ПБЭ/ДО/Адам

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Адамъ
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 330—335 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕПБЭ/ДО/Адам въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[329-330] АДАМЪ — первый человѣкъ и отецъ рода человѣческаго. Адамъ есть общее имя, одинаково прилагаемое какъ къ мужчинѣ, такъ и къ женщинѣ, потому что оно означаетъ вообще человѣческое существо (Быт. 5, 2). Въ первый разъ, какъ собственное имя, безъ члена, оно употреблено въ Быт. 3, 17. Вообще думаютъ, что это имя, означающее „красный“, было дано первому человѣку вслѣдствіе красной земли, — «адама», изъ которой онъ созданъ былъ — Быт. 2, 7; оно такимъ образомъ было для него постояннымъ урокомъ къ смиренію. Слѣдовательно, оно имѣло то же общее значеніе, что и латинское „homo“ (отъ humus, „земля“). Важное положеніе, занимаемое человѣкомъ, по библейскому воззрѣнію опредѣляется уже тѣмъ, что онъ составляетъ заключеніе и завершеніе творенія. Сотворенная раньше него неодушевленная природа ожидала человѣка, и его сотвореніе Богъ совершилъ съ особенною тщательностью. Для того, чтобы привесть къ жизни другія творенія, Господь ограничивался простымъ повелѣніемъ; но человѣкъ былъ образованъ божественными перстами изъ праха земли, и съ этой стороны принадлежитъ къ вещественному міру; но въ то же время Богъ вдунулъ въ него дыханіе жизни, и такимъ образомъ поставилъ его на безгранично высшее мѣсто, потому что обладаніе этимъ [331-332] дыханіемъ сдѣлало его „образомъ“ Божіимъ. Что такое этотъ „образъ“, это объясняетъ сама Библія (Быт. 1, 26; 2, 7): это было отображеніе въ немъ власти Бога въ управленіи тварями и обладаніе тѣмъ же самымъ духомъ. (См. п. сл. „Образъ Божій“). Богъ, абсолютная личность, отображается въ человѣкѣ, и поэтому послѣдній дѣлается господиномъ творенія. Адамъ былъ представителемъ цѣлаго рода, — человѣчества въ одной личности. Въ противоположность многимъ видамъ и родамъ животныхъ человѣкъ былъ одинъ. Отъ него, какъ родоначальника, была взята Ева. Но чтобы понять его истинное положеніе, необходимо смотрѣть на него въ его отношеніи къ Христу, второму Адаму, какъ это ясно выражено въ Рим. 5, 12 и слѣд., 1 Кор. 15, 21—22, 45—49. Вслѣдствіе его грѣхопаденія, грѣхъ и смерть вошли въ міръ, и хотя мы лично не имѣли никакого участія въ этомъ грѣхѣ, однако чрезъ него какъ родоначальника осужденіе за грѣхъ постигло и всѣхъ насъ (см. Грѣхъ). Но отъ второго Адама явилось какъ разъ противоположное: праведность, спасеніе и жизнь. Тѣ, кто грѣхомъ связанъ съ первымъ Адамомъ, пожинаютъ всѣ послѣдствія единенія съ нимъ, но тоже самое бываетъ и съ тѣми, кто вѣрою связанъ со вторымъ Адамомъ. Каждый изъ нихъ есть представитель всего дальнѣйшаго поколѣнія. Таковое ученіе ап. Павла, вполнѣ соотвѣтствовавшее идеямъ христіанской надежды, служило источникомъ вдохновенія для первыхъ христіанскихъ художниковъ, для которыхъ первый Адамъ не былъ особенно излюбленнымъ предметомъ. Правда, его изображенія часто встрѣчаются въ катакомбахъ, въ разнообразныхъ видахъ, но обыкновенно онъ выступаетъ въ сопровожденіи Евы въ моментъ грѣхопаденія. Это воспоминаніе о паденіи перваго Адама естественно напоминало о спасеніи, принесенномъ вторымъ Адамомъ (1 Кор. 15, 22). Адамъ прожилъ 930 лѣтъ, и умеръ отцемъ многихъ сыновей и дочерей, хотя ясно говорится только о трехъ сыновьяхъ (Быт. 5, 4).

