Карпов В. Н., Содержание восьмой книги/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Содержание восьмой книги
авторъ Василій Николаевичъ Карповъ
Изъ сборника «Сочиненія Платона». Источникъ: Содержание восьмой книги // Сочинения Платона : в 6 т. / пер. В. Н. Карпова — СПб.: типографія духовн. журнала «Странникъ», 1863. — Т. 3. — С. 395—397. Карпов В. Н., Содержание восьмой книги/ДО въ новой орѳографіи


[395]

СОДЕРЖАНІЕ ВОСЬМОЙ КНИГИ.

Изложивъ то, что казалось необходимымъ для разрѣшенія недоумѣній, которыя представлялись собесѣдникамъ, Сократъ, по убѣжденію Главкона, возвращается къ вопросу, предложенному еще въ началѣ пятой книги. Начертавъ образъ наилучшаго государства, чтобы узнать совершеннѣйшую природу человѣка, онъ рѣшается описать также четыре худыя формы государственнаго правленія и показать, что тѣ же самые виды порчи проявляются въ душахъ и нравахъ отдѣльныхъ человѣческихъ личностей. Поэтому полагаетъ онъ разсматривать предметъ такъ, чтобы, объяснивъ происхожденіе, природу и свойства каждой формы правленія, предлагать потомъ всякій разъ и образъ человѣка, замѣчая въ немъ тѣ же недостатки, какіе замѣчены были въ соотвѣтствующемъ ему правленіи. Это разсужденіе Сократъ начинаетъ вопросомъ: какимъ образомъ предначертанное имъ наилучшее государство, которое по всей справедливости должно быть названо аристократическимъ, можетъ мало-по-малу измѣниться въ худшее, и дать начало четыремъ худымъ формамъ правленія: тимократіи, олигархіи, димократіи и тиранніи. Та аристократія, или совершенное правленіе, хотя и не легко, при своемъ устройствѣ, можетъ возмущаться: такъ какъ все раждающееся подлежитъ законамъ измѣняемости, то и она не въ состояніи сохраняться постоянно и безъ измѣненій. Такимъ образомъ, по неизбѣжному закону судьбы, правители города, при выборѣ юношей и дѣтей для приготовленія ихъ къ рожденію новаго поколѣнія, когда-нибудь погрѣшатъ, — и отъ отцовъ послѣ того естественно произойдутъ худшія дѣти; а изъ этого мало-по-малу выйдетъ то, что души и нравы гражданъ, [396]пренебрегши древнія постановленія государства, испортятся и частію отъ своекорыстія, частію отъ честолюбія, сдѣлаются развратными. Сократъ говоритъ, что аристократія прежде всего должна измѣниться въ тимократію, какая дѣйствуетъ въ Критѣ и Лакедемонѣ; потомъ описываетъ ея причину, происхожденіе и природу; и наконецъ изображаетъ властолюбца — его воспитаніе умственныя и нравственныя его свойства. P. 545 B — 550 B Изложивъ свои понятія о тимократіи, философъ далѣе учитъ какимъ образомъ эта форма правленія, подъ вліяніемъ вкравшагося въ общество своекорыстія и любостяжанія, перераждается въ олигархію; обстоятельно указываетъ на причины появленія олигархіи и говоритъ, что въ такомъ обществѣ правительственныя должности раздаются примѣнительно къ богатству лицъ, а бѣдность не принимаетъ участія въ правленіи; потомъ съ этою формою сравниваетъ душу человѣка скупаго, разсматриваетъ обстоятельства, предрасполагающія ее къ скупости, и черты, которыми она характеризуется. P. 550 C — 555 A. Изъ олигархіи, въ которой открытъ путь къ почестямъ не добродѣтели, а богатству, по ученію Сократа, образуется димократія; ибо невозможно, чтобы многіе граждане, доведенные до нищеты скупостію и притязательностію немногихъ, не вдавались въ воровство, въ разбои, въ святотатство и въ другіе пороки. Но страшась ожидающей ихъ за это участи, они по необходимости уже явно раздуваютъ бунты, убиваютъ или отправляютъ въ ссылку правителей государства и власть въ обществѣ раздѣляютъ между собою такъ, что всякому открывается путь къ полученію той или другой правительственной должности. Этой формѣ правленія свойственны особенно — требованіе со всѣхъ сторонъ безусловной свободы, совершенная разнузданность страстей, наглость, дерзость, готовность на всякія преступленія и безнаказанность; а соотвѣтствующій ей человѣкъ обыкновенно страдаетъ невоздержаніемъ и, пренебрегши всѣми правилами честности, предается разврату. P. 555 B — 561 E. Описавъ димократію и соотвѣтствующаго ей человѣка, Сократъ переходитъ къ разсмотрѣнію тиранніи и видитъ въ ней самое далекое отступленіе отъ достоинствъ общества совершеннаго. Тираннію производитъ онъ изъ излишней свободы: ибо какъ всякое [397]излишество перераждается въ противуположное излишество; такъ и за излишнею свободою обыкновенно слѣдуетъ рабство. Чтобы обуздать тѣхъ, которые, привыкши къ разнузданности своихъ дѣйствій, злоупотребляютъ свободою другихъ, народъ поручаетъ кому-нибудь защищать себя, и избраннаго украшаетъ богатствомъ и достоинствами. Замѣтивъ благоволеніе къ себѣ народа и въ то же время видя другихъ, соперничествующихъ его власти, этотъ демагогъ, на основаніи разныхъ вымышляемыхъ имъ причинъ, истребляетъ всѣхъ, на кого имѣетъ подозрѣніе, и чтобы обезопасить себя, требуетъ у народа стражи. Истребовавъ ее, онъ, по соображеніямъ хитрости, сперва ведетъ себя кротко и, съ цѣлію привязать къ себѣ народъ, дѣйствуетъ благосклонно; а потомъ, ощутивъ свою силу, начинаетъ проявлять дѣйствія тиранскія: старается съ дурными умыслами воспламенять войны, чтобы, то-есть, граждане сильнѣе почувствовали нужду въ его помощи, и чтобы вмѣстѣ съ тѣмъ получить случай противупоставить непріятелямъ и погубить людей, склонныхъ стремиться къ свободѣ и порицающихъ его тираннію. Тиранну всего нужнѣе смотрѣть и стараться, чтобы въ обществѣ не осталось ни одного добраго и благоразумнаго человѣка, котораго добродѣтелей онъ долженъ бояться; потому что иначе власть его будетъ слишкомъ нетверда и недолговременна. Увеличивъ наконецъ численность своей стражи, тираннъ начинаетъ грабить священное и мірское, и безконечными налогами исчерпываетъ силы народа. И народъ, оплакивая бѣдственную свою участь, теперь только начинаетъ понимать, какое жестокое животное согрѣлъ онъ въ своемъ нѣдрѣ, и хотя бы желалъ прогнать его, — все не могъ бы однакожъ сдѣлать это безъ вреда самому себѣ.