История крестовых походов (Куглер)/Пятый крестовый поход

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Locked template.gif Эта страница в настоящее время постепенно дописывается

Во избежание конфликтов правок, согласуйте свои внесения с активным редактором.
Это замечание не должно висеть дольше трёх дней. Дата начала работы не указана

История крестовых походов — Глава девятая. Пятый крестовый поход
автор Бернгард Куглер (1837—1898), переводчик неизвестен
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Geschichte der Kreuzzüge. — Дата создания: 1880, опубл.: 1895. Источник: История крестовых походов [Текст] : Пер. с нем. / Б. Куглер. - СПб. : Л. Ф. Пантелеев, 1895. - VIII, 459 с. : ил.; Куглер Б. История крестовых походов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. — 512 с. — Серия «События, изменившие мир». — ISBN 978-5-85880-035-1.


Глава девятая. Пятый крестовый поход[править]

м ѵ С ирия с 1205 т. Ссирийские христиане, к которым мы теперь возвращаемся, в пер вые годы после завоевания Кокстанпмюполя латинянами жили в очень стесненных обстоякльствах Между Львом Армянским и Боэмундом 1 Вилькен, ОезеЬісМе йег К геиггіі^е, т IV и т д Винкельманн, (Л’чсЫсЫе К аізег РгіесІпсЬз II ипсі зе]пег КеісНе, Берлин 1863, Ш иррмахер, Іх.пхег РгіейпсЬ II, 4 том а, Гёггипген І8Ш 1865 Рерихт, "Осг Кіппег Кгг и гг и в Ніьі 2еіІ5скп[і Зибеля, т 3&, 1876 Рерихт, «Оіе К г геи ъъ и: з 1>г \ѵепипд і т ЛаЬге 1217», в РогзсНипсІеп 2иг сіеиісзьеп ОезсЫ сы е, Рерихт, «Оіе В еіа^египд ѵоп О а т іе ііе», у Раум сра, Нізі: 1 і ;съепьиеь, изд Риля, 1876 Рерихт "Піе К геигіаь гі <5ез К аізеге I мічіпеь II, в его В еііга^е 2иг ОезсЫеМе сіег Кгеиггиеіе, т I 363

357 Антиохийским продолжался прежний раздор Один раз король с помощью своих антиохийских приверженцев завладел столицей князя, но через несколько месяцев последний снова получил перевес, жестоко отомстил своим неверным подданным и возбудил мусульман Галеба к войне против армян Тем временем умер в Акконе король Амальрих, 1 апреля 1205 г Остаток Иерусалимского королевства перешел к его падчерице Марии-Иоланте, которая произошла от первого брака его жены Елизаветы с маркграфом Конрадом Монферратским, а сын его Гуго, родившийся от его первого брака с иерусалимской дворянкой, наследовал остров Кипр Но и Мария и Гуго были еще несовершеннолетними, и поэтому в обоих небольших государствах было учреждено регентство Для молодой королевы иерусалимской стали скорее искать подходящего супруга Выбор пал на графа Иоанна Бриенна, уже в то время известного своими воинскими дарованиями рыцаря, конец которого, как регента в Кон етантинополе, был рассказан в предыдущей главе Иоанн, получив денежную помощь от папы, прибыл в сентябп 1210 года в Сирию во главе небольшого крестоносно войска и был т.отчас повенчан с Марией Но его силы бы, все-таки слишком незначительны, чтобы он мог од: сделать попытку снова завоевать Иерусалим, и таким образом он был вынужден жить в мире с мусульманами, пока какой-нибудь новый крестовый поход не доставит ему достаточной поддержки Но этот мир в конце концов был гораздо менее полезен христианам, чем их противникам, потому что, чем дольше длился мир, тем тверже укреплял султан Альмерик Аладил свое могущество в передней Азии и в Египте и тем невероятнее становилось, чтобы крестоносцы могли когда-либо отнять у мусульман значительный кусок земли Умный султан давно понял это и потому уже много лет продолжал забѳтиться о сохранении мира Правда, время от времени опять вспыхивала война между обеими сторонами, но каждый раз удавалось восстановлять перемирие после короткого его нарушении; а с другой из европейских христианских держав, Венеци а некой республикой, Аладил тем временем завязал даже самые дружеские отношения А именно хитрые граждане Венеции после завоевания Константинополя указали ему, как он должен был быть благодарен им, что четвертый крестовый поход не был обращен против Египта, как 364

358 трноначально предполагалось; и после этого султан лгік твительно дал им около 1208 года торговый договор, шиорый оказал величайшую помощь их сношениям г Александрией и всеми местностями долины Нила. При этих обстоятельствах сирийские государства іфіч-тоносцев видели себя предоставленными на медленную погибель без всякой надежды на спасение, если бы шгргическое восстание Запада не успело сильно изменить х пользу политические отношения перед Азией. Но да могло явиться это восстание? Италию разрывали іые междоусобия. Германия проливала кровь из ічи ран в бесконечной борьбе Штауфенов и Гвельфов, пая Франция, некогда самая верная область римской « чей, была наполнена отвратительной войной против іш.бигойских еретиков, и французская корона еще теперь продолжала исстари наследственную борьбу с королем: Англии Между тем еще жил папа Иннокентий III, который оставил себе целью не только подчинение западноиропейских государств верховной власти церкви, но распространение своего господства на греков и мусульпн, т е. прежде всего на завоевание вновь Иерусалима го много раз повторявшиеся увещевания поддерживать ристиан в Святой Земле присылкой денег, или еще лучше оспешить им на помощь с мечом и копьем падали тем олее на плодотворную почву, что у большой части его жременников события последних лет любопытным обраом увеличили охоту к крестовым походам. Хотя и прихоилось постоянно скорбеть о потере Иерусалима, но имское христианство получило взамен самое поразительог вознаграждение в Греческой империи. В ряду с западом и венценосцами считались теперь еще латинский мік ратор в Константинополе, короли Фессалоники и Кип- Я, князь Афин, Наксоса и Ахайи. Сотни дворян, которых дома были скудные наследия, пользовались мчіерь многочисленными владениями; и бесчисленные пгкатели приключений всех сословий хвастались хорошо или дурно приобретенным богатством. Тогда нациями іапада овладело более чем когда-либо раньше фантасти >іч кое стремление вдаль. Самый удивительный успех і іпллся обеспеченным каждому храбрецу; и опять, как прежде, с этим стремлением к войне и странствию оединилось глубокое религиозное возбуждение. Правда, 365

359 Иннокентий III, как Григорий VII, был прежде всего теократ, но в то время, как он трудился для созидания своего церковного мирового владычества, рядом с ним поднялись глубоко мечтательный Франциск Ассизский и ревностный Доминго Осма, они основали на принципе апостольской нестяжательности нищенствующие ордена францисканцев и доминиканцев и таким образом создали новые церковные воинства, назначенные и приспособленные к тому, чтобы примером своей жизни и жаром своего красноречия действовать на народные массы и чтобы весь светский мир все полнее подчинить церкви и ее главе. Вследствие всего этого горячее стремление к священной войне, опять наполнившие сердца христиан, приняло еще более страшные формы, чем в веке Петра Амьенского. Случаи религиозного экстаза стали повторяться чаще; предсказания и видения приводили к твердой вере, что сам Бог чудесным образом будет вести и охранять пилигримов; экстатическое настроение начало господствовать в значительной части Запада Детский крестовый поход Во Франции и Германии это настроение вызвало прежде всего очень печальную неурядицу В июне 1212 года в одной деревне близ Вандома явился мальчик пастух, по имени Стефан, который объявил, что он посланец Бога, и призван стать предводителем и снова завоевать христианам Обетованную Землю; море должно было высохнуть пред войском духовного Израиля Он прошел по всей стране и везде вызывал бурное одушевление своими речами, а также и чудесами, которые он совершал на глазах тысячи очевидцев. Вскоре во многих местностях появились мальчики в качестве крестовых проповедников, собирали вокруг себя целые толпы единомышленников и вели их, со знаменами и крестами и с торжественными песнями, к чудесному мальчику Стефану. Если кто спрашивал молодых безумцев, куда же они идут, тот получал в ответ, что они отправляются за море к Богу. Их родители и благоразумные духовные лица, которые хотели удержать мальчиков от их предприятия. 366 ѵ.

360 ничего не могли сделать, тем более, что народная масса ждала от этого крестового похода великих дел и резке» порицала тех, кто думал иначе, за то, что они не понимали пгнния Святого Духа в детях, которые уже одной своею непорочностью казались призванными снова возвратить (,пятой Гроб, потерянный по греховности их предков Наконец, король Франции попробовал подавить эту бессмыслицу, серьезно приказав юным глупцам вернутьси домой. Часть их последовала этому приказу, но большинство не обратило на него внимания и скоро в это фантастическое предприятие были вовлечены и взрослые К нему пристали священники, ремесленники и крестьяне, но вместе с ними также воры и преступники, которым хотелось бы оставить родину, наконец, даже женщины и девушки. Поход возростал все сильнее: во главе его был мальчик-пастух на колеснице, увешанной коврами, окруженный телохранителями, а за ним до 30 000 пилигримов и пилигримок Когда толпа достигла Марселя, то два торговца рабами, как говорят, вызвались перевезти в Сирию этих «поборников Христа» за «воздаяние Божие»1 Они, как говорят, отплыли на семи кораблях, два из них потерпели крушение при острове Сан-Пьетро близ Сардинии, а пять остальных злодеи будто бы привели в Египет и продали там пилигримов как рабов. Тысячи их попали ко двору Халифа и достойно отличились там стойкостью, с которой они упорствовали в христианской вере. Зато оба преступных торговца невольниками попали позднее в руки императора Фридриха II и были приговорены им к смертной казни и повешены. Кроме того, этому императору удалось, как говорят, при заключении мира, в 1229 г., с султаном Алькамилом, снова вернуть свободу значительной части этих несчастных пилигримов. Сумасбродство, охватившее французских детей, подействовало также и в Германии, особенно в нижнерейнских областях. Здесь выступил мальчик Николай, которому еш, е не было и десяти лет от роду, руководимый своим отцом, также гнусным торговцем невольниками, который пользо вался бедным ребенком для своих целей, за что 1 Винкельман, ОезсЬісЫ е К аізег Рпесігісіі ёег 2\ѵеііеп, стр 221 и след., считает трогательный рассказ о судьбс ф ранцузских детой вымышленным Рерихт (Оег К ігкіегкгеигги^, в НізіогізсЬе 2еіІ еьгі[1, стр 5 и след.), однако, в существенном подкрепляется его новыми доказательствам и 367

361 впоследствии вместе с другими обманщиками и преступниками кончил, как говорят, виселицей. Николай появился со станком, на котором находился крест в виде латинского Т, и об нем объявилось, что он с сухими ногами перейдет море и утвердит в Иерусалиме вечное царство мира. Где он ни появлялся, он непреодолимо привлекал к себе детей. Собралась толпа в двадцать тысяч мальчиков, девочек, а также беспорядочного сброда и двинулась на юг через Альпы. По дороге большая часть ее погибла от голода и разбойников или возвратилась домой, устрашенная трудностями похода: тем не менее несколько тысяч еще достигли Генуи 25 августа. Здесь их недружелюбно прогнали и принудили их к быстрому дальнейшему походу, потому что генуэзцы боялись какой-либо опасности для своего города от странного войска пилигримов. После этого они дошли еще до Бриндизи, но здесь, благодаря энергии тамошнего епископа, им помешали предпринять морское путешествие на Восток. Тогда им не оставалось ничего больше, как вернуться домой. Часть мальчиков направилась в Рим, чтобы просить у папы разрешения от крестоносного обета. Но папа не исполнил их просьбы, хотя, как говорят, уже перед тем приказал им бросить их безумное предприятие; теперь он дал им только отсрочку крестового похода до их совершеннолетия Обратный путь уничтожил почти весь остаток этого детского войска Сотни их падали от истощения в странствии и жалким образом погибли на больших дорогах. Самая худшая судьба выпала, конечно, на долю девушек, которые кроме всяких других бедствий подвергались еще всевозможным обманам и насилиям. Нескольким удалось найти приют в добрых семьях и своими руками зарабатывать себе пропитание; в Генуе некоторые патрицианские роды ведут даже свое начало от оставшихся там немецких детей; но большинство погибло жалким образом и только небольшой остаток всего войска, больной и истощенный, осмеянный и поруганный, снова увидел родину Мальчик Николай остался будто бы жить и позднее, в 1219 году соаж^^'1' при Дамиетте, в Египте 368

