НЭС/Новалис

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Новалис
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 669—671 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ : ADB : Britannica (11-th) : OSN : OSN


Новалис (Novalis) — псевдоним писателя Фридриха фон-Гарденберга (Hardenberg), наиболее выдающегося представителя раннего немецкого романтизма (1772—1801). Он происходил из старинной семьи пиэтистов и гернгутеров. В университетские годы, по желанию отца, изучал юридические науки. В Иене Шиллер познакомил его с философией Канта; в Лейпциге он сблизился с Фр. Шлегелем, который оказал на него большое влияние. Был чиновником в маленьком гор. Тенштете. Свидетельства современников рисуют его как живого и веселого юношу. К этому времени относится любовь его к Софии фон-Кюн (1794—1797). Он мечтает в эту пору о простом и незамысловатом житейском счастье. Болезнь и смерть Софии произвели поворот в его настроении. Жизнь теряет для него смысл и цену: она только преходящий сон, за которым открывается иная, более реальная, бесконечная жизнь. Интимный дневник Н. раскрывает его душевные переживания в эту пору (1797): он хочет победить жизнь земную во имя вечной жизни, умереть, но только силой своей воли, своего стремления в миры иные, где живет его возлюбленная, «свободно и радостно, как молодой поэт». Образ Софии является ему теперь в романтическом просветлении, становясь для него символом иной, более реальной жизни. Изучение философии Фихте дает возможность более глубокого обоснования этой веры в несущественность внешнего мира. Из такого настроения рождаются «Hymnen an die Nacht» — единственное законченное произведение Н. В ритмической прозе и свободных стихах поэт прославляет царство вечной ночи — той бесконечной жизни, которая была прежде жизни дневной и куда ведет поэта его возлюбленная. Преодоление смерти верой в другую, вечную жизнь является в последних гимнах в символах христианской религии; Христос победил в нем страх смерти. Религиозным чувством, унаследованным от предков, проникнуты также «Geistliche Lieder» (1800) Н.; Христос является избавителем от страданий земной жизни; поэт ощущает личную близость к своему Спасителю. «Стихи» Н., как подлинно религиозное произведение, вошли в состав богослужебных книг некоторых протестантских общин. Отказавшись от жизни земной во имя Бога, Н. вновь получает эту жизнь от Бога. В этом направлении развивается его философия и поэзия в последний, наиболее характерный для романтизма период его творчества. Одновременно с немецкой идеалистической философией, в ее движении от Фихте к Шеллингу, Н. переживает типичное для романтизма возвращение к жизни. Он изучает естественные науки и горное дело, увлекается идеями натурфилософии, отчасти под влиянием Шеллинга, отчасти независимо от него. Для Н. мир природы одушевлен и наполнен дыханием Божьим. Природа — живой организм, символ Божества, тело Божье. Мистическое чувство присутствия бесконечного в конечном приводит теперь Н. не к отрицанию конечного мира, а к более горячему и напряженному принятию жизни, во имя ее бесконечного смысла и содержания. Весь мир — трапеза любви; соприкасаясь с жизнью земной, мы причащаемся хлебом и вином вечной жизни. Поэтическое мировоззрение Н., выраженное им в философских «фрагментах» (афоризмах) и в неоконченных романах: «Ученики в Саисе» и «Генрих фон-Офтердинген» (1799—1801), он сам называет «магическим идеализмом», потому что в нем открывается мистический смысл и чудесное назначение человеческой личности. Сознав и до конца почувствовав свое я, и его связь с божественным миром, человек становится «магом» — проповедником, пророком, поэтом; он владеет миром и может управлять внешней жизнью, так как связан с нею органической связью. Поэт — это Спаситель, Мессия природы; он призван вернуть жизни то религиозное, живое единство, которое отличало Золотой Век и исчезло с тех пор, как человек рвался от природы и противопоставил свое сознание ее божественному смыслу. Восстановление этого утраченного единства знаменует собой наступление нового Золотого Века или Царства Божия. В романе «Генрих фон Офтердинген» изображена в символической форме земная жизнь поэта, как Мессии природы. Любовь ведет его к Богу, смерть любимой девушки вызывает сознание призрачности земной жизни, но только для того, чтобы снова завоевать жизнь во имя бесконечной жизни. Царство Божие изображается как полное одухотворение природы, уничтожение времени и просветление в вечности всего, что существует в земной жизни. Небольшая статья: «Христианство или Европа» (1799) дает приложение метафизических идей Н. к философии истории. Церковное и культурное единство средневековой христианской Европы изображается как Золотой Век, реформация — как разделение первоначального религиозного единства. Статья заканчивается пророчеством о близком наступлении нового религиозного единства и Царства Божия на земле. Здесь Н. положил начало романтической философии истории, с ее превознесением католического средневековья. Возвращение Н. к жизни знаменуется в его личной судьбе оживлением литературных интересов, многочисленными поэтическими планами и проектами. Расцвет его поэтической деятельности совпадает с временем наиболее тесного общения первого романтического кружка (братья Шлегели, Тик, Шлейермахер, Шеллинг), с изданием журнала «Атенеум» (1798—1800) и общими религиозными увлечениями иенских романтиков. Для самого Н. возрождение жизни завершается новой любовью, к Юлии Шарпантье (1798—1801). Поэтические замыслы Н. остались незавершенными вследствие смерти поэта; тем не менее, он справедливо считается центральной фигурой раннего немецкого романтизма. Вокруг его имени и судьбы сложилась романтическая легенда. С наступлением неоромантической эпохи из всех писателей его круга Н. особенно сильно привлекает к себе внимание поэтов и исследователей. — Лучшее издание сочинений: «Novalis, Schriften» (4 тт., 1907). На русский яз. переведены: «Г. фон Офтердинген», пер. З. Венгеровой и Вас. Гиппиус (М., 1914). «Фрагменты», пер. Гр. Петникова (М., 1914). «Стихи», в переложении Вяч. Иванова («Аполлон», 1910, № 7). — См. W. Dilthey, «N.» (в сборнике статей «Das Erleben und die Dichtung», 1907); E. Heilborn, «N. der Romantiker» (Б., 1901); H. Simon, «Der magische Idealismus» (Гейдельб., 1905); E. Spenlé, «N., essai sur l’idéalisme romantique» (П., 1904); M. Maeterlinck, «Les disciples à Saïs et fragments de Novalis»; проф. Ф. Браун, «Немецкий романтизм. 4. Новалис» («История Зап.-Европейских литератур XIX в.», под ред. Ф. Батюшкова); В. Жирмунский, «Немецкий романтизм и современная мистика» (ПГ., 1914); П. С. Коган, «Н.» («Русская Мысль», 1901); В. Жирмунский, «Роман о Голубом Цветке» («Русская Мысль», 1915, № 3).

В. Жирмунский.