Кустарные промыслы Нижегородской губернии/5 Корзины

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кустарные промыслы Нижегородской губернии — Производство корзин и коробов
автор Михаил Александрович Плотников
Источник: Плотников М. А. Кустарные промыслы Нижегородской губернии. — Издание Нижегородского губернского земства. — Нижний Новгород: Типография Ройского и Душина, 1894. — 278 с.


Производство корзин представляет собою широкое поле для введения усовершенствованных приёмов и улучшенных изделий — вот почему мы считаем необходимым остановиться на существующих в Нижегородской губернии формах его, хотя производство это не отличается здесь особенным развитием. Почти везде, где мы его встречаем, промысел возник, будучи вызван нуждами какого-либо другого господствующего в местности промысла. Так, плетение ивовых корзин в окрестностях села Богородского Горбатовского уезда возникло в интересах местного кожевенного производства: в Богородском выделывается много кожевенных вещей, обуви, рукавиц, шорных изделий, хомутов — для укладки и отправки которых были необходимы корзины. В Семёновском уезде короба и плетюхи служат для укладки деревянной посуды или ложек, а корзины используются для гвоздей — т.е. предметов, выделываемых в окрестных волостях. Но раз возникнув, промысел оказывается настолько выгодным, что нередко приносит лучший заработок, чем тот промысел, в интересах которого он создался.

Плетением корзин из ивовых прутьев в окрестностях села Богородского занимаются дд. Кожевино Дуденёвской волости, Шопово и Песошново Высоковской и отчасти Заозёрье Подъяблонской волости Горбатовского уезда. Плетением занимаются мужчины, женщины и дети, начиная с 13 лет, — всего около 500 человек (начало 1880-х годов). В Семёновском уезде промысел разбросан в разных местах: в деревне Одинцове Кантауровской волости (плетюхи из сосновых пластин), дд. Святицы и Астафьево Хахальской волости (короба), д. Задорино, Афонасьево, Глибино и др. Хохломской волости (короба), дд. Сухарёнки, Матрёнино и др. Зиняково — Смольковской волости (корзины из тала). Всего промысел, по данным статистического исследования 1889 г., встречается в 45 общинах (Хохломской — 18, Зиняконо-Смолькковской — 11, Чистопольской — 6, Хвостиковской — 7, Хахальской — 3), обнимая 190 дворов и 266 человек (216 работников-мужчин, 21 старик, 18 подростков, 8 детей и 3 женщины). Кроме того, по данным статистического исследования 1888 г., приготовлением яблочных коробов занималось до 15 дворов и 22 лиц в д. Баранове Воскресенской волости Макарьевского уезда, а также некоторые селения Сосновской и Елизаровской волостей Горбатовского уезда, заготовляющие короба для укладки павловского товара.

Подробнее всего промысел исследован в сс. Богородской волости Горбатовского уезда г. Карповым. (См. Труды комиссии, вып. IX). В селениях этого района — Кожевине, Шопове и Песошнове — женщины плетут корзины из прутьев ивы. Плетение корзин после земледелия — главный промысел населения. Распространению промысла способствовало проведение железной дороги, отправка по которой кожевенного товара потребовала укупорочных изделий. Именно с тех пор круглые корзины — плетюхи, плетюшки — которые употреблялись лишь, главным образом, в домашнем обиходе и плетением которых в Кожевине занимались исстари, заменились ящикообразными корзинами, так называемыми „чечнями“. Плетут корзины с половины сентября и до Пасхи, т. е. в продолжение семи месяцев (около 160 дней) в обыкновенных жилых избах. Инструментов при этом никаких, кроме ножа и топора, мастеру не требуется. Материал плетения — тальник — в изобилии растёт в долинах реки Оки у сс. Чёрного, Сокола, Растяпина, Дуденева, в 8 — 10 верстах от с. Богородского и, хотя ива растёт в наделе этих селений, кустари пользуются ею почти безвозмездно. Так, кожевенцы платили Дуденевскому обществу 8 р. в год за пользование участком зарослей, но границами при этом не стеснялись. Таким образом, стоимость ивы заключается почти в одной перевозке. В течение рабочей недели один день употребляется на поездку за ивой, а остальные 5 дней плетут корзины. Более исправные хозяева запасаются материалом с осени на всю зиму. Большая четырёхугольная корзина с крышкою, называемая „чеченью“, ценится на рынке от 80 коп. до 1 р. Плетюшки или плетёнки продаются зимою по 60 коп., летом — 1 руб. десяток, маленькие плетюшки 1—3 коп. штука. Большинство покупателей корзин — богородские кожевники, которым „чечени“ нужны для укладки кожевенных изделий, а плетюшки — для носки корья и подзола; меньшинство покупателей — окрестные крестьяне, которым плетёнки нужны, преимущественно, летом и осенью для разных хозяйственных надобностей. Один мастер в неделю, употребляя день на перевозку материала и пять дней на плетение, сплетёт 5 больших чеченей или 25 средней величины плетёнок; следовательно, он заработает в неделю 2 —2,5 р., а в день — около 35 к. Если один работник сплетёт в день 3 плетёнки, то все 500 мастеров описываемой местности сплетут в 160 рабочих дней 240000 корзин на сумму 14000 руб., если корзину оценить средним числом в 6 коп. Так как запрос на плетёные корзины всегда есть, а материал дёшев и находится под рукою, то описываемый промысел находится в относительно хороших условиях.

Приготовление корзин из тала распространено также в некоторых селениях Зиняковской и Борской волостей Семёновского уезда. Ведётся оно между делом, не безвыгодно. Однако следует сказать, что выгодность промысла в значительной степени поддерживается тем, что материал не покупной: его набирают, проще сказать, воруют в борских лугах. Короба в сс. Хохломской и Хахальской волостей Семёновского уезда выделываются из сосновой древесины. В дд. Святицы и Астафьево Хахальской волости зимою и осенью плетут короба, которые сбываются потом в Семёнов ложкарям. За материалом — сосновым деревом — далеко ходить не приходится: под рукою Лыковская лесная дача. У скупщиков „делянок“ покупают подходящий лес подеревно — 1 руб. 50 в.—2 руб. за дерево. Из такого дерева выйдет коробов 40, которые семья кустаря при старании может сделать в неделю и продать рубля за 4. Промысел служит для уплаты податей. — В д. Одинцове Кантауровской волости занимаются изготовлением плетюшек из сосновых пластин. Лес покупают в лесной даче Смирнова, за дерево в 5 вершков платят 1 руб. 50 коп. Употребляется только сопорах. В голодный 1891 год в Московский кустарный музей было принято на 13000 руб. товару от корзинщиков, и товар этот расходился в лучшие магазины Москвы. Кустарь охотно и скоро выучивается делать весьма сложные и совершенно новые для него вещи,—цветочные корзины, мебель и пр., когда производство их ему оплачивается, но никакой скупщик не станет озабочиваться обучением кустаря новому производству, наполняя свои склады только тем товаром, который кустари уже привыкли делать и который всего дешевле ценится. Задачу улучшения изделий и распространения производства в смысле сбыта может взять на себя только земство или другое общественное учреждение, поставившее своей задачей содействие кустарной промышленности.

Источники[править]

  1. Свод материалов по кустарной промышленности, Вып. XVIII, стр. 289.
  2. Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России, Вып. IX, отделение. II, Плетение ивовых корзин в окружности села Богородского, А. Карпова, стр. 2432 — 2438.
  3. Материалы к оценке земель Нижегородской губернии, вып. XI. Семёновский уезд, стр. 184, 206.
PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад, и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.