362 П апа Иннокентий Ш и лап а Гонорий 111 Детский крестовый поход напоминает нам, как было метко замечено, сказание о крысолове из Гамельна, который в 1248 году привлек волшебной силой сотни детей и увел будто бы в гору, вглубь земли, откуда они вышли только в Трансильвании, т. е. «на путях Карла Великого» Но современники этого крестового похода, даже понимая его сумасбродство, все-таки были глубоко поражены духом, которым были проникнуты молодые мечтатели Говорят, что папа Иннокентий воскликнул: «Эти дети пристыжают нас; пока мы спим, они радостно идут, чтобы завоевать Святую Землю». И во всяком случае папа нменно теперь принялся за дело, чтобы достичь, наконец, освобождения Иерусалима с громадным направлением нсех сил, которое своей резкой насильственностью выказывает внутреннее сродство с усердным стремлением детей. Весною 1213 года он письмами стал призывать весь христианский мир к борьбе против ислама и разослал во все страны знатных легатов и простых монархов, чтобы вербовать воинов для священной войны При этом он приказал, чтобы в церквах ежедневно совершались молитвы и ежемесячно устраивались торжественные процессии, то и другие для того, чтобы просить Бога о даровании своим людям победы над неверными Он увещевал также тех, которые уже обязались к войне против еретических альбигойцев, идти лучше в поход против мусульман, потому что последнее представляет несравненно большую заслугу; а крестоносным проповедникам он велел допускать к принесению крестоносной присяги всякого, кто вызовется, не доискиваясь, годен ли он для участия в походе; он даже положительно позволил давать знак креста и настоящим преступникам, если только они с раскаянием будут об этом просить Успех этих мер, был, конечно, очень значительный. Во всех церквах возглашалась предписанная молитва, в городах и селениях, на мостах и перекрестках посланцы папы проповедовали священную войну; повсюду и постоянно бедствия Иерусалима действовали на сердца западных христиан и разжигали до последней степени их уже глубоко возбужденное настроение до самого горячего пыла Иннокентий отбросил последние преграды, которые мешали 369

363 самому крайнему одушевлению, когда он позволил принимать крест даже негодным людям и преступникам; и по крайней мере об одном из его легатов, фанатическом кардинале Роберте, посланном им во Францию, говорят, что он наделял крестом даже калек и слепых, стариков и детей, женщин и злодеев. Не только во Франции большие массы приносили крестоносную присягу, но также в Италии, Англии и главным образом в Германии, где кёльнский схоластик Оливерий Ксантен наделил крестом почти неисчислимые толпы среди нижнерейнского населения. Кто не обещал лично принять участие в странствии к Святым местам, тот старался помочь общему делу деньгами. Бедняк клал свою лепту в кружки, которые стояли во всех церквах, богатый назначал большие суммы для поддержания воинов в Святой Земле, а король Филипп-Август Французский отдал на это сороковую часть своего годового дохода Конечно, и на этот раз не было недостатка в знамениях и чудесах, и тем более, что сам Иннокентий объявил, что господство лжепророка Магомета приходит к концу, потому что из 666 лет, которые по откровению Иоанна Бог предоставил этому зверю, прошло уже почти 600 лет Могучее движение, которое таким образом охватило большую часть Европы, было кроме того чрезвычайно усилено удачей самых значительных битв того времени Так, в сентябре 1213 г альбигойцы потерпели при Мюре страшное кровопролитное поражение, а в июле 1214 г быстро пала империя Оттона IV, Вельфа, при Бувине. То и другое послужило к большой выгоде церкви: угрожавшая сила еретиков была теперь глубоко подавлена, и молодой Штауфен, Фридрих II, которому Иннокентий покровительствовал и которого выставил против упрямого Вельфа, стал с тех пор владычествовать в германской империи, почти всеми признанный король. Тогда государи и народы христианского мира склонились пред могущественным папой, и казалось, что его теократические идеалы везде близки к осуществлению. Уже два короля, Иоанн Английский и Петр Аррагонский объявили свои страны церковными ленами; этот Иоанн и король Андрей Венгенский уже приняли кресты; а затем и король Фридрих II в порыве юношеского одушевления принес в Ахене 25 июля 1215 года крестоносную присягу и увещевал вельмож своей империи последовать этому 370 V

364 примеру Его слово подействовало увлекающим образом, іпгда притом крестоносные проповедники пользовались \ чобрым моментом и пламенными речами призывали і священной войне. Как на «съезде Христовом», который некогда собрал в Майнце его дед, император Фридрих I, і.ік теперь тысячи людей и в том числе благороднейшие. поди народа, епископы, князья и графы клялись поднять меч за Спасителя Но Иннокентий еще не был доволен всем этим Уже в Ш З г он назначил всеобщий собор христианской церкви ил ноябрь 1215 в Риме и этим он намеревался сделать, млконец, крестовый поход самой дорогой задачей всего христианского мира. В назначенное время вокруг него.^бралось до семидесяти патриархов и архиепископов, и том числе франкские патриархи Константинополя и Иерусалима, более 400 епископов, более 800 аббатов и приоров и послов светских государей от Англии и Франции до Кипра и Иерусалима. Такого собора еще не нидал свет' «казалось, на нем собралась вся земля» Это (мостящее собрание утвердило низложение Оттона IV и признание Фридриха II, постановило ряд резких решений против еретиков и для восстановления внутренней церковной дисциплины и в особенности по делам крестового похода определило, что все пилигримы, хотят іи они отправиться в Сирию сухим путем или морем, іюлжны начать поход 1 июня 1217 г., а едущие морем т е вместе из гаваней Мессины и Бриндизи Тот, кто оказывает какую-либо помощь странствию к Святым местам, должен за это получить щедрое отпущение грехов; к го будет вредить, должен подвергнуться отлучению от церкви и интердикту В продолжение четырех лет христиане не должны были воевать между собой и три іпда они должны были воздерживаться от турниров, которые уже давно возбуждали гнев крестоносных проповедников, как невыгодное для высших целей удовлетворение воинственности Весь христианский клир /ішіжен был в течение трех лет жертвовать на священную пойму двадцатую часть своих доходов, а папа и кардиналы імже десятую часть. Наконец, Иннокентий, побуждаемый пел и код ушной щедростью, обещал дать пилигримам, кроме других ценных даров, 30 000 марок серебра из своих личных сбережений. Этот папа мог с самыми гордыми надеждами смотреть 371

365 на ход предприятия, которому он посвятил лучшие силы своей жизни. В послании к Султану Альмелику Аладилу он уже решился требовать отдачи Иерусалима и освобождения христианских пленников, а на запросы его о положении дел в Сирии тамошние рыцарские ордена заявили даже, что Эйюбиты, сильно испуганные вооружениями Запада, готовы исполнить эти требования и даже сделать еще больше, если бы этим они могли обеспечить себе на будущее время прочный мир Но Иннокентию тем не менее не пришлось пожать плоды своих трудов Среди своих побед и триумфов он, только 54 лет от роду, получил в Перуджии лихорадку и умер там 16 июля 1216 г Его преемником стал папа Гонорий III, до тех пор кардинал Ченчи Савелли, нисколько не властный характер, как Иннокентий, но человек с простым благочестием и уступчивым характером, притом согбенный тяжестью лет Между тем и он не хотел отставать от своег предшественника в неутомимом рвении для освобождения Иерусалима. Опять' на весь свет разосланы были папские окружные послания; опять легаты и монахи проповедовали в замках и селениях, и по крайней мере в Сирии приготовления к священной войне и теперь еще имели хороший успех. Осенью 1216 г один из самых деятельных и способных крестоносцев-проповедников того времени, ученый Яков Витри, избранный епископом Акконским, начал призывать к войне в самих крестоносых государствах. Сначала это положение здесь было трудно, потому что сирийские христиане, живя в благосостоянии, а также и в безнравственности, по большей части не хотели слышать о серьезных военных тревогах; но мало-помалу он настоял на своем, воодушевил высший и низший слои народа и затем написал папе, что сильное нападение крестоносцев на Эйюбитов может иметь лучшие надежды на успех. Так как султан Альмелик Аладил старался почти с боязливой осторожностью поддерживать мир с христианами, который он всегда предпочитал войне, то епископ Яков думал, что силы неприятеля были шатки. Он думал, что 4 ООО рыцарей будет достаточно, чтобы победить неверных, и как только большое крестоносное войско прибудет в Сирию, то многие тысячи христиан, разбросано живущих среди мусульман, также тотчас возьмутся за оружие. Но несмотря на то, со смертью папы Иннокентия

366 иссобщее восстание христианского мира на борьбу иром Ііслама стало невозможным Правда, бесчисленные ир Вятствия, которые мешали осуществлению огромно!* Предприятия, были на некоторое время отодвинуты па аядний план могущественной личностью этого папы, но когда он закрыл глаза, эти препятствия снова обнаружи лись в полной Силе Император Фридрих находил, что его присутствие на родине на первое время еще.необходимо, и поэтому отложил крестовый поход до более позднего нремени Король Иоанн английский умер 19 октября 1216 года и оставил свое государство в самом жалком расстройстве У французских вельмож не было охоты к этому странствию к Святым местам, когда подле них призывали к тому и чернь и когда они должны были войти і' близкое соприкосновнеие с немцами, «в сопровождении вторых они ни за что не хотели переплывать море» і ювом, как ни был деятелен Гонорий, и хотя именно в то иремя переходило из уст в уста предсказание, что в его папство Иерусалим снова вернется в руки христиан, тем не Ленее скоро стало достаточно ясно, что в поход на Восток ействительно пойдут самое большее несколько князей сравнительно небольшие войска * I Крестовый поход короля Андрея Венгерского Тем не менее весною 1217 года не только много пе больших отрядов пилигримов двинулось в путь из всех почти земель, но в двух местах в Венгрии и соседней Юго-восточной Германии, а также на Нижнем Рейне и в Фрисландии, собрались довольно значительные массы дли начала похода Король Андрей Венгерский1 с вели иайшими усилиями собрал средства для хорошего воору жения, причем он не остановился перед порчей монеты 1 Король Б ела III Венгерский (+ 2 0 апреля 1196) унес с собой в Могилу неисполненный крестоносный обет и поэтому завещ ал своему выну Андрею вместо него отправиться к С вятому гробу Беспорядки р Венгрии долго мешали Андрею исполнить ж елание отца только Ціиіос возбуж дение, которое дал Иннокентий III, после детского Крічѵгового похода, привело его к исполнению намерения лелеянного ртечение нескольких десятков лет 373

367 и грабежом богатых церквей, а затем, со значительной свитой епископов и магнатов и большими толпами низших воинов, в том числе многими тысячами трансильванских саксов, двинулся через Кроацию на берег Адриатиче ского моря. Туда же отправились герцог Леопольд VI Ав стрийский и Оттон Меранский со многими, большей частью австрийскими и баварскими прелатами, графами и дворянами Из Спалатро эти крестоносцы поплыли в Аккон и там соединились с войсками, которые снарядили для общей войны короли Иоанн Иерусалимский и Гуго Кипрский, вместе с князем Боэмундом IV Численность войска, которое в этот момент, в октябре 1217, наполняло улицы Аккона, говорят, была больше, чем войско тех крестоносцев, которые стояли под стенами этого города от 1189 до 1191 г Но надежды на успешную борьбу были на этот раз очень незначительны В Акконе, по случаю неурожая в Сирии, не нашлось достаточно продовольствия для таких масс народа, так что более бедных пилигримов старались как можно скорей отослать назад за море Вскоре произошли также небольшие ссоры между крестоносцами и сирийскими христианами, потому что некоторые из крестоносцев, а именно баварцы, совер шили грубые насилия Но всего хуже было то, что значи тельным военным силам, которые здесь собрались, не представлялось никакой соответственной военной цели Несмотря на все одушевление за Святой город, осада Иерусалима уже не стояла на первом плане с тех пор, как образовалось мнение, что могущество Эйюбитов должно быть сломлено прежде всего в Египте Именно на основании этого мнения сирийские христиане незадолго перед тем составили план направить главную силу новых крестоносцев против большой и богатой Дамиетты, но из боязни ли предпринять плавание в Египет теперь, в позднюю осень, или по какой-нибудь другой причине, но в конце концов пришли только к тому, чтобы предпринять поход во внутрь Сирии, причем предводители христианского войска при хорошем успехе намеревались, кажется, сделать нападение на Дамаск, т е сирийскую столицу Эйюбитов. В первой половине ноября пилигримы двину лись из Аккона на юго-восток к Иордану и перешли реку на юге от Тивериадского озера Султан Альмелик Аладил был очень озабочен этим походом и приказал уже да маскинцам заботливо приготовиться к сильной оборон о,

368 но несмотря на го, он и теперь твердо держался "сгш Таиной системы сколько возможно избегать серьезного военного столкновения с христианами Он поступил верно Крестоносцам скоро наскучил усиленный поход, на котором они едва встречали неприятеля; кроме того они считали главную цель своего предприятия достигнутой самым желательным образом, и так как им удалось: "іхватить большое количество продовольствия и военных припасов, и поэтому они мирно возвратились в Аккон, далеко обогнув восточную и северную сторону Тивериадского озера Но после короткого отдыха они все-таки поднялись но второй поход, опять на юго-восток вглубь страны На у гот раз дело шло о сильной крепости, которую султан построил только в 1213 г на горе Таборе Но осада этой крепости представила большие затруднения как по ее положению на значительной высоте, так и по храбрости ее защитников Поэтому христиане потеряли охоту к пред приятию уже после первых битв, которые при незначительном успехе принесли им большие потери, и, едва простояв неделю перед Крепостью, они опять вернулись в Аккон Несмотря на то, Аладил вскоре после того велел срыть укрепления на Таборе, потому что счел наилучшим не раздражать христиан на этом месте таким объектом для нападения В конце 1217 г крестоносцы двинулись наконец в третий раз из Аккона и направились на север к крепости Бофор Но в этом походе они сильно пострадали от неприятельских нападений и от неблагоприятной погоды Н вынуждены были к поспешному отступлению. Они остигли Аккона в состоянии полного изнурения. Этот ряд небольших походов, из которых один кончался плачевнее другого, истощил силы всего войска Более всего удручен был происшедшими неудачами король Андрей, и поэтому в 1218 году он отправился домой, равнодушный к великому отлучению от церкви, которое обра іи.п против него патриарх Иерусалимский Правда, гер йог Леопольд и немцы остались в Сирии и прилежно помогали при постройке большого «замка Пилигримов» ми берегу южнее Хайфы, а также при восстановлении цитадели в Цесарее, но сделать нападение на неприятеля и они уже не отважились Между тем новое войско пилигримов прибыло близко 375

