НЭС/Новогреческий язык

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Новогреческий язык
Новый энциклопедический словарь
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нарушевич — Ньютон. Источник: т. 28: Нарушевич — Ньютон (1916), стлб. 749—751 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : ЭСБЕ


Новогреческий язык — прямое историческое продолжение древне-греческого языка в звуковом, грамматическом и лексическом отношении. О «варварском», славянском и т. п. происхождении его при теперешнем состоянии науки не может быть и речи. Отдельные новогреческие говоры не восходят, однако, к соответствующим по местности древним греческим говорам, а ведут свое начало от общегреческого эллинистического языка (Κοινή). Этот язык был результатом смешения аттического диалекта с ионийским, начиная с III в. до Р. Хр. Уже в то время ионийско-аттическая койнэ стала по всей Греции вытеснять дорийские и ахейские говоры. Вытеснение начиналось в городах, где сходились люди со всех концов греческой языковой области, и где прежде всего жители старались говорить на языке, понятном для всех греков, посильно избегая индивидуальных особенностей своей речи. Светоний свидетельствует о существовании родосского говора в I в. по Р. Хр., Павсаний — о существовании мессенского говора даже во II в. по Р. Хр. Дион Хрисостом знал женщину, говорившую на элидском говоре. Лишь с III в. по Р. Хр. прекращаются наши сведения о существовании древних говоров. Возможно, что большая их часть в то время уже исчезла. Но не все: жители восточной части Пелопоннеса (севернее древней Спарты), до сих пор говорящие на особом, так назыв. цаконском наречии, по языку признаются потомками древних лаконцев. Кроме цаконского языка, в новогреческой области нет остатков древних говоров; все новогреческие диалекты восходят к эллинистической койнэ. Главные особенности новогреческого языка, свойственные всем новогреческим говорам, установились за время с III в. до Р. Хр. до VI в. нашей эры. Сюда относятся: 1) Совпадение долгих гласных с краткими, в виду сокращения первых. 2) Утрата «густого придыхания» (spiritus asper). 3) Утрата старых дифтонгов (αι дало ε, ει — ι, οι совпало с υ; дифтонги αυ, ευ изменились в av, ev). 4) Итацизм (η, ει, произносятся как i). 5) Изменение звуков β, δ, γ в v, dt (= англ. th в this) и звонкое h (= русск. г в слове бога). 6) Изменение μπ, ντ, γκ в mb, nd, ng. 7) Изменение старых φ, χ, δ (= ph, kh, th) в f, x, th (англ. th в think). 8) Изменение κτ, χθ — в χτ; πτ, φθ — в φτ; σθ — в στ, σχ — в σκ. 9) Изменение λ перед согласным в ρ. 10) Утрата носового звука в сочетаниях μφ, γχ, νθ. 11) Устранение так назыв. третьего склонения. 12) Утрата дательного падежа. 13) Вытеснение числительных порядковых количественными. 14) Изменение личных местоимений. 15) Устранение приращения (augmentum). 16) Устранение глаголов на -μι. 17) Перенесение окончаний сигматического аориста на несигматический. 18) Появление описания ἵνα + conjunctivus на месте старого инфинитива. 19) Устранение старого будущего времени и замена его описательным выражением θέλω + infunitivus. Отсюда позднее новогреческое θέλω νὰ и далее θά. После VI в. нашей эры произошло довольно много других изменений в греческом языке, но они не получили всеобщего распространения, как отмеченные выше явления. Иноязычные влияния, действовавшие в начале нашей эры, особенно чувствуются в словаре и в словообразовании (суффиксы). Наиболее сильным было влияние латинского языка, особенно заметное в эпоху римского владычества на Балканском полуострове. К этому влиянию, между прочим, восходит термин ромейцы (ῥωμαῖοι), которым себя называют сами греки в народном языке. В более позднее время очень заметно итальянское влияние. Из обоих языков заимствовано не только множество слов, но и несколько весьма распространенных суффиксов. Гораздо менее значительно славянское, албанское и румынское влияния. С конца XV в. в новогреческом языке чувствуется, наконец, весьма сильное влияние турецкое. Оно не ограничивается словарем, а обнаруживается и в словообразовании. На ряду с народным языком (κοινή) с I в. до Р. Хр. заметно продолжение в литературном употреблении аттического говора классического времени. Такое направление архаизирующих писателей принято называть аттицизмом. Представители этого направления, напр., Плутарх, Лукиан, не говоря уже о более поздних писателях, конечно, писали