ПБЭ/ВТ/Адам

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Адам
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Архелая. Источник: т. 1: А — Архелая, стлб. 330—335 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ЭЛ : ЭСБЕ : DI : OSNПБЭ/ВТ/Адам в дореформенной орфографии


[329-330] АДАМ — первый человек и отец рода человеческого. Адам есть общее имя, одинаково прилагаемое как к мужчине, так и к женщине, потому что оно означает вообще человеческое существо (Быт. 5, 2). В первый раз, как собственное имя, без члена, оно употреблено в Быт. 3, 17. Вообще думают, что это имя, означающее „красный“, было дано первому человеку вследствие красной земли, — «адама», из которой он создан был — Быт. 2, 7; оно таким образом было для него постоянным уроком к смирению. Следовательно, оно имело то же общее значение, что и латинское „homo“ (от humus, „земля“). Важное положение, занимаемое человеком, по библейскому воззрению определяется уже тем, что он составляет заключение и завершение творения. Сотворенная раньше него неодушевленная природа ожидала человека, и его сотворение Бог совершил с особенною тщательностью. Для того, чтобы привесть к жизни другие творения, Господь ограничивался простым повелением; но человек был образован божественными перстами из праха земли, и с этой стороны принадлежит к вещественному миру; но в то же время Бог вдунул в него дыхание жизни, и таким образом поставил его на безгранично высшее место, потому что обладание этим [331-332] дыханием сделало его „образом“ Божиим. Что такое этот „образ“, это объясняет сама Библия (Быт. 1, 26; 2, 7): это было отображение в нём власти Бога в управлении тварями и обладание тем же самым духом. (См. п. сл. „Образ Божий“). Бог, абсолютная личность, отображается в человеке, и поэтому последний делается господином творения. Адам был представителем целого рода, — человечества в одной личности. В противоположность многим видам и родам животных человек был один. От него, как родоначальника, была взята Ева. Но чтобы понять его истинное положение, необходимо смотреть на него в его отношении к Христу, второму Адаму, как это ясно выражено в Рим. 5, 12 и след., 1 Кор. 15, 21—22, 45—49. Вследствие его грехопадения, грех и смерть вошли в мир, и хотя мы лично не имели никакого участия в этом грехе, однако чрез него как родоначальника осуждение за грех постигло и всех нас (см. Грех). Но от второго Адама явилось как раз противоположное: праведность, спасение и жизнь. Те, кто грехом связан с первым Адамом, пожинают все последствия единения с ним, но тоже самое бывает и с теми, кто верою связан со вторым Адамом. Каждый из них есть представитель всего дальнейшего поколения. Таковое учение ап. Павла, вполне соответствовавшее идеям христианской надежды, служило источником вдохновения для первых христианских художников, для которых первый Адам не был особенно излюбленным предметом. Правда, его изображения часто встречаются в катакомбах, в разнообразных видах, но обыкновенно он выступает в сопровождении Евы в момент грехопадения. Это воспоминание о падении первого Адама естественно напоминало о спасении, принесенном вторым Адамом (1 Кор. 15, 22). Адам прожил 930 лет, и умер отцом многих сыновей и дочерей, хотя ясно говорится только о трех сыновьях (Быт. 5, 4).