369 к Святой Земле Весною 1217 года жители Рейнских зе мель и фризы отплыли на сильном флоте, около 300 су дов, под предводительством графов Георга Видского и Вильгельма Голландского, и с незначительными трудностями и потерями счастливо достигли Лиссабона. Здесь их стали убедительно просить направить свое оружие^ прежде всего против испанских мусульман Оба графа, и экипаж 180 судов согласились на это, но остальные требовали, чтобы их без задержки вели в Сирию Вслед ствие этого флот разделился Около трети его тотчас поплыли дальше вдоль испанского берега, этот флот несколько раз приставал к берегу, напал и страшно опустошил города Санта-Мария, Родете и Кадикс, но частью от противных ветров, он потерял очень много времени и поэтому должен был перезимовать в итальянских гава нях Между тем экипажи остальных кораблей портѵгаль цы повели к крепости Алькасер до-саль, расположенной в нескольких переходах на юго-востоке от Лиссабона они разбили наголову 11 сентября сильный отряд южноиспанских эмиратов, шедший на выручку,ѵи после горячих и геройских битв заняли эту крепость 21 октября После этого эти пилигримы перезимовали в Лиссабоне, и в марте 1218 г обе части флота опять пустились в море 26 апреля суда, шедшие из Италии, достигли Аккона и другие прибыли тѵда по всей вероятности в течение мая Осада Дамиетты Значительное подкрепление, которое пришло таким образом к крестоносному войску, опять быстро подняло их глубоко упадший дух, и наконец дело дошло до обширного предприятия, которое, хотя и должно было кончиться несчастливо, но тем героизмом, который при этом выказался, соответствовало тому одушевлению, с каким Иннокентий и Гонорий призывали к священной войне В Акконе было решено немедля привести в исполнение так часто предполагавшееся нападение на Египет, и именно тотчас соединить все наличные силы против Да миетты ключа Нильской долины Нужные для этого 376

370 снаряжения велись с величайшим рвением уже 29 мая первые христианские корабли пристали к Дамиетте, искоре последовали остальные Король Иоанн и патриарх Иерусалимский, герцог Леопольд австрийский и кипрский архиепископ из Никозии, графы Голландский и Впдский, три магистра тамплиеров, госпиталитов и Немецкого ордена все они с многими тысячами смелых поинов раскинули свой лагерь на египетских песках Дамиетта была в то время большая, и естественно и искусственно сильная крепость Она лежала на узком полуострове, на востоке от широкого рукава Нила Крепостные сооружения состояли из тройного кольца стен, укрепленных многочисленными бастионами, и из крепкой башни, которая была построена на небольшом острове среди Нила и соединялась с городом посредством моста Перед этой башней стояли сторожевые корабли, а цепи которые шли от нее, заграждали фарватер Нила Кресто носцы расположились лагерем на западном берегу реки и направили нападение прежде всего на большую башню, которую они справедливо считали главным оплотом города. Так как в числе их было много матросов и кораблестроителей, то им нетрудно было превратить множество судов в сильные плавучие осадные машины с огромными штурмовыми лестницами и крепостцами на вершинах мачт и серьезно угрожать ими башне, мостѵ и цепям Между тем осажденные прекрасно защищались огнем ѵі всякими снарядами, первый приступ христиан (в начале июля) совершенно не удался Но фризийские моряки вы строили теперь на мачтах двух соединенных между собой грузовых кораблей еще большую крепостцу с спускным мостом и подвижной штурмовой лестницей, подвели эти суда 24 августа, несмотря на ветер и волны, к самой баш не и начали отчаянную битвѵ, на которую остальное вой ско смотрело с берега на коленях и усердно молясь Дол го свирепствовала битва, только вечером была захвачена часть башни, но в то же время силы защитников были совершенно истощены, так что единственным средством спасения для них оставалась капитуляция. На следующее утро она состоялась и в христианском лагере поднялось шумное ликование, так как самое трудное дело казалось законченным Известие о падении цепной крепости, которая счита лась неодолимой, поразило султана Аладила Когда хри 377

371 стианское оружие внезапно обратилось против Египта, он сколько возможно позаботился о том, чтобы увеличить тамошние военные силы и кроме того беспокоить крестоносцев в Сирии, в их тылу Именно теперь к его радости сирийские христиане понесли чувствительные потери но что это было в сравнении с смертельной опасностью, в которой находилась Дамиетта и весь Египет после падения гордой башни? Аладил увидел, что задача его жизни мало-помалу усыпить воинственность христиан уступчивостью и миролюбивыми действиями, была разрушена самым роковым образом, и от скорби об этом 31 августа 1218 года с ним, человеком старым и болезненным, сделался удар В Сирии ему наследовал его сын Альмуаззам, в Египте его сын Алькамил, первый был страстным противником христиан, второй более склонен к образу мыслей отца, но обоим прежде всего сильно грозила тогда война за Дамиетту и мятежное настроение, которое вследствие этого распространилось среди тузем цев их земель Но крестоносцы не воспользовались стесненным положением своих противников Некоторое время, напротив, они отдыхали в полном бездействии, некоторые из их лучших бойцов возвратились даже на родину, довольные тем, что было достигнуто до сих пор Причину такого странного явления, надо, очевидно, искать в том, что были в пути весьма значительные подкрепления для войска пилигримов и одна часть последних могла считать эти подкрепления как будто отпуском для себя, между тем, как остальные не хотели продолжать борьбу по край ней мере до прибытия новых сотоварищей. Действительно, мало-помалу в лагерь под Дамиеттой прибыли многочисленные поборники Христа из Англии, Франции, Италии, в том числе много знатных господ, но Эйюбиты извлекли из замедления войны по крайней мере столько же выгоды, так как они укрепили до некоторой степени свое шаткое господство и ревностно заботились об увеличении своих войск Алькамил отважился даже перекинуть мост через Нил выше Дамиетты и нападениями отсюда беспокоить христианский лагерь Правда, этим он не достиг ни какого особенного успеха, потому что вред, который он наносил крестоносцам, был гораздо меньше его собственных потерь, и его войско скоро утомилось страшно крова выми битвами Но зато пилигримы в начале зимы тяжело 378

372 пострадали сначала от разлива Нила, а потом от страш ной лагерной эпидемии, от которой погибла, как говорят, шестая часть войска, и они вскоре вынуждены были помботитьсн об изменении своего положения, невзирая ни п.і какую опасность Поэтому они решили всеми своими і идами добиться переправы на восточный берег реки и там т кать решения войны Но когда в первых числах февраля Г.М9 года они снарядили суда для переправы несколько іпжнее Дамиетты, то они увидали против себя готовые и бой войска Алькамила Кроме того, буря и дождь буше- 1 1.іли с неслыханной силой, так что успех предприятия к.ізался чрезвычайно сомнительным Между тем хри пианам на этот раз удалось освободиться от всех бед и притом без особых собственных усилий, потому что именно теперь в неприятельском войске вспыхнул заговор Один знатный курдский офицер хотел воспользоваться брожением, которое господствовало в войске, чтобы свергнуть Алькамила, провозгласить султаном его младшего брата Альфаиза и через него властвовать самому Алькамил еще вовремя получил известие о пред полагавшемся перевороте и спасся от своих противников бегством вглубь Египта Вследствие этого распалась большая часть его войска, которой разделено было на партии и требовало прежде всего окончания войны Один христианский ренегат принес эту поразительную новость во флот пилигримов в ночь с 4 на 5 февраля На следующее утро обрадованные крестоносцы высадились на восточном берегу, тотчас прогнали слабые неприятельские отряды, которые еще отваживались преграждать им путь, завладели богатой добычей и тесно окружили со всех сторон Дамиетту, устроив плавучие мосты через Нил и окружив свой лагерь окопами Несмотря на то, самая тяжелая борьба была еще впе, реди Алькамил с помощью своего брата Альмуаззама усмирил в непродолжительном времени бунтовщиков, общим воззванием возбудил своих подданных к священной войне и вынудил у живших в его подданстве христиан значительные суммы денег Уже в начале марта он выдвинулся опять против крестоносцев и с тех пор вокруг Дамиетты многие месяцы свирепствовала самая ужасная борьба. Христиане теснили город искусно выстроенными штурмовыми сооружениями из своего лагеря и с кораблей Алькамил со всеми силами напал на 379

373 них с тылу, повредил их мосты брандерами, несколько раз вступал в их окопы, но в конце концов должен был все-таки отступить перед упорной храбростью своих про тивников Время от времени он посылал гарнизону Да миетты вести через смелых пловцов, но христиане заме тили это и перегородили водный путь натянутой поперек сетью, снабженной наверху звонками Наконец, когда у осажденных обнаружился недостаток в съестных припа сах, Алькамил велел спустить вниз по Нилу мертвых, выпотрошенных и наполненных припасами верблюдов, но и эта хитрость была открыта пилигримами, и эти так необыкновенно скрытые припасы послужили для самих христиан Последняя надежда, которая после всего этого оставалась мусульманам, основывалась на предположе нии, что крестоносцы, утомленные долгой войной, возвратятся на родину, даже не взявши Дамиетты Дей ствительно, весной и летом 1219 г значительные отряды опять покинули лагерь пилигримов, в том числе даже австрийцы с их герцогом Леопольдом, который выказал себя на Востоке благочестивым и хорошим рыцарем, но который теперь находил, что уже достаточно страдал и боролся в честь Христа на кровавых полях битвы зной ного Египта Но пробелы в рядах крестоносцев опять постоянно пополнялись вновь прибывшими В начале осени прибыли особенно многочисленные толпы из Германии, Италии, Франции и Англии, и в то же время нужда достигла в Дамиетте такой степени, что для гарнизонов близка была голодная смерть Тогда Алькамил подчи нился горькой необходимости и смиренно просил крестоносцев о мире Он предлагал, если христиане отступят от Дамиетты и согласятся на мир, ни более ни менее как выдать им Святой Крест, отдать все королевство Иерусалимское в его границах 1187 года, исключая крепости Крак и Монрояль, уплатить значительную сумму денег Но эти бле стящие условия мира были приятны только для одной части войска пилигримом за принятие их стояли только король Иоанн и большинство немцев, французов и англі; чан, напротив, патриарх вместе с прелатами в войск рыцари орденов и итальянцы горячо требовали продол жения войны Этими последними главным образом руководили, вероятно, два совершенно противоположных соображения во-первых, что необходимо было приобре 380

374 і Дамиетту для торговых целей, а во-вторых, что борцы Триста не должны успокаиваться до тех пор, пока сила рных не будет окончательно уничтожена во славу ;ию Но у военной партии был тогда могущественный ггай в лице папского легата, кардинала Пелагия, ко-.гй прибыл в Египет осенью 1218 г., и по его требова выбран был главнокомандующим войска В этой і он всегда стоял за самые решительные меры и поіу отверг всякий мир с мусульманами и наконец с по-,ыо своих единомышленников убедил все войско от лонить предложение Алькамила После этого султан сделал еще несколько отчаянных тилий, чтобы спасти Дамиетту Спешные послы летели і> нее стороны, чтобы созывать вспомогательные войска, И отборный отряд попытался в ночь с 3 на 4 ноября доставить в крепость через христианский лагерь небольшой запас съестных припасов. Но именно этот смелый.іпмысел мусульман привел к решительному концу Легат Пелагий думал не без основания, что всякое дальней Іиое промедление может только повредить христианам, И решил поэтому в первую же ночь напасть врасплох на Дамиетту Итальянские пилигримы, с которыми он в глубокую ночь подкрался к городу, подожгли ворота, проникли в город через отверстия и легко победили застигнутый врасплох и изнуренный голодом гарнизон. Остальным толпам крестоносного войска, которые поспешили і шум боя, оставалось почти только перелезть через стоны и открыть ворота. Ранним утром 5 ноября 1219 г си крепость была в руках христиан. Завоеванный город представлял страшное зрелище отя здания и даже укрепления были очень мало порождены, но лииіь немногие истощенные жители плеись по некогда многолюдным улицам, и даже у больииства их были зародыши смертельной болезни1 Зато илигримы захватили много денег и имущества, так что, отя некоторые из них утаили большие ценности, им со’таки осталось на общий дележ 400000 червонцев «тем победители устроились в городе по-домашнему, ничтожили все следы осады, обратили мечети в христи- 1 Говорят, что гарнизон во врем я осады с 45000 или даж е с 56000 че лоиек упал до 4000 381

