История крестовых походов (Куглер)/Шестой крестовый поход

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Locked template.gif Эта страница в настоящее время постепенно дописывается

Во избежание конфликтов правок, согласуйте свои внесения с активным редактором.
Это замечание не должно висеть дольше трёх дней. Дата начала работы не указана

История крестовых походов — Глава деcятая. Шестой крестовый поход
автор Бернгард Куглер (1837—1898), переводчик неизвестен
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Geschichte der Kreuzzüge. — Дата создания: 1880, опубл.: 1895. Источник: История крестовых походов [Текст] : Пер. с нем. / Б. Куглер. - СПб. : Л. Ф. Пантелеев, 1895. - VIII, 459 с. : ил.; Куглер Б. История крестовых походов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. — 512 с. — Серия «События, изменившие мир». — ISBN 978-5-85880-035-1.


Глава деcятая. Шестой крестовый поход[править]

Шестой крестовый поход Крестовые походы Тибо Наваррского и Ричарда Корнваллийского Как мы уже видели, между Фридрихом II и Алъкамилом был заключен в феврале 1229 г. мир для Святой Земли более чем на десять лет, и Григорий IX не только Признал этот мир в сан-джерманском договоре, но и действовал с тех пор для его соблюдения. Но несмотря на * Вилькен, ОезсЬ гіег К геиггйде, том V II и т д. Раиге Нізіоіге гіі' ^аіп і Ьоиіа, 2 і о т, Р а п а 1866; Ѵ/аІІоп, $аіп* Ьоиіь еі &оп іеш ра, 'I [о т, Р агіз 1875. Самый лучш ий источник для истории крестового Похода Л ю довика IX есть «История Л ю довика Святого» И оанна Ж уан- 11 ил я, которая распространена в многочисленных изданиях, как в подлиннике, так и в переводах Л учш ее издание принадлеж ит де Вальи Пяриж, 1867 413

407 это, старый папа, не обращавший ни на что внимания в своей страстной необузданности, уже в 1231 г и затем каждый год призывал снова к священной войне Письмами и проповедями своих посландев он старался возбудить народы Запада к принятию креста и денежным пожертвованиям для дела Иерусалима, и его неустанные побуждения подействовали по крайней мере настолько, что, кроме простого народа, заявляли мало-помалу свою готовность к странствию к Святым местам также значительное число по преимуществу французских и англий ских дворян Но на долю Святой Земли от этого не вы пало никакой поддержки Если император Фридрих и не противился некоторое время стремлениям папы, то потом это изменилось, когда он во второй половине трид цатых годов решился сделать новую попытку подчинить ломбардов своей власти, и вследствие этого снова разошелся с римской курией Теперь у него не было более основания щадить папу, и потому он прямо объявил крестоносцам, что они должны пока отказаться от своего предприятия, потому что мир с Алькамилом еще не кончился. Весьма понятно, что при всех этих обстоятельствах охота к священной войне все более и более падала. Но и крестовые проповедники различным образом вредили делу, которому хотели содействовать Некоторые из них вели себя слишком высокомерно, другие возбуждали справедливое негодование своей жадностью к деньгам, они заботились гораздо более о звонкой монете, чем о пилигримах, тем, кто платил деньги, давали такое же разрешение грехов, как и тем, которые обещали лично идти в бой, а тех, которые приняли уже крест, освобождали за известную сумму от обета Неудивительно, что результатом такой крестовой проповеди явилась повсеместная распущенность и в особенности распространилось по всей стране самое отвратительное гонение на евреев Восток представлял в эти годы также весьма печальную картину Не только продолжалась вражда между приверженцами Штауфенов и их противников; но и кроме того христианская область была наполнена раздорами, насилием и безнравственностью Светские и духовные власти враждовали, иерусалимские клирики выдумали какую-то «темницу Иисуса Христа», которую показывали благочестивым христианам только за деньги, рыцари 414

408 Храма и Госпиталя сделали свои дома притоном преступления и местопребывания роскоши, распущенности, и как говорила молва, даже еретичества Наконец в семерной Сирии христиане с соседними мусульманами доходили не раз до войны. Первые, и особенно опять тамплиеры и госпиталиты, предпринимали безумно дерзкие походы в неприятельскую область, причем, наконец, в 1237 году, тамплиеры потерпели почти полное поражение невдалеке от крепости Дарбассака Но мало-помалу приближалось время, когда оканчивался мир, заключенный императором для Палестины Еще до истечения тех десяти лет умер Алькамил, 8 марта 1238 года Его сыновья, Абу Бекр, обыкновенно называвшийся по деду Аладилом, и Ассали Эйгоб, начали кровопролитную и продолжительную войну из-за наследства и потому едва были в состоянии оказывать сильное сопротивление упрямым нападениям христиан на области султанства. Весной 1239 в Лионе собрались видные отряды французских крестоносцев и во главе их король Тибо Наваррский, герцог Гуго Бургундский, графы Петр Бретанский, Иоанн из Бара, Амальрих из Монфора и многие другие знатные владетели. Императору Фридриху нечего было больше возражать теперь против их предприятия, зато папа хотел воспользоваться этой силой не для Иерусалима, а для подкрепления расшатанной Латинской империй в Константинополе, и, как говорят, он совсем даже запретил им в эту минуту начать крестовый поход. Дело в том, что незадолго перед тем Григорий, увлекаемый своею злобною ненавистью к могуществу Штауфенов, во второй раз подверг Фридриха отлучению, и именно потому не хотел допустить возобновления священной войны, которая могла бы послужить в пользу отлученному Но крестоносцы были возмущены поведением папы и тем охотнее прислушивались к словам Фридриха, который, выражая сожаление, что не может сам принять участия в крестовом походе из-за неприязни Григория, обещал им однако всевозможную поддержку Некоторые, правда, послушались совета остаться теперь на родине, но большинство не заботилось об этом и отплыло в Сирию, частью из Марселя, частью из Бриндизи Осенью 1239 г в Акконе и около него французские отряды соединились с военными силами Иерусалимского государства Общее число войска было, говорят, так ве- 415

409 лнко, что можно было бы предпринять поход в широком стиле для достижения больших результатов Но у этих крестоносцев в сильной степени недоставало истинном преданности общему делу, дисциплины и выдержки Когда в кругу предводителей было сделано предложение осадить Дамаск, граф Бретанский тотчас бросился одиі со своими людьми в окрестности этого города, нахвата^і большую добычу и с торжеством вернулся в Аккон Его пример увлек к подражанию других: герцог Бургундский, графы Барский и Морфортский вместе с другими вельможами заявили, что они двинутся на юг, к Египту, в надежде приобрести там еще лучшие сокровища и по дороге восстановить Аскалон Напрасно иерусалимцы говорили, что от этого предприятия при больших опасностях можно ожидать только незначительного успеха: эти господа стояли на своем и двинулись со своими рыцарями и слугами к Иоппе и дальше к югу Иерусалимские бароны, тамплиеры и госпиталиты наконец примкнули к ним, между тем как король Наваррский, рассерженный самовластным поведением товарищей, следовал с остальным войском только в некотором отдалении. В окрестностях Газы передний отряд христиан услыхал, что мусуль манские войска находятся поблизости Иерусалимцы тотчас стали уговаривать, что нужно вернуться, и герцог Бургундский согласился теперь с этим мнением, между тем графы Барский и Монфортский упрямо требовали боя. Первые после этого действительно повернули назад, но оба графа безумно выступили 13 ноября со своей небольшой кучкой против далеко превосходившего их силою неприятеля Граф Барский был убит, граф Монфортский взят в плен, весь отряд за исключением не многих, успевших спастись, претерпел судьбу предвод телей. После того, как несчастье совершилось, на пол битвы показалось остальное войско. Люди Наваррског короля громко выражали желание отомстить и освоб дить пленных; но так как тамплиеры и госпиталиты д мали, что неприятель владеет в этой местности слишко крепкими позициями, то король Тибо не осмелился пр казать нападения, и пилигримы вернулись обратно Аккон, огорченные и унылые Значительный успех, которого таким образом дости ли мусульмане, ободрил на смелый шаг против христиа одного из мелких эйюбитовских князей Сирии, Анназир 416

410 /І.іудгі, владетеля Крака и сына Альмуаззама, прежнего \ пана Дамаска Он внезапно напал на Иерусалим, за нал город, разрушил крепостные сооружения вместе * .-циней Давида и ужасно неистовствовал среди жите к и несчастного города Его победа могла бы сделаться"ііі налом для полного истребления христианского господ- ' и л на Востоке, если бы сыновья Алькамила и вообще ' принцы эйюбитского господствующего дома не вое і і и! постоянно между собой Правда, Аладил был в кон і" концов побежден своим братом Ассали Эйюбом, но только последний покорил Египет против него под гя его дядя, Ассали Измаил, владетель Бальбека, ;>евал Дамаск и вошел в союз с Ибрагимом владете Гимса, чтобы охранить Сирию от Эйюба При этих гоятельствах христианам нечего было больше бояться ѵльман, и они могли смотреть на будущее даже с ратными ожиданиями, потому что Измаил предложил союз против своего племянника на очень выгодных >виях Они должны были получить города и укрепле- Тивериаду, Сафед и Бофор, т е весьма желательное иіирение их области в стране позади Аккона и Тира, і в союзе с Измаилом выступят со всей своей силой ѵив египтян при Аскалоне Предводители крестонос ним) войска согласились на это, но христианам очень дорого достались выгоды, которые давал им союз Мусульмане Сирии, духовные лица, граждане и солдаты были раздражены поступком Измаила Последний только иілою мог принудить свои войска уступить христианам обещанные местности; а когда египтяне схватились при Аскалоне с крестоносцами и дамаскинцами, то последние перешли к своим единоверцам. Крестоносцы потерпели іижелое поражение, а их союзник Измаил спасся без поиска и с большим трудом в Дамаске Но хуже всего ныло то, что христиане после этого затеяли злобную распрю Тамплиеры, которые первые требовали заключении союза с Измаилом, и теперь еще желали его придер живаться, напротив, иоаниты и большинство француз гкпх властей стояли за сделку с египетским султаном Мпобом, потому что последний обещал им не только со і ноей стороны признать уступку земель, сделанную Из маилом, но кроме того освободить всех многочисленных пленных, попавших в руки египтян в последние битвы Мри раздорах, которые, при этом и других случаях, раз і I І> Куглер 417

411 делили крестоносцев иа два враждебных лагеря, король Наваррский, граф Бретанский и многие другие союзники потеряли всякѵю охоту к священной войне, сели в Акконе на корабли и отплыли домой Однако вскоре после этого Иерусалимское государ ство получило новое подкрепление Недолго спустя по выступлении в крестовый поход французского рыцарства поднялась в путь также значительная толпа английских господ, под предводительством графа Ричарда Корнваллийского, брата короля Генриха III и зятя императора Фридриха1 Весною 1240 года это войско медленно прошло Францию, оставило без внимания, подобно французам, приказ Григория отказаться от предприятия, и 8 ок тября 1240 года высадилось в Акконской гавани. Граф Ричард, племянник короля Ричарда Львиное Сердце, был принят в Святой Земле с великим ликованием Но в счаст ливой противоположности своему дяде, граф Ричард, узнав положение вещей в Сирии, совсем не стремился к фантастическим приключениям и военной славе, но разумно ограничился осторожно веденными мирными переговорами Он решительно отклонил желание тамплиеров поддержать дамасский союз и тем самым продол жать тяжелую войну против Египта Напротив, в согласии с иоаннитами, рыцарями Немецкого ордена и с находившимися еще в Акконе французскими крестоносцами, он вступил в дружественные сношения с султаном Эйюбом и в конце ноября отправил посольство в Кипр для утверждения условий мира. В то время, как посольство некоторое время оставалось в Кипре, он приобрел вторую заслугу для Святой Земли, соорудивши в Акконе сильное укрепление, чем несколько обеспечил господство христиан в области к югу от Иоппе. В феврале 1241 года был заключен мир, по которому за христианами было утверждено владение местами, уступленными им Измаилом, по которому были выпущены на свободу, кроме графа Монфора, еще многие сотни томившихся в плену рыцарей и слуг. Вскоре после того, довольный тем, что было достигнуто, Ричард оставил Святую Землю и по своему возвращению на родину в сердечном и почетном приеме, которым его встретили, он получил благодар- 1 Фридрих женился в 1235 году в третий раз на И забелле Англий с коь 418

412 111к’ть за те заботы, с которыми он действовал на далеком Г-<н токе в пользу христианства Тотчас после него отплыл и Еиропу также герцог Бургундский с остатками фран и\чских крестоносцев и с тех пор Иерусалимское госу мрство снова было предоставление собственным силам Завоевание Иерусалима харизмийцами Этих собственных сил могло быть достаточно для того, чтобы поддержать прочность христианских владений и даже при удобном случае увеличить их, если бы иеруса лимцы не наделали снова больших ошибок. Мир с Египн*м охранял их от самого могущественного противника, і- ;ікого они имёли в то время, и они тем спокойнее могли рассчитывать на прочность этого мира, что император Фридрих II не только вполне одобрял его, но даже тотчас носпользовался тем, чтобы поддержать с султаном Эйюбом те же дружественные отношения, которые у него были раньше с Алькамилом, особенно относительно торговых сношений Но восточные христиане распались на партии, преследовавшие одна другую злейшей ненавистью, и уже по думали об их общих интересах В октябре 1241 года и Акконе вспыхнуло восстание, в котором дурную роль играли в особенности дерзкие тамплиеры. Они были озлоблены тем направлением, которое приняли события в последнее время, и с мечом в руках бросились на дома сиоих противников, иоаннитов и рыцарей Немецкого ордена. Так как они имели успех, то к ним присоединились постепенно друзья дома Ибелина и венецианцы, в то премя решительные приверженцы римской курии, и эти союзники решили распорядиться судьбой христианской Сирии по своему собственному усмотрению, т е первым делом окончательно разрушить слабые остатки штауфен екой власти на Востоке Но они медлили привести свой план в исполнение, пока настоящий наследник Иеруса лимского государства, Конрад, сын императора Фрид риха, не достиг совершеннолетия 25 апреля 1243 года, и тотчас отправил посольство, чтобы требовать от своих носточных подданных клятвы в верности. На это они за мнили, что дадут такую клятву только самому Конраду, 14* 419

413 но вовсе не его наместнику Они очень хорошо знали, что юному королю нелегко прибыть в Сирию, чтобы самому вести там правление, и потому уже этим заявлением окончательно отреклись от Штауфенов За их словами тотчас последовали соответственные дела, они передали управление Иерусалимским государством королеве Али се Кипрской, прежней противнице императора Фридри ха1 и затем выступили открытой войной против привер женцев Фридриха Здесь дело шло именно о крепком Тире, единственном значительном месте, где еще держалась императорская партия Город был взят без труда, потому что у нападающих было много соумышленников среди горожан, а по необычайному сцеплению обстоятельств вскоре должна была открыть ворота цитадель. Дело в том, что императорский маршал Ричард Филандджери, который до сих пор’командовал в Тире, был в то время в дороге в Апулию Во время путешествия его за хватила буря, кидала взад и вперед, наконец загнала обратно к берегам Сирии, а там он был взят в плен своими противниками В Тирской цитадели командовал его брат Лотарь, и нападающие грозили ему, что повесят маршала, если тот не сдаст крепость добровольно Лотарь сложил оружие, чтобы спасти брата Штауфенские воины вернулись в Европу, а киприоты, приверженцы Ибелина и тамплиеров ликовали, что теперь они могут всласть распоряжаться на христианском Востоке, не стесняемые высшей волей Они в ту же минуту дали доказательство того, как превосходно они это понимали. Дело в том, что между христианами и Анназиром Даудом из Крака, завоевателем Иерусалима, война до сих пор продолжалась почти беспрерывно: многие попытки прийти к миру остались безуспешны, и, кроме того, Анназир Дауд был сильно раздражен гнусными жестокостями, которые неприятель совершал над его подданными Но, несмотря на это, Ан назир, стесненный с двух сторон христианами и воз растающим могуществом султана Эйюба, требовал те 1 В 1239 году Алиса вышла замуж за графа Радульфа Суассоп ского, пришедшего в Сирию с кѳролем Наваррским. В 1243 году «*< муж вместе с нею был поставлен во главе правления, но вслед за тем увидал себя присужденным к такому бессилию наряду с гордым рыцар ством, которое его возвысило, что в досаде на это он скоро покинул государство и жену и вернулся во Францию 420

414 перь не только мира, но даже союза с первыми и предла глл им за это даже владеть на будущее время всем Неру салимом безо всякого ограничения, то есть даже с мест иостью Гарама, которую в договоре с императором Фрид рихом Алькамил удержал за мусульманами. Предложение Анназира было, конечно, очень заманчиво, тем более, что союза с христианами желали также Измаил Дамас ский и Ибрагим из Гимса, тем не менее по рассудительной оценке положения вещей необходимо было безуслов^ по отклониться от предложения, потому что предыдущие опыты показали, что в войне с египтянами никак нельзя было рассчитывать на прочное соглашение с сирийскими магометанами Напротив того, христиане и во главе их тамплиеры с радостью вошли в союз с тремя князьями и навлекли этим тяжелую беду на себя и особенно на Святой город. Султан Эйюб ревностно вооружался, чтобы быть в силах счастливо сопротивляться угрожавшему нападению А так как он думал, что число его собственных войск для этого недостаточно, то он вызвал к войне ужасного союзника из глубины Азии. В стране Ховарезма или Харизма, в областях к югу и к западу от Аральского озера, уже во времена первого крестового похода возникло новое туркменское царство, которое сначало было подчинено сельджукам, затем образовало самостоятельное государство, и наконец покорило всю Месопотамию и Персию до самой Индии. Около 1220 года это сильное государство, правда, было разрушено монголами, по военные силы его кочевали с тех пор большими массами, как наемные банды, и служили то сельджукам то князьям из рода Саладина Это были дико храбрые, грубые и жадные на добычу воины, и к ним-то султан Эйюб обра тился теперь за помощью против христиан и их союзни ков Они в числе десяти тысяч всадников были готовы тотчас же выступить в поход. С быстротой молнии они перенеслись из Месопотамии в Сирию, где никто не ожидал их нападения. На пути от Триполисской области до Иерусалима они оставили ужаснейший след пожаров и убийств. В Святом городе теперь опять было сравнительно многочисленное христианское население, и во главе (МО патриарх Роберт, страстный приверженец римской курии и ревностный покровитель политики тамплиеров. Но при приближении харизмийцев (в начале сентября 421

