Книга Тэль (Блейк/Бальмонт)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Книга Тэль (Блейк/Бальмонт)

Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Книга Тэль
авторъ Уильямъ Блэкъ (1757—1827), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Изъ Міровой Поэзіи (1921)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: The Book of Thel. — Дата созданія: ок. 1789, пер. ок. 1920?, опубл.: 1789, пер. 1921. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Изъ Міровой Поэзіи — Берлинъ: Изд. Слово, 1921. — С. 36—44. • Поэма в четырехъ частяхъ.Книга Тэль (Блейк/Бальмонт)/ДО въ новой орѳографіи




[36]
Книга Тэль

1

Дщери Серафима водили кругомъ
Свои золотыя стада,
Всѣ кромѣ младшей: Блѣдная,
Искала она сокровеннаго воздуха,
Чтобъ увянуть, подобно утренней ясности,
Уйти отъ смертнаго дня своего.
Внизъ по рѣкѣ Адонѣ
Слышится нѣжный голосъ ея,
И какъ капли разсвѣтныя, капли росы,
10 Упадаетъ тихая жалоба.
«О, жизнь вотъ этого Ключа,
«Жизнь нашего Источника.
«Для чего увядаетъ водный лотосъ?
«Для чего увядаютъ эти чада Источника,
«Рожденныя только затѣмъ,
«Чтобъ улыбнуться и пропасть?
«А! Тэль — какъ взнесенная влагою радуга,
«И какъ уходящее облако,
«Какъ отраженіе въ зеркалѣ,
20 «Какъ тѣни въ водѣ,
«Какъ дѣтскіе сны, какъ улыбка на дѣтскомъ лицѣ,
«Какъ голосъ тоскующей горлицы,
«Какъ день преходящій, какъ музыка въ воздухѣ.

[37]

«А! если бъ хоть лечь мнѣ тихонько,
«Головою тихонько припасть,
«И спать такъ, дремать,
«Сномъ тихимъ, сномъ смерти,
«И слушать тихонько голосъ Того,
«Кто ходитъ въ саду въ вечернее время».

30 Дыша межь смиренныхъ травъ,
Скромная Лилія Долины
Отвѣчала кроткой дѣвственницѣ такъ: —
«Я водная поросль, произрастеніе,
«И такая я малая,
«И люблю я быть въ низкихъ долинахъ,
«Такая я слабая,
«Что едва мотылекъ золотистый
«На главѣ моей можетъ присѣсть.
«Но меня Небеса посѣтили,
40 «И Тотъ, Кто взираетъ съ улыбкой на все,
«Проходя по долинѣ,
«Каждое утро,
«Длань надо мною Свою простираетъ,
«И мнѣ говоритъ: —
«Радуйся, травка смиренная,
«Новорожденный лилейный цвѣтокъ,
«Кроткая дѣва долинъ молчаливыхъ и скромныхъ ключей;
«Ибо ты будешь одѣта въ сіяніе,
«И будешь напитана манною утра,
50 «Пока лѣтній зной не растопитъ тебя,
«Близь ручьевъ и ключей, чтобъ ты расцвѣла
«Въ безсмертныхъ долинахъ».
«О чемъ же печалится Тэль?
«О чемъ же вздыхать владычицѣ Гарскихъ долинъ?»

[38]

Она умолкла, въ слезахъ улыбнулась,
И замкнулась въ своемъ серебристомъ святилищѣ.

И отвѣтила Тэль: —
«О, смиренная дѣва мирной долины,
«Дары свои тѣмъ отдающая, кто не можетъ потребовать,
60 «Безгласнымъ, усталымъ; дыханье твое
«Питаетъ ягненка невиннаго,
«Онъ вдыхаетъ воздухъ одеждъ твоихъ млечныхъ,
«Онъ срѣзаетъ твои цвѣты,
«А ты глядишь, улыбаешься прямо ему въ лицо,
«Стирая съ его кротко-мягкаго рта
«Заразительность пятенъ.
«Твое вино очищаетъ
«Золотистый медъ;
«Твое благовонье, которое ты разсыпаешь
70 «По каждому малому листику возникающихъ травъ,
«Оживляетъ тучныхъ коровъ,
«Укрощаетъ коней огнедышащихъ.
«А Тэль — какъ невѣрное облако,
«Зажженное солнцемъ встающимъ: —
«Я исчезаю,
«Я оставляю престолъ свой жемчужный,
«И кто мое мѣсто найдетъ?»
«Царица долинъ», отвѣчала ей Лилія,
«Вопроси вонъ то нѣжное облако,
80 «Почему оно искрится въ утреннемъ небѣ,
«Почему развѣваетъ по влажному воздуху
«Блестящесть своей красоты.
«Снизойди, о, малое облачко,
«И помедли предъ взорами Тэль».