375 анские церкви, особенно великолепную главную мечеть, которая была украшена 141 мраморной колонной, и рас пространили свое господство набегами в окрестностях Во время одного такого похода они завладели без битвы, так как испуганные мусульмане бежали, сильной крепостью Танис, которая господствовала над богатым рыбой озером Мензале и представляла для Дамиетты прекрас ное фланговое прикрытие Известие о всех этих успехах возобновило на западе одушевлении к священной войне теперь с уверенностью ожидали, что господство креста на Ниле и Иордане скоро будет обеспечено навсегда, и папа Гонорий почтил легата Пелагия именем второго Иисуса Навина1 Напротив, в Каире и Дамаске все было полно горя и страха. Рассказывают, что Алькамил громко плакал о падении Дамиетты и рвал на себе бороду Его брат Альмуаззам уже весною 1219 г отдал приказ снести несколько главных крепостей Палестины и срыть стены Иерусалима, потому что емѵ казалось невозможным долго удержать Святую Землю против христиан Начатое в то время печальное дело продолжалось и теперь и мусульманские жители Иерѵсалима толпами бежали из своих жилищ, как будто и\ преследовал неприятель Между тем, и радость христиан, и отчаяние их противников были только отчасти основательны Завоевание. Дамиетты не имело того чрезвычайного значения, кото рое в ту минуту приписывалось ему со всех сторон Кре стоносцы должны были рано или поздно опять потерять этот город, если бы кроме него не подчинили своему гос по детву весь Египет Но достанет ли у них силы для этого, было в высшей степени сомнительно ввиду все еще зна чительной оборонительной силы Эйюбитов Уже в течение года ход событий ясно показал, что предстояло преодолеть еще очень большие трудности, чтобы довести дело Креста на Ниле до полной победы Тог кельнский схоластик, Олнверий Ксантен, который некогда с таким успехом проповедовал крест на Нижнем Рейне и после этого сопровож дал пилигримов на Восток, писал в то время домой „Радуй ся, кельнская страна, радуйся и прославляй Господа, потому, что ты своими кораблями, оружием к воинам сделала больш е, чем вся осталь пая Германская империя; и ты, Кельн, город Святых, который живеш ь в садах, среди лилий дев, роз мучеников, фиалок исповедников, склони колени своего сердца и громким голосом благодари Бога за благочестивую храбрость твоих сынов“ 382

376 Опять значительные отряды пилигримов вернулись обратно на родину и хотя со всех сторон прибывали на их мгсто новые воины, но войско подкреплялось этим едва л» достаточно для того, чтобы с ним подчинить богатый и густо населенный Египет К этому присоединились гнус иые раздоры среди христиан в Дамиетте Король Иоанн Иерусалимский желал, чтобы город был присоединен к по владениям Легат долго возражал ему, наконец на половину согласился, но своим первоначальным отказом и вообще своим безмерным властолюбием вызвал среди пилигримов раздражение, которое много раз доводило до кпзмущения и кровопролития Кроме того, дела северной <'.ирии оказывали в это время вредное действие на креповый поход А именно, князь Боэмунд IV в 1216 году Оыл вытеснен из Антиохии свои соперником, принцем Рубеном, и ограничен одним Триполисом Но в мае 1219 умер покровитель Рубена, старый король Армении, Лев После его смерти Боэмунд опять завладел Антиохией, а Армения впала во внутренние смуты, которые подали антиохийцам или вообще франкам надежду приобрести большее влияние в этой стране Король Иоанн, услышавши об этом в лагере под Дамиеттой, потерял всякую охоту к войне в Нильской долине Поэтому он покинул крестоносцев и вернулся в Сирию с желанием приобрести из этих дел какую-нибудь выгоду для себя Здесь он оста вался до лета 1221 года, не найдя все-таки случая для исполнения своих желаний, и потребовались многократ ные церковные увещания и обещания для того, чтобы побудить его к завершению египетского похода Во время его отсутствия легат Пелагий несколько раз пытался увлечь войско к большому нападению вверх по Нилу Духовенство Дамиетты по большей части вторило представителю папы, но рыцари так же единодушно объявили, что войско слишком слабо, чтобы осмелиться идти на такой риск, но что надо дождаться, во-первых, дальнейшего подкрепления с Запада, а во-вторых, возвращения короля Иоанна из Сирии Легат просил и тре бовал, чтобы за ним следовали, порицал и грозил в резких словах за эту медленность, но, несмотря на все это, дея тельность всего войска ограничилась в течение 1220 года незначительными набегами Эйюбиты, конечно, как нельзя лучше воспользовались данным им таким образом временем Алькамил занял у 383

377 города Мансуры 1 на Ниле, в нескольких переходах н юг от Дамиетты, очень сильную позицию, защищеннун копами, и беспокоил крестоносцев своими эскадрами которые подстерегали на море именно прибывавших пи лигримов Альмуаззам между тем опустошил христиан ские пограничные области Сирии, разрушил вновь по строенную крепость Цезарею и с большими силами оса дил замок Пилигримов, но не мог одолеть зщброго со противления пилигримов, которйм принадлежала эті крепость, и возвратился пока обратно в свою землю Наконец, весною 1221, стала приготовляться развязка В мае прибыли сильные немецкие войска под предводи тельством герцога Людовика Баварского, епископі Ульриха Нассауского и других вельмож Немецкой импе рии Это были только предшественники большей славы которую несколько месяцев спустя намеревался вести н* Восток император Фридрих II, и до его прибытия, как много раз и настойчиво просил Фридрих, более крупные предприятия должны были быть отложены Но нетерпо ние и тщеславие легата не знали теперь границ2 О" обратился к герцогу Людовику Ь сотоварищам, кото рые, как все новоприбывшие пилигримы, горели жаждок сражаться, уговорил их согласиться с его мнением и с и) помощью мало-помалу склонил все войско к немедленном) нападению на главные позиции неприятельского вой ска Счастливый успех его был бы, может быть, возмо жен, если бы приготовления к походу были закончень быстро в глубокой тайне, и если бы затем сделано был< с быстротой молнии нападение на мусульман Но как раі наоборот, пилигримы производили свои вооружения со вершенно открыто и не торопясь, выдали таким образок всему свету и пропустили ту минуту, которая моглі дать им победу Когда они наконец, 17 июля, началі поход, им, кроме мусульманского оружия грозил уж* самый страшный враг который может встретиться 4 1 Город М ансура, т е победоносный, был тогда только что вы строен султаном Гордое название, которое он получил, долж но было поразительно оправдаться многочисленными триумфами мусульман 2 П елагий был родом испанец и его страстное ж елание предпри нять что-нибудь великое, как говорят, усилилось ещ е тем, что в одной захваченной арабской книге наш ли предсказание, что учение Магоме та после шестисотлетнего сущ ествования будет уничтожено испанцем" 384

378 И' чіакомому с местностью войску в низменностях Египта ' ' ежегодный разлив Нила Поэтому они были обре ч. ііііі заранее на погибель, и если бы они шли против Мані ѵ(ил даже с сильным войском и с большим флотом,.ѵ" юшо вооруженные и в строгом порядке, они и тогда іііщ бы «как птицы в западню и рыбы в сеть» И Каире известие о намерениях крестоносцев возбу ли іо сначала ужас и в высших и в низших сферах Но Л п.камил не дал себя испугать, повторяя воззвания к на- ні :у>угрожая смертной казнью тем, кто будет уклонять- Г-І. он сколько было возможно усилил свое войско и проси I как можно скорей помощи у своих родственников и ' рузей в Сирии и даже в Месопотамии Когда затем хритнане двинулись против него, он, хотя мужественно пошел в битву, но в то же время предлагал им новый мир Им предоставлялось получить прежнее Иерусалимское оролевство в том же объеме, как уже прежде им было Оещано, если за это они согласятся очистить Дамиетту Іа этот раз, по-видимому, высказалось за принятие мира ще больше голосов, чем было до завоевания Домиетты, е было также недостатка и в разумных предостережеиях от страшной судьбы, которой шли слепо навстречу, о легат Пелагий, завоеватель Даметты, был далек от ого, чтобы присоединиться к миролюбивым желаниям ноих сотоварищей он верил в свое счастье и добился ого, что, Алькамил во второй раз получил отрицательый ответ1 Этот ответ был тем большей глупостью, что еще до того (24 июля) христиане дошли до крепкого лагеря усульман при Мансуре и должны были убедиться, что десь нельзя надеяться на легкую победу, а что, напротив, редстоит тяжелая и долгая борьба Они также раскинуи лагерь, окружили его валами и рвами и стали ждать лагоприятного случая для нападения на неприятеля о неприятель получил свою выгоду от этой проволочки тличные войска из Сирии и Месопотамии подкрепили яло-помалу ряды мусульман вода в Ниле поднялась и енолнила все каналы в низменности, наконец, египтя м удалось через один канал, который именно теперь, 1 К огда король Филипп-Август Ф ранцузский услыш ал, что хри Йане имели возможность приобрести «королевство за город», он, ворят, сказал, «они глупцы и простаки, что не согласились на это» ІіКуглер 385

379 вследствие начавшегося разлива, стал судоходен, пройіп в тыл христианам с большим и сильно вооруженным фл<> том 18 августа египтяне напали на христианские к*- рабли и часть их была уничтожена, затем многочислен ные отряды легких войск были распределены вокр\і лагеря пилигримов, мосты и дороги, которые вели на о вер к Дамиетте, были разрушены и были прорваны п.:;' тины, которые удерживали воды Нила от полей меж і Мансурой и Дамиеттой. Вскоре крестоносцы очутили точно на острове, тесно окруженные пучинами могуч реки и превышавшими численностью массами неприятеля ского войска Христиане упрямо держались еще до 26 а. густа, но в этот день они решили в темноте следуют, ночи, если возможно, спастись назад в Дамиетту Меж тем дисциплина войска была уже глубоко поколеблен тайна отступления не была сохранена и в то время, к.і тесно сплоченные колонны нерешительно и ощупью шли :і мокрым тропинкам, неприятель со всех сторон напал м это шаткое войско. За несчастной ночью наступил еіи более несчастный день все страшнее развертывалось пр< восходство силы обоих неприятелей, водной пучины и мусульман Правда, и теперь христианские рыцари би лись бесстрашно; и многие из них, в особенности там пли еры и король Иоанн, который именно к началу этоі похода возвратился в Египет, вызывали удивление врагсвоей силой и смелостью, но никакая человеческая си.! не могла уже отвратить судьбу этого войска Еще втору ночь и второй день пилигримы продолжали плестись мім ленно и с трудом, но когда съестные припасы вышли даже самому храброму оставался только выбор меж/ разными родами смерти, тогда христиане отправили п<. сольетво к Алькамилу и просили мира Мусульмане самым точным образом знали отчаянно, положение их противников, потому что чего они не видалм сами, они подробно узнавали от малодушных перебежчм ков Поэтому многие из их военачальников, возбужден ные победоносной гордостью и жаждой мщения, требо вали уничтожения христианского войска Но Альпами і дѵмал иначе и даже в эту минуту величайшего триумф решил держаться наследованной им от отца умеренін и мягкой политики И действительно, никогда такая п литика не была более основательна, чем именно теперь потому что великодушное отношение к глубоко унижен 386

380 у врагу давало возможность закончить на некоторое мя кровопролитную религиозную войну и в особенноснова приобрести Дамиетту, ключ Египта, между тем, Кйк несомненным следствием безжалостной суровости ЙЫло бы то, что Дамиетта оставалась бы в руках христиан Иновые крестоносные войска с удвоенной яростью обрушились бы на благословенные равнины Нильской долины И'" казавшихся неисчерпаемыми человеческих запасов ілпада Таким образом 30 августа 1221 г Алькамил за ключ ил мир с пилигримами на условии, что они получат і нободный выход оттуда, но зато очистят Дамиетту и (цч ь Египет Установленное этим всеобщее перемирие между христианами и магометанами должно было сохраняться на последующие восемь лет и в течение этого (рока мог объявить о его прекращении только какой либо западный коронованный король, который бы при г"ыл в Святую Землю Но исполнению этого мира мешало одно серьезное препятствие, потому ^то именно в то время пристало к Цлмиетте опять посланное императором Фридрихом сильное войско, в рядах которого известие о происшедтем вызвало не только печаль, но и озлобление против побежденных товарищей, главным образом против ле іііта Пелагия, высокомерного виновника такого великоі о несчастья Подобное но еще более печальное настрое мне господствовало среди гарнизона и остального хри \ гианского населения Дамиетты причем итальянцы и в числе их опять венецианцы были особенно необуздаиы Правда в прежнее время они заботливо поддерживали ирѵжеские отношения с Эйюбитами, но после жарких '«>итв последних лет они пришли к убеждению что для их торговых интересов был бы полезней другой образ действий Они хотели во что бы то ни стало удержать Цамиеттѵ, так хорошо расположенную для распро і гранения их торговых сношений в странах юга они взя іись за оружие и решительно отказывались от сдачи го рода Между тем они вскоре убедились, что их сил было недостаточно для продолжительного сопротивления, и то гда наконец они вместе с остальными итальянцами и помпами, которые к ним примкнули также поічинились ѵелоаиям мира 7 сентября Іамиетта была очищена и не коре за тем все крестоносцы покинуш страич фарао поп которая питача их несбыточными на іеждами для 387