Въ преданіяхъ нѣсколькихъ древнихъ народовъ о происхожденіи перваго человѣка сохранились болѣе или менѣе искаженные отголоски Моисеева повѣствованія. У семитовъ Халдеи и Ассиріи мы находимъ на клинообразныхъ плиткахъ, открытыхъ въ библіотекахъ ниневійскихъ царей, если не точное воспроизведеніе исторіи сотворенія человѣка, то, по крайней мѣрѣ, косвенное подтвержденіе ея. Въ халдейской космогоніи, переведенной на греческій языкъ Берозомъ, разсказывается, что богъ Белъ надрѣзалъ себѣ голову и изъ истекшей крови, смѣшанной съ землей, другіе боги образовали людей, которые по этой причинѣ одарены разумомъ и участвуютъ въ божественной мысли. Изъ хамитовъ, финикіане, по фрагменту Санхоніатона, вѣровали, что сначала былъ сотворенъ первый человѣкъ, Протогонъ, и первая женщина, Еона (имя которой похоже на переводъ имени Евы), которая „научилась ѣсть отъ плода древа“. Оба они вышли изъ чрева Кальпія и его супруги Баау (Хаоса). Въ другомъ фрагментѣ говорится объ „Автохтонѣ, рожденномъ отъ земли“, отъ котораго происходятъ всѣ люди. По вѣрованію древнихъ египтянъ, Нумъ или Хнумъ, верховный Творецъ всего, создалъ человѣка изъ глины. На одномъ барельефѣ въ храмѣ Дендеры, наглядно изображается самое это твореніе и во многомъ почти служитъ иллюстраціей къ тексту Быт. 2, 7. Слѣва, Хнумъ, сидя и сложивъ руки, разсматриваетъ ребенка, котораго онъ только что слѣпилъ изъ глины на горшечномъ верстакѣ и который стоитъ, повернувшись направо. Съ этой стороны, богиня Гекитъ колѣнопреклонно подноситъ къ его ноздрямъ крестъ съ рукояткой, символъ жизни. Какъ семиты и хамиты, такъ и потомки Іафета сохранили воспоминаніе о сотвореніи человѣка. У арійцевъ Европы, человѣкъ, по сказанію грековъ, былъ созданіемъ Прометея, который составилъ его изъ четырехъ стихій и особенно изъ земли и воды; одни относятъ это образованіе къ самому началу, другіе — ко времени послѣ уничтоженія перваго человѣчества во время потопа при Девкаліонѣ. Нужно замѣтить, впрочемъ, что въ древнѣйшихъ легендахъ Греціи Прометей не считается творцомъ [333-334] человѣка; тамъ онъ выступаетъ только какъ дающій ему жизнь и разумъ чрезъ сообщеніе огня, похищеннаго имъ съ неба. Скандинавы въ своей Еддѣ разсказывали исторію безсмертной Идумы и Браги, перваго скальда, которые въ совершенной невинности жили въ роскошномъ Мидгардѣ, по срединѣ міра. Арійскія преданія Западной Азіи представляютъ намъ на персидскомъ языкѣ болѣе сложную миѳологію, но не менѣе замѣчательную. Первый человѣкъ, Гайомаретанъ, убитъ былъ Ангроменіемъ (Ариманомъ); изъ его крови, разлившейся по землѣ, произошло дерево съ двойнымъ стволомъ, имѣющее форму человѣка и женщины. Агурамазда (Ормуздъ) отдѣляетъ эти два ствола и даетъ имъ движеніе, жизнь и разумъ. Такъ созданы были Мешіа и Мешіана, первый человѣкъ и первая женщина. По этимъ преданіямъ, продолженнымъ въ книгѣ Бундехешъ, Йима не болѣе, какъ первый царь, между тѣмъ какъ въ болѣе древнихъ легендахъ, общихъ всѣмъ восточнымъ арійцамъ до ихъ раздѣленія на двѣ вѣтви, онъ считался первымъ человѣкомъ. У иранцевъ онъ назывался Йима, у индусовъ Йама, и соединилъ въ себѣ всѣ признаки Адама и Ноя. На крайнемъ Востокѣ, у древнихъ китайцевъ также были преданія, заключающія въ себѣ оттѣнки библейскаго преданія и у народовъ желтой расы. По ихъ преданіямъ, древній духъ Гоангти въ началѣ сотворилъ человѣка и образовалъ два пола. Въ другомъ мѣстѣ говорится, что „Мингоа взялъ желтую землю, чтобы сдѣлать изъ нея человѣка, и таково истинное происхожденіе человѣческаго рода“. Одинъ образованный китаецъ въ наше время собралъ все, что могъ найти въ пагодахъ касательно древнихъ божествъ. По этимъ сказаніямъ, первый человѣкъ сотворенъ Высшимъ Существомъ и первая чета была соединена между собой, имѣя, вмѣсто одѣянія, опоясаніе изъ листьевъ. Преданія о происхожденіи человѣка можно замѣчать и въ новомъ мірѣ у самыхъ дикихъ народовъ. На островѣ Явѣ, на одномъ древнемъ камнѣ есть изображеніе, смысла котораго нельзя не признать: на немъ мужчина и женщина стоятъ по сторонамъ дерева съ плодами, вокругъ котораго извивается змѣй. Въ Перу первый человѣкъ назывался Альпа-камаска, „одушевленная земля“. Манданы въ Сѣверной Америкѣ разсказываютъ, что Великій Духъ сдѣлалъ двѣ фигуры изъ глины, которыя онъ обсушилъ и одушевилъ дыханіемъ своихъ устъ, и изъ нихъ одна получила названіе „перваго человѣка“, а другая — названіе „сожительницы“. Великій богъ острововъ Таити, Таероа создалъ человѣка изъ красной земли. Красная глина, какъ предметъ, изъ котораго создано было тѣло перваго человѣка, упоминается также въ преданіяхъ Меланезіи. Такимъ образомъ потомки Адама, во время разселенія по всему земному шару, распространили воспоминаніе о своемъ происхожденіи, и указанныя преданія составляютъ подтвержденіе истины библейскаго повѣствованія.

Матеріализмъ видитъ въ человѣкѣ простой продуктъ природы и въ недавнее время была попытка научно поставить человѣка въ органическую связь съ животнымъ міромъ (см. „Дарвинизмъ“). Отвергаютъ нѣкоторые также и единство человѣческаго рода (см. это слово); но христіанское богословіе считаетъ эту идею основоположительной, и она лежитъ въ основѣ всего домостроительства спасенія. Уже св. Ириней касается этого вопроса и училъ, что первый грѣхъ былъ грѣхомъ всего рода, потому что Адамъ былъ его главой. Оригенъ, съ другой стороны, училъ, что человѣкъ согрѣшилъ потому, что онъ злоупотребилъ своей свободой — находясь еще въ состояніи предсуществованія: въ Адамѣ въ сѣменномъ видѣ находились тѣла всѣхъ его потомковъ. Григорій Назіанзинъ и Григорій Нисскій, а также и Златоустъ, выводятъ грѣхъ изъ грѣхопаденія. Тертулліанъ, Кипріанъ, Иларій, Амвросій и Августинъ твердо стоятъ на библейской точкѣ зрѣнія. Пелагій видѣлъ въ Адамѣ только худой примѣръ, которому слѣдуютъ его потомки. Но въ этомъ отношеніи въ церкви установилось, главнымъ образомъ, Августиново ученіе, что въ Адамѣ согрѣшилъ родъ человѣческій. См. п. сл. Грѣхъ первородный.

Литература: Meignan: Le monde et l'homme [335-336] primitif, 1869, chap. II; Reusch, Bibel und Natur; F. Vigouroux, Les Livres Saints et la critique rationaliste, 4-e édit., t. III, ch. III, pp. 266—436, u t. IV, sect. IV et VI, 1 и слѣд. На русскомъ яз. въ „Апологетикахъ“ Эбрарда, Геттингера и Н. П. Рождественскаго. Такъ-же у A. П. Лопухина, „Библейская исторія при свѣтѣ нов. изслѣдованій и открытій“ т. I.