по-гречески не так, как в их время говорили. Таким образом, с начала нашей эры можно установить двойственность языка в греческой литературе. Народный язык (ἡ δημώδης γλῶσσα) представлен, напр., языком Нового Завета. Аттикизирующий язык (γλῶσσα ἀττικίζουσα) преобладает у писателей, подражавших древним образцам. С течением времени грань между этими двумя языками увеличивалась; архаизирующий язык принужден был сделать кое-какие уступки народному разговорному языку. Так объясняется присутствие народных элементов в новогреческом литературном языке. Несмотря, однако, на эти вульгаризмы, основа этого языка архаизирующая, древне-греческая, очень значительно отличается от современного народного новогреческого языка. Такой литературный язык, в теории пуристический, на практике же не чуждый народных слов и оборотов, в настоящее время является языком литературы и науки, языком интеллигенции, воспитанной под влиянием древних традиций о славном прошлом Эллады. Темной массе, за отсутствием школьной подготовки, этот язык не доступен, вследствие чего опальный народный говор, презираемый интеллигенцией, остался органом богатой народной поэзии. Среди текстов греческого языка, обращающих на себя внимание обилием народных элементов, первое место занимают несколько текстов VI и VII вв. по Р. Хр., напр., хроника Малалы, два жития, составленные епископом кипрским Леонтием; из более поздних текстов — хроника Феодосия (IX в.), сочинения Константина Багрянородного (X в.). С особенной стремительностью проникают элементы народной речи в византийскую литературу XII—XV вв. К XV и XVI вв. относится ряд текстов с сильной примесью диалектизмов: Константинопольский перевод Моисеева Пятикнижия, записанный еврейскими буквами (1547), кипрские хроники Махеры и Бустрония. — Народные говоры новогреческого языка разделяются на 2 группы: северную и южную. К северной принадлежат говоры Евбеи, Локриды, Этолии, Акарнании, Эпира, Фессалии, Македонии, Фракии, Пропонтиды и островов: Тасос, Самофракия, Имброс, Лемнос, Лесбос, Скопелос, Скирос, Самос. Сюда же примыкают говоры Понта, южной России, Каппадокии и древней Ликии. К южной группе относятся диалекты Пелопоннеса (кроме северной части Ахайи), Мегары, Аттики, Киклад (кроме Теноса и части Андроса), Крита, Хиоса, южных Спорад, Кипра и греческих колоний в южной Италии (Terra d’ Otranto). Говоры греков в Италии не являются переживанием древней великой Греции, а получились в результате поздней средневековой колонизации. Главное различие между этими двумя группами новогреческих говоров состоит в сужении неударяемых гласных звуков на севере (т.-е. в превращении e, o в i, u) и сохранении их на юге. Пособия: 1) Народный язык. A. Thumb, «Handbuch der neugriechischen Volkssprache» (2-е изд., Страсбург, 1910); его же, «Die Griechische Sprache im Zeitalter des Hellenismus» (Страсбург, 1901); его же, «Die neugriechische Sprache» (Фрейбург, 1892); H. Ternot, «Grammaire grecque moderne» (П., 1897); F. Blass, «Die Aussprache des Griechischen» (3-е изд., Б., 1888); K. Dieterich, «Untersuchungen zur Geschichte der griechischen Sprache von der hellenist. Zeit bis zum X. Jhdt. n. Chr.» (Лпц., 1898); A. Jannaris, «An historical greek grammar» (Л., 1897); K. Krumbacher, «Geschichte der bysantinischen Literatur» (2-е изд., Мюнхен, 1897); G. N. Hatzidakis, «Einleitung in die neugriechische Grammatik» (Лпц., 1892); Ф. Е. Корш, «Мысли о происхождении новогреческого языка» («Летописи Имп. Физ. Общ. при Новоросс. унив., VI, устарело). — 2) Литературный язык: K. Krumbacher, «Das Problem der neugr. Schriftsprache» (Мюнхен, 1903); G. Hatzidakis, «La question de la langue écrite néogrecque» (Афины, 1907). — 3) Чужие влияния: G. Meyer, «Neugriechische Studien», I—IV (словари заимствований латинских, pоманских, славянских и албанских, В., 1894 сл.); Fr. Miklosich, «Die türkischen Elemente in den südost.- und osteurop. Sprachen», I, II и 2 дополнения (В., 1884—85); M. Triandaphyllidis, «Die Lehnwörter der mittelgr. Vülgärliteratur» (Страсбург, 1909). — 4) Монографии: P. Kretschmer, «Der heutige lesbische Dialekt» (В., 1905); H. Pernot, «Phonétique des parlers de Chios» (П., 1907); M. Deffner, «Zakonische Grammatik» (Б., 1881); S. Psaltis, «Thrakika» (Афины, 1905). Подробная библиография в журналах: «Byzantinische Zeitschrift», «Glotta», «Indogermanischer Anzeiger» и «Idg. Jahrbuch».

М. Фасмер.