381 того, чтобы приготовить им наконец самые горькие разочарования Император Фридрих II и римская церковь Войны, которые вели на востоке король Андрей Венгерский, герцог Леопольд Австрийский, кардинал Пелагий и все их сотрудники от 1216 до 1221 года, никогда, как было указано выше, не касались главной коренной области прежнего Иерусалимского королевства Частью эти войны простирались на внутренние местности христианских прибрежных городов Аккона, Тира и Сидона, частью они направились на юг против Египта, так что решительно избегался в особенности город Иерусалим Причину этого, кроме стремления к завоеваниям в других местах, указывали иногда в том, что поход против Иерусалима был слишком рискованный, так как в той местности недоставало воды Но, кроме этого указания на недостаток воды, который там действительно тяжело чувствовался, надо без сомнения искать также нечто иное Сирийский берег, к северу от Аккона, был покрыт христианскими городами, которые, вследствие их живой торговли и богатой земледельческой культуры в окрестностях, все еще пользовались высокой степенью процветания Напротив того, южная Палестина после войн с Саладином находилась по большей части в крайнем запустении* Эйюбиты, хотя и на своей собственной земле, производили здесь несколько раз самое печальное разорение, чтобы затруднить христианам новое утверждение в этих местах. С тех пор восточные крестоносные князья, как и итальянские купцы, имели очень мало интереса к новому завоеванию Иерусалима- теперь им хотелось прежде всего распространить свои прибрежные владения внутри страны или же основать в Дамиетте и Алек сандрии вторые Аккон и Тир Таким образом, они смело отклоняли военный пыл масс пилигримов от главной цели всех крестовых походов, от Святого города, и отваживались на предприятия, которые только при самом блестящем успехе могли бы поддержать одушевление христиан ского мира к войне против Ислама 388

382 Но одновременно и в несчастном совпадении с тем. священная война получили мирской характер, на пение крестоносцев Запада достигло такой страстной ільтаций, которая переходила меру возможного и ним уже приблизила поворот к холодному равнодушию Аскетические тенденции того времени в несчастном дпском крестовом походе довели многие тысячи не- Мипных существ до смерти и плена, а иерархическая необузданность римской курии приготовила почву, Іі.і которой духовное лицо, высокомерный слепой ревни тгль могло даже взять на себя предводительство над во піиыми людьми Правда, во время Урбане II папский ле Ічп Адемар Монтейльский также становился во главе пи лигримов, но самое предводительство в походе он все г; і к и скромно предоставлял военным людям Иначе поступал кардинал Пелагий, который сам, и довольно часто из своей головы, хотел руководить движениями Востока и не пренебрегал даже пользоваться давлением религи очного возбуждения, чтобы сломить прекословие его воли Речь его переполнялась призывами к покаянию, ужас цыми угрозами наказания и жалобами на измену святой Церкви, он вынудил князей и рыцарей следовать за ним, Ііо в то же время в непоправимом поражении выказал глубокую беспомощность духовного ведения войны На Знпаде этот удар почувствован был самым горьким образом как велика была радость, какую вызвало некогда 'ишоевание Дамиетты, так глубока была горесть при падении города И какие надежды на окончательную победу Могли оставаться теперь, когда даже самое фанатическое Напряжение всех сил приводило только от одной неудачи К другой? Между тем громадное движение, которому дал волю Иннокентий III, еще не совсем улеглось Самый могущественный из всех, кто принял крест в 1215 году, импе ритор Фридрих II еще не исполнил своего обета Все Ждали, что он в скором времени двинется на Восток, и что поэтому в мирном договоре между Алькамилом и Крестоносцами принято было условие, что мир может Рыть нарушен только каким-либо коронованным западным королем, который прибудет на Восток Итак, если бы при крестовом походе Фридриха светские и духовные Иласти, рыцарство и аскетизм действовали единодушно и обузданно, то освобождение Иерусалима и обеспечение

383 христианского господства на Востоке, может быть, были бы еще возможны Молодой Штауфен принял крест в июле 1215 года но своему собственному желанию Он был тогда побужден к этому, вероятно, религиозными и политическими соображениями Незадолго перед тем и как бы на лету он присоединил к своему сицилийскому государству не мецкую королевскую корону с правом на римскую империю, и с этим он унаследовал все честолюбивые планы своего рода Его душа была полна „благодарности за Божию милость“ и его властительская гордость стреми; лась идти по пути Фридриха I и Генриха VI как в Европе, так и в Азии Поэтому он принес крестоносный обет частью из благочестия, частью несомненно из честолюбия, и, если религиозное настроение недолго держалось в его сердце, зато его стремление к распространению императорского могущества на государства Востока оставалось всегда одинаково сильно Но довольно долго ему было невозможно сделать дальнейшие шаги для удовлетворения этого стремления Пока был жив его противник, император Оттон IV, который, несмотря на тяжелые поражения с непоколебимостью продолжал борьбу, Фрид рих не мог сделать даже серьезных приготовлений для своего похода в Сирию Когда 19 мая 1218 Оттон умер, он, правда, надеялся скоро достигнуть своей цели и поэтому не только высказывал надежду усиленно заняться крестоносными делами на рейхстаге, созванном в Магде бурге на март 1219, но даже просил папу произнести от лучение от церкви всех прелатов и князей, принявших крест если они не исполнят своего обета до Иванова дня 1219 г Но вскоре после того он увидал, что положение его и его дома в Европе не было еще упрочено достаточно для того, чтобы предпринять крестовый поход в Азию бел опасности для спокойствия родины. Он хотел, чтобы сна чала его сынок Генрих был выбран немецким королем, т е его преемником, а сам он коронован императором. Когда в течение 1220 года он достиг того и другого, он нашел, что настал час предпринять борьбу с исламом, предпринять обширные вооружения в Германии и в Италии, весною и летом 1221 г послал, как мы видели, находив шему в Египте крестоносному войску очень значительные подкрепления и подавал надежду на скорое начало своего собственного похода 390

384 Папа Гонорий мог бы после того быть очень доволен Отношением императора к делу священной войны. Правда, нельзя отрицать, что Фридрих сделал ошибки, когда Много раз обещал крестовый поход и до сих пор, по край Іігіі мере лично, не исполнял его Но при этом он прови Ііился не столько замедлением предприятия, сколько тем, что в юношеской необузданности он слишком рано взял на себя обязательство крестового похода и этим возбудил ожидание, удовлетворить которое тотчас он не был в состоянии Гонорий сначала сам признавал это и поэтому Только умеренно побуждал императора к походу, но в кон ціі концов, хотя по причинам, не имевшим первоначально ничего общего с крестовым походом, он стал очень раз дражен против Фридриха Этот молодой Штауфен, ко торым римская церковь хотела воспользоваться только как орудием для того, чтобы сломить могущество импера тора Оттона IV, в течение немногих лет так возвысился благодаря своим дарованиям и своему счастью, что в нем как бы снова воплотились самые блестящие времена былого императорского величия Папа и кардиналы, которые со времени могущественного Иннокентия более чем когда-либо считали себя настоящими властителями мира, унидели, что такой соперник угрожает им и теснит их, и поэтому с радостью пользовались каждым случаем, чтобы приготовить могущественному государю какое-нибудь унижение Нельзя было найти лучшего случая, чем тот, который ілманчиво представляло страшное бедствие христиан в Г.іипте Потеря Дамиетты прежде всего была виной кардинала Пелагия, следовательно как бы виной самой церкви- если бы теперь сделать ответственным за это императора, так как он замедлил вовремя начать поход, то можно было освободить церковь от тягостного упрека и повредить достоинству Фридриха порицанием, которое, цак оно ни было неосновательно, нелегко было опровергнуть. Поэтому Гонорий не побоялся в письме от 19 ноября 1221 г свалить на императора всю вину страшной неудачи египетского похода и угрожать ему отлучением от церкви, если он будет и впредь так легкомысленно пренебрегать делом Бога, как до сих пор Правда, Фридрих мог бы в ответ на это указать, как мало он заслужил тлкие жестокие слова, но эти слова были уже сказаны и остались с тех пор сильным оружием в руках церкви 391

385 против императорской власти. Самое худшее было- прй этом то, что согласие церковной и светской власти, без которого Фридрих тоже не надеялся многого достигнуть на Востоке, было нарушено, прежде чем он мог приго товиться к своему собственному крестовому походу Несмотря на это, император был готов поправить не счастие, с Дамиеттой, насколько было в его силах. В апреле 1221 года он по желанию папы встретился с ним в Вероли, в области церковного государства, обещал созвать в Вероне конгресс для ускорения крестового похода и даже поклялся начать поход в то время, которое определил Гонорий. Вскоре после того несколько импе раторских кораблей отплыли в Сирию для того, чтобы привезти на веронский конгресс кардинала Пелагия, короля Иоанна и патриарха иерусалимского вместе с другими сирийскими вельможами В ноябре они высади лись в Бриндизи, но конгресс не состоялся отчасти потому, что Гонорий тем временем заболел, отчасти потому что Фридрих был весь поглощен страшным восстанием мусульман, которые в то время еще в большом количе стве населяли Сицилию Зато в марте 1223 года выздо ровевший папа, император, сирийские вельможи и мно гие сановники, а именно епископы Германии и Италии, собрались в Ферентино в римский Кампанье Здесь Фрид рих снова повторил присягу, которую принес уже в Ве роли, и этим обязался двинуться в Сирию в тот день, который тотчас утвердило собрание 24 июня 1225 г, следовательно, несколько больше, чем через два года. Он согласился также на предложение, которое имело целью самым тесным образом слить его интересы с интересами Святой Земли А именно, он незадолго перед тем овдовел, так как его первая супруга Констанция умерла 23 июня 1222 г, а у короля Иоанна Иерусалимского, от умершей также тем временем его жены Марии-Иолан ты, было дочь Изабелла, наследница Иерусалимского королевства Ее рука была теперь предложена императору и он охотно согласился на план брака, который обещал приобретение Иерусалима для него и для его дома Собрание в Ферентино отложило начало крестового похода до 1225 года, очевидно, по двум основаниям во-первых, чтобы дать императору время совершенно по корить сицилийских мусульман, и во-вторых, чтобы скло нить к участию в крестовом походе как можно больше 392

386 Государей и народов Запада. Первое удалось исполнить п положенное время, благодаря уму и энергии Фридриха; напротив того, усилия снова вызвать старое одушевление к священной войне на этот раз потерпели самую жалкую неудачу Гонорий разослал крестоносных проповедников и отправил письма ко многим государям и прела там Запада с настоятельным увещанием прекратить все междоусобные распри и участием в крестовом походе достигнуть небесной награды за земные жертвы Но его слова остались почти неуслышанными Тогда король Иоанн отправился на поиски во Францию и в Англию там и здесь он нашел почетный прием и получил для под держки Святой Земли некоторые денежные суммы, но большего он не достиг частью потому, что еще продолжалась война против альбигойцев, а частью и потому, что французы и англичане опять враждовали между собой В Германии принятие креста проповедовали сначала главным образом низшие клирики, фанатические монахи ішо времени Так как они приносили мало пользы, то I онорий послал наконец за Альпы кардинала Конрада, шатного немецкого вельможу из рода графов Урахов и Фридрих уполномочил действовать на пользу крестового похода в Германии своего близкого друга, достойного магистра Немецкого орден-а, Германа фон Зальца. Между тем и эти люди также не могли много сделать и таким образом везде оказывалось, что церковь в своем слепом рвении последних лет перешла через край и чувствительно повредила себе самой Где не было полного равнодушия или даже нерасположения к священной войне там все~таки каждый незначительный домашний интерес хладнокровно предпочитался великому духу христианства Тем временем Фридрих исполнял свой долг в точности соблюсти данную им присягу Он снарядил сильный флот и старался отовсюду привлечь к себе крестоносцев щедро обещал им даровой переезд, продовольствие и іиякую другую помощь Но когда, наконец, приблизился срок, когда он должен был двинуться в путь, он должен был признать, что его сил было едва ли достаточно для успешного нападения на Эйюбитов Правда, как надо с уверенностью допустить, он охотно начал бы крестовый поход, которым он мог воспользоваться в особенности для себя, как будущий супруг Изабеллы но без достаточ 393

