Мелкая философия на глубоких местах (Маяковский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мелкая философия на глубоких местах
автор Владимир Владимирович Маяковский
См. Стихи об Америке. Источник: Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Худож. лит., 1955—1961. Т.7. в ФЭБ
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Мелкая философия
на глубоких местах


Превращусь 
  не в Толстого, так в толстого, — 
ем, 
  пишу, 
  от жары балда. 

Кто над морем не философствовал?

Вода.


Вчера 
  океан был злой, 
10   как черт, 
сегодня 
  смиренней 
  голубицы на яйцах. 
Какая разница! 
  Все течет… 

Все меняется.


Есть 
  у воды 
  своя пора: 
20 часы прилива, 
  часы отлива. 
А у Стеклова 
  вода 
  не сходила с пера. 

Несправедливо.


Дохлая рыбка 
  плывет одна. 
Висят 
  плавнички, 
30   как подбитые крылышки. 
Плывет недели, 
  и нет ей — 
  ни дна, 

ни покрышки.


Навстречу 
  медленней, чем тело тюленье, 
пароход из Мексики, 
  а мы — 
  туда. 
40 Иначе и нельзя. 
  Разделение 

труда.


Это кит — говорят. 
  Возможно и так. 
Вроде рыбьего Бедного[1] — 
  обхвата в три. 
Только у Демьяна усы наружу, 
  а у кита 

внутри.


50 Годы — чайки. 
  Вылетят в ряд — 
и в воду — 
  брюшко рыбешкой пичкать. 
Скрылись чайки. 
  В сущности говоря, 

где птички?[2]


Я родился, 
  рос, 
  кормили соскою, — 
60 жил, 
  работал, 
  стал староват… 
Вот и жизнь пройдет, 
  как прошли Азорские 

острова.[3]


3/VII — Атлантический океан.
1925


Примечания

Черновой автограф в записной книжке 1925 г., № 33 (БММ); газ. «Вечерняя Москва», М. 1925, № 285, 14 декабря; газ. «Киевский пролетарий», Киев, 1926, № 25, 2 февраля; журн. «Лава», Ростов н/Д., 1926, № 2, февраль; «Испания. Океан. Гавана. Мексика. Америка»; Сочинения, т. 5.

В мае 1926 года Маяковский опубликовал в ленинградской «Красной газете» (вечерний выпуск, № 117, 20 мая) другую редакцию стихотворения. Однако в Собрание сочинений вошла первоначальная. (Вторую редакцию см. стр. 367).

Написано на борту парохода «Эспань». В записной книжке дата: «3 июля. Атлантический океан». В этот же день поэт писал в Москву:

«Жара несносная. Сейчас как раз прем через тропик… Направо начинает выявляться первая настоящая земля Флорида. (Если не считать мелочь вроде Азорских островов…)

Нельзя сказать, чтоб на пароходе мне было очень весело. 12 дней воды это хорошо для рыб и для профессионалов открывателей, а для сухопутных это много…» (см. В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. Государственное издательство художественной литературы, М. 1956, стр. 231—232).

При опубликовании стихотворения в «Вечерней Москве» фамилия бывшего редактора газеты «Известия ЦИК» Стеклова (строка 22) была заменена точками. Выступая в тот же день на диспуте «Больные вопросы советской печати», Маяковский сказал по этому поводу:

«Сегодня появилось в „Вечорке“ мое стихотворение „Мелкая философия на глубоких местах“. Редактор спросил: Можно ли не включать слова: „А у Стеклова вода не сходила с пера“? Если бы я тогда, когда писал, знал, что Стеклов не является уже редактором „Известий“, я бы вычеркнул эти слова сам, они были для меня ценны в работе. Я не протестовал, черкайте, потому что каждый включит свою фамилию на место вычеркнутого Стеклова, если захочет. Каждый может поставить себя: „а у Луначарского вода не сходила с пера“, „а у такого-то вода не сходила с пера“ и т. п. Это одно и то же. И если я не протестовал, то только из затаенного желания досадить сразу 30 человекам, а не только одному» (см. т. 12 наст. изд.).

Стеклов Ю. М. (1873—1941) — публицист и общественный деятель, первый редактор «Известий ЦИК» (1917—1925). Его длинные статьи — передовицы Маяковский иронически называл «стекловицами».

  1. Вроде рыбьего Бедного… — Демьян Бедный (1883—1945), известный советский поэт.
  2. В сущности говоря, где птички? — "Одно время, в 1923 году, — рассказывает Л. Ю. Брик, — Маяковский увлекался птицами и накупил их массу, самых разнообразных. Они быстро надоели ему, и он всех их выпустил на волю. Пришел к нам как-то обедать отец Осипа Максимовича Брика и направился прямо к птичкам. Их не оказалось. У него сделалось страшно удивленное лицо, он оглянулся на Маяковского и недоуменно спросил его: «В сущности говоря, где птички?» Вопрос этот показался Маяковскому необычайно забавно-глубокомысленным. Он долго носился с этой фразой, пока, наконец, не нашел ей место в «Мелкой философии на глубоких местах» (Л. Брик, Из воспоминаний о стихах Маяковского, журн. «Знамя», М. 1941, № 4, стр. 233).
  3. Вот и жизнь пройдет, как прошли Азорские острова.
       В воспоминаниях одного из современников поэта приводится шутливый рассказ Маяковского: «Я огибаю Азорские острова. И, как это ни странно, мне впервые в жизни взгрустнулось, никогда не грустящему. Здесь я плыву. А дальше? И Азорские плывут… И на самом этом месте я написал неглубокую философию на глубоком месте» (И. Кривошеев, Два вечера, газ. «Красная Мордовия», Саранск, 1940, № 86, 14 апреля).