править]

  1. Писидия — провинция на юге Малой Азии, первоначально составлявшая одно целое с Памфилией и отделившаяся от последней лишь при Константине Великом (306—337 г.). Писидия представляла собою суровую, гористую область, местами, впрочем, плодородную. Жители Писидии были пираты и занимались грабежом. Теперь Писидия населена диким и разбойничьим племенем Караманов. Из городов Писидии особенно замечательна в церковной истории Антиохия, где проповедывал Евангелие св. Апостол Павел (Деян., гл. 13, ст. 14—50).
  2. Лев V-ый Армянин — Греческий император, царствовал с 813 по 820 г.
  3. Иконоборческая ересь, или иконоборство, — ересь VIII-го века, состоявшая в непризнании, непочитании и гонении святых икон. Самыми ревностными защитниками иконоборчества были императоры Лев Исаврянин (717—741 гг.) и Константин Копроним (741—775 гг.). Эта ересь осуждена на VII-м Вселенском Соборе, бывшем в 787 г. в городе Никее при Патриархе Тарасии и императрице Ирине.
  4. Св. Феодор Студит — настоятель Студийского монастыря в Константинополе. Св. Феодор много потерпел за иконопочитание. После св. Феодора осталось много сочинений, писем, канонов и стихир церковных. Кроме того св. Феодор сделал значительные дополнения к церковному уставу, который по имени Студийского монастыря, называется Студийским (в отличие от Иерусалимского, составленного св. Саввою Освященным).
  5. Св. Никифор, Патриарх Константинопольский, занимал патриарший престол с 806 по 815 г.
  6. Иконом (οἰκονόμος) — собственно домоуправитель — заведующий хозяйственною частью при дворе патриарха).
  7. Разумеется церковь, выстроенная в память Успения Пресвятой Богородицы первыми иноками Печерской обители (в Киеве).
  8. Память св. Никона, игумена печерского, празднуется 23-го марта.
  9. Слово «гривна» производят обыкновенно от санскритского griva — шея, потому что гривна обозначала первоначально золотую или серебряную цепь, употреблявшуюся для ношения на шее в качестве украшения (См.: Кн. Быт., гл. 41, ст. 42; Притч., гл. 1, ст. 9; Кн. Сир., гл. 6, ст. 25). Но впоследствии этим именем стали обозначать золотые и серебряные монеты, имевшие в разное время различную ценность.
  10. Преподобные Антоний и Феодосий — основатели знаменитой Киево-Печерской обители. Св. Антоний, уроженец г. Любеча, первоначально подвизался на Афоне, но в 1051 г. пришел в Киев. Любя уединение, он поселился в одной киевской пещере, где ранее подвизался священник села Берестова Иларион. Благочестивая жизнь св. Антония привлекла к нему многих последователей, в числе которых одним из первых и был св. Феодосий, выбранный в 1062 г. в игумены этой славной обители. Святый Антоний скончался в 1073 г. (память его празднуется 10 июля), а святый Феодосий — в 1074 г. (память его — 3 мая).