387 но обеспеченной надежды на победу над врагами креста он не хотел покинуть Запада и не хотел упустить решения государственных задач, которые там его ждали Поэтому, когда он решил отложить поход к Святым местам до более удобного времени, для него оставалось еще сомнительным, как отнесется к этому церковь Чтобы оказать давление на римскую курию и склонить ее благосклонно отнестись к его желаниям, он созвал к себе всех прелатов своего южноитальянского государства и до тех пор держал их при себе, пока переговоры, котоьіе он в то же время начал с Гонорием, не обещали благоприятного исхода При этом для него было кстати, что в то время папа находился, вследствие возмущения римлян, в большом стеснении и потому не мог слишком резко идти против него 25 июля был заключен в Сен Джермано между императором и уполномоченными папы следующий договор император клянется и велит одному из своих вельмож, герцогу Райнальду из Сполето, поклясться „на свою душу“, что в августе 1227 года он начнет крестовый поход с тысячью рыцарей и 150 большими кораблями и в течение двух лет продержит эту силу в Святой Земле Взамен того, чего будет недоставать, он дает соответственное денежное вознаграждение Кроме того, он обещает держать готовыми корабли для двух тысяч рыцарей с их свитой и в пять сроков, от августа 1225 года до августа 1227 заплатить королю Иоанну патриарху Иерусалимскому и магистру Немецкого ордена 100000 унцов золота для нужд Святой Земли1, но с условием, что эта сумма будет опять предоставлена в его распоряжение, когда он действительно предпримет поход Если Фридрих умрет до августа 1227 то забота об исполнении крестового похода перейдет к его преемнику, и если император не выполнит своего обещания, то он без жалости подвергается церковному отлучению Таким образом Фридрих достигал, при согласии церкви, новой отсрочки для начала своего похода Но договор Рёрихт ВеКга^е 2иг СезсН (іег К геиггйде, I, 62, считает унц золота 61,5 франков, так что вся сумма достигает 6150000 франков ІЗинкельманн, Се сн Кеіхег РгіесігіесІі И, стр 191, 392 и след., считает унц в 111 франков и следовательно общую сумму в 11100000 франков Но было ли это одиннадцать или шесть миллионов, во всяком случае Принимая во внимание стоимость денег в то время, то была сум:.іа Очень больш ая 394

388 Ір Сен-Джермано дает видеть, что отношения между им перией и папством становились на беду Иерусалима ікч1 ролее натянутыми Условия, которым принужден был Подчиниться Фридрих, были чрезвычайно суровы. С бес Иоіцадностью, которая едва ли когда-нибудь применена была к другому государю, от него требовалась огромная жертва, и наказание, в случае неисполнения, уже заранее над ним произнесено После этого император хотел с такой же беспощаді ностью воспользоваться данным ему сроком для быстро*, го возвышения своего могущества Еще летом 1225 г і)н отправил небольшой флот в Сирию, велел привезти оттуда свою невесту Изабеллу и 9 ноября повенчался с ней в Бриндизи. Но уже в день свадьбы он объявил своему тестю, что последний должен отказаться впредь от управления Иерусалимским королевством Фридрих поступал здесь без правонарушения* Изабелла была „наследницей, Иерусалима“ и по старому обычаю, при выходе ее замуж, законным правителем страны становился уже не ее отец, а ее муж Между тем внезапное заявление императора застало короля Иоанна совершенно врасплох, ужасно его раздражило, оскорбило римскую курию и, хотя Фридрих привел в исполнение свою волю, но этим он роковым образом увеличил семя раздора. Спустя несколько месяцев после того император созвал имперский сейм в Кремоне, „чтобы обсудить крестовый поход, искоренить ереси и озаботиться о восстановлении мира“ Ломбардцы, в среде которых должен был состояться сейм, углядели одно намерение Фридриха, которое действительно клонилось к тому, чтобы под видом мирных совещаний собрать войско в долине По и подчинить своей власти сильные города этой области, из которых образовались почти независимые республики Поэтому старый Ломбардский союз, с которым не мог справиться еще Фридрих I, был тотчас возобновлен; и в скором времени внук Барбароссы должен был убедиться, что он слишком смело задел более сильного противника. Чтобы только как-нибудь вырваться из очень стесненного положения, в которое он попал, ему в конце концов не оставалось ничего другого, как просить уже сильно раздраженного папу о посредничестве между ним и ломбардцами Гонорий согласился на это и устроил мировую, которая дала императору только то, что лом 395

389 бардцы обязались выставить на два года для его крестового похода 400 рыцарей И через несколько месяцев после того, как этот жалкий договор был составлен, но еще не был заключен, умер 18 марта 1227 г папа Гонорий III Его преемником стал Григорий IX, который уже раньше был по большей части душою папской политики, это был старик за 80 лет, но, несмотря на преклонный возраст, он был исполнен пламенной энергии, кроме того, родственник третьего Иннокентия и подобно ему старался всеми силами об утверждении христианской теократии В правление этого церковного государя должна была, при первом поводе, быстро разгореться давно грозившая открытая война ме>аду папством и императорской властью Но теперь Фридрих серьезно готовился к крестовому походу Его собственные усилия, как и увещания, кото рые исходили из Рима к государям и народам, еще раз вызвали значительный успех Правда, Франция, занятая альбигойской войной, поставила лишь немногих крестоносцев, но Италия дала значительные отряды, а Англия, как говорят, более 40000 человек, правда, по большей части это были бедняки, но на них „в особенности покоится обыкновенно воля Господа“ Но самые многочисленные и способные к войне толпы пришли из Германии, где князья, прелаты, рыцари и горожане на этот раз охотно откликнулись на призыв своего императора Все эти войска пилигримов прибыли в 1227 г в Апулию и раскинули свой лагерь в Бриндизи и вокруг него. Но здесь не были достаточно подготовлены для такой огромной массы крестоносцев Недостаток был и в продовольствии и в кораблях, на которых часть чересчур большого войска могла бы быть быстро отправлена дальше. Голод, который терпели особенно беднейшие пилигримы, неправильный образ жизни и страшная солнечная жара скоро вызвали в лагере повальную болезнь, от которой погибли тысячи людей, между тем, как другие тысячи от страха заразиться покинули Бриндизи и спешили обратно на родину Наконец, в начале сентября, Фридрих отправил в Сирию сильный флот с частью войска под предводительством герцога Генриха Лимбургского и попробовал не сколько дней спустя последовать с остальными людьми и кораблями Но он сам и ландграф Людвиг Тюрингенекий, который находился при нем, были уже захвачены 396

390 Гіолеэнью и, так как в пути болезнь усилилась, они принуждены были пристать 11 сентября к берегу при Отранто. Цесь, на третий день, умер ландграф; правда, Фридрих поправился, но так медленно, что на некоторое время он должен был оставить крестовый поход. Но он прислал еще в Сирию патриарха иерусалимского с двадцатью военными кораблями и тотчас заявил папе, какой несчастий й случай принудил еі^о прервать поход к Святым местам Когда Григорий IX узнал об этом, он нашел, что приш л о время нанести уничтожающий удар власти импераюра. Хотя Фридрих был одною необходимостью вынуж пен отстать от крестового похода, но по драконовскому иоетановлению договора в Сен-Джермано он подлежал оілучению от церкви. Поэтому папа, не обращая никакоіо внимания на многократные попытки императора оправдаться, произнес над ним 29 сентября в Ананьи о мучение и 10 октября в окружном послании известил о гом весь христианский мир. При этом он не постыдилгн до такой степени превысить формальное право, которое было у него для этой меры, что говорил самым лжииым образом о действиях Фридриха. По его вине была будто некогда потеряна Дамиетта и будто по его приказанию задержали в Бриндизи войско в летнюю жару и в голод, пока оно не стало жертвой повальной болезни. Император также не платил будто бы денег и не доставил войска, какое обещал в Сен-Джермано; а что болезнь, которой он старался оправдать нарушение своего слова, была притворна. Во всем этом папа был совершенно неправ1, и он едва ли бы говорил с таким ненавист ничеством о делах крестового похода, если бы в эту минуту им не овладела сполна яростная вражда, которая жила в его сердце против императорской власти Фридриха Сначала Фридрих с большим достоинством держался против этих оскорбительных нападок, 6 декабря он также обнародовал окружное послание, где спокойно, шаг за шагом, опровергал несправедливые утверждения папы и объявлял всему миру, что крестовый поход, прерванный только болезнью, наверное, будет продолжен следующей весною. Но объявление войны, которое за* ключалось в брошенном против него отлучении, так его * Ср об этом особенно у Рёрихта, В еііга^е I, 20, 65 и след 397

391 раздражило, что скоро он сам страстной опрометчивостью увеличил пламя раздора Так как римский народ в значительной части относился к папе враждебно1, то Фридрих старался различными способами расположить народ в свою пользу; а герцогу Райнальду Сполетскому он приказал занять те земли, которые прежние папы хитростью или насилием отняли у императора (он подразумевал Анконскую марку и имения Матильды), потому что эти области были только ленами империи и поэтому Григорий терял их за свои враждебные действия против него, императора Между тем папа возобновил в Риме 23 марта 1228 г отлучение против Фридриха и прибавил к нему еще интердикт на каждую местность, где находит ся император, хотя вследствие этого чуть не сделался жертвой необузданного восстания раздраженных рим лян Он даже запретил императору начать крестовый поход прежде, чем он не склонится в покаянии перед волею церкви Фридрих, конечно, не обратил внимания на это за прещение, напротив, самым ревностным образом снаряжался в поход к Святым местам, так как только исполнением своего обета он мог надеяться вполне сбросить с себя все позорные упреки, которые сделал ему папа н своем окружном послании Он наложил высокую крестоносную подать, собрал людей и корабли и в конце апре ля 1228 г в присутствии блестящего собрания вельмож своей империи и несчетной массы народа объявил свою „последнюю волю“ перед отплытием в Сирию Райнальд Сполетский должен был во время отсутствия Фридриха быть его наместником и, если бы он, император, умер в походе, то в Сицилии ему должен был наследовать его сын Генрих, а если этот умрет бездетным, то его второй сын Конрад, родившийся за несколько дней перед тем Вскоре после этого Фридрих хотел начать крестовый поход Но 8 мая умерла его жена Изабелла в родильной горячке, эта тяжелая потеря и беспокойство в Сицилии задержали его еще на некоторое время, наконец 28 июня он отплыл из Бриндизи в Сирию Григорий IX кричал ему вслед, что он служитель Магомета и отправляется в 1 М ежду прочим, римляне во время пребывания папы в Англии предоставляли действовать обманщ ику который назы вал себя папоіі іі за четыре марки освобождал пилигримов от их крестоносного обета 398

392 Иерусалим не как крестоносец, а как „пират“ Удивительное и печальное зрелище Высший власти и іь христианского мира поднимает оружие, чтобы вновь і івоевать Святой город, а глава христианской церкви запрещает ему поход и предает его проклятию На императора падает меньшая вина в этом несчастном стечении обстоятельств Столкновение между папством и империей было по существу обеих сил неизбежно, и император ошибся только в том, что он и теперь, как в 1225 году после договора в Сен-Джермано, слишком преувеличивал свои силы; в ту минуту, когда он приготовлял поход на Восток, ему следовало направить осторожнее свою европейскую политику к мирным целям и менее резко высту иать против папы своей необузданностью он навлек на себя ту опасность, что вынужден был вести одновременно две войны, в Сирии и в Италии Несравненно тя желее, чем вина императора, была вина папы Нужно ли было Григорию начать нападение на Фридриха именно в ту минуту, когда император отступил перед ломбардцами, просил о мирном посредничестве церкви и когда только болезнь помешала ему честно выполнить крестоносный обет? Нужно ли было ему вообще воспользоваться делами крестового похода для своей борьбы с императором за власть и при этом даже пользоваться ору днем клеветы? Действуя таким образом, он мог, конечно, без труда обратить самые горячие страсти того времени против Фридриха, который своими несколькими, хотя и вызванными необоснованностью, отсрочками похода под вергал себя дурной молве, но в конце концов такие злобные действия должны были повредить церкви не менее, чем империи, и в особенности интересы христианского Востока, которые были все-таки священны для предшествен ников Григория, теперь были беспощадно принесены. в жертву теократическим вожделениям римской курии Императору были связаны руки отлучением именно в то время, когда он отправлялся в бой на Восток, а всему христианскому миру, который большею частью стал уже равнодушен к делу Иерусалима, был представ лен легкий вывод, что теперь надо окончательно отвер нуться т дела, с которым курия ведет такую постыдную игру 399

393 Крестовый поход императора Фридриха П Христианский Восток после падения Дамиетты пользовался вообще спокойствием со стороны мусульман, но, несмотря на то, переживал не особенно счастливое время. Армению после смерти короля Льва годами разрывали междоусобия до тех пор, пока принцу Константину, родственнику покойного, не посчастливилось повенчать наследницу его Изабеллу с сыном своим Гетумом и соединить силы страны под своей властью и властью молодой четы Правда, в Антиохии и Триполисе все еще держался Боэмунд IV, но ему не однажды пришлось терпеть от последствий прежних дел, когда часть его подданных относилась к нему враждебно в пользу армян В Кипре господствовало опекунское правление, потому что король Гуго Кипрский умер в 1218 г., оставив после себя едва годовалого ребенка, Генриха I: во главе правления стоял один из знатнейших вельмож Иерусалимского королевства Иоанн Ибелин, властитель Бейрута1, наконец иерусалимские города и замки были наполнены всякой завистью и враждой тамошних рыцарей и купцов В этой путанице Фридрих задумал распространить свою императорскую власть как для себя, так и для общего блага Вскоре после того, как он стал королем иерусалимским, он уже послал в Сирию графа Томаса Ачерра, как своего представителя, и ему удалось, хотя и к вели кому гневу гордых господ ордена тамплиеров и госпиталитов, установить прочное правление в остатках Иерусалимского королевства Летом 1228 года Фридрих сам явился на Восток, пристал сначала к Кипру и тотчас же попробовал распоряжаться на этом острове, который, по его мнению, был со времен Генриха VI императорским леном, как главный ленный владетель и опекун отрока Генриха При этом он, правда, поступил с Иоанном Ибелином так же круто, как некогда с королем Иоанном 1 Этот Иоанн Ибелин есть так называемый „старый господин Б ейрута“ Его племянник и тезка Иоанн Ибелин, граф Иоіше, написал о ираве крестоносных государств книгу, которая под названием „Ыѵге <1ез А ззізез сіез го у а и т е з (іе ^ ё т з а і е т еі сіе СЬурге“ приобрела боль т у ю известность и в последние времена христианского господства на Востоке служ ила официально признанным законодательством 400