[39]

Облачко внизъ опустилось;
А Лилія кротко склонила главу,
И въ мысляхъ заботамъ своимъ отдалась,
Многочисленнымъ,
Среди зеленѣющихъ травъ.

2

«О, малое Облако»,
Промолвила дѣвственная,
«Скажи мнѣ, скажи, отчего ты не жалуешься,
«Вѣдь ты увядаешь въ единый часъ,
«Мы поищемъ тебя — и вотъ, не найдемъ.
«А! Тэль подобна тебѣ,
«Я прохожу — но я сѣтую,
«И мой голосъ не слышитъ никто.»

Открыло тутъ облако
10 Свою золотую главу,
И его лучезарная форма
Скользнула, мелькнула, и, блистая по воздуху,
Предстала предъ взорами Тэль.
«О, дѣвственная, ты, значитъ, не знаешь,
«Что пьютъ наши кони изъ тѣхъ златоструйныхъ источниковъ,
«Гдѣ Люва смѣняетъ своихъ лошадей?
«Ты смотришь на юность мою и боишься,
«Потому что вотъ я исчезаю,
«И больше не видно меня?
20 «Не остается ничто.
«О, дѣва! Но я говорю тебѣ: —
«Я, уходя, ухожу къ жизни удесятеренной,
«Къ миру, къ любви, къ святымъ восхищеніямъ.
«Незримо сходя, тяготѣютъ

[40]

«Безтѣлесныя крылья мои
«Надъ бальзамическимъ ликомъ цвѣтовъ,
«Къ Росѣ свѣтлоглазой ласкаются,
«Чтобъ впустила меня она въ свой золотистый шатеръ: —
«Дѣва въ слезахъ преклоняется съ трепетомъ
30 «Предъ восходящимъ Солнцемъ,
«Пока мы не встанемъ, соединенные,
«Золотая сольетъ насъ перевязь,
«И никогда уже не разлучимся,
«Блуждаемъ, соединенныя,
«Питая всѣ кроткіе наши цвѣты».

«Правда, о, малое Облако?
«Я боюсь, что мы не похожи;
«Потому что я прохожу по Гарскимъ долинамъ,
«И вдыхаю дыханье нѣжнѣйшихъ цвѣтовъ,
40 «Но не питаю я малыхъ цвѣтовъ;
«Щебетаніе птицъ слышу я, но ихъ не питаю,
«Онѣ улетаютъ и сами находятъ свой кормъ.
«Но Тэль имъ ужь больше не радуется,
«Ибо я увядаю.
«И всѣ скажутъ: «Безъ пользы жила
«Эта блестящая женщина.
«Не жила ли она лишь затѣмъ,
«Чтобы въ смерти быть пищей червямъ?»

Облако нѣжно склонилось
50 На своемъ воздушномъ престолѣ,
И такъ отвѣчало: «О, дѣва небесъ,
«Если ты пища червямъ,
«Какъ велико это, какъ велико благословенье твое.

[41]

«Все, что живетъ, живетъ не одно, не для себя одного.
«Не бойся, Червя воззову я безсильнаго
«Съ низкаго ложа его,
«И ты его голосъ услышишь.
«Приди, о, Червь безмолвной долины,
«Къ царицѣ задумавшейся».

60 Безпомощный Червь поднялся,
И на лилейномъ листкѣ помѣстился,
А блестящее Облако дальше поплыло, впередъ.
Чтобъ найти подругу въ долинѣ.

3

Тогда Тэль, удивленная,
На Червя посмотрѣла,
Межь тѣмъ какъ раскинулся онъ на росистомъ ложѣ своемъ.
«Неужели ты — Червь, образъ слабости?
«Я вижу тебя какъ ребенка,
«Закутаннымъ въ нѣжный лилейный листокъ.
«О, не плачь, малый голосъ;
«Говорить ты не можешь, но можешь ты плакать.
«Это — Червь?
10 «Я вижу тебя, ты лежишь, обнаженный, безпомощный,
«Въ слезахъ, и никто не отвѣтитъ тебѣ,
«Приласкать тебя некому
«Съ материнской улыбкой».