415 1244) он не сумел дать другого совета, как поспешно покинуть беззащитный город. Жители последовали его словам, и в следующую ночь со страхом и воплями пошли к Иоппе Однако они только немного отошли от города, как услышали, что христианское военное знамя снова виднеется на стенах Иерусалима Они возвращаются, снова вступают в Святой город и только тут видят, что их заманила назад военная хитрость поспешивших вперед харизмийцев Патриарх с частью народа тотчас опять направляется к Иоппе, другие остаются, пока неприятель не окружил города, и только тогда пытаются пробраться к берегу моря Между тем харизмийцы преследуют бегущих, убивают более семи тысяч, уводят множество юношей и девушек в рабство и затем наводняют Иерусалим Кто остался еще там, были немилосердно перебиты, кровь усердно молившихся духовных лиц окропляет гробницу Иисуса Христа, церкви были опустошены и не пощажены даже останки Иерусалимских королей в их могилах Окончив свое дело, ужасная орда двигается через Вифлеем, где также страшно бушует, в Газу, где соединяется с войском султана Эйюба Иерусалим был вторично и на этот раз окончательно потерян для христиан Крестовое знамя, как знак господства христиан, никогда уже не должно было развеваться на стенах Святого города Но предстояли еще большие потери, если бы не удалось ощутительно наказать сильного врага Магометанские союзники крестоносцев дви нулись наконец в поход Ибрагим из Гимса сам отправился в Аккон, чтобы с тамошним рыцарством определить план войны, и был принят им, и особенно тамплиерами, с особенными почестями, что, конечно, вызвало на Западе сильное негодование Однако среди иеруса лимцев в эту минуту молчали ссоры, которые их до сих пор разъединяли тамплиеры, иоанниты и немецкие рыцари единодушно вооружались к решительному бою, вспомогательные войска пришли даже из северной Сирии и из Кипра На юге Святой Земли отряды всех этих маленьких земель соединились в одно значительное войско, которое,. пожалуй, могло бы сравниться по числу и воинскому искусству с противниками. Между тем союз христиан с мусульманами и на этот раз основывался на непрочном фундаменте Среди последних было сильное нежелание драться с единоверцами, кроме того, многие 422

416 п і них боялись нападать на страшных харизмийцев Иб- І>н им из Гимса понял опасноть положения и потому еде мл разумное предложение избежать битвы и занять мордую позицию под защитой Аскалонской крепости.іризмийцы, которые в опустошенной земле не могли уже імйти никакой добычи, потеряли бы терпение, если бы поіша затянулась дольше, покинули бы египетский ла ігрь и этим доставили бы союзникам удобный случай ' частливо окончить поход. Это предложение понравилось многим христианским властям, но другие спорили и, калится, в особенности патриарх Роберт, который имел Иось такое же вредное влияние, как некогда кардинал ІІглагий в долине Нила Его мнение победило. 18 октября Г.М4 крестоносцы и сирийские мусульмане подошли к Іпзе Когда сирийцы завидели харизмийцев и египтян, и» среди них распространился страх и ужас Почти еще по начала сражения войска Крака, Дамаска и Гимса ппкинули поле битвы, а христиане, будучи не в силах вымести одни ужасного натиска, искали, наконец, спасения и беспорядочном бегстве Но они были окружены уже го всех сторон- их лучшие бойцы были убиты или взяты и плен, был истреблен цвет трех духовных рыцарских орлі'нов, и только незначительному остатку крестоносного поиска удалось выйти из поражения тяжело изнурен ними В Каире поднялось великое ликование, когда пришло и шестие об этом великом событии, Аккон, напротив, ін, [л исполнен печали, смущения и страха. Тамплиеры п ноанниты отправили посольство к султану Эйюбу и пред ллгали большую сумму денег за освобождение пленных (ултан решительно отказал в этом и к своему отрицатель пому ответу присоединил насмешку, что духовные рыппри жалкие христиане, потому что вместо того, чтобы гпдействовать миру среди своих единоверцев, к чему они особенно были обязаны, они были в злобных раздорах между собой, а также оказывали всю возможную враж дебность своему государю императору.фридриху и его зятю, знаменитому графу Ричарду Корнваллийскому После этого христианские послы попросили у некоторых подкупленных деньгами эмиров Эйюба совета, как бы им достигнуть своей цели. Но последние не умели ответить иичсго, кроме того, что рыцари должны просить заступни чества императора Фридриха, которого султан чрезвычай 423

417 но любит и уважает Упорные противники штауфенского дома заявили, что никогда не унизятся до этого. Победоносное войско египтян и харизмийцев бросилось между тем преследовать побитых врагов. Христиане, которые боялись уже за стены Аккона, правда, тотчас же потеряли некоторые местности, но все-таки могли немного успокоиться от своего страха, потому что Эйюб Думал сначала о покорении своих единоверцев в Сирии. В 3245 году он осадил Дамаск, принудил своего дядю, Измаила, сдать город и этим в четвертый раз восстановил в главном то великое государство, которое добыли войной и которым владели Саладин, Алькамил и Аладил Правда, чтобы удержать это государство, ему приходилось выдержать еще один кровавый бой, потому что непостоянная шайка харизмийцев внезапно перешла к Измаилу и вместе с ним старалась взять обратно Д а маск. Но самый способный из сирийских князей, Ибрагим из Гимса, не имел больше охоты служить партии, которая видимо шла к распадению. Поэтому он соединился с египтянами и нанес харизмийцам почти уничтожающее поражение, вследствие которого остаток орды разошелся, частями пошел в службу к разным князьям передней Азии и вскоре совсем потерялся в народном движении этой обширной страны. С тех пор Эйюб стал действительным повелителем Египта и Сирии и ему оставалось только покорить христиан. В 1247 году он двинулся против Аскалона, далеко выдвинувшегося на юг передового укрепления после области Иерусалимского государства. Крестоносцы сделали все возможное, чтобы удержать это место. Из Аккона и из Кипра пришли вспомогательные флоты Но сила врагов была слишком велика Стены были пробиты и гарнизон был немилосердно умерщвлен за исключением немногих, которым удалось спастись. Но когда гибель Палестины ужасно придвинулась шаг за шагом, северной Сирии пришлось также сильно страдать. В Антиохии и Триполисе до 1233 господствовал князь Боэмунд IV С тех пор там правил его одноименный сын, Боэмунд V В 1244 году ему угрожали страшнейшие враги всех культурных народов, монголы, которые до сих пор еще не беспокоили непосредственно христианскую Сирию, хотя уже в продолжение целого поколения наполняли ужасом Азию и Европу. Говорили, что от Боэмунда требовали срыть все укрепления в Свя- 424

418 іі)й Земле и уступить варварам все его денежные доходы п три тысячи девушек. Князь отвечал указанием на свой іобрый меч, который однако мало бы ему помог, если бы монголы не были тогда увлечены другими разбойничьими походами и завоеваниями. Но все-таки антиохийцы и с ними армяне вскоре потом должны были платить илнь монголам. А в 1247 году туркменская орда ворвалась в княжество, опустошила все, что только могла и нанесла большие потери рыцарству Боэмунда, которое вышло против этих полудикарей с высокомерной беззаботностью. Этому скоплению несчастий мало помогало то, что Ьоевые силы восточных христиан были теперь немного <и)лее сплочены, чем до сих пор. Как мы видели, Иерусалимское государство отреклось от Штауфенов и возвела м.! престол Алису Кипрскую Королева умерла в 1246 и правителем Иерусалима был сделан ее сын, король Генрих Кипрский, как ближайший наследник. С тех пор он управлял обеими значительными областями крестонос пых государств. Но собственными силами они уже не могли больше держаться. Они были предоставлены скорому и безнадежному падению, если бы не случилось нечто такое, чего едва можно было ожидать: Запад еще раз, и самоотверженном одушевлении, поднялся на войну с исламом Крестовый поход Людовика IX 21 августа 1241 года умер престарелый папа Григорий IX. Он оставил своим преемникам двойное завещ а ние: во-первых, заботу о разрушающемся Иерусалим- ком государстве, а во-вторых, продолжение борьбы императором Фридрихом, потому что его падение приблизило бы римскую теократию к ее завершению 26 ок інбря 1211 кардиналы выбрали папой Целестина IV Но и рез несколько недель после этого дряхлый старец, уже і.ікрыл глаза и последовало междуцарствие, продолжавшееся более чем полтора года, пока наконец, 24 июня' 1243 года не вступил на престол Петра кардинал Си иибальд Фиески, граф Лаванья, под именем Иннокен- 425