394 Иерусалимским, но вместе с тем наполовину китростью, наполовину силой поступил в главном по своей воле, удалил Иоанна Ибелина от опекунства и устроил управжмше государством по-своему Затем он отплыл в Сирию, пристал 7 сентября к Аккону, радовался торжественному приему, который ему так сделали, несмотря на церковное отлучение, и непосредственно затем сделал попытку снопа вернуть Иерусалим христианству Но эта попытка имела совсем другой характер, чем все, что когда-нибудь происходило в этом направлении со времен Готфрида Бульонского Император старался достигнуть своей цели не оружием, а искусно поведенными переговорами, и положение в самом деле былотаково, что можно было надеяться достигнуть успеха скорее полюбовно, чем силой. Дело в том, что вскоре после того, как христиане потеряли Дамиетту, Алькамил Египетский и Альмуаззам Дамасский вошли в сильные и тянувшиеся из года в год раздоры. При этом оба очень озабоченно прислушивались к известиям, от времени до времени доходившим на Восток, о вооружениях Фридриха к крестовому походу Упрямый Альмуаззам велел, наконец, как он это делал и прежде, разрушить ряд укреплений в Святой Земле, чтобы впредь отнять у императора все опорные пункты, которые он мог там приобрести, между тем более уступчивый Алькамил втихомолку отправил посла в Сицилию, вероятно, чтобы предложить выдачу старого Иерусалимского государства, если только Фридрих обратит свое оружие против Альмуаззама Отсюда возникли дружеские сношения между императором и египетским султаном; архиепископ Берардо Палермский отправился послом Фридриха в Каир, передал там и подарок лошадей и соколов, ткани для одежды и чугунные товары, и взамен получил слона вместе с индейскими, арабскими и персидскими драгоценностями, затем, хотя в ноябре 1227 года умер Альмуаззам, но раздор среди Эйюбитов все-таки продолжался, потому что Алькамил отнял у сына и преемника его умершего брата, Анназира Дауда, Иерусалим вместе с частью Сирии, и начал приготовления, чтобы присвоить себе постепенно и остальные области Дамасского государства. При таком положении вещей почва для дружественных переговоров была уже наполовину выровнена Алькамил должен был бояться, что Фридрих войдет в союз 401

395 с Анназиром Даудом, если он наконец не уступит Свято го города христианам Император также имел убедитель ную причину желать скорого соглашения, потому что его распоряжении были только небольшие силы, и он мог надолго откладывать своего возвращения в Италию Так как, хотя за последние годы в Сирию пришли весьмл значительные толпы пилигримов, однако при замедле ниях, которые испытал поход самого Фридриха, большая часть их снова отправилась обратно. Часть их, оставила яся на Востоке, и рыцарство Кипра и Иерусалима, вместе с небольшим войском, которое император только что гтри вел с собой, все это вместе составляло еще большую тол пу, но только слабое оружие для борьбы с мусульманами, потому что войско это было расстроено всякими раздо рами Многие киприоты и иерусалимцы были недовольны императором за ту суровость, с которой он отнесся к ко ролю Иоанну и Ибелину Другие боялись двинуться н і войну под управлением отлученного от церкви полковод ца, а тамплиеры вместе с госпиталитами вскоре совсем отказались повиноваться. К тому же раздор между Фрид рихом и курией принимал все более и более угрожающие формы Григорий через двух францисканских монахов, которых он послал вслед императору в Сирии, запретим всем тамошним христианам повиноваться приказаниям отлученного, а кроме того вооружал войска для нападе ния на сицилийское государство Фридриха Поэтому император ни на минуту не сомневался о том, как ему действовать Он велел вторично передать подар ки султану Алькамилу, который находился в южноіі Сирии, и предложил ему, чтобы Иерусалим был передан теперь христианам Алькамил отвечал уверениями и дружбе и посылкой ценных даров, но осторожно укло нялся от всякого разговора об уступке Святого города Вероятно, во время возраставшего раздора между импе ратором и папой он считал крестоносцев уже не особенно опасными для себя, между тем в лице своего племянни ка Анназира Дауда он видел более слабого противник;) чем прежде в своем брате Альмуаззаме Однако у Фрил риха было еще достаточно силы для того, чтобы энер А гичной угрозой войны поддержать свое требование мир Яг ного соглашения. Он созвал все войска, которые былии собраны на иерусалимском берегу, побудил даже тамг^ Я лиеров и госпиталитатов за собой следовать, отдавайи

396 -пи приказания в крестоносном войске не от себя, а „во пі Ьога и христианства“, и двинулся из Аккона вниз по регу в Иоппе Оставаясь там зимой 1228 1229 г, он юбиовил укрепления города и создал этим операцион ііі.ііі базис для нападения на Иерусалим; в то же время пи ревностно вел переговоры с Алькамилом, значительно умерил свои требования, которые, кажется, доходили ииачале до уступки всего прежнего Иерусалимского королевства, и побудил, наконец, султана согласиться п і это, чего он наиболее пламенно желал И февраля I '^9 г между поверенными обоих государей был заклюн и договор 18 февраля он был подтвержден клятвою 1 іждриха, а через несколько дней потом клятвою Аль- імила К сожалению, до нас не дошли точные слова этого і'ч гопамятного документа, но главное содержание нам і» і -таки передано многими сообщениями того времени М >этому договору султан Алькамил прежде всего усту ніі і императору Фридриху город Иерусалим с полным «імвом распоряжаться городом, как ему вздумается, и, < и’довательно, также укреплять его. Но мечеть Омара в Иерусалиме со всеми ее принадлежностями, т е. со всем і мценным для мусульман „гарамом“, остается их собі.мшостью, и каждый невооруженный мусульманин -от право стоять там на молитве, между тем, как хри анам запрещено вступать в гарам Кроме Иерусали император получает еще целый ряд городов и дере і>, а именно Вифлеем, Назарет и местечки, лежащие дороге от Иерусалима в Иоппе и оттуда в Аккон, так в руки христиан снова вполне досталась старая доа пилигримов, ведущая через эти города в Иерусалим ітан обязывается также выдать всех христианских п. к иников Зато император обязывается охранять сул гпна от всех его врагов, хотя бы это были христиане и особенно заботиться о том, чтобы государям Антиохии, Триполиса и Тортозы и многих других северносирийских городов и крепостей не была подана откуда-нибѵдь помощь. На этих условиях должен быть заключен между Фридрихом и Алькамилом мир, который должен продолжаться с 24 февраля 1229 десять лет пять месяцев и ѵорок дней Каким торжеством было для императора, когда емѵ ѵп.ілось окончательно заключить этот договор с Алька 403

397 милом Теперь было достигнуто то, из-за чего с страстным упорством сорок лет боролось христианство, к чему на прасно стремились как Фридрих 1 Ричард Львиное Серд це и Филипп-Август, так и Иннокентии, Гонорий и Пелагий, из-за чего сотни тысяч самоотверженных мечтатателей лишились жизни: теперь наконец Святой город был освобожден от ига „безбожных язычников“ Магометанский мир был глубоко потрясен ударом, который его постиг и Алькамилу нелегко было ослабить горькие упреки, которые ему делались, чтобы ему не помешали продолжать успешно войну с Анназиром Даудом, для которой у него теперь были развязаны руки Зато среди христиан, и вместе немцев, поднялось сильное ликование, когда из уств в уста передавалось известие о возвращении Иерусалима, стали высказываться гордые надежды на новое, беспредельное счастье, и неиспорченное чувство масс с благодарной признательностью за его крестовый поход сплело императору Фридриху II венок славы, который не увял целые столетия Но сам победитель мало радовался своему успеху Озлобление иерархической партии находило как вообще в этом мире, так и в отдельных его условиях, слишком достаточно причин неистовствовать против него все безумнее. Ведь император вел с мусульманами переговоры, вместо того, чтобы с ними драться; он не только дружелюбно принял послов Алькамила, но, искусно пользуясь своими богатыми познаниями, вольнодумно диспу тировал с ними о метафизических проблемах и дерзко высказал в смелых, шутливых и насмешливых речах свой религиозный индифферентизм Кроме того, хотя мир возвращал христианству священные места, но большая часть Иерусалимского государства все-таки оставалась в руках язычников, и оборонительный союз даже обязывал императора давать подкрепление против своих собственных единоверцев. Сюда относится именно условие, что Фридрих должен заботиться о том, чтобы никакая помощь не была подана князьям Антиохии и владетелям других северносирийских мест это были тамплиеры и госпиталитаты. Князь Боэмунд IV и оба рыцарские ордена со своими владениями вне государства Иерусалимского по этому условию были исключены из мира и предоставлены нападениям Алькамила Трудно найти объяснение этого относительно Боэмунда, потому что неизвестно, 404

398 I крайней мере, чтобы он был в то время во вражде с Итератором Фридрихом1 Совсем иначе было относи- Ільно рыцарских орденов, особенно тамплиеров, кото ке вполне пристали к иерархической партии и много раз жело оскорбляли императора, хоть было только выдум- й, будто тамплиеры даже указали султану Алькамилу добный случай напасть на Фридриха и взять его в плен, о будто бы благородный мусульманин с пренебрежением нерг это указание2 При этом положении вещей очень понятно, что единоішленники Григория IX с раздражением смотрели на ключение мира Хотя император пытался настроить і» пгоприятно к этому миру наместника папы, патриарха I грольда Иерусалимского, велевши верному гроссмейі геру Немецкого ордена Герману Зальцу повести с ним "Г) этом переговоры самым предупредительным образом, по вместо благодарности и признания он нашел только нисокомерно презрительное порицание В то же время пришло известие, что папское войско под предводитель- "твом Иоанна, прежнего короля Иерусалимского, катило на южную Италию и достигло уже значительных иыгод. Тогда Фридрих понял, что ему надо как можно і корее покончить то, что оставалось еще сделать на Востоке Он двинулся внезапно из Иоппе на Восток, и 17 марта 1229 вступил в освобожденный Иерусалим Христиане Святого города и войско императора восторженно приветствовали друг друга и радостнее всех были вооруженные немцы; они пели свои военные песни и осветили вечером свои дома 18 марта в церкви Святого Гроба, «в честь вечного короля», Фридрих, как король Иерусалимский, надел на свою голову золотую корону и велел Герману Зальцу прочесть объяснение, где он указывал, сколько препятствий мешали ему раньше исполнить свою крестовую клятву и где он старался извинить суровые меры папы против него примирительными словами, что 1 Все ж е с Боэмундом дело было так; летом 1228 года он приехал навстречу императору в Кипр, но, каж ется, испуганный властительским топом Ф ридриха на этом острове, вскоре снова его покинул и не принял дальнейш его участия в крестовом походе 2 Об этих и подобных этому вымыслах, которые породила все подраставш ая ярость партий в борьбе меж ду папской и императорской властью, сравни в особенности Рёрихта, В еііга^е и т д. I, стр 74 405

399 «Григорий не мог иначе избежать злых людских толков» Но уже на следующий день, 19 марта, по приказанию Герольда, в Иерусалим явился архиепископ Цезарейским и наложил на святые места интердикт Пилигримов охвл тила ярость, что «был отлучен город, в котором Господі. Иису.с Христос был замучен и погребен» Между тем Фридрих увидел, что не мог здесь дальше оставаться, земля пылала под его ногами, он дал второпях необходм мейшие приказания об укреплении Иерусалима, затем, «никем не приветствуемый», он устремился оттуда в Иом не и Аккон Пилигримы поспешно двигались за ним толпами Патриарх, который отверг «ложный мир», все-такм очень был доволен его плодами и потому тотчас после отъезда императора въехал со своими суффраганамн в Святой город. Но скоро и он отправился в Аккон, чтобы натворить там столько зла, сколько было в его силах Теперь прежде всего нужно было пунктуально исполнит), перемирие с Алькамилом, чтобы Иерусалим не перешел тотчас опять во власть более сильного врага Герольл напротив старался вызвать в Акконе вооружение к новом войне Фридрих запретил это, а когда его слова не по действовали, он выступил против усилий патриархл и приверженных ему тамплиеров с военной силой Тогд.і Герольд проклял тех, кто исполнял приказания импера тора и наложил на Аккон интердикт, между тем, как фа натические монахи со своих кафедр изрекали страшней шие проклятия против развратного сына церкви Наконец император сколько можно лучше позаботился о том, чтобы его волю уважали и после его отъезда для этого он назначил на самые важные посты Иерусалимского государства верных людей и подкрепил силы Немецкого ордена значительными подарками. Затем 1 мая он покинул Аккон и после счастливого путешествия прибыл 10 июня на Апулийский берег Здесь ему предстояла трудная задача Хотя он во время своего крестового похода, с прибытием в Сирию до въезда в Иерусалим, и отправлял неоднократно послов к папе, чтобы извещать его о ходе предприятия м этим выразить свое желание примириться с церковью, но Григорий оставался совершенно недоступен ко веем просьбам о мире. Его войска, так называемые «ЗсЫГг зеізоісіаіеп», заняли до сих пор большую часть земель 406

