К Азинию Поллиону (Гораций/Фет)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

К Азинию Поллиону
автор Гораций (68 — 8 г. до н. э.), пер. Афанасий Афанасьевич Фет (1820—1892)
Язык оригинала: латинский. Название в оригинале: «Motum ex Metello consule civicum…». — Опубл.: 1856. Источник: «Отечественные записки», 1856, том CV, с. 1—3 К Азинию Поллиону (Гораций/Фет) в дореформенной орфографии


К Азинию Поллиону[1].


Гражданскую войну при консуле Метелле[2],
Причины, ход войны, ошибочность путей[3],
Фортуны прихоти и важные на деле
Союзы дружества вождей[4],
Оружие в крови, еще неискупленной[5],
Представит, выбрав труд опасный, роковой[6]
На почву ты ступил, где пламень затаенный
Прикрыт обманчивой золой.
Пусть Муза строгая трагедии до срока[7]
10 Театр оставит: ты, как только разберешь[8]
Гражданские дела, по-прежнему высоко
В котурнах Кекропса пойдешь[9].
Клиентов в горести заступник величавый,
О Поллион! Не раз Сенат благословил
15 Тебя, которого венком бессмертной славы
Триумф Далмации покрыл[10].
Уж рокотом рогов[11], грозящих и трескучих
Наш слух наполнил ты; уже труба трубит,
Уж блеск оружия смутил коней летучих
20 И взоры всадников страшит.
И мнится, я внемлю словам красноречивым[12]
Вождей, взывающих под пылью боевой,
И духом лишь Катон упорствует строптивым[13],
Хоть покорен весь круг земной,
25 Юнона, и при ней все африканцев боги[14],
Бежавшие страны, которой не спасли,
Ко правнукам владык Югурты слишком строги,
Теням их в жертву принесли[15].
Холмы[16] каких полей, латинской кровью тучных,
30 О святотатственных не говорят боях?
О воплях ужаса гесперцев[17] злополучных,
Что Мидам слышатся в степях?
Какой водоворот, какой поток не знает
Сражений бедственных! Не на морях ли всех
35 От трупов Даунии[18] волна свой цвет меняет?
Где нашей крови чуждый брег?
Но, Муза! резвые не оставляй затеи[19],
Забудь цеосский плач и грусти не буди[20],
А с лирою моей в пещере Дионеи[21]
40 Напевы легкие найди.


<1856>


Примечания.

  1. К. Азиний Поллион, одержавший блистательную победу в Иллирии, удалился от всех общественных дел. Хотя по временам и появлялся он в Сенате, или в качестве оратора, но главным занятием его были поэзия и история. Когда Поллион приступил к историческому сочинению, в котором он описывает гражданские раздоры и междоусобицы, Гораций в предлежащей оде, выхваляя достоинства своего друга, весьма ловко указал на опасность, которой подвергался историк, касаясь такого щекотливого, в тогдашнее время, предмета. Основываясь на смысле 5-го стиха, можно, не без вероятности, отнести эту оду ко времени между 721 и 723 годами — словом, до акциумской битвы. (Прим. перев.)
  2. Здесь Гораций вообще разумеет беспорядки при консуле Метелле (в 694 г.) во время первого триумвирата. (Прим. перев.)
  3. Следующие слова: «причины, ход» и проч., указывают собственно на междоусобную войну по смерти Красса и на ошибки Помпея и Красса. (Прим. перев.)
  4. Соединительная частица и заставляет под этими союзами подразумевать второй триумвират. (Прим. перев.)
  5. Оружие, покрытое кровью граждан, не искупленной гибелью виновника войны, Антония. (Прим. перев.)
  6. Гораций, зная беспристрастие Поллиона, боится, чтоб он в истории своей не выставил в невыгодном свете некоторых членов знатных семейств и тем не возбудил в народе слишком сильного сочувствия к своему произведению, что объясняет в двух последующих стихах. (Прим. перев.)
  7. Поллион известен был как трагический писатель. (Прим. перев.)
  8. Азиний не занимал никакой общественной должности; следовательно, должно понимать: «как только ты по порядку изложишь события». (Прим. перев.)
  9. Котурны — башмаки на высоких подошвах, которые надавали трагические актеры. Кекропс — основатель Афин, родины Фесписа, отца трагедии. (Прим. перев.)
  10. Далмация граничила с Иллирией, где торжествовал Поллиoн. В качестве оратора он защищал клиентов и подавал мнение в Сенате. (Прим. перев.)
  11. Подобная живость воображения нередко встречается у Горация: читая историю Поллиона, он ясно видит битвы. (Прим. перев.)
  12. Слышит речи вождей, без которых ни один римский историк не обойдется. (Прим. перев.)
  13. О Катоне см. I, од. 12, 36. (Прим. перев.)
  14. В Карфагене особенно чтили Юнону, и поэтому Юнона, покровительница Карфагена, мстит римлянам за разорение любимого города. (Прим. перев.)
  15. После фарсальской битвы, приверженцы Помпея, в Африке, вновь восстали против Цезаря и потерпели ужасное поражение при Тапсе. Гораций говорит, что римляне, бывшие на стороне помпеевой партии, принесены Юноной в жертву теням убитых африканцев за то, что они были правнуки тех самых римлян, которые некогда погубили Югурту. (Прим. перев.)
  16. От «Холмы» до «брег?» Гораций развивает мысль: какое обширное поле действия занимали жестокие междоусобные войны. (Прим. перев.)
  17. Здесь Гесперия вместо: Италии. (Прим. перев.)
  18. Дауния см. I, од. 22, 14. (Прим. перев.)
  19. Гораций часто, увлекшись каким бы то ни было предметом за пределы эротической поэзии, указывает в конце оды Музе на её прямой путь. (Прим. перев.)
  20. Грустное содержание песен Симонида, жителя Цеоса. (Прим. перев.)
  21. Диона — дочь Океана и Фетиды, мать Венеры; но и сама Венера называлась Дионеей. В пещере, посвященной Венере, героические песни не у места. (Прим. перев.)