419 гия IV Этот папа тотчас обратил внимание на то, чтобы разрешить задачи, которые возлагало на него упомяну гое завещание Во все страны были разосланы воззвания молиться и платить на Иерусалим, его крестовые проповедники ходили с места на место, чтобы собирать деньги и воинов для священной войны, некоторые монахи осмеливались являться с папской грамотой к монголам и мусульманам Египта и Сирии, чтобы их обратить, или то крайней мере настроить милостивее к христианам и на большом соборе в Лионе, в 1245 году, во всем западе объявлен был всеобщий мир на четыре года, предположен и новый крестовый поход и от всего христианского духовенства потребована для поддержки Святой Земли двадцатая часть доходов, которые они гсолучалк в следующие три года. Между тем как на самого себя и ня своих кардиналов Иннокентий наложил обязательство жертвовать на иерусалимское дело также три года, десятую часть своих доходов Между тем обстоятельства того времени очень поддерживали эти старания папы. За падным народам наскучили безуспешные походы в Си рию, или они враждовали между собою, как французы с англичанами, или усердно защищали родной очаг от нападения монгольских варваров Но самое худое было в том, что Иннокентий сам делал невозможным настоя щий успех своих крестовых проповедей Как у Григория IX спасение Иерусалима отошло на задний план перед желанием возвысить папское могущество, точно так у его преемника сердце лежало не к тому, чтобы побить Эйюбитов, а к тому, чтобы уничтожить господство Фридриха, а Святая Земля, как в первом, так и во втором случае платилась за эти деяния От Иннокентия Фридрих мог ожидать лучшего тем более, что находился с ним прежде в дружбе, но политика римской курии с неодоли мой силой шла все дальше по пути, на который раз всту пила, а новый папа, хотя и был тонкий ученый, но прежде всего необузданно властолюбивый теократ Таким обра зом, он обратил все силы своего духа на спор с императором, снова проклял его на том же Лионском соборе, ли шил Фридриха его престолов и освободил его подданных от долга повиновения. Напрасны были уступки, которые делал Фридрих, напрасны его предложения поднять меч по желанию церкви против монголов, харизмийцев и эйюбитов: папа думал только о погибели императора и всех 426

420 Штауфенов, об истреблении всего «змеиного отродья» Ближайшим следствием этого было то, что крестовая проповедь, относившаяся к Гробу Господню, обратилась против преемника Цезарей Посланцы папы призывали воинов к священной войне против императора и даже позволяли тем, который дали обет похода в Иерусалим, исполнить его войной против Фридриха. Доход соборов нм кретовый поход был обращен в эту войну; народы беспрестанно принуждаемы были к новым платежам и то там, то сям были изобличаемы обманщики, которые желали положить в собственный карман деньги, отданные и церковь. Неудивительно, что при таких обстоятельствах чрезвычайно увеличивалось нерасположение к войне на ііостоке Кого можно было осуждать, за то, что не хотели больше жертвовать своим имуществом или своей кровью и жизнью, если даже папа своекорыстно пользовался для своей личной выгоды благороднейшими побуждениями христианства? Французы не слушали воззваний церкви о помощи; король Генрих Английский заявил послам папы, что его подданные не раз были проведены крестовыми проповедниками и не позволят себя обмануть ічце раз: а в Германии развилось такое отвращение к иилигримству, что например, граждане Регенсбурга, ревностные приверженцы штауфенского императорского дома, постановили наказывать смертью всякого, кто носит крест на одежде Может быть, никогда бы поэтому не произошло нового обширного крестового похода, если бы именно в это время старое стремление к освобождению Иерусалима, истинный дух Готфрида Бульонского, не воплотился еще раз во всей чистоте в одном из могущественнейших монархов христианства Это был не кто другой, как король Людовик IX французский, его умная мать, Бланка, вое питала из него умного политика и вследствие этого он с блестящим успехом возвысил могущество французского престола и во внешних делах и относительно беспокойных вассалов, но вместе с тем он представлял своей личностью один из идеальных образов средневекового аскетизма Он молился днем и ночью, он постился и приказывал бичевать себя, он проливал благоговейные слезы, ;і после того, как он в конце 1244 года тяжело заболел и окружающие уже отчаялись в его исцелении, то его первым словом после глубокого обморока было, как го

421 ворят, приказание1 чтобы на его плече был прикреплен знак креста пилигримов. Его близкие испугались и старались навести его на другие мысли, но он упорствовал в своей воле, принял крест и, после того, как Лионский собор утвердил упомянутые выше решения способствовать священной войне, он созвал вельмож своего государства в парламенте в Париже Здесь его пример и проповедь папского легата, кардинала Одо Тускуланского, і ^влияла так, что целый ряд знатных господ решил принять участие в странствии к Святым местам, между прочим три брата короля, Роберт Артуа, Альфонс Пу атье, Карл Анжуйский, затем герцог Гуго Бургундский, граф Вильгельм Фландрский, граф Петр Бретанский, а из числа менее сильных Иоанн Жуанвильский, сенешаль Шампанский, достойный биограф короля Людовика Между тем до начала крестового похода и после этого было еще далеко. Едва ли было достижимо всеобщее поднятие христианства к войне с исламом, о чем мечтал Людовик, и даже число французов, которые заявили готовность к крестовому походу, было недостаточно для того, чтобы приступить к нему с основательными надеждами на успех Из последнего затруднения король, как по крайней мере рассказывают, вышел тем, что велел сделать тайно знаки креста на новых одеждах, которые он по обычаю дарил на Рождество всем своим приближенным и поэтому сделал почетным долгом для своего рыцарства следовать за ним на Восток. Но вне Франции предприятие Людовика не нашло большой поддержки. Только в Англии, с которой после долгой распри король заключил наконец перемирие, некоторые бароны и епископы приняли крест и решили участвовать во французском крестовом походе Затем дал еще обет совершить странствие к Святым местам король Гакон Норвежский, и Людовик предложил ему, как опытному мореплавателю, принять управление всем флотом пилигримов, но Гакон устрашился обязательства, которое могло бы отсюда произойти, и поэтому ответил, что его норвежцы слишком буйный народ, чтобы он мог вести его в Сирию вместе с французами; и он вскоре отложил поход на Восток, потому что римская курия позволила ему обратить 428

422 оружие против язычников по его соседству1 Если бы только Людовику удалось, как он долго надеялся, получитъ подкрепление для своего войска из Германии и Италии! По здесь все зависело от хода отношений между импераюром и папой Фридрих искал мира и потому вызывался, как только позволят ему обстоятельства, или сам он пой іи в Сирию, или отпустить с французами своего сына Конрада, или по крайней мере поддержать француэое но мере сил кораблями, оружием и съестными припасами Людовик с радостью слышал такие слова и неоднократно старался быть посредником между императором и папой, потому что, несмотря на свое смиренно о.іагочестивое настроение, он был вполне убежден, что Иннокентий относился к своему противнику с безмерным і новом и ненавистью. Но папу нельзя было смягчить* е Италии свирепствовала борьба Гвельфов и Гибеллинов, в Германии выставляли одного за другим антикоролей против Штауфенов, и потому в обеих странах нечего ы.іло и думать об оживлении прежней охоты к страні і виям в Святую Землю Наконец* и в самой Франции мнилась серьезная опасность для римской теократии и для крестового похода Людовика IX. Большое число французских баронов, возмущенных властолюбивыми і ребованиями папы и приверженного ему духовенства, составило союз для ограничения богатых владений церкни в деньгах и имениях и для сокращения судебной влаѵа и клира, и знатнейшие сановники Франции, и во главе іі\ королева-мать, Бланка, должны были еще раз настояігльно просить короля, чтобы он не исполнял обета, данного им только в болезни, по крайней мере не рискуя "обой, потому что не представляется никакой надежды на успех при том раздоре, который господствовал как на Западе, так и на Востоке. Однако Иннокентий с большою ловкостью противодействовал этому союзу тем, что 1 Гакон уже принял однажды крест в 1237 году и торжественно тжторил это после разрушения Иерусалима харизмийцами. Но пи I інігорий IX, ни Иннокентий IV не побуждали его серьехно к исполнению этого намерения и, напротив, позволяли ему, вместо того, поі прение язычников на севере. Кажется, каж дый раз после обета отл]мниться в Святую Землю Гакон боялся, что исполнение обета впуі к-ѵ его в распрю между церковью и империей, и папы, по ходу их попишки, имели достаточно причин удержать уступчивостью его доброе мі положение 429

423 привлекал на свою сторону то одного, то другого влия тельного человека, оказывая милости, и говорят, что представления своих подданных благочестивый Людовик обезоружил тем, что согласился с их требованием сложить крест, которого он потребовал в невменяемом состоянии болезни, но тотчас после того потребовал себе знак креста, как человек здоровый и с сознательной волей Таким образом, был решено, что новый крестовый поход будет предпринят пока только небольшим французским войском с небольшим отрядом англичан Между тем наступил 1248 год. Весною этого года королевские замки французского дворянства наполнились ревностными вооружениями Людовик, раньше чем дви нуться, велел своим чиновникам и монахам, которых он рассылал во все стороны, объявлять его подданным, что он готов оказать помощь во всякой просьбе, которая будет справедливо заявлена Этому благородному примеру последовали и другие знатные люди, как например это известно о владетеле Жуанвильском Затем король отправился в Сен-Дени, чтобы в святом месте принять знамя Франции, священную орифламу, вместе с пилигримским посохом и сумой, и рыцари подобным же образом освятились перед началом крестового похода посещением разных священных мест Когда войско двину лось в поход, оно представляло удивительное зрелище На короле не было ни меха, ни светлой одежды, ни дорогого металла его шпоры были железные, его собственное одеяние и конский убор были просты и темного цвета, и в этом также гордое рыцарство прекрасной Франции последовало его примеру Но уже поход до морского берега нарушил высокую гармонию, которой была ис.пол нена эта толпа пилигримов Местности в долине Роны были еще наполнены последними отголосками Альбигойских войн, разными раздорами и насилиями, и войско должно было прокладывать себе путь среди кровопролит ных сражений Вследствие этого целая масса простых воинов потеряла охоту к священному предприятию, повернула назад, и в Лионе выкупила освобождение от пили гримского обета у папы Иннокентия, которому эти день ги были очень не лишними Наконец, в последние дни августа Людовик отплыл вместе с главной частью войска с родного берега из Эгморта на флоте, состоявшем большей частью из нанятых генуэзских кораблей, между 430

