Конопляная энциклопедия (Види)/Ливан

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ливан
автор Олег Види
См. Оглавление. Источник: Олег Види. Конопляная энциклопедия. — 2-е изд., переработанное и дополненное. — Ипр, Бельгия: Weedy Publishing, 2010. — 400 с. — 3000 экз. — ISBN 978-2-9600283-1-7.
 Википроекты: Wikisource-logo.svg Викитека Wikipedia-logo.png Википедия



Ливан

Очень маленькая, но чрезвычайно солнечная страна на побережье Средиземного моря. Достаточно развитые туристический бизнес и сельское хозяйство. Большое количество израильских туристов, крупная ливанская диаспора, живущая за пределами страны.

Кроме исторических памятников, на территории Ливана сохранилась древняя традиция изготовления высококачественного гашиша. Об употреблении конопли в быту или промышленности никаких сведений не найдено. Растение ценится исключительно из-за своих психотропных качеств.

Трудно сказать, когда жители Ливана научились курить коноплю и изготавливать из неё гашиш. Вероятнее всего, это произошло несколько тысяч лет назад. Каких-либо направленных изысканий на эту тему не проводилось, или, правильнее сказать, автору о них ничего неизвестно. Обзор Ливана ограничивается в книге экскурсией в XX век.


Недавняя история

Доподлинно известно, что в ХХ веке, начиная с 60-х годов, ливанские фермеры поставили конопляный бизнес на широкую ногу и производили гашиш на экспорт, снабжая курильщиков в Европе, Америке и Канаде.

Название «Red Libanese» было хорошо знакомо американским хиппи и сотрудникам таможенной службы. Производство и отправка «продукции» были прекрасно налажены, и, по всей вероятности, исподволь поддерживались государственными чиновниками Ливана. Товар перевозился не мелкими партиями в сумках «челноков», а в огромных океанских сухогрузах.

Более двух десятилетий без вмешательства полиции крестьяне спокойно собирали урожай конопли и прессовали на дому гашиш. Для многих он стал источником настоящего обогащения. Многодетное хозяйство при наличии небольшого трактора и удачном урожае могло заготовить до 500 килограммов за зиму. Отпускная цена колебалась на уровне $500 за килограмм.

В пору своего «коммерческого процветания» Ливан поставлял до 5000 тонн гашиша, что составляло около 70 % от общемирового потребления.

Эта приблизительная цифра получена на основе данных о таможенных задержаниях, согласно им Ливан побил все известные на то время рекорды.

Гашиш грузился на суда не центнерами, а десятками тонн (!). Огромные количества «красного ливанского», изготовленного не кустарным, а полупромышленным способом, отправлялись в США и Канаду.

Масштабы торговли стали достоянием общественности в 1978 году, когда в гавани Нью-Йорка был обнаружен груз в 22 тонны, рекордный для таможни тех времён. Вся партия была расфасована в одинаковые муслиновые мешочки по 400 граммов; на ткани стоял штампик с ливанским кедром. После этого скандального разоблачения полиция и внешняя разведка США всерьёз занялись «ливанским вопросом».

Посевы конопли занимали значительные территории: она массово выращивалась в прибрежных горах Жебель на западе страны и на восточном хребте Шарки у границы с Сирией, а также между двух горных хребтов в северной части страны, в знаменитой долине Бекаа. Американцы, чаще других посещавшие долину, привозили домой незабываемые впечатления и рассказы.

Можно провести параллели между Бекаа и известной Чуйской долиной, расположенной в Казахстане. Обе долины уникальны тем, что покрыты психотропными сортами конопли, пригодной и предназначенной для курения. В обоих случаях доходы достаются теневым структурам. Разница лишь в размерах плантаций и в том, что в Казахстане в основном произрастает дикая конопля, а в долине Бекаа она ежегодно высеивалась и заботливо орошалась.

В окрестностях долины Бекаа жили фермеры — производители гашиша. С каждым годом они распахивали участком больше в надежде увеличить свои доходы.

О масштабах производства говорит тот факт, что крестьяне открыто и очень охотно применяли трактора как для вспашки земли и засева конопли, так и для транспортировки урожая к месту переработки…


Уборка урожая

Начиная с сентября, на поля выходили сотни тружеников. В разгар сезона ощущался недостаток рабочих рук, и в уборке участвовали не только крестьяне и члены их семьи, но и гастарбайтеры, приезжие рабочие из Афганистана и Пакистана. Они приезжали на сезонные заработки и оставались на плантациях на месяц-полтора. Рабочим не доверялось собственно изготовление гашиша, они, по большей части, убирали коноплю с поля и увязывали ее в снопы. Высокая окупаемость производства позволяла фермерам платить работникам хорошие деньги. Кроме того, желающие могли получить свою долю бартером, то есть прошлогодним гашишем, который потом перепродавался.

Растения срезались серпами и сушились в тени, под навесом или в сарае, укрытые от солнца, а большие коммерческие урожаи за недостатком помещений сушились прямо на солнце. Высушенные стебли конопли ждали обработки в сарае или амбаре. Сушке растений уделялось куда больше внимания, чем самому процессу изготовления гашиша, так как испортить растения означало потерять урожай.

Подробные зарисовки процесса делали американские исследователи, проникавшие непосредственно на место событий.

Уборка красноватой конопли из долины Бекаа описана в 1974 году американцем Дрейком.

