Любовь Псиши и Купидона (Лафонтен; Дмитриев-Мамонов)/6

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Любовь Псиши и Купидона 6. — «О Роскошь, сладостна во свете...»
автор Жан Лафонтен (1621—1695), пер. Фёдор Иванович Дмитриев-Мамонов (1727—1805)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Les amours de Psychè et de Cupidon. — Дата создания: 1669, пер. ок. 1769, опубл.: 1769[1]. Источник: www.rvb.ru


<ИЗ ПОВЕСТИ ЛАФОНТЕНА
«ЛЮБОВЬ ПСИШИ И КУПИДОНА»>



5

О Роскошь, сладостна во свете,
Без коей бы мы в наших днях,
Зимой, весною, в осень, в лете,
Все гибнули б во всех землях.
Как древо, погубивши плод,
Скончался б без тебя наш род,
Кой и́дет от начала веков.
Без Роскоши коль смертным жить,
Есть всё равно, что тенью быть,
Она утеха человеков.

Магнит людей ты и животных,
Всех силой ты влечешь к себе.
Премножество родов несчетных
Живут и движутся в тебе.
Для ней мы всякий труд взимаем,
Беды, напасти презираем;
Солдат и каждый капитан,
Министр, невольник и владетель
В твою лишь целят добродетель,
Чрез твой путь всем дух жизни дан.

Приятным тоном слух пленится,
И песни нежные поют,
И слава в свете где ни мчится,
Едина ты предметом тут.
Во всех забавах олимпийских,
В плясаньях, гласах мусикийских
Бываешь цель всё ты одна
Но чувства силу с чем сравняю,
Где сладость всю твою вкушаю,
Что лучше жизни нам дана.

На что цветы дает нам Флора,
Помона все свои плоды;
За чем восходит в мир Аврора,
И кончит дневный Феб труды;
Вином Эван нам пищу здравит,
Наука смертных разум славит;
К чему леса, луга, вода,
Зараз, пещер столь много темных;
Сокровищи внутрь недр подземных? —
Всё ради твоего плода.

Се зрю Кларис я с красотою,
Их прежде цвет был нежен, бел,
И прежестокою судьбою
Лишить их рок забав хотел.
Но как он их ни заключает,
Натура всё превозмогает,
И роскошь вводит к ним рукой;
Вкушать забавы им внушает,
И юность вдруг их расцветает,
Довольны стали все собой.

О Роскошь, божество всесильно!
Ты всем прекраснейшим умам
Излила благодать обильно;
Но паче греческим странам.
Излей свой дар ко мне на лиру!
Да чувство дам всему я миру
Узнать твою всесильну власть.
Коль корень есть ты всей природы,
Тобой живут коль всяки роды,
Твоя мне драгоценна страсть.

Склонись на лиру велегласну,
Со мной нескучно будет жить;
Я жизнь над всем чту сладострастну;
Но с книгами люблю всё быть.
Они душа, мне жизнь и радость,
Раскрою их — и чту мне сладость,
От них не отвращаю глаз.
Игры́ люблю я и музыку;
Но страсть имею превелику
Веселым быть во всякий раз.

Последним словом я вещаю:
О Роскошь, сладость всех живых!
Тебя я где ни ощущаю,
В весельях ли я есмь твоих,
Иль в мысли тя воображаю,—
В тебе всё счастье заключаю,
В деревне, в граде ль, где б ни жил,
Приди, со мной потщись побыти,—
И много тридцать лет мне жити,
Но век бы сей мне сладок был.


<1769>

Примечания

  1. Любовь Псиши и Купидона, сочиненная г. де ла Фонтеном, переведена с французского, ч. 1—2, М, 1769, с. 19, 22, 55, 121, 172, 213. Перевод произведения Ж. Лафонтена (1621—1695) «Les amours de Psychè et de Cupidon» (1669), представляющего переработку сказки Апулея об Амуре и Психее из его романа «Золотой осел». В предисловии к переводу Дмитриев-Мамонов писал: «Я избрал для переводу нежнейшее из того, что г. де ла Фонтен чрез всю свою жизнь в свет издал, и в оном его сочинении самых низких слов совсем нет: но признаюсь, что желая употребить приличный штиль или слог тут, где материя оного требовала, я имел наивеличайший труд; потому что в оригинале слог хотя благороднее его нравоучительных басен, но для героичного слога весьма низок, и охоту мне подало переводить не штиль, но материю» (ч. 1, с. 15—16). В текст повести Лафонтен включил стихи, которые перевел Дмитриев-Мамонов, указав в предисловии: «Все, что у меня положено стихами, стихами сочинено и у г. де ла Фонтена» (ч. 1, с. 17).