424 и’м как остальные его войска отплыли из других гаваней, шобенно из Марсели ближайшей целью путешествия был Кипр 17 сентябри король благополучно достиг острова, и, конечно, лучше т т го для него было бы, если бы он продолжал поход без остановки Но так как некоторые отряды его войска еще иг прибыли, то он промедлил здесь и затем решил остать і я зиму на острове В продолжение зимы король Генрих Кипрский и его рыцари заявили, что готовы вместе с Французами бороться против ислама, но вред, который м.іпссла крестоносному войску долгая бездеятельность, <ильно перевесил это приращение силы Французские ба 1>оны истратили свои денежные средства еще до начала нойны, то там, то сям среди пестрого народа, наполнив того гавани Кипра, вспыхивали кровавые схватки, и '/ли не было недостатка в пище и питье, так как Людовии.же заранее велел собрать на острове большие запасы,..что непривычный климат и неправильный образ жизни порождали опасные болезни, от которых погибли кроме многих знатных господ и множества простого народа, не менее 260 рыцарей Кроме того, король Людовик сам челабил свою армию, послав небольшой отряд князю Бо <мунду V Антиохийскому, который просил у него помощи против туркменских орд, между тем как армянские пос і лы, жившие при французском дворе, в блестящем виде и юбражали победоносную борьбу своих соотечествен ников с иконийскими сельджуками и этими рассказами сманили многих пилигримов вступать на службу к коропо Гетуму Император Бальдуин II Константинопольский юже старался добыть из рядов крестоносного войска подкрепление для своего притесненного государства и получил по крайней мере обещание, что подкрепление бу.'нт ему дано после счастливого окончания крестового похода Д аж е монголы требовали своего рода помощи "г Людовика IX, они отправили посольство в Кипр, которое наговорило много слов о склонности князей своего и!рода к христианской вере и указывало на то, что война монголов с халифатом Багдадским и борьба крестонос пгн с Эйюбитами в сущности составляет предприятия против одного и того же врага. Людовик ответил на это ѵпещаниями обратиться в христианство и посылкой дорогих подарков, а именно великолепно украшенного шатра і 431

425 Кажется, во время долгого пребывания на острове 1>ра нцузы составили роковой план напасть на врагов не і Сирии, а в Египте Император Фридрих, который все зремя был в наилучших отношениях с королем Людови- <ом и, несмотря на свою распрю с папой, охотно снабжал <ороля своими военными припасами, насколько можно: удить, всегда был того мнения, что крестоносцы попробуют завоевать Иерусалим Напротив того, римская <урия, которая должна была бояться, что Штауфены тогда утвердятся на Востоке, вероятно, побуждала фран цузов к походу на Египет В этом же направлении могло повлиять и то, что в то время восточные христиане были з различных мелочных ссорах между собой, и тамплиеры старались даже подвинуть короля Людовика не на смелый бой, а на слабый мирный договор с султаном Эйюбом Гогда могло казаться лучше, не стесняясь враждой и сепаративными желаниями сирийских партий, схватить быка за рога и большим поражением Егиггта раз и на всегда решить судьбу Святой Земли Ужасное несчастье, которое некогда постигло на Ниле кардинала Пелагия, не остановило дерзкого предприятия, потому что крестоносцы думали, что легко могут избежать ошибок, которые сделал этот неумелый полководец. Весной 1249 года начались ревностные приготовления к переезду в Египет С трудом набирали во всех сторон достаточный флот, как из больших военных кораблей, так и небольших и плоскодонных судов для непосред ственного нападения на неприятельский берег Пришли еще некоторые подкрепления из Греции, где зимовала часть крестоносцев Когда все было собрано вместе, то насчитывалось более двух с половиной тысяч французских рыцарей, значительные толпы кипрских, сирийских и английских господ со множеством оруженосцев и слуг вообще видное войско Флот состоял из 120 больших и более 1600 мелких судов, но вооружение этой армады потребовало много времени Потом отплытие было задержано бурной погодой Наконец, 30 мая, армада вышла в открытое море и через несколько дней завидела берег Египта и башни Дамиетты Султан Эйюб, хотя с некоторого времени был тяжело болен, все-таки заботливо при готовился к этому нападению Его войска и корабли были готовы к прикрытию главных гаваней в дельте Нила Поэтому, когда кресто- 432

426 Носим подплыли к дамиеттскомѵ устью Нила они увидели ЙР н\ч собой большую враждебную силу готовую к бою Но и и них. после долгих бездеятельных промедлений, с удноепной силой вспыхнула прежняя ярая жажда боя Хотя 5 июня вблизи берега находилась только часть Их флота, рыцари тотчас кинулись в самые маленькие суденышки, приставали там и сям и навстречу скачущим Крагам выставляли ряды своих неодолимых коиьев Король Людовик, горя нетерпением, прыгнул с борта по плечи в воду и стал наряду со своими храбрецами Вскоре христиане стали достаточно сильны, чтобы перейти к на падению, а мусульмане, сильно напуганные своей не «жиданной неудачей, после слабого сопротивления поки пули поле сражения Высадка последовала на том же самом месте, как в 1218 году, в низменностях на западе от Дамиеттского ѵетья Нила Разбитые перешли по понтонному мосту через Нил, назад в Дамиетту, но только распространили і;ім панику, которой сами прониклись, среди гарнизона н жителей крепости Долгое сопротивление ужасному, необузданному нападению христиан казалось невозмож ним, и в то же время не ожидалось никакой большой помощи от больного султана Поэтому в темноте ночи бежали с боязливой поспешностью на юг, во внутрь страны, сначала войска, потом обыватели города с женами и детьми На другой день, 6 июня, христиане были еще ілпяты выгрузкой своих военных припасов, когда к ним пришла поразительная весть об очищении Дамиетты. С пеликим ликованием, с священными песнями они двину лись в оставленный город, завладели богатой добычей, обратили мечети в христианские церкви и поставили над ними епископа Таким образом, начало этого крестового похода ознаменовалось необычным счастьем Но все-таки надежды на будущее были весьма смутны Султан Эйюб назначил строгие наказания бежавшим из Дамиетты и этим успешно предупредил дальнейшее распространение трусости среди своих войск Кроме того, войско росло со дня на день, благодаря свежим подкреплением, и вскоре оказа лось таким воинственным, что оно могло уже высылать один за другим отряды легких всадников, чтобы беспо коить христиан внезапными нападениями некоторые му еульмане были даже так отважны, что в темную ночь за 433

427 мешивались между пилигримами и убивали то там, тс» сям спящих, чтобы получить награду, которая им была обещана за такие смелые выходки С другой стороны, число христиан было едва достаточно, чтобы занимать Дамиетту и в то же время начать большое предприятие внутри страны, а хуже всего было то, что время года на долгие месяцы задерживало продолжение крестового похода Некогда кардинал Пелагий начал летом свой поход к Каиру и был побежден не оружием врагов, л скорее разлитием Нила Поэтому теперь не нужно было покидать безопасного положения на берегу до тех пор, пока поздняя осень не будет защищать от страшных наводнений Между тем король Людовик велел усилить укрепления Дамиетты вне города, в лагере, защищенном окопа ми Здесь христиане могли, правда, не подвергаясь опас ности, ожидать дальнейшего ходя событий, но новая без деятельность, на которую они были осуждены, в высшей степени вредила внутренней твердости войска Как ры цари, так и слуги предались беспорядочному распутству, лагерь наполнился завистью и враждой, и нередко некоторые знатные господа предпринимали дерзкие грабительские набеги в окрестности или тайно выезжали на безумно отважный бой с неприятелем несмотря на то, что всякие такие самовольные действия были строго запрещены Ко роль Людовик, предавшись исключительно своим благочестивым побуждениям, не обладал необходимой решительностью и твердостью, чтобы сильной рукой подавить все эти беспорядки и дисциплина войска до такой степени расшаталась, что оставляла очень мало надежды на дальнейшие победы. Летом и осенью 1249 года в Дамиетту прибыли, правда, еще значительные подкрепления, напр., отряд англичан под предводительством Вильгельма «Длинный меч», графа Салисбюри, а в особенности целое войско остав шихся французов, которых только теперь привел с родины один из братьев Людовика, Альфонс Пуатье. Однако, когда после этого был военный совет о продолжении крестового похода, среди французских баронов оказалась большая разноголосица мнений. Одни требовали завоевания Александрии, т е обдуманного, осторожного расширения христианского господства на египетском берегу, другие упрямо требовали похода на Каир, на том 434