Путешествуя по Ливану в течение пяти лет (с 1972 по 1975 годы), он неоднократно присутствовал при изготовлении знаменитого в то время красного ливанского гашиша (Red Lebanese) и скрупулёзно фиксировал происходящее записями и фотографиями. Отрывок из его ливанского дневника приведён ниже:

«…раздетые по пояс крестьяне срезают растения у самого корня и укладывают „валетом“ на бричку. Когда она заполняется, ослик привозит урожай в ближайший посёлок, где уже приготовлено и очищено особое место для хранения. Располагается оно обычно прямо в центре деревни и представляет собой чисто выскобленные глиняные постели-площадки, окружённые невысокими стенками для предохранения травы от ветра и пыли.

На таких постелях конопля лежит около двух недель, выжариваясь на солнце днём и впитывая росу по утрам. Каждое растение ежедневно переворачивается, чтобы ни одно из них не пролежало внизу копны дольше одних суток. Таким образом предотвращается процесс возникновения плесени, которая очень быстро может испортить привкус гашиша.

Специально приставленый человек неотступно контролирует процесс в течение всего времени».

Протирать головки конопли крестьяне начинали после наступления холодов. Когда все сельскохозяйственные работы прекращались, жители деревни собирались долгими днями во дворах домов. На примитивных козлах с натянутой тканью цветы измельчались в пыль. В зависимости от сорта конопли она имела красноватый или коричневый цвет. Полученная пыльца бережно собиралась и сортировалась по чистоте и наличию сора. В отдельной чисто прибранной комнате пыль неспешно прессовалась в плитки.

Весь коммерческий ливанский гашиш, как и его марокканский собрат, изготовлялся методом сушка — просев — прессовка. Под этим подразумевается, что сухие цветки просеиваются через различные сита, причём диаметр ячеек можно варьировать.

Схема устройства проста. Ткань натягивается на деревянную раму или на стол с прорезанным в столешнице отверстием. Для гашиша экстра-качества заготавливается плотная ткань с очень маленькими порами. Через нее просеиваются лишь микроскопические кристаллы. Для прессовки такой пыльцы не требуется пресса или горячего пара — она слипается в комочки при лёгком нажатии пальцев. Более прозрачная ткань используется для приготовления остальных сортов.

Примечательно, что на короткий период времени контрабанда гашиша имела совершенно стратегическое значение.

Зафиксировано, что во время вторжения израильской армии в Ливан в 1982 году, гашиш вывозился на армейских грузовиках. Под дулом автоматов солдаты забирали у крестьян заготовленные для продажи плитки и непрессованную пыль и сдавали командованию. Израильтяне тогда враждовали не только с Ливаном, но и с Египтом, и планировали наводнить рынок страны гашишем для притупления бдительности египетских воинов. Вывезенный гашиш они отдавали дилерам, снабжавшим египетскую армию.


Конец экспорта

В 1990 году в Ливане завершилась многолетняя гражданская война и в стране начал устанавливаться порядок. Правительство страны, прекрасно знавшее о лидирующей позиции Ливана на мировом рынке гашиша, решило прекратить производство. Америка и ООН активно выступали за ускорение действий в этом направлении и оказывали немалое давление на страну. Эксперты ООН неоднократно указывали при этом, что Ливан является основным источником поступающего на мировой рынок гашиша, опиума и героина. Сухогрузы с тоннами гашиша, арестованные таможней США, подтверждали эту статистику.

В 1993 году был предпринят решительный шаг. Откомандированные на поля войска выкосили и сожгли практически все растения в долине Бекаа. Торговцев на рынке арестовывали и сажали в тюрьму. На следующий год экзекуция повторилась. Кроме того, войска взялись за горные и прибрежные посевы. Таким образом, к концу 1994 года с коммерческим производством гашиша в стране было покончено.

Хуже всех пришлось ливанским фермерам, которые остались без куска хлеба.

По примерным подсчётам, на фермах было занято до 4000 фермерских семей, которые поддерживали общую площадь плантаций в 20 000 га.

Аналитиками реформ заранее был предусмотрен план переориентации фермеров на выращивание овощей и табака, но он не сработал из-за нехватки средств. В итоге в 1997 году американский конгресс выделил $60 млн. на оздоровление и переориентацию ливанского сельского хозяйства.

Неизвестно, куда на самом деле пошли эти средства, но гашишная коммерция жива и поныне. Огромные партии, конечно, остались лишь в воспоминаниях, но немалые количества скрыто и без применения сельхозтехники производятся и по сей день.

Два основных рынка сбыта: внутренний и израильский. Основная масса гашиша, продающегося в Израиле, ввозится из Ливана. Цена его сильно разнится, но качество в общем весьма неплохое. Кусок весом 8-10 граммов стоит от 15 до 25 долларов, пакетик высушенной «дички» весом 30-50 граммов обойдётся в полтoры сотни. Найти гидропонику практически нереально, но конопля-дичка вполне пригодна для курения. Уличное дилерство в Ливане отсутствует, хотя спросить «товар» можно в любом кафе. Курение на улице не рекомендуется: несмотря на то, что большая часть мужского населения употребляет гашиш, делать это в открытую считается дурным тоном.


Законодательство

Употребление гашиша в Ливане юридически наказуемо, хотя фактически не преследуется. Ношение его малых количеств не повлечёт больших неприятностей, но лучше не рисковать. Полиция по большей части весьма приветлива к туристам и не обращает внимания на мелкие провинности. Изготовление и гашишная коммерция караются тюремным заключением.