Глыба Земли услышала голосъ Червя,
И, проникнувшись жалостью,
Главу подняла свою,

[42]

Надъ ребенкомъ заплакавшимъ нѣжно склонилась она,
Млечною нѣжностью жизнь ея тайно дохнула,
Потомъ устремила на Тэль она пристальный взглядъ
20 Смиренныхъ очей своихъ.

«О, красота этихъ Гарскихъ долинъ,
«Не для себя самихъ мы живемъ.
«Ты видишь, кажусь я и скудной и низкой такою.
«Я и есть такова.
«Сама по себѣ, грудь моя холодна,
«Темна моя грудь, сама по себѣ;
«Но Тотъ, Кто любитъ всѣхъ скудныхъ,
«На главу мою миро свое изливаетъ,
«И цѣлуетъ меня, и обвязываетъ
30 «Перевязь свадебную
«Вкругъ груди моей, самъ говоря: —
«Мать дѣтей моихъ, Я полюбилъ тебя,
«И вѣнецъ тебѣ дамъ, тотъ вѣнецъ
«Никто не возможетъ отнять.
«Но какъ это, нѣжная дѣва, —
«Я просто не знаю,
«Какъ могу это знать я?
«Размышляю надъ этимъ и все жь размышлять не могу,
«Но вотъ я живу и люблю».

40 Дщерь Красоты отерла
Глаза свои скорбные бѣлымъ покровомъ своимъ,
И молвила: «Ахъ, я не знала этого,
«Потому я и плакала.
«Богъ любитъ Червя,

[43]

«Онъ накажетъ ту злую стопу, что умышленно
«Будетъ давить беззащитную форму.
«Это я знала;
«Но что въ пищу ему Онъ даетъ млеко и миро,
«Этого я никогда не слыхала, не знала—и плакала.
50 «И въ воздухѣ кроткомъ я жаловалась,
«Ибо я увядаю,
«И ложусь на холодное лоно твое,
«Свой блестящій удѣлъ покидаю».

«Царица Долины», отвѣтила ей праматерь Земля,
«Я слышала вздохи твои,
«И всѣ твои жалобы
«Надъ кровлей моей пролетали,
«Но я позвала ихъ внизъ.
«Хочешь ли ты, о, царица, войти въ мой домъ?
60 «Дано тебѣ въ домъ мой войти и вновь возвратиться;
«Не бойся же здѣсь ничего,
«Да вступишь сюда, о, дѣвственная».

4

Страшный Привратникъ вѣчныхъ вратъ
Поднялъ сѣверный засовъ;
Тэль вошла и увидѣла тайны страны невѣдомой.
Она увидала постели мертвыхъ и тѣ мѣста,
Гдѣ волокнистый корень каждаго сердца
Глубоко на землѣ отпечатываетъ
Изгибы свои ненасытные;
Увидала страну печали и слезъ,
Гдѣ никогда не бывало улыбки.
10 Блуждала она въ краѣ тучъ,

[44]

Въ странѣ, гдѣ долины темныя,
Слушала вопли и жалобы,
Вдругъ останавливалась,
Плакала возлѣ росистыхъ могилъ.
Она стояла въ молчаніи,
Вникала она въ голоса глубинъ,
Межь могилъ пришла къ своей собственной,
Тамъ сѣла она, и услышала
Голосъ скорби, примчавшійся,
20 Какъ вздохъ, изъ пустой и глубокой ямы.
«Почему слухъ не можетъ закрыться
«Для собственной гибели?
«Или блистающій глазъ
«Для отравы улыбки?
«Почему наполнены вѣки стрѣлами,
«Остріями, готовыми тотчасъ убить?
«Тамъ тысяча, смерть приносящихъ, воителей
«Въ засадѣ лежитъ, —
«Или глазъ даровъ, глазъ щедротъ, устремляющій
30 «Дождь плодовъ и чеканнаго золота.
«Зачѣмъ заклейменъ нашъ языкъ
«Медомъ отъ каждаго вѣтра?
«Зачѣмъ слухъ, этотъ водоворотъ,
«Свирѣпо въ себя вбирающій сѣть мірозданій?
«Зачѣмъ ноздри, широко вдыхающія ужасъ,
«Дрожащія, ноздри испуганныя?
«Зачѣмъ узда щекочущая
«На пламенномъ юношѣ?
«Зачѣмъ низкая эта завѣса —
40 «Тѣло на ложѣ нашихъ желаній?»

Тэль вскочила, и съ крикомъ назадъ побѣжала,
Безпрепятственно,
Пока не достигла знакомыхъ Гарскихъ долинъ.