428 >і"ании, что если хочешь убить змею, то должно раз і гь ей голову Во главе этих бурных воителей стоял) Роберт Артуа Людовик не мог противоречить своему у, более разумные рыцари не хотели, наконец, гнаться трусами, одним словом, 20 ноября войско іялось и двинулось к югу, вдоль Нила, по тому же ип частному пути, который три десятилетия тому назад ирітел христиан к погибели. Войско двигалось чрезвычайно медленно Для не- Гюльшого расстояния от Дамиетты к Мансуре потребопалея целый месяц. В продолжение этого времени неприятель выступал против христиан только небольшими отрядами, было трудно также преодолевать затруднения пути, так что можно было почти прийти к мысли, что замедления происходили от переговоров о заключении мира. Говорят, что султан Эйюб предложил тогда крестоносцам выдачу Иерусалимского королевства и выгодный торговый договор, если они отдадут ему Дамиетту И вообще очистят Египет Но это известие недостаточно достоверно, и мы знает только, что христиане потеряли Чрезвычайно много времени, в которое они тем легче могли бы достигнуть самых решительных успехов, что султан Эйюб умер уже 21 ноября, между тем как его сын Туранша находился далеко, в Месопотамии Правда, идова Эйюба, султанша Шедшер Эддурр старалась скрыть смерть своего супруга, пока не прибудет в Египет быстро оповещенный наследник престола, а один из ее нужнейших офицеров, Фахреддин, возбуждал религиозимй фанатизм мусульман к войне против христиан, но очевидно, что сила Эйюбитов едва выдержала бы в этот момент сильное и быстрое нападение крестоносцев Наконец, 21 декабря, войско пилигримов, в числе 60000 человек, подступило к Мансуре, но очутилось здесь п весьма тягостном положении С правой его стороны находился Дамиеттский рукав Нила, впереди широкий и глубокий канал Ашмум Тана, который тянется от Нила на северо-восток, а по другую сторону канала расположились, опираясь на крепкую Мансуру, лучшие боевые силы неприятеля, частью на суше, частью на кораблях египетского нильского флота Таким образом, мусульмане занимали необыкновенно твердую позицию, к которой французы думали подойти только тем что начали строить плотину через канал Ашмум Тана это было и 435

429 I трудное и продолжительное предприятие, которое дав.і и- врагам сотни случаев к почти безопасной и успешней обороне Метательные машины египтян обстреливали р.і бочих на плотине почти беспрерывно, их корабли внезам но нападали на отдельные части христианского флот.і который следовал за крестоносным войском до Мансуры их сухопутные войска переходили в отдаленных месг.п то Нил, то канал и нападали на крестоносцев к их ужа< у с тыла Ввиду этих обстоятельств король Людовик ве.и і сильно укрепить окопами лагерь, который он занял <". своими людьми на мысе между Нилом и каналом, а д.г.і защиты работавших на плотине велел поставить мной* численные метательные машины и воздвигнуть две болі. шие башни из-под их крыш скатывались камни в кан;м между тем как с их зубцов летели стрелы и копья в м\ сульман Плотина постепенно подвигалась вперед, но к<> гда она приблизилась к противоположному берегу, н< приятель направил течение реки в искусственно сделан ное за ней углубление, так что перед рабочими сноіи разлилась водная поверхность Французы еще не испуім лись этого Но когда обе башни были зажжены непрня тельскими снарядами и когда третья башня, построй!..і которой удалась только с большими усилиями, потерпе.'м ту же судьбу, то король и бароны увидали себя в самом беспомощном положении Массы войск окончателыіи одичали за это печальное время В одном месте являл" і раздор и возмущение против начальников, в других тупое отчаяние или злые насмешки над христианами, потому что «Бога, которого называют повелителем войск, так часто побеждают его враги, что, вероятно, зак<ш Магомета сильнее, чем вера Иисуса Христа», Во время этой горькой беды один бедуин предложи і королю Людовику за большое вознаграждение показам, брод через канал, немного в сторону от христианское лагеря. Предложение было принято, и рано утром, 8 фен раля 1250 г., большая часть войска потихоньку двинѵ лась, между тем как другая часть осталась караулим, лагерь. Переправа удалась без особенных потерь, хоп глубина воды-была довольно значительна. Во главе вон ска должны были идти тамплиеры, а затем должен бы.і следовать граф Роберт Артуа Но последний просил к<> роля пустить его вперед и обещал не делать необдуман ного нападения Людовик поверил слову буйного прип 436

430 и допустил этим самым ужасное несчастье Едва граф орт завидел первые неприятельские отряды, как с мким воинственным криком бросился на них Тамп)Ы примкнули к нему Они на всем скаку достигли исуры, въехали в город и проскакали через него ждавшиеся на пути были раздавлены Однако мусуль- Не ободрились в тылу этого войска, забррикадировали нсуру и вовлекли отрезанные войска в ужасный бой, отором были убиты граф Роберт, триста французских царей, почти все англичане и около восьмидесяти плиеров Остальные эскадроны крестоносного войска лсдовали между тем примеру принца, произвели в ульманском лагере под Мансурой убийства и разру имя и убили самого эмира Фахреддина Но и здесь нентель мало-помалу оправился и принудил христиан яду невыгодных отдельных.сражений Лучшими войми неприятеля были мамелюки, туркменские воины, мы сражений", которых султан Эйюб, подобно своим дшественникам, в большом числе привлек к себе на жбу1 Главный бой сосредоточивался долго и кроволитно около отряда рыцарей, которым предводительовал сам король Людовик. Правда, этот отряд зашился с героическим мужеством, и иной храбрый рыцарь ал, что когда-нибудь расскажет французским дамам этом жарком дне Но мало-помалу христиане были отмены к каналу, Людовик был в величайшей опасности асть в руки врагов Распространилось отчаяние и поило многих к трусливой попытке бежать через воду течение увлекало ослабленных людей и уносило в море Хрупы, вместе с лошадьми и оружием, целыми массами да лагерному гарнизону удалось с большим трудом окинуть через канал мост и прийти на помощь к коро- Мусульмане, также сильно истощенные, наконец претили бой и предоставили христианам владеть южным ітом канала Египтяне имели право радоваться тау исходу этого сражения, потому что выгода, которой 1 Первоначально мамелюки были рабы, подготовленные к военной Пе Эйюбиты преимущественно пользовались ими и составили из образцовое войско, которое набиралось из разных народностей, особенности из туркменских племен При султане Эйюбе они сдеі'ь так многочисленны и сильны, что вскоре могли добиваться пдетва над теми князьяци и народами, которым до тех пор служили м мечом 437

431 достигли крестоносцы, была победой Пирра У них не было средств заполнить те огромные опустошения, которые сделала среди них смерть. Следующие дни прошли в общем спокойно Христия не окопали и тот лагерь, который заняли теперь на южной стороне канала, и рядом с прежним временным мостом построили второй, более крепкий мост Но уже 11 февра ля появился с большой силой неприятель и напал со всех сторон на позиции пилигримов. Мусульмане набросилисг, на своих противников с огнем и оружием, сожгли новые укрепления, которые второпях были сделаны только и:і дерева, и вторглись там и сям в улицы лагеря. Нужна была самая непоколебимая стойкость всех крестоносных рыцарей и самого короля, чтобы мало-помалу уничтожить мусульман, которые считали, что победа уже в их руках, и заставить их покинуть поле сражения Сила сопротивления, которую христиане выказывали в этот день, доставила им недели на две спокойствие, прерывавшееся только незначительными стычками Однако, они не могли воспользоваться этим, чтобы приготовиться к дальнейшему походу на Каир, потому что были уже слишком слабы для этого. Для них был только один выбор оставаться на Ашмумском канале или вернуть ся в Дамиетту Последнее могло быть спасением, между тем как первое вело к верной гибели. Слишком гордые для того, чтобы вовремя уступить неприятелю, христиане со дня на день оставались в своем лагере, пока стремительная опасность, в которой они находились, не стала ясна для самых близоруких глаз А именно, 27 февраля в Мансуру прибыл юный султан Таранша, и в военные предприятия египтян вошла новая жизнь. Правда, сначала египтяне не сделали напа дения на храброе христианское рыцарство, но зато большое число египетских кораблей было тайно переправлено в Нил между Мансурой и Дамиеттой, чтобы напасть оттуда в тыл крестоносного флота Последний внезапно очутился под нападением с двух сторон и окончательно погиб от двойного натиска После этого мусульманам было уже не трудно отрезать и сухопутное сообщение между Дамиеттой и лагерем крестоносного войска. Египетские партизанские отряды перехватили целые караваны, которые должны были доставлять съестные припасы к Ашмунскому каналу В христианском лагере от- 438

432 "рылся голод и, в связи с жарой африканского лета фоизвел ужасно опустошительную моровую язву На іоиец, король Людовик понял, что он принужден отсту «М’п. он покинул лагерь, лежащий к югу от канала, и ' пжал только мосты через него с мостовым укрепле і на другом берегу Кроме того, он предложил султа пр и обещал освободить Дамиетту, если христианам ратят Иерусалимское государство Но Туранша не ;ісился на это, и вскоре горькая нужда заставила тиан совершенно покинуть позицию при канале >ю с 5 на 6 апреля остатки войска и флота должны і стараться открыть путь в Дамиетту Но враги были сльным и заметили приготовления французов к от пению Кроме того, это отступление в трахе и злобе >сделано так беспорядочно, что даже не были слома юсты через Ашмунский канал, и неприятель был как іриглашен к быстрому преследованию Только что ігримы начали отступление сухим путем и водой, мусульмане уже всюду следовали за ними по пятам >езный бой загорался только там, где какой-нибудь ый рыцарь готов был скорее получить мученический ц, чем сдаться „язычникам“ В остальном, последним 0 давалась победа Они убивали сколько хотели хри н, которые, слабые и больные, едва двигались, а тем -с могли управлять оружием остальных они взяли он Король Людовик, может быть, мог бы спастись, бы, как ему советовали, ушел впереди своих Но очестивый воин никак не хотел этого и, наоборот, на ілся в арьергарде своего войска Конечно, он также юг более сражаться, потому что и он подвергся ла ой морояой язве Он лежал, наконец, глубоко іценный, на земле, его голова покоилась на коленях остой женщины, которая в это время была поблизоего смерть ожидалась с часу на час, между тем как /льмане подступали все ближе Его захватили в плен >бно его братьям и всем тем, кто еще был убит на іблях и на суше отуманенными победой врагами і ти никто не спасся (огда в лагере Туранши пронеслась весть об этом ог [ом успехе, то там поднялось шумное ликование іи ты хочешь представить себе число убитых, писал ;ін своему наместнику в Дамаск, то подумай о мор- 1 песке, и ты не ошибешься» Пленных повели в Ман- 439