В преданиях нескольких древних народов о происхождении первого человека сохранились более или менее искаженные отголоски Моисеева повествования. У семитов Халдеи и Ассирии мы находим на клинообразных плитках, открытых в библиотеках ниневийских царей, если не точное воспроизведение истории сотворения человека, то, по крайней мере, косвенное подтверждение её. В халдейской космогонии, переведенной на греческий язык Берозом, рассказывается, что бог Бел надрезал себе голову и из истекшей крови, смешанной с землей, другие боги образовали людей, которые по этой причине одарены разумом и участвуют в божественной мысли. Из хамитов, финикиане, по фрагменту Санхониатона, веровали, что сначала был сотворен первый человек, Протогон, и первая женщина, Еона (имя которой похоже на перевод имени Евы), которая „научилась есть от плода древа“. Оба они вышли из чрева Кальпия и его супруги Баау (Хаоса). В другом фрагменте говорится об „Автохтоне, рожденном от земли“, от которого происходят все люди. По верованию древних египтян, Нум или Хнум, верховный Творец всего, создал человека из глины. На одном барельефе в храме Дендеры, наглядно изображается самое это творение и во многом почти служит иллюстрацией к тексту Быт. 2, 7. Слева, Хнум, сидя и сложив руки, рассматривает ребенка, которого он только что слепил из глины на горшечном верстаке и который стоит, повернувшись направо. С этой стороны, богиня Гекит коленопреклонно подносит к его ноздрям крест с рукояткой, символ жизни. Как семиты и хамиты, так и потомки Иафета сохранили воспоминание о сотворении человека. У арийцев Европы, человек, по сказанию греков, был созданием Прометея, который составил его из четырех стихий и особенно из земли и воды; одни относят это образование к самому началу, другие — ко времени после уничтожения первого человечества во время потопа при Девкалионе. Нужно заметить, впрочем, что в древнейших легендах Греции Прометей не считается творцом [333-334] человека; там он выступает только как дающий ему жизнь и разум чрез сообщение огня, похищенного им с неба. Скандинавы в своей Едде рассказывали историю бессмертной Идумы и Браги, первого скальда, которые в совершенной невинности жили в роскошном Мидгарде, посредине мира. Арийские предания Западной Азии представляют нам на персидском языке более сложную мифологию, но не менее замечательную. Первый человек, Гайомаретан, убит был Ангромением (Ариманом); из его крови, разлившейся по земле, произошло дерево с двойным стволом, имеющее форму человека и женщины. Агурамазда (Ормузд) отделяет эти два ствола и дает им движение, жизнь и разум. Так созданы были Мешиа и Мешиана, первый человек и первая женщина. По этим преданиям, продолженным в книге Бундехеш, Йима не более, как первый царь, между тем как в более древних легендах, общих всем восточным арийцам до их разделения на две ветви, он считался первым человеком. У иранцев он назывался Йима, у индусов Йама, и соединил в себе все признаки Адама и Ноя. На крайнем Востоке, у древних китайцев также были предания, заключающие в себе оттенки библейского предания и у народов желтой расы. По их преданиям, древний дух Гоангти в начале сотворил человека и образовал два пола. В другом месте говорится, что „Мингоа взял желтую землю, чтобы сделать из неё человека, и таково истинное происхождение человеческого рода“. Один образованный китаец в наше время собрал всё, что мог найти в пагодах касательно древних божеств. По этим сказаниям, первый человек сотворен Высшим Существом и первая чета была соединена между собой, имея, вместо одеяния, опоясание из листьев. Предания о происхождении человека можно замечать и в новом мире у самых диких народов. На острове Яве, на одном древнем камне есть изображение, смысла которого нельзя не признать: на нём мужчина и женщина стоят по сторонам дерева с плодами, вокруг которого извивается змей. В Перу первый человек назывался Альпа-камаска, „одушевленная земля“. Манданы в Северной Америке рассказывают, что Великий Дух сделал две фигуры из глины, которые он обсушил и одушевил дыханием своих уст, и из них одна получила название „первого человека“, а другая — название „сожительницы“. Великий бог островов Таити, Таероа создал человека из красной земли. Красная глина, как предмет, из которого создано было тело первого человека, упоминается также в преданиях Меланезии. Таким образом потомки Адама, во время расселения по всему земному шару, распространили воспоминание о своем происхождении, и указанные предания составляют подтверждение истины библейского повествования.

Материализм видит в человеке простой продукт природы и в недавнее время была попытка научно поставить человека в органическую связь с животным миром (см. „Дарвинизм“). Отвергают некоторые также и единство человеческого рода (см. это слово); но христианское богословие считает эту идею основоположительной, и она лежит в основе всего домостроительства спасения. Уже св. Ириней касается этого вопроса и учил, что первый грех был грехом всего рода, потому что Адам был его главой. Ориген, с другой стороны, учил, что человек согрешил потому, что он злоупотребил своей свободой — находясь еще в состоянии предсуществования: в Адаме в семенном виде находились тела всех его потомков. Григорий Назианзин и Григорий Нисский, а также и Златоуст, выводят грех из грехопадения. Тертуллиан, Киприан, Иларий, Амвросий и Августин твердо стоят на библейской точке зрения. Пелагий видел в Адаме только худой пример, которому следуют его потомки. Но в этом отношении в церкви установилось, главным образом, Августиново учение, что в Адаме согрешил род человеческий. См. п. сл. Грех первородный.

Литература: Meignan: Le monde et l'homme [335-336] primitif, 1869, chap. II; Reusch, Bibel und Natur; F. Vigouroux, Les Livres Saints et la critique rationaliste, 4-e édit., t. III, ch. III, pp. 266—436, u t. IV, sect. IV et VI, 1 и след. На русском яз. в „Апологетиках“ Эбрарда, Геттингера и Н. П. Рождественского. Так же у A. П. Лопухина, „Библейская история при свете нов. исследований и открытий“ т. I.