400 ' ицнлийского государства на материке, между тем как іі остальной его части и даже на самом острове господімювало дикое возмущение против управления Фридрих,'! Император опять отправил послов для мирных переборов с папой, но последний ответил новым отлучением церкви и попытками подкрепить свое войско приверицами из Ломбардии, Франции и Португалии Тогда >идрих взялся за оружие, соединил возвращавшихся родину немецких крестоносцев с верными подданны-., которые у него еще оставались в Апулии и Сицилии, и изгнал папских солдат столь же коротким, сколь и бле- і ѵіщим походом на материк После этого папе грозила ы.і большая опасность в его собственной области, если <н.і император, мудро владея собой, не протянул ему опять 1>\ку, предлагая мир На этот раз папа, как это ни было іму трудно, должен был сделать уступку Уже в ноябре начались переговоры между поверенными обоих правителей, и летом 1230 был заключен мир в Сен-Джерм.жо, то есть в том же самом месте, где пятью годами ц.шьше Фридрих должен был принять на себя тягостные пгіязательства крестового похода 28 августа император Пыл разрешен от отлучения и с этим вместе было признано, по он верно исполнил свой обет пилигрима В первых днях ітитября Фридрих и Григорий сходились на дружествен іи.іе беседы при них не было никакого свидетеля, кроме гроссмейстера Немецкого ордена Германа фон Зальца, который составлял естественное звено между ними, как іѵ шовный рыцарь и верный друг императора. После мира в Сен-Джермано для Фридриха настали і ч.істливые годы. После того, как он принудил папство н иімкнуть к его планам, его могущество все блистательна возвышалось над Италией и Германией. Кроме того, и вошел в дружественные сношения с мусульманами, пі бы извлечь как можно больше выгод из богатой торіиі-.ли с Азией и Африкой. Он заключил дружественные н торговые договоры с Алькамилом, могущественным у паном Сирии и Нгипта, так же как с владетелем Туши а и Марокко1 I' мерь его флаг развевался как над его кораблями, так 1 Очень вероятно, что уже мирный договор между Алькамилом и I11 11дрихом в феврале 1229 года заклю чал в себе условия о торговле I і иитом Гейда, ОезсН сіез ЬеѵапіеНапдеІз і т М іиеіанеп, 1. 447 407

401 и над кораблями северноитальянских приморских городов, и говорят, что вплоть до Индии европейиы вели тор говлю от имени великого франкского короля. Двор в Палермо стоял с тех пор высоко. Император был одним из богатейших государей в мире Его палаты были украшены всем, что только могли произвести христианское и мусульманское искусство и промышленность, его свита состояла большею частью из ученых и приверженцев пророка, с которыми он работал и философствовал, но здесь нашли также место самое раскошное наслаждение жизнью и бесстыдное удовлетворение чувственности Эпилог крестового похода Однако совсем.противоположно блестящему положению, которое Фридрих занял после сен-джерманского мира в своих европейских государствах, является положение его азиатских владений, с тех пор как он оставил Святую Землю Здесь сказались последствия тяжелых ошибок во время крестового похода, а также и то, что вражда римской церкви помешала ему достигнуть действительно удовлетворительного результата в переговорах с Алькамилом Что касается последнего, то тотчас же оказалось, что христиане едва могли удержать Иеруса лим, как город, почти замкнутый неприятельскими областями. Правда, сам Алькамил искренне выдерживал мир, в котором поклялся; зато маленькие и большие толпы мусульман, под предводительством фанатических факиров, своевольно продолжали войну, убивали множество пилигримов, шедших к Святому Гробу, много раз врывались в несполна еще снова укрепленный Иеруса лим и однажды даже оттеснили христиан до последнего городского оплота, особенно до «Башни Давида» Если бы осажденным не была подана вовремя помощь из Аккона, то господство христиан в Иерусалиме, может быть, тотчас же бы кончилось Теперь удалось отразить врагов при больших потерях и этим сохранить город еще на некоторое время Между тем и среди христиан на Сирийском берегу, а также и в Кипре начались отчасти раздоры, а отчасти от 408

402 I крытая война. Главной причиной этого был неблагораіумно повелительный способ, которым император, летом 1228 г., вмешался в кипрские дела. Иоанн Ибелин, владелец Бейрута и прежний опекун короля Генриха Кипрского, правда, преклонился тогда перед могуществом Фридриха, мо теперь понятным образом ждал только удобного слу чая, чтобы вытеснить с их мест чиновников и друзей императора, в руках которых было управление повсюду и на христианском Востоке Уже он сам по себе был небезопасным противником, потому что был относительно сильный, умный и ученый человек Но, кроме того, большинство дворян Кипра и Иерусалимского государства разделяло враждебное отношение к императору, потомѵ что они видели в нем угрозу своему самовластию При этих обстоятельствах явилась в Аккон Алиса, мать юного короля Генриха, и предъявила юридические притязания на Иерусалимский престол, потому что как ішучка Амальриха (1162 1173) она происходила от ста рого короля Святой Земли Бароны, конечно, заявили на это, что их законный повелитель есть Конрад, сын императора Фридриха от его Иерусалимской супруги Изабеллы, но в то же время они отправили посольство и Апулию и просили императора, чтобы он отпустил своего сына в Сирию, как наследника государства Так как Фридрих, как и надо было ожидать, не согласился отпустить так далеко Конрада, находившегося еще в неж пом детском возрасте, то положение в Палестине сделалось бы еще более натянутым, чем прежде, даже если бы и то время война партий христианского Востока не разгорелась уже в другом месте, именно в Кипре. Дело в том, что на этом острове император посадил и качестве своих наместников пять баронов, самых знатных из его приверженцев, и даже продал им за 10000 ма рок серебра опекунство над королем Генрихом Но как только он отъехал обратно в Европу, на Кипре началась война Противники пяти опекунов вскоре призвали.на Помощь Иоанна Ибелина и одержали, в кровавой схватке ;при Никозии 24 июня 1229 г, такую полную победу, что у побежденных осталось только несколько укрепленных 'мест Но вскоре и эти последние были замкнуты, и пять баронов, старавшихся там удержаться, несмотря на самое упорное сопротивление, принуждены были подчи ииться Ибелину и его друзьям '409

403 Тотчас после того император заключил мир в Сен. Джермано и решил тотчас же направить в Азию военные силы, которые ему были больше не нужны в Европе В начале 1231 года он послал на Восток небольшое войско под предводительством маршала Ричарда Филанджиери В Кипре с н не мог ничего сделать, потому что там хоро шо вооруженный Ибелин владел слишком хорошей пози цией Зато войску удалась высадка в Бейруте Город был занят, а цитадель, закрывшая ворота от нападающих ^ы ла тесно окружена Маршал отправился в Аккон, чтобы привлечь рыцарство Иерусалимского государства для себя и для императора, то только раздул тлевшее там возмущение в яркое пламя Иерусалимские бароны заявили ему, что своим действием против Бейрута, города, принадлежавшего владетелю Ибелину, он нарушил имперский закон, который не позволял ленному господи ну отнимать владений какого бы то ни было вассала без возбуждения и выполнения точно предписанного процесса Вскоре после того эти господа вступили даже в так называемое Адриановское братство, т е. которое основано было, кажется, в двенадцатом столетии как корпорация, служащая только религиозным целям, а теперь было обращено в политическо-военное товарище ство, которое должно было охранять всеми средствами права земель от высшей императорской власти Когда Ибелин услышал об этом, он подумал, что может поравняться с своими врагами и в Сирии Поэтому в феврале 1232 г он оставил Кипр и отправился с небольшим войском к Бейруту Но императорское войско, при котором находился снова и маршал Ричард, было всетаки сильнее, чем он предполагал Поэтому он отправил ся дальше, в Аккон, вступил в Адриановское братство, привлек весь город на свою сторону и захватил почти все императорские корабли, которые находились там в гавани Затем он двинулся во всей силой, которая собралась в Акконе, на север по дороге в Тир до Казаль-Имбера1 Здесь его войска с высокомерной беззаботностью упустили все меры предосторожности, на них напало 3 мая штауфенское войско и они потерпели чувствительное поражение. Для восстановления власти императора можно было бы извлечь отсюда прочную выгоду, если бы маршал Ричард, воспользовавшись победой, отправился в Аккон, чтобы прежде всего снова подчинить Сирию сво 410

404 ему государю Но вместо того он как будто думал, что уже достиг этой цели, тотчас после сражения при Казаль- Имберте он отправился в Кипр, одержал здесь несколько мелких побед, но в скором времени его сильно притеснил следовавший за ним Ибелин 15 июня при Никозии произошло кровопролитное сражение, в котором погибли лучшие из штауфенских рыцарей После этого маршал бежал с острова и через несколько месяцев остров пере іііел снова вполне во власть Ибелина и его друзей. Между тем папа Григорий ревностно поддерживал императора Фридриха, с которым жил теперь в мире и дружбе Церковь Святого Гроба была, по приказанию Григория, снова освящена торжественнейшим образом тамплиеров и госпиталитов ревностно увещевали уважать мир с Алькамилом и подчиняться распоряжениям императорского правительства. А патриарх Герольд Иерусалимский, так как он был страстным противником Фридриха, должен был передать представительство папского престола в Сирии патриарху Альберту В 1234 году Григорий пошел еще. дальше, назначив преданного императору архиепископа Теодориха Равеннского папским легатом на Востоке, а этот в следующем году велел Адриановскому братству в Акконе порвать его противозаконный союз и, когда встретил сопротивление, то наложил на город интердикт Когда Григорий услыхал об этом, он сначала был вполне доволен поступком своего представителя Но вдруг он переменил свой взгляд, потому что между ним и императором снова начались столкновения и в Европе предвиделись новые войны. Тогда папа нашел, что архиепископ Теодорих зашел слишком далеко и в особенности порицал интердикт, потому, что, по его мнению, нужно было очень щадить королевство Иерусалимское, в котором смешивалось много исповеданий и суровость вела только к отпадениям. Мирный договор, предложенный вслед за тем папой императору и его противникам, заключал для первого очень невыгодные условия. Поэтому Фридрих уклонился от заключения его, а также и сирийские бароны, понимая выгоду своего положения, не пошли ни на какую окончательную сделку Таким образом, хотя Штауфены удержали за собой некоторые места Сирии и юный Конрад был признан наследником Иерусалима, но власть империи на христианском Востоке все-таки была в сущности уничтожена 411

405 Таков был печальный эпилог именно того крестового похода, который возвратил христианам Иерусалим Правда, император Фридрих сам содействовал этому дурному исходу некоторыми промахами1 Но если мы еще раз взглянем на великое движение пилигримов, которое с 1213 года вызвал Иннокентий III, если мы вспомним, с какой страстью требовали освобождения Святого Гроба этот папа, его преемники и их церковные орудия, если мы представим себе громадные толпы войск, которые с мужеством и ревностью выступали в бой в годы с 1217 до 1221 г и вновь с 1227 до 1228 гг, и если мы спросим себя, почему это сильное стремление имело такие чрезвы чайно скудные результаты, то приходится ответить, что если и мешали при этом некоторые побочные обстоятель ства, но главную вину надо искать без сомнения в теократическом направлении римской церкви Достаточно вредно было уже то, что это направление церкви вызва ло прежде всего неудачу египетского похода Но уже вполне вредно было то, что Григорий IX ставил интере сы церковной власти выше забот о Святой Земле Теперь, наконец, Иерусалим снова был в руках христиан, но в самом беззащитном состоянии. Только новый большой крестовый поход мог бы обеспечить Святой город на продолжительное время. Но могла ли церковь еще раз побудить народы Запада к одушевленному восстанию после того, как целое поколение людей приносило такие огромные жертвы напрасно, а особенно после того, как папство доказало, что его собственное возвышение ему важнее, чем судьба земли, «где стояли стопы Господа» Действительно, виды на будущее христианского господства на Востоке сделались почти безутешны 1 К ак известно, историки судят императора Ф ридриха столь же строго, сколько осыпают похвалами и славой В этом втором направлении в последнее время заш ли слишком далеко, потому что как ни справедливо было порицать политику курии и как бы мы ни признавали дарования и успехи Фридриха, все же не надо пропускать и ошибок,- которые он делал в своем опрометчивом властолюбии.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1925 года.

Flag of Russia.svg