433 суру связанными; тысячи из них, преимущественно бел ные люди, вместе с рыцарями, были мало-помалу перс биты; зато с королем, его братьями и остальными знаі ными господами мусульмане обращались с большей бс режливостью, отчасти даже с внимательной нежностью, потому что султан надеялся заключить с ними выгодный договор. Вскоре начались переговоры, а так как даже угрозами нельзя было заставить французов к иному соглашению, то вскоре пришли к следующему результату' за свое освобождение из плена король должен был очистить Дамиетту, а за освобождение своих товарищей заплатить миллион червонцев, круглой суммой десять миллионов франков, Но так как при своей высокой щедрости король не испугался громадной величины выкупа, то Туранша не хотел уступить своему пленнику в великодушии и сам спустил сумму с требуемого миллиона на 800000 червонцев Но этим договором еще не кончились страдания, которые должны были перенести французские крестоносцы Потому что Туранша был легкомысленный и неразумный юноша, который, несмотря на одержанную блестящую победу, уже возбудил к себе в Египте злую неприязнь Султанша-вдова Шедшер Эддурр, важнейшие эмиры страны, храбрые мамелюки, одним словом, все, которым он был обязан своим престолом и победой, были оскорб лены его пренебрежением, в он сам безрассудным обра зом предпочел им своих молодых товарищей, которых он только незадолго привел с собой в Египет Первые ждали для себя еще худшего, когда, вернув Дамиетту. султан окончательно утвердится в правлении Составил' ся заговор на жизнь Туранши 2 мая на него напал с обнаженным мечом эмир мамелюков Бибарс, очень даровитый, но вместе с тем необузданный дикий воин, но только ранил его Тотчас же после этого мамелюки поднялись целой массой, взяли приступом дворец султана и ужасным образом убили несчастного. Пленные христиане были свидетелями страшной сцены; они боялись, что возмущение может обратиться и против них, и действительно в том диком смятении, которое последовало за смертью Туранши, их жизнь находилась некоторое время в серьезной опасности. Но.мало-помалу волнение улеглось. Шедшер-Эддурр была назначена регентшей. Эмир Эйбек сделан при ней на- 440

434 ником государства, и договор заключенный с коро Людовиком, не только был подтвержден, но даже олько изменен в том, что тотчас после освобождения шых должна была быть уплачена только половина у иных денег, а остальная только по прибытии пленв Сирию, Аежду тем в Дамиетте.проявлялось изменчивое ннн’ние. При первом известии о погибели крестоносноюйска, часть тамошних христиан трусливо хотела іпуть город. Но в стенах Дамиетты находилась также ѵііруга Людовика, Маргарита, которая совершила до ' и — пор путешествие вместе с пилигримами и в это самое и «\мя родила сына, Иоанна, который получил прозвище 11’истана, в память печального времени, в котором он н.ічал свою жизнь. Благородная женщина не сробела, несмотря на свое в разных отношениях стесненное по- ічжение, и одобрительными словами и богатыми подарі.іѵіи побудила своих единоверцев удержать Дамиетту і<> освобождения короля. Но, кажется, из этого едва не произошла новая опасность. Те же самые люди, которые ц первую минуту страха думали только о бегстве осоіи нио называют итальянских купцов в конце концов, і говорят, самым решительным образом противились сдаче города, как в 1221 году 6 мая пробил час для освобождения знатнейших пленников Но они до последний минуты должны были находиться в страхе и заботе Едва крестоносцы очистили Дамиетту, как дикие орды мусульманских воинов бросились в город и избили множество пилигримов, оставшихся там по болезни, которые по договору дол ж Иы были быть пощажены В то же время эмиры совеща Лись между собой, не будет ли для них выгоднее удержать в плену короля и баронов Военные люди были против освобождения, и только жадность большинства К обещанным деньгам помешала нарушению договора, по крайней мере, в этом отношении Был уже поздний Вечер, когда наконец Людовик и его близкие были освобождены и могли отправиться к более счастливым товарищам, которые ожидали их близ Дамиетты На следующее утро некоторые бароны немедленно выехали на родину. У них не было другой мысли, как бежать из этой страны, где они подверглись такими невыносимым бедствиям. Напротив, Людовик остался еще не 441

435 сколько дней на египетском берегу, потому что хокм тотчас же уплатить обещанную половину выкупа и этим прежде всего добыть свободу своему брату, графу Алі. фонсу Пуатье, который оставался у неприятеля залож ником С большим трудом была собрана огромная сумм.і в 400000 червонцев- Так как у Людовика не достало собственных средств, он должен был просить у присут ствующих тамплиеров займа, а когда последние заявили, что не могут самовольно распоряжаться сокровищами ордена, то не оставалось ничего другого, как просто от нять у них нужную сумму Когда мусульмане были вполне удовлетворены, король отправился на берег моря, чтобы отплыть Но он еще не ушел в море, как его догнал отпущенный наконец Альфонс Пуатье. Тяжело измучен ные страдальцы вместе сели на корабли и отправились в Аккон, где их ожидал самый сердечный прием Но можно ли было продолжать отсюда крестовый поход? Людовик командовал теперь немногими графами и рыцарями, которые почти без исключения исполнена были страстным желанием вернуться домой, и их ж ел а ние было сильно поддержано известиями, приходивши ми из Франции А именно, на их родине сначала так мало верили погибели гордого крестоносного войска, что первых посланцев, которые принесли это печальное известие, преследовали как обманщиков и частью даже казнили Но мало-помалу пришлось убедиться в справедливости ужасного слуха, и французы стали бояться, что противники французской короны, особенно англичане, воспользуются удобным случаем для возобновления прежних враждебных действий. Поэтому королева Бланка уговаривала своего сына вернуться во Францию как только можно скорее. Но Людовик был другого мнения и настаивал на нем, хотя на собранном в Акконе военном совете все французские бароны, кроме одного, были решительно против него. Этот единственный был владетель Жуан вильский, сенешал Шампанский, которого король уже давно полюбил за его отвагу, так же как за его откровенный и даже в злейшей опасности хороший характер, и все больше к нему привязывался Опираясь на его одобрение, Людовик объявил, что хочет остаться в Святой Земле еще некоторое время. Это решение короля имело, впрочем, то основание, что расчет с египтянами был еще не вполне окончен. До 442

436 Ш Х пор египтяне отпустили из плена одновременно с Лю- ДЬішком только небольшое число знатных господ, между м как в Египте оставались в заключении еще многие другие христиане, которые были взяты мусульманами нитью во время последнего похода, а частью еще в прежііін годы При заключении договора эмиры обязались…уетить всех этих несчастных, а также всех больных, <» і івшихся в Нильской области до выздоровления. Праві і больные были большею частью убиты необузданными Ир н ами при обратном занятии Дамиетты, и тем более >"і ѵсть заставляла благочестивого Людовика сделать и*.-, что было в его силах, для несчастных, оставшихся иг в живых Поэтому он отправил посла к эмирам,…бы напомнить им об исполнении договора Успех этой м*i>ы был крайне невелик, потому что вместо многих тыі я і были отпущены только несколько сотен пленных и…лети таких, которые были каждый с состоянии заплати" за себя особый выкуп Но вскоре после этого пред <і.іпился удобный случай добиться от эмиров угрозами і<і. чего они не хотели выполнить по доброй воле. Убийі і но султана Туранши глубоко оскорбило сирийских му- «ѵіьман; они не хотели подчиниться управлению египетп нч офицеров, явились претенденты на султанское до- юццство, и одни из них, князь Юсуф Галебский, прапі!>к Саладина, захватил Дамаск, двинулся оттуда на юг и предложил христианам союз для войны с Каиром Между и м в области Нила также произошел переворот Эмиры, чюбы усилить свое положение, удалили от правления і у ітаншу Шудшер-Эддурр и возвели на престол принца Музу, внука Алькамила, но они боялись, что не могут о и/ако равняться с соединенными силами дамаскинцев и христиан Когда Людовик пригрозил им теперь соединиться с Юсуфом, если они не исполнят его волю, они июрично дали свободу нескольким толпам пленных рыцарей, слуг и детей и даже отказались от второй половины выкупа, которую король был им еще должен. Среди всего этого прошло довольно много времени, и у Людовика пробудилось желание новых подвигов за Снятую Землю. Правда, число его военных сил все уменьшалось, потому что среди них ужасно свирепствовали Смертельные болезни, большею частью последствия перенесенных страданий, и потому, что почти вся знать, между Прочим также графы Пуатье и Анжу, вернулись во Фран- 443

437 циго Но, несмотря на это, король надеялся вскоре пол ЧИТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫСТуПИТЬ На ВОЙНу С СИЛЬНЫМ В»! ском, так как родина не покинет его окончательно. В густе 1250 года он красноречивым окружным послание призывал своих подданных сесть на корабли следующей весной, чтобы вместе с ними изгнать из Святых ме< і врагов Иисуса Христа То время, пока к нему еще ш прибыли новые войска, он употребил отчасти на поломки чество в Назарет, которое он совершил с величайшим смирением, одетый во власяницу на голое тело, отчаси на восстановление разрушенного города и крепосі Цезареи Франция не осталась совсем безучастной к воззваниі о помощи своего благочестивого короля Но движени* которое началось теперь, было могилой последних надеж і Святой Земли В то время, как герцоги, графы и рыцари, решительно отказывались приносить дальнейшие жертик для Иерусалима, простой народ, как во дни Петра Амьен ского, поднялся, исполненный необузданного фанатизм.і и своим слепым увлечением причинил великий вред дел Креста. Около Пасхи 1251 года в Пикардии и во Фланд рии, то есть в местностях, около которых подвизалоі Петр Пустынник, появился старый фанатик, который, п<> словам его, был признан к крестовой проповеди повело нием Девы Марии Так как он называл себя уроженцем Венгрии, то его назвали венгерским учителем, а поел-, его несчастной смерти его упрекали в том, что он бы.) отступник, научился у мусульман колдовству и хотел только выдать султану Вавилона (Каира) множество христиан, чтобы через это он завладел Францией На самом деле учитель хотел с войском двинуться войноіі против ислама Но он обратился к крестьянам и пастухам потому что Господь показал немилость к тщеславному рыцарству, а бедным и презираемым дарует честь спасе ния Святого Гроба К нему стекались тысячи людей, являлись знамения и чудеса в крестьянское войско замешались мальчики, девки и всякий сброд, и вскоре вся эта толпа, как ужасный бич страны, переходила с места на место. Одни убивали и грабили, потому что могли делать это безнаказанно, другие воровали, чтобы утолить голод, но хуже всего влиял дух возмущения, который насадило учение этого проповедника Так как спасти Иерусалим должны были не знатные, а простые люди, 444

438 011,-ічит, эти последние были призваны занять также места Цнч.ільства, а также и духовенства Они думали, что не Нуждаются больше ни в папе, ни в епископах, ни в ученых ниюгах, ни в монахах, они совершали и расторгали >;іки, они проповедовали, святили воду, исповедовали разрешали грехи Священников, которые им сопротиви ' пісь, хватали, мучили и многих из них убили Наконец, бывало и в прежних народных движениях этого рода, * дошло до злобного преследования несчастных ев Івижение этих диких сумасбродов, «пасторалей», > ило из Амьена через Париж и Орлеан до Буржа *ім[ держались довольно долго благодаря большому их (и* лу, доходившему до 100000 Но когда за Буржем учи- м іі> был убит одним человеком, не верившим в его чуц<-і л, вся эта толпа быстро рассеялась. Более благора.чумные вернулись по домам, самые возбужденные пали м распре и битве со своими прежними товарищами или Лили захвачены и казнены правительством Единствен- ні.ім следствием всего этого безумного предприятия было и>, что все больше распространялось отвращение к крестовым проповедям Поэтому Людовик почти не мог ожидать подкрепления из Франции Но ему не высылали помощи и короли Кастилии и Англии, которые в то время приняли крест Один из них вскоре умер, а другой воспользовался своим обетом паломничества только для того, чтобы наполнить чюю кассу жертвованиями на крестовый поход. Но нмым вредным было опять отношение папы к делу Свяой Земли. Правда, исполняя просьбы Людовика, Иннонітий IV призывал в обширном районе народы к крестоому походу, но в то же время непрерывно и с страстной добой продолжал войну со Штауфенами. Император ридрих, который искренне сожалел о неудаче француои в Египте и старался об освобождении пленных в пире, умер 13 декабря 1250. Папа с тою же непримириой ненавистью преследовал его сына и преемника, кооля Конрада IV: крестовый поход проповедовал против гго; крестоносцы должны были распространять господтію церкви не на Востоке, а в Европе; от кого же тогда ожно было требовать жертв для войны с исламом? Однако разрушение надежд не заставило короля Люоиика тотчас же оставить Сирию «ни это, ни какое 445

439 другое несчастье, говорил он, не может отнять меня любви к Христу» Весь 1251 год он усердно строп > стены Цезареи и от времени до времени обращался христианскому миру с просьбой о помощи, но они ОСГ.І лись бесплодны Весною 1252 года ему как будто прсм ставился удобный случай к успешным действиям, потом, что египтяне, находившиеся в тяжелой борьбе с сирин скими мусульманами, предложили ему союз против іт след них Людовик пошел в Иоппе, чтобы отттуда соеди ниться с египтянами несколько южнее. Но неприятсѵп. занял Газу большими силами и этим принудил францу зов оставаться в Иоппе в бездействии. Король восполі. зовался вынужденным досугом для укрепления этого п> рода новыми стенами и башнями он сам таскал камни для постройки, чтобы заслужить прощение своих грс хов. Во время его пребывания в Иоппе к нему явилаі > Люция, вдова только что умершего Боэмунда V Ангио ского, и ее сын, Боэмунд VI, и просили его разреши! их разногласие. А именно, Люция, по несовершеннолетп своего сына, была правительницей Триполиса и Антиохім но жила исключительно в первом городе и потому по вергала большой опасности другой город, который нуждался в более сильной защите, потому что его беспреры но теснили турки Поэтому ее сын, рано развившийі даровитый юноша, желал тотчас получить в свое упраі ление по крайней мере Антиохию, достиг теперь при не мощи Людовика своей цели и с тех пор посвятил сег отважной защите древней столицы своих предков В 1253 году положение восточных христиан внезамі изменилось. Египтяне и сирийцы заключили мир и состл вили теперь могущественную враждебную массу, котор;' легко могла бы истребить крестоносцев, если бы этого зл хотела Дамасские войска, которые до сих пор занимал; Газу, вскоре возвратились на свою родину Прохол мимо Иоппе и Аккона, они ужасно напугали жителей ворвались в Сидон, который незадолго перед тем у>і был раз взят мусульманами, и с ужасной дикостью та бесчинствовали и убивали. Людовик последовал за ним> с небольшим войском из Иоппе на север, по дороге дел л лись предложения захватить то или другое неприятелі ское место, и вследствие того часть его рыцарей сдела.і попытку взять Баниас, а наконец так же пошел в Сидом Так как дамаскинцы уже ушли оттуда, он занимался 446

440 погребением умерших и восстановлением разрушенных і іі-п При этом ом сам помогал переносить к могилам і руны, подвергшиеся уже тлению Таким образом, пребывание Людовика в Сирии могло продолжиться еще некоторое время Но тамошние хри иіане мало-помалу начали желать, чтобы он оставил і пятую Землю они, очевидно, боялись, что именно его присутствие будет возбуждать мусульман к нападению I' тому же в ноябре 1252 г умерла его умная мать Блаик.і. и Франция требовала своего короля, который более чім когда-нибудь обязан был защищать свое государство и внутренних и внешних врагов Все это начало колебать I"шимость Людовика. Тем не менее он и теперь продолжал совершать процессии, моля Бога о знамении' остатв і і ли ему или вернуться домой, и только 24 апреля 1254 г ом отплыл из Аккона со своей женой и детьми Корабль Людовика претерпевал большие опасности от тумана и и погоды, но молитвы и благочестивые обеты приносили ующим спасение в каждой опасности, и в конце июня 'Довик со своими близкими благополучно прибыл к огам Франции Народ принял его с одушевлением Хотя крестовый іючод был самым страшным образом неудачен и сам Люіоііик был виноват в некоторых ошибках в управлении поисками, но все это перевешивалось удивительной тверюгтью короля, которую он одинаково высказал и в поіп іе, и в ужаснейшем поражении. Он явился для франиѵ юв идеальным образцом христианского рыцарства, и нем еще раз выразилось все то, что они почитали под именем Петра Амьенского и Готфрида Бульонского. Он (ни искренне предан церкви, не служа никакой иерархи- 'н (кой тенденции. Несмотря на свое мечтательное благо- ичтие и аскетическое самобичевание, он не забыл и осіи’иных условий нашего бытия и прежде всего был неж о!' ѵі супругом и отцом Отважный, как лучший из его іарей, непреклонный перед самыми тяжелыми удачи судьбы, соотверженно щедрый для окружающих и ренный в своей жизни он выполнял таким образом і' ородетели, за которые по смерти должен был получить м і тание Святого.


PD-icon.svg Это произведение находится в общественном достоянии в России.
Произведение было опубликовано (или обнародовано) до 7 ноября 1917 года (по новому стилю) на территории Российской империи (Российской республики), за исключением территорий Великого княжества Финляндского и Царства Польского, и не было опубликовано на территории Советской России или других государств в течение 30 дней после даты первого опубликования.

Несмотря на историческую преемственность, юридически Российская Федерация (РСФСР, Советская Россия) не является полным правопреемником Российской империи. См. письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862, письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007.

Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1925 года.

Flag of Russia.svg